электронная
108
печатная A5
411
18+
Творцы судеб

Бесплатный фрагмент - Творцы судеб

Объем:
248 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-1181-9
электронная
от 108
печатная A5
от 411

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Посвящается памяти Анны Анакиной. Ты была мне другом и наставником. Спасибо за всё!

Глава 1

Бездонные колодцы — вот что я увидела, когда посмотрела в его глаза. У нормальных людей не бывает таких глаз — зрачки огромные, чернее ночи, блестящие контрастом на едва видимых белках. Они притягивали и завораживали. Нет, не могут быть такие глаза у нормального человека, хотя, мы тут все, в принципе, не нормальные.

— Грей Гором. Он будет твоим напарником, — отец, непривычно напряжённый, навалился грудью на стол, глядя на меня тяжёлым, не терпящим возражения взглядом.

— Ну ладно, — несмело ответила я. — Пусть будет…

— Задача ясна? Выполняй.

Из отцовского кабинета я вышла в смешанных чувствах. Кто бы мог подумать, что мне выпадет шанс выбраться за пределы родового поместья, да ещё с ответственным заданием! Папа всегда говорил, что такой барышне, как я, стоит больше времени уделять занятиям по практической магии, коей я щедро обделена судьбой, и взять эту неприступную крепость напором и надеждой на то, что силы, спящие во мне, когда-нибудь проснутся. Мне двадцать, я никчёмный маг, и просыпаться во мне что-либо не собирается. Ну, разве что чрезмерное любопытство и, как говорит папа, глупое безрассудство. Вот для этих дел ко мне и приставлен этот черноглазый крепыш — чтобы следил и в обиду не давал.

Выезжать предстояло как можно быстрее, но я поспешила к своим друзьям, чтобы попрощаться и, главным образом, похвалиться своей нежданной свободой.

Поместье Лобниных было в часе езды от нашего особняка, но зачем тратить эти драгоценные мгновения, выводя из ангара карт, если есть сильный, подготовленный маг? В том, что мой черноглазый попутчик именно сильный и подготовленный, я не сомневалась — отец никогда бы не дал мне в сопровождение никчёмного салагу.

— Давай через портал к Лобниным! — Я схватила его за руку, запрокинула голову, чтобы видеть лицо напарника. Странному блеску в его «колодцах» не придала особого значения — была уверена в преданности нашей семье. А может, из-за своей беспечности не взяла в расчёт этот странный взгляд.

— Как скажете, — пробасил он, схватил меня за плечи, и мы в одно мгновение оказались в портальном коридоре.

Несколько минут постояли на узкой, укутанной временной дымкой тропе портала за прочной перегородкой охранного заклинания, пока Лобнины не разрешили нам пройти. Ступив в знакомую приёмную с шикарным ковром на полу, бордовым бархатом на стенах и массивной мебелью из чёрного дуба, я поздоровалась с вечно улыбающимся дворецким и побежала в комнату к Марусе.

— Молодая барышня в своих покоях, — донеслось мне вслед.

Марусю я застала в раздумьях у распахнутого окна. В её типично девичьей комнате всегда было чисто, уютно, приятно пахло духами и различными кремами, а сама она напоминала прекрасную фею. Длинные, до бёдер светлые волосы идеально уложены крупными волнами, тёмно-синее платье в пол со скромным декольте подчёркивало стройную фигуру, но даже аккуратный макияж не скрывал, что моя подруга сильно устала.

— Маруська, у меня новость! — заорала я с порога. — Чего ты такая кислая? Опять всю ночь танцы до упаду? Без меня?!

— Нет, Вась, не танцы, — тихо ответила она и с удивлением посмотрела за мою спину.

Я резко обернулась и только тут вспомнила, что не одна.

— Ой, — отступила, чтобы представить гостя, — Марусь, это Грей. Грей, это Маруся.

— Твой новый друг? — на уставшем лице Маруси лукаво блеснули голубые глаза.

