электронная
200
12+
Tum hi ho | Только ты

Бесплатный фрагмент - Tum hi ho | Только ты

История любви, основанная на реальных событиях

Объем:
88 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-7308-3

Благодарю друзей, родственников и коллег за помощь, поддержку и веру в нашу любовь!

TUM HI HO («ТОЛЬКО ТЫ»). История любви

Жизнь моя, только ты.

Ты — мой мир, боль моя.

И любовь моя — только ты.

ЖИВИ СЕГОДНЯ. ЛЮБИ СЕЙЧАС

Много раз я собиралась написать нашу историю — и не решалась. Хотя мне кажется, кому-то она может помочь. Ведь порой нужно не так уж много, чтобы сделать первый шаг. Например, перестать бояться закрытых дверей, а попробовать открывать их — возможно, за ними прекрасный мир. Такой же прекрасный, как Incredible India.

— Hello, I’m Inna.

— Hi, I’m Vishnu.

Взаимная улыбка, перешедшая в минутную паузу. Так все началось: любовь индийского мальчика из Варанаси и русской белокурой девочки из Москвы.

***

Мой путь в Индию был долог, запутан и тернист — тем интереснее. Специально туда я никогда не собиралась — разве что потом, но сначала еще стран 15–20 объеду. Индия казалась неизвестной, странной, непонятной — и, возможно, опасной для жизни и всего остального (удивительно теперь вспоминать). Наверное, многие думают: слова «Индия» и «цивилизация» с трудом сочетаются в одном предложении. Единственный верный способ выяснить, насколько это не так, — приехать туда.

И много раз подруги звали в Индию навстречу приключениям: в Гоа, к морю, вдыхать свободу, проносясь на байке вдоль Аравийского побережья. Но каждый раз, когда я уже почти соглашалась, что-то останавливало. И в последний момент я привычно уезжала в Европу (или в Таиланд). Наверное, время еще не пришло.

Слева направо: Моника Шукла, дочь. Инна Деречей-Шукла, Вишну Шаран Шукла

ЛЕТО 2013 ГОДА. МОСКВА

Я работаю руководителем PR-направления в крупном издательском доме в Москве. Абсолютное внешнее благополучие: интересные задачи, отличная команда, хорошая зарплата. Но внутри не отпускает студенческая мечта: диджитал в каком-нибудь креативном агентстве. Она начинает понемногу сбываться — несколько не слишком сложных собеседований, и вот я попадаю в одно из лучших возможных мест. Проекты на несколько миллионов, мировые бренды, вечеринки на летних верандах, интервью в модных СМИ, удивительные коллеги — хипстерский смак столицы, все, как я хотела. Завораживающе, прекрасно, очень легко.

Но, как это часто бывает, легкость показывает другую сторону. Помните «Духless» с Данилой Козловским? Очень много общения, очень много работы, постоянный дедлайн, многое нужно прямо сейчас, а лучше — вчера.

Крутые времена требуют крутых решений, одно из них — искать себя, свое место, новый смысл, возможно, в самых неожиданных местах. И среди вариантов — побег из сумасшедшей креативной столицы.

Один молодой человек из SMM-отдела (мы хорошие приятели — не только вместе работаем, но всегда можем поговорить по душам) в один прекрасный день увольняется. У него билет на Бали, а после по плану Индия. Из путешествия он порой пишет: присылает фотографии, рассказывает теплые истории про местные города и их традиции, говорит, как хочет остаться в Индии на всю зиму, советует книги и кино. Я смотрю, читаю, мне очень интересно.

В одном из писем вижу: «Иннок, а бери-ка отпуск в октябре и приезжай. Покажу Агру, Хампи, Мумбай и Гокарну. И Варанаси, конечно. Там будет Дивали, такое нельзя пропустить». Google мне помогает: оказывается, Дивали в Варанаси — это примерно как в России Новый год. С остальными городами Google помогает тоже: за незнакомыми названиями раскрываются красота и величие неизвестной страны. А что, это идея — не валяться на пляже, а знакомиться с Индией изнутри. Ездить на местном транспорте, ходить туда, куда туристы обычно не попадают, а знающий человек поможет. У меня есть три недели отпуска, и я лечу туда. В предвкушении и с большим интересом.

ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА С ИНДИЕЙ. ОСЕНЬ 2013 ГОДА

Индия встречает в полном смысле слова мягко: выйдя из самолета в Нью-Дели, я ступаю на ковер. Без шуток, настоящий ковер. Кажется, тогда я понимаю, что все точно будет хорошо.

