электронная
176
печатная A5
462
18+
Ты всемогуч

Бесплатный фрагмент - Ты всемогуч

Книга, которая нужна Миру

Объем:
178 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-8099-4
электронная
от 176
печатная A5
от 462

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

20.01.2017 года


Это история о поиске сил на выживание и нахождении неиссякаемого источника вдохновения.

Капелька жизни

Тяжело скрипя зубами, он открыл глаза и посмотрел на будильник. 5:43. Какого черта ему опять не спится?

Жизнь — боль. Последние 17 минут недоспал из-за кошмара. Черные потоки, наступающие со всех сторон. Сегодня он пытался спрятаться от них в какой-то неизвестной квартире. Но они просачивались через все щели. И обжигали своим холодом. Потом он оказался на краю какой-то пропасти. Он стоял и смотрел вниз, он не мог повернуться. А сзади как будто что-то толкало его вперед. Он чувствовал, что вот-вот упадет. Из последних сил он сопротивлялся. Но в конце концов отпустил напряжение и шагнул вперед. Все его тело дернулось, и он проснулся.

Он зябко поежился. Тело его было покрыто испариной, в висках стучало, в глотке было сухо. Вставать не хотелось. Холодная ноябрьская квартира была пуста и безжизненна. В ней даже не хотелось дышать.

В квартире сверху заплакал ребенок. Он лежал на кровати, смотрел в потолок и ждал, пока проснется его мать. Каждое утро начиналось одинаково. Зачем вообще нужны дети, если они постоянно плачут? Казалось, прошла вечность. Минуты тянулись, как жвачка bubble gum.

Он закрыл глаза, пытаясь поспать еще немного. Но мысль не давала ему осуществить свой план.

Он думал о том, что нужно найти деньги на аренду квартиры и погашение ежемесячной платы за кредиты. Где он найдет сотку, он понятия не имел. Проблемы одна за другой захлестнули его. Хотя совсем недавно он вообще себе ни в чем не отказывал.

Гребаная система. С тупыми правилами жизни. Почему нельзя при рождении выдать все необходимое — и живи себе припеваючи?

Нет. Нужно пройти все круги ада. А сколько их, этих кругов? Одному черту известно.

Иногда ему приходили мысли о самоубийстве. А что? Матери с отцом у него давно не было, жил с дедом, да и тот скончался. Ему казалось, что люди для того и рождаются, чтобы умереть.

Как в игре на выживание. Одного подстрелили — следующий. О том уже никто и не вспомнит.

Уже который новый год как по сценарию — обещание самому себе в корне изменить свою жизнь… И вот уже одиннадцатый месяц ты все начинаешь. Лень? Нет. Скорее понимание, что никому этого не нужно. Все равно умрешь в итоге. И похоронят тебя на ближайшем кладбище рядом с такими же. И через пять лет зарастет тропа травой, потому что о тебе даже вспоминать никто не будет.

Жизнь — боль. Это была его любимая фраза.

Он смотрелся в зеркало, и оттуда на него смотрела жертва обстоятельств.

Родился не в то время не в том месте. Хронический неудачник.

Девушки постоянно бросают. Друзья кидают. Родители, и те оставили. Лежат себе спокойненько в земле, а ему мучайся. Дед хоть не подкачал — дом оставил. Хотя и там все уже — сплошная разруха.

В детстве ему нравился мультик «Летучий корабль». И одна фраза из песни Водяного крепко укоренилась в его голове: «Жизнь моя жестянка, а ну ее в болото!»

Вот и будет он жить на болоте, когда закончит ремонт в доме.

У него была хроническая нехватка денег. Каким-то образом он умудрялся тратить больше, чем зарабатывал. Прямо талант.

Во времена, когда он работал инженером, ему удавалось зарабатывать и по 100000 рублей, и по 150000 рублей. На левых заказах и подкатах. Там была хитрая схема обхода начальства, в которой он тоже участвовал. Самое интересное, что эти деньги исчезали так же быстро, как и появлялись, и к концу месяца он был гол как сокол. Мистика.

Тогда он купил себе BMW 116 в кредит, о которой давно мечтал, а потом его начальство прочухало про махинации. Его уволили по статье «Профессиональная непригодность». Перед этим хотели раздуть дело, уволить по статье «Хищение и растрата», со скандалом. Но решили, что это плохо отразится на самом предприятии. Это был крах.