— Напарник, — гордо выдала я. — Маруська, я получила от папы задание!

— Да ты что? — От неё я ожидала удивления, радости, но не подозрительного прищура. — И что за задание?

Гордость от собственной значимости куда-то улетучилась, я обиделась на Марусю, прошла в комнату и села на застеленную розовым бархатом кровать.

— Присаживайтесь, — подруга предложила напарнику глубокое, в светло-розовых тонах кресло.

— Я постою, — ответил он и сдвинулся в угол, отчего мне на ум пришёл шкаф, только живой.

— В одном из наших поместий, в Морайских горах, происходит что-то странное. Участились проявления аномальных зон, это мешает людям, — меня распирало от гордости.

— Морайские горы кишат аномалиями. Расследовать там есть что, — немного отрешённо ответила Маруся. Она была слишком спокойной, и я решила, что дуется. Дуется и не говорит, за что. Ну вот ещё! В кои-то веки меня выпускают из поместья, дают задание, а тут обидки непонятные. Ну и ладно!

Не желая продолжать разговор, я встала, чтобы уйти, но тут в комнату влетел Олежик — младший сводный брат Маруси, в отличие от немного чопорной сестры, тот ещё оболтус и хулиган, короче, свой человек. Ему недавно исполнилось восемнадцать, и он гордился тем, что в этом возрасте магические способности сильно возрастают, так же как начинающие пробиваться усы на его по-девичьи миловидном лице. Ждал и надеялся, но пока особого скачка сил не было. Я его искренне жалела и всячески подбадривала, наученная собственным горьким опытом разочарования в этом бесконечном ожидании.

— Ага, ты тут! — радостно крикнул он и хлопнул меня по подставленной ладони. — Ну, и что ты об этом думаешь?

— О чём?

— Ну как же! — Олежик плюхнулся на кровать, подпрыгнув на пружинистом матрасе. Увидел Грея, вскочил, поздоровался и снова сел. — Старейшины децемвирата [1] магов собирают всех смотрящих по обе стороны Линии! Всех! Отец тебе не сказал?

— Нет, — я ещё не решила, напрягаться мне или удивляться. Папа уезжает в Орлонд по зову децемвирата, а мне об этом ничего не известно. Возможно, он скажет позже…

— А зачем? — Всё же решила напрячься, на всякий случай.

— Не знаю, — Олежик беспомощно развёл руками. — Но такого срочного созыва давно не было.

— Мару-усь, — позвала я подругу, — ну, говори, что знаешь?

— Ничего не знаю.

Она упрямо отвернулась к окну, мы с Олежиком пристроились рядом с ней. Уж кто-то, а Маруська всегда была в курсе событий.

— Говори, а то я тебя заколдую! — пригрозила я.

— Ну да, — подруга даже не скрывала иронии. — Ты заколдуешь, как же!

— Значит я! — заявил Олежик.

— Не дорос ещё, — бросила Маруся, и тогда мы схватили её за бока и принялись нещадно щекотать.

Заливая комнату смехом, похожим на звон колокольчика, Маруся, как могла, отбивалась, но нас было больше, да и по силе моя хрупкая подруга уступала нам — крепышам (красотой я не удалась, но силой меня Всевышний наделил).

— Ладно! — сдалась моя белокурая жертва. — Ладно!

Мы дружно отступили и приготовились услышать разгадку тайны.

— Не скажу, откуда, но слышала, что децемвират созывают по причине угрозы Печати.

— Может, им нужен Страж? — тут же выдал версию Олежик. — Ты знаешь, кто он?

— Не знаю, — Маруся отчего-то потупила глаза, и я поняла, что врёт. Знает. Но заставлять её озвучивать такие вещи я не имела права. Страж — единственный человек, который может открыть Печать, оберегающую могущественное оружие, способное уничтожить любую, даже самую сильную магию. Имя этого человека хранилось в строжайшей тайне. Марусе не повезло — она каким-то образом узнала, и теперь всю жизнь будет нести это бремя, да к тому же подвергать себя опасности — жизнь ведающего о Страже не стоит ничего. Это законы безопасности.