Путешествие начинается в Ришикеше — в самом, пожалуй, знаменитом городе у йогов (и не только) на берегу Ганга. Я впервые иду на йогу, а там мы встречаем отличных ребят из России, с которыми будем путешествовать и дальше. Ходим к Гангу, слушаем мантры, едим местные блюда (среди них острые даже те, которым острыми быть вроде бы не с чего). На одном из занятий старец с поющими тибетскими чашами творит волшебство: сначала музыкой «прозванивает» тебе тело, а потом доброжелательно рассказывает о твоей жизни (как он мог все это узнать?!) и о твоем предназначении. Такой Кетут Лийер из «Ешь, молись, люби», только лучше. А я тогда была на распутье. Я знала: чтобы обрести душевное равновесие, мне нужно что-то поменять. Например, страну. Я и спросила его: «Где мне лучше жить?» Он как будто удивился: «Как где? Здесь, в Индии, конечно». Я в ответ только воздуха глотнула. Все в группе задавали ему вопросы, и никому он не отвечал так однозначно и твердо (наверное, оставлял место для маневра, как все мудрецы-предсказатели). Улыбающиеся и настроенные вполне скептически, мы с ребятами вышли к берегу Ганга, купив по дороге по чашке пряного масала-чая. (Он, кстати, в первые два дня в Индии был моей почти единственной едой: только им я не рисковала насквозь прожечь язык и щеки.)

На следующий день нас ждали Варанаси и праздник Дивали. По дороге в ночном слипер-басе ребята рассказали, что город — ровесник Вавилона, то есть единственный в мире, которому больше пяти тысяч лет. Только от Вавилона остались одни руины (и то не самые заметные и живописные), а Варанаси живет. А приезжая туда, понимаешь, что с легкостью проживет еще пять тысяч лет. Возможно, больше.

Варанаси — священный для индусов город, вроде Мекки для мусульман. Каждый мечтает в нем оказаться, а еще лучше — завершить там круг сансары, пустив свой прах по водам Ганга. Да, здесь вот уже много столетий каждый день (круглые сутки!) сжигают тела умерших. Я, туристка, тогда была немного напугана. Ребята успокоили — мол, не волнуйся, в Варанаси нас встретит местный фотограф, город покажет, мы с ним на Couchsurfing познакомились. Ну, раз местный, думаю я, значит, будет интересно.

В Варанаси мы приехали днем. Когда заселялись в гостиницу, один из приятелей сказал, что вот-вот придет тот самый Вишну с Couchsurfing — прогуляется с нами и сводит на праздничную вечернюю пуджу.

Стук в дверь. Обычно я вообще-то сразу никому не открываю (ни в Варанаси, ни в Москве, нигде), но тут дверь будто сама собой распахнулась, не иначе. Первое, что я увидела, — потрясающая белоснежная улыбка, на которую можно было ответить только тем же. С минуту мы простояли в дверях. Потом мне все-таки пришло в голову, что неплохо бы представиться.

— Hello, I’m Inna.

— Hi, I’m Vishnu.

Конечно, я почти сразу забыла, как его зовут, и потом иногда называла Кришной. Он смеялся. Но я запомнила открытую улыбку, глубокие карие глаза, очки в черной оправе и бандану.

Наверное, это была любовь с первого взгляда.

Мы пошли гулять по сумасшедшему для меня в тот день Варанаси. Вишну все время оказывался рядом и расспрашивал обо мне: где я живу, кем работаю, чему училась? И, кажется, не сводил с меня глаз. Потом он рассказал, что тогда впервые познакомился с русской светловолосой девушкой, был пленен и внешностью, и внутренней красотой. А для меня Вишну был первым знакомым индийцем. Наше «национальное очарование» друг другом можно было назвать взаимным приятным шоком.

В тот судьбоносный день, идя на Дивали, я была так впечатлена происходящим, что даже забыла, откуда Вишну. Спросила: «А ты из Америки?» Он очень смеялся: «Нет, я местный, живу здесь». Многие думают, что все индусы говорят по-английски, как Раджеш Кутрапали из «Теории большого взрыва», но у Вишну не было никакого акцента, потому мне и пришло в голову, что он живет в Штатах. Только потом я узнала, из какой он традиционной семьи и кто его родители.