После увольнения, буквально через неделю он попал в аварию. Причем виновником аварии был он. По невнимательности врезался в не менее дешевую машину, кредит ему стало платить нечем, да и хозяину второй тачки он еще должен был денег.

Красавчик.

Он посмотрелся еще раз в зеркало:

— Ты неудачник! И навсегда им останешься, — со злостью произнес он.

Он начал собираться на работу, где он временно работал седьмой месяц за зарплату в 32000 рублей.


***

Столько людей во всем мире, более семи миллиардов, и каждый из них живет и что-то делает: работает на плантации, заводе, скотобойне, кладбище, аэродроме. Убивает, лечит, учит, ломает компьютерные системы, помогает пенсионерам, обманывает, лежит на печи…

И иногда такое ощущение, что однажды пролился ливень и каждая капля — это капля жизни, человек, животное, растение, человек-животное, человек-овощ.

Каждый Человек индивидуален, и все до боли похожи друг на друга. С одинаковыми вопросами и разными подходами.

Кто-то живет в стакане, луже, кто-то в соленом море, кто-то в слезе другого. Каждый подобен капле. Нужно понимать, что без этих капель невозможна Вселенная. Все в ней гармонично и идеально.

Людям кажется, что хаос — это нечто плохое и беспорядочное, но в нем заключается Вселенский порядок.

Есть капли, которые себя считают одинокими. А есть такие, которые чувствуют себя частью чего-то огромного и мощного.

Наш герой был скорее из серии человек-сопля. Жидкость с примесями каких-то болезненных мыслей.

Он с легкостью заражал окружающих своим пессимизмом. Все и всё были виноваты во всем.

Он каким-то образом всегда умел находить себе подобных (хотя сам он так, конечно, не считал). И это только усиливало и подтверждало его видение мира.

Его бесило все. От места его жительства, где он родился и жил всю жизнь, до слов его собеседников: «Так что же ты здесь до сих пор делаешь? Езжай в другой город».

«Я здесь застрял! Это же понятно!» — огрызался он.

На самом же деле он просто не хотел покидать нагретое, хоть и нелюбимое, но уже обжитое место. Как та самая сопля, свисающая у больного под носом. Она всегда норовит вернуться обратно.

Капля жизни… скорее капля существования.

Так проходил его 32-й год.

Потребительская жизнь от зарплаты до зарплаты.

«А что? Так все нормальные люди живут», — успокаивал он сам себя, но внутри было гадко.

Нелюбимая работа ради выживания. Нелюбимые женщины на один-два захода. Друзья, которые всегда рядом, когда есть бабки. И исчезающие волшебным образом, как только они заканчивались.

Разбитая тачка за восемьсот косарей.

Полуразрушенный дом.

Куча долгов.

И в центре всего этого — он сам.

И чтобы не думать об этом недоразумении — он шел в ближайший магазин, покупал себе пиво, приходил домой, включал телевизор и смотрел ничего.

Ведь завтра он опять проснется раньше нужного, чтобы послушать детский рев.

Жизнь — боль.


***

Выйдя на улицу, он закурил сигарету. Противный дождь моросил, ему было холодно, он воткнул наушники в уши, заиграл «Сплин».

Песня «Чудак». Он ухмыльнулся. Так хотелось сбежать куда-то. Собрать котомку, никому ничего не сказать и свалить из этого поганого города. Но на самом деле и говорить-то было некому. Всем было абсолютно наплевать, что с ним будет. Не было у него близких людей. Он был настолько одинок, что и высказать словами это чувство было невозможно.

Ни семьи, ни любви, ни денег. Ничего. Гол как сокол.

Зачем все это?

— Зачем, я вас спрашиваю?! — чуть ли не закричал он. Глаза его горели. Он был зол на весь мир. Какая-то непреодолимая ненависть теплилась в глубине его души.


***

Он никогда не отличался умом и сообразительностью. Но его дерзкий характер и любовь к тяжелой музыке в школьные годы помогли ему быть среди тех, кто назывался «местным бомондом».

После школы он отправился в ПТУ на токаря. Потом мать начала его отмазывать от армии, но денег не хватило, поэтому ему пришлось пойти на службу. Время, потраченное на это, помогло стать ему хитрым. Он стал более проворным в общении со старшими по званию, и научился быть в теме всех подпольных событий, и всегда удивительно точно находился там, где все сливки.