— Ну, не знаешь, так не знаешь, — я, как могла беспечнее пожала плечами, помня о том, что где-то за моей спиной стоит чужой военный человек — прямая угроза для моей подруги.

Маруся снова отвернулась к окну, пряча взгляд облегчения.

— Я на задание отправляюсь, — сказала я Олежику, тот уважительно пожал мне руку и спросил:

— Куда?

— В Морайские горы.

— Ну, всё, наступил час страшного Суда! — друг смешно закатил глаза. — Как твой отец тебя отпускает, свою ненаглядную, дражайшую дочь в такую даль?! Магия проснулась? — он посмотрел на меня через прищур, совсем как Маруся. — И ты молчала?

— Да ничего во мне не проснулось, — отмахнулась я. — Наверное, папа решил, что я достаточно взрослая, чтобы разобраться с аномалиями и постараться взять под контроль их места появления.

— А вы что-то типа охраны? — резко повернувшись к моему напарнику, спросил он. В голосе Олежика слышалась явная ревность, это меня почему-то заставило покраснеть.

— Что-то типа, — бесстрастно ответил Грей.

— Ну, всё, пора! — Я обняла Олежика, потом Марусю, слегка удивившись её непривычно крепким и долгим объятиям, а потом поспешила домой. Собираться.

Морайские горы, Морайские горы — какие они, Морайские горы? За всю жизнь я почти нигде не была, отец настойчиво, даже маниакально хранил меня от всего света белого, не пуская ни на ночные танцы, ни на свидания с немногочисленными кавалерами, изредка появлявшимися на нашем пороге. Я была уверена в том, что меня решили посадить под замок, где я достойно, в гордом одиночестве встречу старость и умру тихой смертью старой девы.

Зачем? Не знаю, но особо не протестую. У меня всегда есть лазейка-другая, которая помогает ходить и на танцы, и целоваться с молодыми красавчиками. Которые потом приходят к отцу просить со мной свидания.

Думается мне, делают они это по ошибке, так как встречи происходят по ночам, при свете луны, и как я выгляжу на самом деле, они представления не имеют. Это и хорошо, пусть останусь для них таинственной Василией, покорившей их сердца всего за один вечер и пару поцелуев.

Я посмотрела на себя в зеркало, иронично скривила губы, причёсывая длинные, но тусклые, цвета мышиной шкурки волосы, которые вились по собственным, не любимым мной стандартам и торчали кучерявыми прядями. Как бы я не желала выглядеть хоть немного похожей на Марусю — мой идеал красоты и грации, волосы портили образ, который часами создавала подруга. В итоге, я оставалась лохматой, но напомаженной. Да, впрочем, к своей внешности я относилась философски — что дано, то всё моё. И этот маленький ротик с противно пухлыми губами, и нос, вечно задранный вверх, и глаза неопределённого серо-зелёного цвета с ресницами, как у коровы. Причём один глаз был темнее, другой светлее на пол тона. А ещё я нескладная: большегрудая и крутобёдрая, что при моём маленьком росте выглядело очень даже комично.

Скрутила волосы в тугой узел, заколола шпильками и показала язык выбившимся прядям. Сойдёт, не на свидание иду. А потом подхватила увесистый мешок и поволокла за собой.

Отец ждал у дверей моих покоев. Напряжённый, как и утром, обеспокоенный, но решительно настроенный выпроводить меня из дома.

Странно…

Грей стоял рядом, как и полчаса назад, одетый в чёрный длинный плащ, но с небольшой котомкой за спиной. С этим человеком мне предстояло провести неопределённое количество времени, а я даже не успела его как следует рассмотреть. Судя по выправке, он из военных, может даже из какой секретной службы. Высокий, как и большинство боевых магов, крепкий — в армии других не держат, и можно сказать даже миловидный — скуластое лицо, волевой подбородок, тонкие, красиво очерченные губы, прямой аккуратный нос, длинные прямые чёрные волосы, забранные на затылке в тугой узел. И глаза… Да, я уже говорила.