После прогулки по центральной улице и вечерней пуджи Вишну предложил зайти в кафе, подняться на крышу и послушать таблу — это барабан, индийский национальный инструмент. Тогда для меня все было в новинку — от звуков и запахов до эмоций и людей.

Мы расселись на подушках на полу (у индусов это принято — Вишну говорит, так больше гостей поместится). Он сел лицом к музыканту, спиной ко мне, а я почувствовала, что Вишну — родной, знакомый и близкий, будто всегда был рядом (возможно, даже в прошлой жизни, и теперь мы просто снова встретились).

После концерта и прекрасной прогулки по старому городу мы вернулись в отель. Спать в ту ночь я, конечно, не могла. Во-первых, шел Дивали: мальчишки и девчонки всю ночь запускали петарды, взрывали бомбочки, над Гангом светом и звуком разливался фейерверк. А во-вторых, меня не отпускали мысли о Вишну. «Инна, неужели ты влюбилась?! И в кого? В индуса? Нет, даже не думай, ты, кажется, с ума сошла», — убеждала я себя. Ведь я знаю его буквально несколько часов (Дивали — семейный праздник, и Вишну только несколько часов и смог нам тогда уделить). Но от судьбы, видимо, не уйдешь. А несколько часов — это не так уж и мало.

На следующий день мы решили встретить рассвет на реке: взять лодки, переплыть на другой, песчаный берег Ганга, искупаться и увидеть, как поднимается из вод «золотое яблоко» — солнце. Около пяти утра Вишну забрал нас из отеля и отвел к лодочной станции. Он помог мне сесть в лодку. В каждом прикосновении (вполне невинном — просто подать руку) чувствовалось, как трепетно он ко мне относится, как старается не ошибиться, боится, что я восприму его действия как что-то неподобающее. Тут к нам в лодку запрыгнул сын лодочника, мальчик лет семи, а Вишну стал экспромтом исполнять битбокс, да так здорово, что все начали — кто как умел — битбоксить.

Всю дорогу Вишну меня фотографировал, и мне даже было немного неловко перед остальными.

В Варанаси мы провели два дня, а потом должны были отправляться дальше. Собственно, то, что он отснял, стало поводом подружиться на Facebook, чтобы Вишну потом прислал мне мои фотографии.

Индия, Варанаси. Ноябрь 2013 года. Дивали
Варанаси. Осень 2013 года

После мы с друзьями продолжили путешествие, а через неделю вернулись домой в Москву. Мы договорились, что обязательно вернемся в Индию на Новый год и встретим его в Гоа. Билеты туда и обратно я купила почти сразу. До зимних праздников и продолжения чудесных каникул оставался всего месяц. Но меня ждал сюрприз.

Москва, конечно, закружила и втянула в свой ритм, но воспоминания об Индии (и особенно о двух днях в Варанаси) заставили меня написать Вишну первой — под предлогом, что я очень жду фотографии с Ганга. Он довольно быстро ответил и прислал снимки. Мы стали периодически переписываться — ни о чем, просто было приятно (и хотелось) поддерживать общение.

Билеты в Индию согревали меня в неуютном московском декабре, но буквально за полторы недели до Нового года друзья сказали, что не смогут поехать. Что делать? Лететь одной? Но ведь я почти не знаю страну, тем более Гоа. Поехать со мной никто не сможет, а билеты невозвратные. Я рассказала об этом Вишну — возможно, он смог бы помочь вернуть деньги хотя бы за местный перелет. И вот совпадение: он с друзьями из Германии должен был встречать Новый год в Гоа, но у них тоже буквально в последний момент изменились планы. «Я никогда не был в Гоа, но всегда мечтал. Уже купил билеты до Васко-да-Гамы, 29 декабря буду там… Знаешь, что? Поехали вместе? Я встречу тебя в аэропорту», — написал он.

Тогда я не знала, что делать. Хотелось встретить Новый год на море, одной или с Вишну, тем более он был мне так симпатичен! Но, с другой стороны, я его совсем не знала, к тому же иностранец… Страх перевесил: я решила, что никуда не еду, и даже сдала билет из Нью-Дели в Гоа. Но билеты Москва — Нью-Дели у меня все еще оставались. А Вишну продолжал убеждать: «Не переживай и ничего не бойся. Если тебе вдруг окажется некомфортно в моем обществе, я все пойму, ты просто продолжишь отдыхать сама».