Его родителей не стало, когда ему было 19 лет. В то время, когда он был в армии. Если раньше приносили родителям похоронку с войны, то сейчас это произошло с ним.

Новость была как гром среди ясного неба.

Он сидел с сослуживцами в коморке и играл в «козла». Неожиданно открылась дверь. Ребята не успели все убрать со стола, но лейтенант Зыков даже не посмотрел в их сторону. Он пристально смотрел на него и молчал. Потом как-то слишком странно сказал:

— Пошли со мной.

Они пошли в кабинет к майору.

Дмитрий Васильевич молча дал ему письмо от матери. Письмо было вскрыто. Внутри был маленький клочок бумаги, на котором было написано несколько слов.

«Твой отец скончался. Приезжай. Мне без тебя никак. Мать».

Его отец был слесарем на заводе. Его утро, как и всех его коллег, начиналось с бутылки и игры в карты на лося. Все было, как обычно. В этот день они должны были запускать отопление в ближайший поселок. Его отец, которому было 49 лет, должен был проверить состояние вентилей и труб.

Место его работы было в горячем цеху. И ему нужно было пройти все уровни с верхнего. Коллега, с которым он обычно делал обход, сегодня не вышел на работу. Поэтому свидетелей того, что произошло на самом деле, поблизости не было.

Только крановщица рассказывала потом, что увидела, как он пошатнулся на третьем этаже и, перевалившись через перила, рухнул мертвым грузом вниз.

Исходя из этих показаний, ему приписали остановку сердца. На заводе была паника. Начали приезжать проверки, и еще долго после этого коллеги вспоминали его. Но не потому что он погиб. А потому что выпить теперь было невозможно на работе с утра.

Его мать разыскали сразу.

Она работала школьной учительницей. Преподавала физику. Дети ее любили. Потому что она полностью погружалась в объяснения, не замечая порой, что творится за ее спиной. В то же время она помогала всем, кто хочет лучше разобраться в ее предмете. И благодаря ей школа, где она работала, всегда выходила на первые места в физико-математических эстафетах среди других школ.

Когда секретарь вызвала ее к директору, она собрала все свои записи с предложениями по улучшению успеваемости детей, которые хотела показать Марии Васильевне. Она уже давно порывалась к ней прийти, но ее скромный характер и кротость не позволяли ей влезать без приглашения.

— Присядьте, дорогая, — предложила ей директор школы. — Вы хотите чай или кофе?

— Нет, ну что вы. Я вот только хотела показать вам свои наработки, было бы здорово, если бы мы сделали познавательный уголок в школе, где дети могли бы проводить время в ожидании следующего урока. Я бы организовала там конструкторские машины. Ребята могут собирать автоматы самостоятельно! Вы же знаете, что я много лет работала инженером, у меня много наработок. Я уверена, что это сильно увлечет детей и сократится число тех, кто бегает курить за угол. — Она немного помолчала. — Да, я видела. Прямо под моим окном.

— Почему же вы раньше не сказали мне?

— Я вскользь говорила на уроке, что это вредно, но, конечно, было бы хорошо, если мы сделаем открытый урок по здоровому образу жизни. А то ведь я знаю, как это влияет на здоровье. Муж вон курит. Кашель его донимает постоянно. Да и сын начал. Думает, что я не знаю об этом. Но ведь мать не обманешь.

— Я как раз хотела поговорить о вашем муже… — Мария Васильевна не знала, как сказать такую новость, это было тяжело. — Ваш муж погиб, — выстрелила она.

Его мать долго смотрела на директора школы остолбеневшим взглядом, пытаясь понять, что та только что сказала ей.

— Я снимаю вас с занятий на ближайший месяц. Наша школа поможет вам материально, и, конечно, зарплату мы вам выплатим полностью.

Слова директора превратились в гул, который эхом доносил обрывки фраз в сознание матери. Она посмотрела на своего руководителя. Странно улыбнулась и, закрыв глаза, стекла по стулу на пол.

Очнулась она в кабинете медсестры, которая гладила ее по голове и говорила со слезами в голосе:

— Все наладится, милая. Все будет хорошо. Ты такая хорошая. Все будет хорошо.