— Вот, — выдохнула я с облегчением, подтащив к нему свой мешок. — Это всё моё.

— Не сомневаюсь, — Грей спрятал насмешливую ухмылку под глубоким кивком.

Отец прижал меня к себе, нежно поцеловал в макушку и, прошептав: «Пора!», отступил. Я была так взволнованна предстоящим путешествием, что не замечала ничего вокруг…


[1] Децемвират — коллегия из десяти человек, образованная для исполнения духовных или светских обязанностей в государстве.

Глава 2

И вот снова портал. Тропа непривычно пружинила, словно мы шли по тонкой дощечке, перекинутой через глубокую пропасть. Грей нёс мой мешок, я аккуратно шла следом. Редко приходилось пользоваться таким переходом (не дано мне), и сейчас я сильно волновалась, чтобы не натворить чего: можно сойти с тропы и попасть в неизведанные миры, или вовсе заблудиться тут, в межпространстве, растерять ориентиры и вечно бродить заблудшей душой среди холодного тумана.

Неожиданно Грей резко шагнул куда-то в сторону, и я потеряла его из виду. Паника пробила холодным потом — я тут заблужусь! Кричать в этом месте не имеет смысла — звуки тонут во временном прорыве, и голос может раздаваться в каком угодно месте, но только не здесь. Я собралась, зажмурилась и шагнула туда, где, как мне показалось, была нужная дверь.

В нос ударил свежий воздух, а через плотно закрытые веки пробились яркие лучики света. Я открыла глаза и увидела Грея. Он бросил мой мешок себе под ноги и смотрел куда-то вдаль, на остроконечные пики гор, укрытые снегом и туманом.

— Вы чего?! — взвилась я. — Вы с ума сошли?

— С ума сошёл? — невинно спросил он.

— Вы меня там оставили! Одну! Я могла заблудиться!

— Не заблудилась же, — ответил он грубо, без предупреждения перейдя на Ты. Я была так обескуражена подобным обращением, что не нашлась, как ответить на откровенную наглость. Грей подхватил мой мешок и молча пошагал куда-то вверх по тропе. Продолжая возмущенно сопеть, осмотрелась и даже на мгновение забыла все обиды. Мы оказались в удивительно прекрасном месте у подножия могучей горы. Здесь, купаясь в солнечном свете и летнем тёплом ветре, росли маки — целое поле. Бесконечное красное море лениво колыхалось, радуя глаз сочными красными цветами, а узкая тропинка, по которой неторопливо шёл напарник, вела к небольшому плато, на котором виднелся деревянный сруб. Судя по белеющим брёвнам, построенный совсем недавно. Я, привыкшая жить в каменных палатах, с большой охотой потянулась к настоящему запаху дерева.

Не так я представляла себе Морайские горы, где, по рассказам очевидцев, частенько менялась погода, стояли туманные дни, и высокие пики были вечно погружены в серый полумрак из-за дождевых облаков. Наверное, постоянные страхи перед неконтролируемыми выбросами магии накладывали отпечаток на мировосприятие этих людей. Возможно, скоро и мне так покажется, когда окажусь во власти неуправляемой дикой стихии.

В мою задачу не входило пресекать неконтролируемые выбросы, следовало лишь понять, почему они происходят. Не зря же я училась на факультете физико-химического анализа и получила этим летом диплом специалиста по природным аномалиям.

Тем временем Грей дошел до домика и скрылся за дверью. Я прибавила шаг, погрузившись в свои невеселые мысли. Что происходит? Почему тот, кого нанял мой отец, ведёт себя более чем странно? И чем всё это мне откликнется?