Как-то мы с мамой гуляли по Москве. Сидя в кафе, я рассказала ей, что сдала часть билетов, но, возможно, все-таки стоит поехать — пусть не в Гоа, а в знакомые места? Рассказала, как познакомилась в Варанаси с молодым человеком, индусом, у которого ситуация похожая, что он уговаривает меня лететь и просто насладиться жизнью, отдыхом и океаном в зимние каникулы.

Мама попросила показать его фотографию, я открыла Facebook. Одного взгляда ей хватило: «Хороший парень. Езжай и отлично проведи эту неделю, расслабься, отвлекись от всего!» Я решилась. Написала Вишну, что еду, и попросила помочь с местными билетами. Он очень обрадовался и все сделал в тот же вечер. Так началась подготовка к абсолютно авантюрной поездке.

Последние полторы недели мы переписывались каждый день — кажется, уже не могли без того, чтобы не написать друг другу.

МАГИЯ ИНДИЙСКОЙ НОВОГОДНЕЙ НОЧИ. ГОА. 2013/2014 ГОД

До Гоа я лечу с тремя пересадками: сначала из Москвы до Астаны, потом до Нью-Дели, а оттуда уже в Гоа. В Нью-Дели оказываюсь после девяти часов в самолете. Несмотря на задержку, у меня полтора часа на пересадку (и я даже не предполагаю, что их может не хватить).

Спускаясь к паспортному контролю по эскалатору в аэропорту имени Индиры Ганди, вижу знаменитые изваяния мудр (мудры — особый способ сложить кисти рук, у каждой — свои цель и смысл). Глядя на них, предвкушаю, как снова окажусь на прекрасной земле, которая уже сделала мне столько приятных сюрпризов. Но здесь меня ждет и еще одно испытание: после паспортного контроля я не могу найти нужных мне стрелок Domestic Airlines. Судорожно бегаю по аэропорту, пытаюсь что-то выяснить у сотрудников, а время бежит вместе со мной. До рейса 40 минут, связи и интернета нет. Дождется ли меня Вишну, если я опоздаю? В этот момент мне стало очень страшно, что мы не увидимся, — я не выдержала и разрыдалась. Я уже здесь, в Индии, но так далеко от него. Неужели мы не встретимся из-за какой-то нелепой случайности?!

Тут ко мне, заплаканной и почти отчаявшейся, подходит один из служащих и на хорошем английском спрашивает, что у меня случилось и может ли он как-то помочь. Я рассказываю, что прилетела из Москвы, до моего рейса осталось каких-то 30 минут, а я не знаю, куда идти. Он улыбнулся и сказал, что местные самолеты отправляются из другого аэропорта, в нескольких километрах от международного: «Беги, лови такси, ты все успеешь. Удачи!» Вытерев слезы и накинув рюкзак, выбегаю из аэропорта, хватаю первую попавшуюся машину и предлагаю водителю 20 долларов (как потом оказалось, в 10 раз больше, чем на самом деле стоила поездка, но тогда мне было все равно — лишь бы он скорее довез меня куда нужно). Дорожное движение в Индии специфическое: принято громко сигналить, обгонять и подрезать, даже если ты — водитель маленького, но гордого мотороллера, а перед тобой — переполненный автобус или грузовик. Но местным комфортно, никто ни на кого не обижается, хотя ни один навигатор не предскажет точное время в пути. Таксиста, который и без того ехал не слишком медленно, я еще и подгоняла: быстрее же, ну быстрей!

За 10 минут до самолета я в аэропорту. Авиалинии местные, стойка регистрации открыта практически до самого вылета. Багаж у меня за плечами, подаю паспорт, регистрируют меня быстро. Последняя, за три минуты до отправки рейса, я в салоне: заплаканная, уставшая, вспотевшая, но невероятно счастливая.

Все полтора часа в самолете с лица у меня не сходит улыбка. Успела, хотя это было практически невероятно. Куда точно успела, я не знала, но, кажется, куда надо. Как после этого не поверить в судьбу?

Аэропорт в Гоа небольшой: почти сразу после паспортного контроля — выход в город, где, я надеюсь (хотя доля сомнения все же есть), меня ждет Вишну, к которому я лечу через такие испытания. Сердце колотится, я иду быстрее и быстрее. Среди множества лиц ищу те самые глаза и улыбку, которые помню с первой встречи в гостинице. А вот и они! Кричу: «Вишну, я здесь!» Мы крепко обнимаемся, и мне наконец спокойно.

Мы улыбались — не знали, что делать и говорить, но такие очарованные друг другом!