Наташа, так ее звали, была одной из тех, с кем матери было комфортнее всего. Они часто пили вместе чай и обсуждали своих непутевых мужей. Несмотря на то, что мать была старше ее в полтора раза.

— Что случилось?

— Горе случилось, милая. Ты плачь. Это поможет.

Но она не могла плакать. Следующие несколько дней она провела как в тумане.

В квартире, которая досталась им несколько лет назад по блату, было пусто. Так пусто, что хотелось выть. Но она не выла. Она как будто исчезла. Осталось только тело. Которое ходило само по себе.

К ней приходили какие-то люди, ей что-то говорили. Обнимали. Но она ничего не понимала.

Мужа она так же похоронила без эмоций. Их не было. Они все куда-то делись.

Потом она вспомнила, что у нее есть сын. Почему она не позвонила ему? Она написала письмо как зачарованная. Отнесла его на почту, и в тот момент, когда она опустила конверт в почтовый ящик, ее как будто пронзило молнией! Боже. Что же это?

На ватных ногах она побрела в сторону дома.

Она вспоминала все, что связывало ее с мужем.

Они познакомились на сельской дискотеке, когда им было по 18 лет. Он сразу взял инициативу в свои руки, и уже через полгода после знакомства они играли свадьбу.

Она долго не могла забеременеть. Было много разочарования, ссор и скандалов. И в тот момент, когда в 29 лет он уже хотел уходить к другой женщине, с которой он познакомился на одной из своих попоек, она узнала, что беременна.

Ее муж в момент переменился. Он не верил своему счастью. Они переехали из своего поселка в другой город, он сразу нашел работу. Они начали обустраивать свой быт. Мало-помалу их семья стала настоящей семьей в традиционном смысле.

Мальчик рос болезненный и гиперактивный. Он постоянно попадал в какие-то передряги. Отец любил его, хотя и бил иногда, когда выпивал.

Она вспомнила его слова, которые он ей сказал однажды: «Если вдруг тебя не станет, я не смогу без тебя. Не нужен мне никто другой. Только с тобой я могу быть рядом».

Слезы градом полились из ее глаз. Ведь она ответила ему тогда, что и она покончит с собой, если с ним что-то случится.

Случилось. Переходя через мост, она не раздумывая перелезла через ограду и прыгнула вниз.

От нее остался только дикий крик, который слышали не успевшие подбежать прохожие, и тело, которое раскинулось на прибрежных камнях.


***

Человек, как капля, которая капает с неба на землю. Каждая из них имеет свое предназначение. Роса рождается, чтобы пробудить растения и потом исчезнуть. Вода в стакане утоляет жажду — только отдавая себя другому. Его мать дала огромную пользу тем, кого она окружала.

В ее школе создали целый класс для увлекающихся детей. И назвали его в ее честь. Там же каждую пятницу давали открытый урок по поддержанию здорового образа жизни. Дети школы, в которой она работала, стали учиться лучше. А на педагогических вечерах всегда вспоминали ее.

Каждая капля когда-то заканчивает свою жизнь, превращаясь в пар и испаряясь. Чтобы дать жизнь новой капле.


***

Он не успел. В тот момент, когда он читал письмо, матери не было уже пять дней. Он служил в двух тысячах километров от дома. Майор после получения письма сразу начал звонить ему домой. Потом на телефон, где работала мать.

Когда Дмитрий Васильевич передавал письмо, он уже знал, что парень остался без родителей.

— Сядь, — приказал он. — Я знаю, что тебе сейчас тяжело. Но должен сказать тебе еще одну новость.

— После новости о смерти отца уже ничего не страшно, — произнес он с опущенной головой.

— К сожалению, матери твоей тоже уже нет в живых. Будь мужчиной. И перенеси это с достоинством.

Так закончилась его служба в армии Российской Федерации. Раньше срока.

Цирк

Все поменялось, когда он вернулся домой. Его уже не бесила его мать, которая всегда норовила влезть в его личную жизнь. Его отец не пытался давить своим авторитетом. Теперь он предоставлен сам себе. Ведь он так давно об этом мечтал. Он всегда хотел, чтобы никто не мог влиять на него. Он хотел быть предоставлен самому себе. Когда он оставался один дома, то включал свою музыку на полную катушку и игнорировал стуки соседей по батарее. А теперь в его доме была оглушающая пустота.