В домике, как я и предполагала, стоял густой хвойный запах. Поначалу от него закружилась голова, но я быстро привыкла. Сразу за входной дверью находился небольшой, совершенно пустой холл, похожий на широкий коридор, который заканчивался тремя дверями. Я прикинула, что это может быть спальни и кухня. Не густо, моё пространство в родовом поместье было много больше — и этажей пять, и комнат несчетное количество. И, похоже, мы тут будем одни…

— Твоя комната, — Грей бесцеремонно бросил мешок за порогом моего пристанища и скрылся в соседнем помещении. Ничего, мы ещё поговорим! Я зашла, закрыла за собой тяжелую дверь, без сил прислонившись к ней спиной. Всё было каким-то ненастоящим — моё появление в этом месте, странный парень. А может, мне это так казалось — всё же я впервые за двадцать лет оказалась далеко от дома без папы и друзей.

Комната — кровать, шкаф, стол и стул — усилили гнетущее настроение. Я быстро развесила немногочисленную одежду и вывалила на пол основное содержимое своего мешка — полный набор химического анализа аномалий.

Приступить к делу решила незамедлительно, чтобы развеяться и прогнать пугающие мысли.

За голенище сапог засунула самый простой кинжал в тонких ножнах, скорее для собственного успокоения, чем для работы. Оружие на аномалии не действовало, тут требовался научный подход. К поясу пристегнула рабочий пояс, запаслась инструментами и вышла.

Грей стоял у порога, скрестив руки на груди. Моё появление он обозначил ироничной ухмылкой, но с готовностью открыл дверь. Я, стараясь сохранить спокойствие, вышла на улицу.

— Странно, — произнесла сама себе. — Горы как горы, места спокойные, аномалий тут невидно.

— Это на первый взгляд, — напарник стоял за моей спиной и это сильно раздражало. Я постаралась не двигаться с места, не оборачиваться, стараясь показать, что не боюсь. На самом деле у меня даже спина занемела, как хотелось броситься наутёк.

— Что ж, проверим.

Я всё же сделала шаг в сторону, глубоко вздохнула несколько раз и приготовилась слушать. Аномалии — разрывы в пространстве и времени, при появлении издают лёгкий гул, словно где-то поблизости роится небольшая колония пчёл. Рядом с нашим домом я не услышала ничего, кроме весёлого щебета птиц и шуршания ветра в высоких кустах шиповника.

Пошла дальше, по утоптанной тропке, двигаясь, по большей части, интуитивно, пытаясь услышать и почувствовать ладонями едва заметные изменения пространства. Где-то там, выше, если верить едва различимому гулу, находилось то, что я искала.

Вскоре удобная тропа закончилась, и мне пришлось забираться на гору ползком. Под руками всё время крошилась земля, ноги скользили по редкой, жёсткой траве. Хотелось остановиться и отдышаться, но я слышала сопение Грея за спиной и заставляла себя двигаться. О том, какой вид представлял мой зад для его глаз, старалась не думать.

И вот, знакомый гул послышался откуда-то слева, я поднатужилась и выбралась на уступ. Аномалия мерно колыхалась совсем рядом, едва заметная на ярком солнце. «Жировка», определила я, вспоминая, чему нас учили. Явление редкое и очень опасное. Это всё, что написано в учебниках. Я достала щуп — сложный инструмент для измерения колебаний и уровня плотности аномалий, представляющий собой деревянную рукоять с кнопкой. Стоило нажать на неё, как из рукояти выскакивал длинный, до двух метров острый шип. Он брал пробы и тут же выдавал нужные данные. Стараясь не упасть, выпустила шип, он проткнул лёгкое поле «Жировки» и замигал, собирая анамнез.

За спиной что-то хлопнуло, я обернулась, но не успела ничего увидеть, получив сильный толчок в спину.

Раздирая ладони и коленки в кровь, пытаясь не выпустить из рук драгоценный прибор, я летела по склону, не понимая, где земля, а где небо. Удалось вернуть шип обратно, не сломав, и не поранив себя. И только удалось обрести равновесие, как увидела Грея, бегущего ко мне.