На автобусе едем в гест-хаус. Вишну специально забронировал номер неподалеку от аэропорта, чтобы немного отдохнуть, а уже на следующее утро ехать на пляж Арамболь. Там мы должны остановиться у его подруги, немки. Тогда я еще не представляю, что это будет за место. Всю дорогу рассказываю о моих приключениях на непростом пути сюда, о том, как боялась (напрасно), что мы не увидимся. Он внимательно слушает и улыбается — ясно, что он очень рад меня видеть. Потом Вишну рассказывает, как провел трое суток в поезде из Варанаси (те, кто ездил в индийских поездах на третьей полке, поймут).

В мини-отеле Вишну показал наш номер. С одной кроватью. Он сразу стал извиняться: полдня искал номер с двумя кроватями, да так и не нашел, но сказал, чтобы я не переживала — он прекрасно поспит сегодня на полу. Мне очень понравилось это трогательное и уважительное отношение.

«Закрой глаза, у меня для тебя сюрприз». Когда я снова их открываю, на кровати лежит небесной красоты голубое полотно. Сари! Боже мой, настоящее сари! Вишну потом рассказал, что сари мужчина может подарить только жене. Видимо, еще тогда, в Варанаси, он многое для себя понял, я же воспринимала все больше как игру — решила слишком много не думать, а просто наслаждаться каждым днем.

В первый вечер в Гоа мы идем на пляж. Темнеет в Индии рано, уже в шесть часов вечера солнце садится, а рассветает в пять утра. Искупаться не решаемся, а вот посидеть в каком-нибудь кафе после долгой и трудной дороги очень хочется. Садимся на повернутые к морю плетеные стулья, заказываем по чашке масала-чая и продолжаем рассказывать. О себе, о том, что любим, чем увлекаемся, о прошлых путешествиях. (В первый же вечер он спросил меня, есть ли у меня кто-то в России, и когда я ответила, что нет, облегченно выдохнул, не скрывая радости.)

Наутро мы отправляемся на местный автобус до Арамболя, где нас ждет подруга Вишну. Всю дорогу слушаем музыку и подпеваем знакомым песням, два часа пролетают незаметно. На остановке нас ждет босоногая немка с дредами, на байке она привозит нас к двухэтажному дому. «Come on, guys».

На втором этаже — две комнаты. В одной живет еще одна немка, в другой — Мария из Петербурга. Мы с Вишну переглядываемся: а где остановимся мы? Подруга подвела нас к небольшому углублению в стене, прибила с двух сторон пару гвоздей, повесила занавеску. «Ребята, на несколько дней вам подойдет?» Поскольку денег у нас немного, мы решаем не придавать значения мелочам, вроде кроватей и отдельной комнаты. Крыша над головой, солнце, море, мы вместе — конечно, подойдет!

Это оказался настоящий дом хиппи: всюду разноцветные лампы, периодически приходят такие же босоногие приятели с дредами и тоже остаются ночевать на полу. В общем, все на равных. Мы берем в аренду байк, катаемся с одного пляжа на другой, а через два дня переезжаем в отдельный домик с пальмовой крышей у пляжа Мандрем. Там и проводим оставшееся время.

Это была чудесная неделя. Мы веселились, танцевали, прыгали в волнах, как дети, фотографировались у океана. Новогоднюю ночь провели на пляже — смотрели с другими иностранцами на фейерверк. Вишну весь вечер был очень серьезен, и я не могла понять, почему. Это же Новый год, нужно веселиться! «Why are you so serious?» — постоянно спрашиваю я. Причину поняла, когда пробили куранты. Мы сидели на песке, он повернулся ко мне и сказал: «Инна, я думаю, я люблю тебя. С того первого дня, как увидел в Варанаси в дверях твоего номера в отеле».

Я не знала, что сказать, но понимала: а ведь со мной то же самое. Любовь с первого взгляда существует, особенно это ясно, когда ее не ждешь. Мы впервые поцеловались и крепко обнялись. Мимо шел пожилой индус: «Привет, ребята. Вижу, вы отличная пара, благослови вас Бог. Любите друг друга и берегите себя». Мы улыбнулись, он улыбнулся в ответ и ушел. До сих пор недоумеваю, откуда он взялся на пляже среди «цветной» молодежи?

На байках мы перемещаемся с одного пляжа на другой (поездки могут занимать несколько часов), путешествуем к водопадам, провожаем закаты и встречаем рассветы. Вишну учит меня йоге: рано утром мы выходим на пляж, он начинает делать асаны, а я повторяю за ним.