Изо дня в день он испытывал жгучую боль внутри. Ему было тяжело осознание того, что весь его мир — рухнул. Весь его привычный мир.

Он стал много курить. Началось с того, что он нашел блок отцовских сигарет. Сначала ему было тяжело. Его тошнило от большого количества никотина. Но со временем его организм смирился. Только кашлять он начал, как его отец. Ему это даже нравилось. Он курил, когда просыпался, курил, когда засыпал.

Он стал много выпивать. Уже не только по выходным, как раньше с пацанами. После возвращения домой два месяца прошли в дурмане. Он пил каждый день. Иногда к нему заходил кто-то. Тогда он молча доставал несколько стопок. Молча выпивал с пришедшим. И молча закрывался в своей комнате.

Его друзья старались хоть как-то поддержать его первое время, но он был затуманен настолько, что не видел, кто это. Он не узнавал никого. Он смотрел на них, как сквозь стекло. И постепенно он лишился всех своих друзей на тот момент. Он выходил на улицу с мыслью о том, что он хочет умереть. Люди, с которыми он прожил всю свою жизнь, бросили его. У него была какая-то озлобленность. На весь мир. Как будто его ближайшие предали его. Оставили его один на один с этим злым и беспощадным миром, от которого можно ожидать всего чего угодно и всегда нужно быть наготове. У него не было сил. Ему казалось, что каждый его шаг — это его последний шаг. Но он почему-то продолжал идти по инерции.

Люди вокруг стали для него просто изображениями. Он их перелистывал один за другим. И ни в одном человеке не находил смысла. Ни в одной картинке. Люди стали для него, как персонажи из игр, в которые он ушел с головой. Он и раньше увлекался виртуальным миром, теперь это стало для него острой необходимостью. Стараясь уйти от быта, он погружался в игры. Иногда на несколько суток. Через Интернет он заказал себе дорогостоящие очки виртуальной реальности и проплатил сразу полгода онлайн-игры, в которой у него было свое государство. Часто он засыпал в своем игровом кресле. Практически не ел, но всегда рядом с ним стояла бутылка.

Он жил на деньги, которые нашел в комоде. Его родители откладывали их на покупку дома для дачи.

Он был зол. Сам не зная почему, он ненавидел всех. В первую очередь своих родителей. Ему постоянно приходили мысли о том, что его все предали. И теперь ему предстоит воевать против всего мира в одиночку.

***

Время шло. Спустя четыре месяца после происшествия в квартиру позвонили. Это был неожиданный звонок, потому что друзья давно перестали приходить к нему. Он был предоставлен самому себе.

Он открыл дверь и увидел двух мужчин.

— Добрый день, можно войти?

— А вам чего? — спросил молодой человек.

— Мы с завода, где работал твой отец, у нас к тебе серьезный разговор.

— А, ну тогда проходите, — он отодвинул пакет с мусором, который стоял и дверей. В квартире он ни разу не убирался, курил, не выходя в подъезд. Только иногда выносил накопившийся мусор, который в основном состоял из бутылок. Поэтому во всем помещении стоял очень неприятный запах. Пахло протухшей едой вперемешку с табачным дымом. Местами были следы от пролитого алкоголя.

— Можно не разуваться?

Он усмехнулся, ничего не ответив, прошел в кухню.

— Мы знаем, что тебе сейчас непросто.

— Почему же. Очень просто. Живу не тужу. А чем я вам могу помочь? За отца я не в ответе.

— К сожалению, в ответе. Квартира, в которой ты сейчас живешь, принадлежит заводу. Твоему отцу как хорошему работнику была предоставлена жилплощадь. Он отработал на заводе десять лет. И директор компании подписал с ним договор, что в его пользование предоставляется двухкомнатная квартира в обмен на то, что он будет работать на заводе еще не менее двадцати лет. Из его зарплаты вычитывали 15000 в месяц…

— Так. Стоп. Вы хотите сказать, что это не моя квартира?

— Именно так. Вот документы.

— Я что-то впервые слышу о таком!

— Ну, видимо, твои родители не посвящали тебя в такие вопросы. Твой отец был на хороших счетах у руководства, его хотели сделать мастером…

— Но наняли молодого сосунка, сына заместителя директора, да-да-да. Я слышал об этом много раз.