Тут же вскочила на ноги, кинулась вниз, рискуя снова упасть. В голове была одна только мысль: меня заманили, чтобы похитить! Тут и гадать нечего — поведение Грея, с которым я знакома всего несколько часов, резко изменилось, стоило нам оказаться наедине, далеко от папы и наших охранителей. Зачем ему это? Спотыкаясь на камнях, я всё же пришла к мысли, что децемвират созывают именно из-за угрозы нападения, мой отец — верховный главнокомандующий маг, от него зависит многое. А я — единственная дочь. Проще простого манипулировать им, используя меня как рычаг давления. Папочка, как же ты мог так ошибиться, отдав меня не в те руки?

Все эти мысли пронеслись в моей голове за мгновения, пока, сломя голову, бежала с горы, рискуя переломать ноги. Ну уж нет, я просто так не сдамся!

— Куда? — раздался злобный рык за моей спиной.

Попыталась прибавить скорости, но Грей догнал и с такой силой ухватил поперек туловища, что я услышала хруст собственных рёбер. От неожиданности и боли не могла какое-то время пошевелиться, но потом собралась и, используя уклон горы, резко присела, поставила подножку, и Грей пролетел вперёд, едва не сломав мне шею.

Удача придала сил, я снова побежала, совершенно не представляя, где могу спрятаться — разве что в маковом поле, но я не насекомое, там меня найдут. Оставался небольшой шанс добежать до домика. Я рванулась вниз и вбок, но вместо знакомого пейзажа у подножия горы увидела берёзовую рощу. Вот тут все мои догадки сошлись в единую картину. В Морайских горах нет ни одной рощи! Там вообще нет никаких деревьев!

— Стой!

Его окрик был похож на раскат грома. Я перепугалась так, что едва не закричала. Не оборачиваясь, чтобы не терять драгоценное время, бежала изо всех сил, но оказавшись среди берёз, поняла, что тут прятаться негде — роща просматривалась насквозь.

За спиной громыхнуло, пыхнуло жаром. Я поняла — он использует магию. Всё, конец, этот козырь мне ничем не перекрыть! Ещё один выброс жара, и меня словно тараном ударило в спину. Со всего разбегу влетела в березу, упала и…

Бархатная тьма хранила от боли, но стоило ей рассеяться, как тело тут же взорвалось ломотой. Открыв глаза, увидела перекошенное ненавистью лицо моего мучителя. Сколько же в его глазах было злобы! И только потом поняла, что лежу на земле, в плену его крепких рук.

Неожиданно он закрыл глаза и глубоко, судорожно вздохнул. Я не стала терять времени, выхватила из-за голенища сапога кинжал и вонзила его в бок своего врага. Рука дрогнула, лезвие вошло не по самую рукоять, но вред причинило ощутимый. Хватка ослабла, я, брыкаясь, выбралась из плена. Грей схватил меня за растрепавшиеся волосы, грубо дёрнул к себе.

— Хватит уже!

— Пусти! — завизжала я, пытаясь вывернуться, но он намотал мои волосы себе на руку и заставил посмотреть ему в глаза.

— Хватит, — сказал спокойно, твердо. — Угомонись!

Я сумела вывернуться и надавила коленом на нож. Грей закричал от боли, но меня не отпустил, лишь слегка оттолкнул, прижал головой к земле и навалился сверху.

— Меня предупреждали, что будут проблемы, но что б такие! — зарычал он. Слез с меня, не выпуская волос, схватил за руку, заставляя встать на ноги.

Я подняла голову и охнула. Передо мной, вместо зеленых берез стояли обугленные пни. Выброс магии взорвал пространство с такой силой, что даже огню не было места разгуляться, он вспыхнул адским пламенем, сожрал деревья и тут же исчез. Окажись я даже на краю этого выброса — сгорела бы заживо. Участь моя и так решена, но как-то не хотелось верить в то, что меня вот-вот убьют… Я не выдержала и разревелась.