Мне открывается новый мир — йоги, любви и счастья.

Индия, Гоа. Новогодние каникулы 2013/2014


Гоа. Новый год 2013/2014


Гоа. Зима 2013/2014

Однажды на закате Вишну сказал, что давно хочет сделать татуировку, но все никак не складывается. Как и я. Тогда мы решили сделать татуировки вместе. На следующий день у Вишну на груди появилось солнце, а у меня — птица сзади на шее. В тот момент я и ощущала себя птичкой — наконец выросли крылья. Так мы стали еще ближе. Мы не знали, увидимся ли еще раз, когда это будет. Каждый день проживали как последний. А татуировки останутся у нас навсегда в память о нашей встрече, о прекрасном времени чистой и искренней любви.

В последний вечер в Гоа Вишну решился на откровенность: рассказал, из какой он семьи и о том, почему так долго молчал об этом.

Его семья — потомственные брамины. Это высшая каста, им запрещено вступать в брак даже с представителями других каст, что говорить об иностранцах и иностранках. Табу. Отец Вишну, профессор Бенаресского индуистского университета в Варанаси на кафедре санскрита, — уважаемый в городе человек, хранитель традиций. Кажется, ему и во сне привидеться не могло, что один из его сыновей влюбится и решит связать судьбу с русской, да еще и христианкой.

Среднее образование Вишну получил на английском языке в частной школе, после поступил на факультет астрофизики, а параллельно учился программированию. Мы познакомились, когда он оканчивал Бенаресский университет и должен был подавать документы в магистратуру в Бангалор, переехать туда и стать программистом. Так решил его отец, хотя Вишну мечтал совсем не об этом. Но в Индии слово родителей — закон, и почти всегда дети учатся и работают там, куда их решили отправить родители. А уж выйти замуж или жениться индусы могут только с их письменного согласия и разрешения. Не выйдет, как в России, просто пойти с паспортами в загс.

Я очень внимательно слушала Вишну — так для меня было ново, странно и удивительно то, насколько закрыто их общество. Подумать только, они даже не могут пустить людей других каст к себе в дом! Он сразу предупредил меня, что в индийских реалиях его родители, скорее всего, никогда не смогут меня признать, но уверил, что хочет жить свою жизнь, а не придуманную за него кем-то. Пусть даже этот кто-то — его собственный отец. Любить и быть с той, кого любит.

Родители Вишну впервые увидели друг друга на свадьбе. В сущности, их поженили, не спрашивая согласия. Они, впрочем, прожили вполне счастливую жизнь, у них трое замечательных детей. И так живут почти все — брак по любви в Индии возможен разве что в кино. Родители и родственники не могли представить, что кому-то (например, Вишну) придет в голову жениться по любви. В Индии свадьба — объединение семей, раз и навсегда. В большинстве случаев никого не интересует мнение потенциальных супругов: дети зависимы от родителей финансово, и пойти против воли семьи — тоже, скорее, сюжет для индийского кино.

Вишну пообещал тогда: «Это моя жизнь, и я люблю тебя. Я приеду в Россию, как только, как смогу, и женюсь на тебе». Хотя ему пришлось непросто — едва ли не вести двойную жизнь, многое скрывать. Денег у него, студента, не было, ему приходилось выкручиваться и даже немного обманывать родителей: рассказать о том, что происходит в его жизни, о том, какое будущее он видит для себя, Вишну не мог. Узнай обо всем отец, он поставил бы ультиматум и ни за что не разрешил бы ехать в Россию. Но наша судьбоносная встреча в Варанаси и не менее судьбоносная неделя в Гоа не могли закончиться ничем. Столько мыслей, сомнений, эмоций, но в одном я была уверена точно: у истории будет продолжение.

В день расставания в аэропорту мы поцеловались и обнялись, будто в последний раз. Даже узнав про его семью накануне, я верила, что Вишну сказал чистую правду: он действительно хочет приехать в Россию и быть со мной. Но одновременно мной овладело уныние: мне казалось, что нам никогда больше не суждено увидеться.

Расставаясь, оба плакали. Я впервые увидела слезы Вишну — до этого я знала только солнечного молодого человека с обескураживающей белоснежной улыбкой. Впереди были долгие месяцы бумажных писем, онлайн-переписки и разговоров по Skype. Мы старались сохранить наши чувства.

Письма Вишну из Индии в Россию


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.