— Учитывая твою ситуацию, руководство приняло решение не взыскивать с тебя оговоренную сумму за четыре месяца. Более того, мы предоставляем тебе месяц, чтобы ты привел квартиру в порядок, нашел работу и съехал.

— А я могу остаться жить здесь? — его как будто окатило холодной водой. Куда он пойдет?

— Можешь только в одном случае. В нашем городе такую двухкомнатную квартиру можно снять за 28000 рублей. Если хочешь, можешь ее снимать.

— Где я возьму такие деньги-то? — за четыре месяца он с лихвой потратил все родительские накопления, и сейчас в его кармане была пара тысяч.

— В таком случае ты можешь жить тут еще месяц. Но ты должен привести квартиру в порядок.

— Что, если не приведу?

— Мы будем вынуждены подать в суд и взыскать с тебя всю сумму.

Эти слова подействовали отрезвляюще.

— Также ты можешь прийти к нам на завод и работать у нас.

— Нет уж. Спасибо. Как-то не хочется после того, что случилось с отцом.


***

Ему было 20 лет. Ровно через месяц у него забрали ключи. Два месяца он перебежками жил у своих друзей. Сначала Серега сам ему предложил, потом Роман и Саня. Потом он познакомился с Мариной. Они начали встречаться. Он жил с ее родителями. Постоянной работы у него не было. Друзья подкидывали ему разные подработки. С Маринкой он постоянно ссорился, и в итоге ее родители выставили его на улицу.

Его дед, отец матери, постоянно звал его к себе. Он жил в ста пятидесяти километрах от города, там был дом, наполовину поделенный с соседями. Но для него дорога в деревню и обратно была утомительна. Поэтому он жил там только в то время, когда не работал. А это случалось часто. Дед постоянно говорил, что в жизни бывают разные трудности и только сплотившись их можно преодолеть. Бабка умерла, когда ему было 10. Дед часто приезжал к дочери с внуком. Его отца он не любил. Из-за его «плохого отношения с дочке». Но всегда помогал, чем мог. Когда деньгами, когда руками, когда словом.

Его мать очень уважала своего отца. И любила.

Она всегда удивлялась, насколько ее отец и муж разные. Ведь говорят, что мы ищем себе пару по образу и подобию родителя.

Его дед скончался в то время, когда он был в городе и проворачивал очередное грязное дельце с друзьями.

На этот раз они решили ночью пробраться на территорию того самого завода и вынести оттуда металл. Дело пошло коту под хвост, когда один из подельников, который должен был ждать в машине, испугавшись проезжающего автомобиля, завелся и уехал. Четверо оставшихся, которые уже начали таскать материалы на улицу, были неприятно удивлены этому недоразумению, бросили все и пошли по домам. Дело прогорело. Того, кто был за рулем, потом долго не могли найти, он срочно уехал к тетке в Краснодар, оставив батину машину в гараже.

Когда он вернулся к деду, тот уже похолодел. Это был очередной удар. Он винил себя, что пошел на дело, оставив деда одного. Но ему же так нужны были деньги.

За этот год он из молодого парня превратился в тень. За один год он похоронил трех своих ближайших людей.


***

Через несколько недель он пришел на завод, где произошел несчастный случай с его отцом и где он хотел похитить имущество, и устроился на работу.

К его удивлению, его сразу приняли в конструкторский отдел техником. С перспективой роста.

Он познакомился с людьми, которые работали с его матерью. Узнал поближе папиных коллег.

Старшее поколение относилось к нему как к сыну. Все знали непростую судьбу парня. И он этим часто пользовался. В глубине души он так и не простил родителей за то, что они бросили его. И думал про себя: «Пусть теперь ваши друзья отдуваются за вас». Необратимая злость внутри скрывалась за маской милого парня с грустными глазами.

Через семь лет он стал главным инженером уже крупной компании, которой принадлежала не только ТЭЦ, но и строительная организация, завод по монтажу крупных сооружений и приборов, электрокомпания. Он знал, какие заказы для каких организаций и по какой стоимости должны пройти. Один из его старых подельников пристроился туда же помощником финансового директора, и они вместе решали, куда и как пойдут деньги.

Он продавал чертежи другим заводам, рассказывал о планах руководства их конкурентам за приятное вознаграждение. Участвовал в незаконном сбыте энергии.