Грей дернул меня в сторону, замер. Сквозь слёзы померещилась Циблисса, я несколько раз сморгнула и обмерла. Это была она — царица демонов, тварь, которая уже давно положила глаз на берега Линии. Из-за таких, как она, аркат [2] магов, хранящий секреты колдовства и Печать, открывающую доступ к всемогущему оружию, был на постоянном военном положении.

Мгновение она стояла, не двигаясь, давая рассмотреть себя во всей красе. Тонкий стан окутывал живой чёрный туман, он постоянно перемещался, наряжая свою хозяйку в жуткое облако тьмы. Бледное лицо с яркими губами и чёрными, как ночь глазами выделялось на фоне этого тумана ярким пятном. Циблисса оскалилась, блеснув ровными белоснежными зубами, и рванулась к нам.

Я зажмурилась, приготовившись к неизбежному, отчего не сразу поняла, что Грей вытащил меня на межпространственную тропу. В один миг мы оказались в нашем поместье в кабинете отца. Хуже и быть не могло!

[2] Аркат — княжество

Глава 3

Грей держал меня за волосы и прижимал к себе так, что я не могла пошевелиться. Кинжал всё ещё торчал из его правого бока, кровь густо пропитала плащ.

— Она нашла нас, — прохрипел Грей, отпуская меня.

— Василия! — Услышала я испуганный голос отца. Меня словно током прошибло. Схватила первое, что попало под руку — каминную кочергу и кинулась на похитителя.

— Василия, стой! — закричал отец.

— Он хотел меня убить! — Я орала, как резаная, размахивая кочергой, пытаясь достать до врага. Грей умудрялся уворачиваться. — Он вместе с Циблиссой!

— Он свой, — отец схватил меня за руки, постарался выдернуть орудие, я не отдавала.

— Никакой он не свой, он меня не в Морайские горы привёл, а неизвестно куда!

— Я так велел! — Отец всё же отобрал у меня кочергу, Грей с облегчением сполз по стене. — Я велел ему увести тебя подальше, аркат воюет с войсками Циблиссы! Я пришёл по зову Грея с передовой!

— Когда успели?!

Опешила. Несколько часов назад всё было тихо, ни о какой войне и речи не шло. И только сейчас заметила, что папа одет в военную форму арката.

— И ты меня отослал? — На какое-то время Грей отошёл на второй план, теперь мишенью стал отец. Я была в бешенстве. — Война, а я прячусь?!

Хотя, если подумать…

— Понял, о чём я говорил? — Папа устало посмотрел на бледного Грея, тот кивнул. — Вот то-то и оно.

— Его надо уничтожить! — Вспомнила о похитителе, схватила вторую кочергу. — Он предатель!

— Да угомонись! — Папа бесцеремонно лишил меня очередного оружия. — Свой он, свой!

— Он хотел меня убить!

— Я тебя спасал, — Грей становился всё бледнее, рядом с ним натекла кровавая лужица. Мой враг слабел, я ликовала!

— Кто тебя так? — Отец подошёл к нему, приложил руку к раненому боку.

— Она, — Грей кивнул на меня. — Прыткая какая… Ох!

Отец резко вытащил кинжал и зашептал над раной, останавливая кровь.

— Ты меня слышишь? — Я кинулась к ним, но папа остановил меня знаменитым взглядом: «Стой и не мешай!» Отнял окровавленную руку от бока моего мучителя и махнул ладонью в сторону своего стола.

— Посмотри, первая сверху гениза. Красная.

Я подошла к столу, заваленному различными бумагами и стопками с генизами. Взяла в руки тонкий листок бордового цвета, нажала на его середину. Из центра генизы вырвался яркий луч, разошёлся в стороны, создавая картинку. Я увидела себя и поняла, что всё это время была под папиным наблюдением.

Вот мы с Греем появляемся у подножия горы. Я вижу, как он смотрит на меня с высоты своего роста и медленно облизывает губы. Вот мы идём к домику, он заводит меня внутрь. Я ускорила собственные сборы, выход на улицу. Вот мы поднимаемся на гору, Грей тяжело дышит, не отрывая взгляда от моей попы. Знала, что пялится! Ага, вот. Я стою у «Жировки».

— Смотри! — Я ткнула пальцем в картинку, заставляя отца обратить на себя внимание. — Сейчас!

За моей спиной, прямо из горы показалось бледное лицо Циблиссы. Я замерла, наблюдая, как Грей оттолкнул меня от неё и бросился к демонице. Картинка сосредоточилась на моём бесконечном падении. С трудом останавливаюсь, ко мне бежит Грей.

Я в недоумении посмотрела на обессиленного напарника через плечо. Он внимательно наблюдал за съёмкой.

Ладно, дальше…

Схватил, чтобы я не упала, прижал к себе, закрыл глаза, уткнувшись носом в мои волосы. Вот это стало для меня открытием — он наслаждался близостью!

— Молодёжь, — проворчал отец, умудряясь врачевать подопечного и наблюдать за происходящим.

— Виноват, — выдавил Грей.

Не зная, как реагировать, я продолжила смотреть. Ага, вот тут. Тут мне в спину ударило что-то очень мощное. Циблисса. Пытается отрезать меня от напарника столбом огня. Грей отбивает, происходит выброс энергии — тот удар оказался рикошетом. Меня бьёт. Падаю, теряю сознание. Грей отбивает очередную атаку демоницы, она куда-то прячется. Он бежит ко мне, хватает, трясёт, пытаясь привести в чувство. Вижу, как он испуган. Я не подаю признаков жизни, Грей начинает звереть. Прижимает меня к себе, собирая вокруг тёмное марево — теперь к нам просто так не подойти, но и мы никуда уже не денемся. Мощная магия. Выпивает много сил. И тут просыпаюсь я. Вижу злое лицо. Грей облегчённо выдыхает, я втыкаю в него кинжал.

— Ой, — я обернулась, виновато втянула голову в плечи. — Прости… Перепугалась я… Попутала…

Грей понимающе кивнул, улыбнулся. То, что пугало меня, оказалось простым недопониманием, извращённым страхом и глупыми догадками.

Сейчас я смотрела на Грея совсем другими глазами — не каждый мог тягаться с демонами в одиночку. Со мною рядом был настоящий живой щит.

— Вам нельзя здесь оставаться, — отец помог подняться ожившему и посвежевшему напарнику. — Уведи её подальше.

— Я не пойду! — Встала в позу, вцепившись в стол. Рука соскользнула, и палец задел очередную генизу. Картинка тут же выдала ночной пейзаж и меня, целующуюся с милым пареньком. Совсем недавно было, на очередной «тихой» вылазке.

— Ой…

Щёки вспыхнули стыдливым румянцем. А я-то думала, что хитрая…

Дрожащими руками отключила генизу и приготовилась к лекции о морали.

— Уводи и объясни всё, — приказал отец, сделав вид, что ничего не видел. Хотя, почему не видел? Видел. Всегда. Ой… — Жаль, что у меня нет на это времени. Прости, — он подошёл и прижал меня к себе, давая сил из своих запасов. — Хотел уберечь, не получилось…

А потом отступил и ушёл через портал.

Я прижала ледяные ладони к пылающим щекам и пискнула:

— Сейчас сойду с ума! Что тут происходит?!

— Лет двадцать назад, — оживший Грей схватил меня за руку и потащил за собой, — войска Циблиссы уже пытались пробиться к берегам Линии. Тогда полегло много магов, битва была долгой и страшной.

— Историю знаю, — нетерпеливо сообщила я. — Великая Сеча. Она захотела забрать наше оружие.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 411