Это была его большая месть. Он хотел навредить, уничтожить то место, где столько лет работали его родители. И в то же время он входил во вкус, получая гонорары за слив информации.

На собраниях он изображал из себя разозлившегося ангела, который искал виноватых и хотел наказать крыс. А после этого встречался с друзьями в ресторане и отмечал очередную выгодную сделку.

Но его месть продлилась недолго. Через два года его праздник закончился скандалом.

Директор, тот самый, который отправлял к нему своих людей, чтобы попросить съехать из квартиры, на этот раз отправил к нему очередных «конкурентов».

Когда пришло время передачи засекреченных документов в обмен на деньги, его скрутили и отвели в кабинет к главному.

После недолгих разбирательств его выгнали с работы с позором.


***

Он шел по аллее парка и смотрел под ноги. Все вокруг было серым и тоскливым. Сил не было ни на что.

Он понимал, что скоро вылетит со своей очередной работы. И он опять будет искать нечто подобное, и опять по кругу. Сейчас он работал в рекламном отделе мясокомбината. Его любила вся женская часть коллег. Начальство же на него смотрело подозрительно.

А вся проблема в том, что он «не умеет слушать и имеет скверный характер». С пяти последних мест он ушел именно по этой причине. Неумение слушать.

Ну если они все тупые и не понимают элементарных вещей!!!

Он остановился и с такой ненавистью посмотрел на идущего навстречу мужчину, что тот резко сместил свой курс влево, подальше от него.

У него сохло в горле. Хотелось пить. Как будто ком застрял внутри.

Пони, которая идет по кругу. Ее периодически хлещут кнутом и она продолжает идти.

У него закружилась голова.

Надо искать выход! Но как? Он погряз в долгах, его друзья уже не друзья, кого-то он послал на эмоциях ко всем чертям. Кто-то сказал ему adiós.

Почва под ногами вроде бы есть, но он как будто проседает. С каждым шагом становится все тяжелее. Его как будто затягивает в болото. Пони идет по кругу.

Он в самом центре цирка. А вокруг балаган.

Он всегда ненавидел цирк.

Он ярко представил себе картинку. Круглое помещение. Толпа одичавших людей. Все орут и хотят зрелищ.

А он, запряженный, идет по уже натоптанной дорожке, стараясь не споткнуться. Вроде виднеется выход с ненавистной арены, но он почему-то снова не сворачивает туда, а продолжает идти вперед. Периодически его больно бьют по спине, голове и ногам. Это злит его еще больше, но не останавливает.

«Мне нужно как-то жить», — постоянно повторяет он себе.

«А зачем?» — говорит кто-то второй.

И он никогда не находит ответа.

Жизнь по накатанной дорожке. Никчемная, никому не нужная жизнь. Без смысла. И без ценности.

Долги есть. Как-нибудь рассосется.

Крыша есть над головой. Есть даже женщины. Но смысла нет.

У него было несколько женщин, которые периодически возвращались в его жизнь, чтобы потом снова уйти.

Леся. Которая периодически покидала его на несколько месяцев. Она была его любимой дрессировщицей. Головой он понимал, что эта женщина не для семьи, но вторым мозгом его неуклонно тянуло в ее сторону.

Ее терпкий, сладковатый запах, упругое тело, высокая грудь второго размера. Она была воплощением идеала красоты. Секс с ней был на грани фантастики.

Но как человек она была страшна и беспощадна. Он несколько раз предлагал ей жить вместе, каждый раз она сливалась. Она могла приехать на несколько дней, взять у него денег и потом уехать, не попрощавшись, когда он был на работе.

Готовила она отвратительно. Поэтому в те периоды жизни, когда у них снова что-то вспыхивало, он тратился в несколько раз больше, чем с другими. Было ощущение, как будто она имеет над ним какую-то власть. Он был зависим от нее, но в то же время она сильно истощала его энергетически.

Марина, с которой он встречался украдкой от ее мужа. После того как ее родители выгнали его, они продолжали встречаться втайне от всех. Редкие встречи, ее звонки по ночам, его СМС, когда ему было скучно. Он никогда ее не любил. Скорее она была для него первой помощью в любой ситуации. С момента их знакомства и по сей день.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 176
печатная A5
от 462