электронная
72
печатная A5
325
16+
Ту-ту

Бесплатный фрагмент - Ту-ту

Объем:
120 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-9164-2
электронная
от 72
печатная A5
от 325

В этой книжке всё-всё правда. И чёрные орхидеи из цыганок, и продавцы коровьих голов, и невеста в пустом вагоне, и безумные старушки, и чересчур умные дети… В общем, всё! Каждая из этих историй, каждый разговор случились на самом деле и были честно подслушаны и подсмотрены за несколько лет регулярной езды на работу и обратно по Белорусской ветке РЖД. Так что и придумывать, кроме этого вступления, ничего не пришлось. Нужно было только запомнить, записать и показать вам. Что я и сделала. Приятного просмотра!

1

Обычно в электричках ездят люди. Люди — тёплые. И бывает, что в вагоне не топят. Тогда тёплые люди греют холодные лавочки собой. Сегодня, с надеждой именно на такой ход событий и тепло я плюхнулась на лавочку сразу после вставшей с неё девушки… Но лавочка оказалась абсолютно холодной. Видимо, в электричках ездит кто-то ещё помимо людей.

2

Солнечное утро, в вагоне царит добродушная атмосфера, народу не много, кругом улыбки и негромкие разговоры. Вдруг дверь из тамбура резко открывается, входит лоточник со скорбным выражением лица и замогильным голосом произносит:

— НУ, А ТЕПЕРЬ О СЕРЬЁЗНОМ…

3

Один из неиссякаемых источников прекрасного в электричках — продавцы всякой всячины. Умеют они привлечь внимание парой неожиданных фраз, работа такая. Сегодня, например, в вагон стремительно ворвался белобородый дедушка и обратился к народу так:

— Друзья! Если у кого просыпается интерес к литературе и мороженому — быстрее сознавайтесь, пока мы не расстались…


И как-то сразу начал просыпаться задремавший было интерес и к тому, и к другому.

4

Сегодня продавали нечто под названием «образивный парапласт Золушка». Странное такое сочетание слов… Из той же серии могли бы быть «суперпозитронный ликвидатор Птичка» или «беспроводной куэнзим Пушок». Как будто последнее слово старается прикрыть своим дрожащим мягким тельцем провода и стальные пластины предыдущих двух. Ярко представила себе. Испугалась. Не купила.

5

Когда Вселенная что-то хочет вам сказать — она же не может это напрямую сделать, типа «Здравствуйте, я Вселенная, и хочу вам сказать…».

Во-первых, потому что после такого начала вы и слушать её не станете, а тут же переключите канал со вздохом «опять эта дурацкая реклама…».

А во-вторых, не понятно, в каком облике перед вами при этом представать — чтобы вы от эстетического шока тут же не потеряли дар восприятия.

Поэтому умная Вселенная выбирает формы опосредованные, а формулировки упрощённые, переведённые со вселенского на общедоступный.

Сегодня, например, она воспользовалась слегка помятой и нервной оболочкой машиниста электрички и раз пять повторила громким голосом фразу, через которую едущее на работу человечество должно было уяснить один из основополагающих законов своего счастливого бытия:

— НЕ МОЖЕШЬ ЗАЛЕЗТЬ — ОТОЙДИ ОТ ВАГОНА!

6

Двое молодых людей студенческого вида негромко разговаривают рядом в переполненном тамбуре:

— …и вот, значит, я слышал, что сейчас в мире где-то около 30-ти стран могут производить ядерное оружие…

— Могут или производят?

— Ну, раз могут, значит производят.

— Ндаа… так скоро третья мировая война начнётся, лет через двадцать.

— И останется после неё всего миллион человек.

— Нее, миллион — это много… А представь, останутся две блондинки. Что они будут делать??

7

Дяденька довольно неприятного вида вышел на остановке со мной вместе, продолжая говорить по телефону неприятные вещи кому-то там:

— …нет, ну почему ты всё время звонишь не вовремя? Ну ты же знаешь, когда мне звонить! А звонишь всё время тогда, когда я не могу разговаривать… Да, я понимаю, что хочется… А ты тогда так делай — как захочется мне позвонить, жди двадцать минут и только потом звони…


И так вдруг захотелось, чтобы тому, кто ему звонил, через 20 минут перехотелось это делать навсегда…

8

Белорусское направление — на самом деле направление не железной дороги, а особой духовной практики «созерцания движения поездов».

Для достижения просветления требуются:

два мужика

два пенька (но не обязательно)

две сигареты или два стакана

железная дорога

проезжающий мимо поезд

весна

9

Сегодня в окно вагона мне было видно, что вода в проплывающем за окном пруду почему-то ярко-фиолетовая. Это странно, ведь школьники уже давным-давно не пользуются чернилами. Я — и то писала ими всего один раз в жизни: выводя пером с красной деревянной ручкой важную телеграмму на затерянной в неведомых каких-то землях почте. Так что школьники и я — вне подозрений. Остаётся единственный вариант — в пруду завелись каракатицы, и у них перестрелка.

10

Есть куча версий того, на что можно смотреть бесконечно. Вчера к ним добавилась ещё одна — на то, как воробей чешет макушку о рельсы.

11

«Середина свободна! Проходите!» — каждый пятый, влезающий в вагон, влезает в него именно с этой фразой. Он не может видеть при этом середины, но почему-то свято уверен, что она свободна! Только эта непоколебимая вера толкает его на невозможное — протиснуться в плотную, уже практически непроницаемую стену человеческих тушек. Вера в мифическую свободную середину смиряет его с необходимостью временно поместиться в душный ад, причём добровольно. Ведь кто-то обязательно доберётся до свободы, пройдёт вперёд, и места станет больше, и ему станет лучше. Но никто не проходит, потому что некуда. Потому что если достаточно долго и остервенело протискиваться вперёд, ожидая обрести, наконец, свободу, то в результате опять окажешься у входа, где, возможно, будет ещё хуже. Ведь на самом деле вагон — это кольцо. И у него нет середины! Или она есть, но в параллельном измерении, куда попадают только самые просветлённые. Настолько просветлённые, что им никогда не надо ездить в электричке в час пик. Однако эзотерическое существование свободной середины будоражит смутным воспоминанием о себе самые восприимчивые души. Они чувствуют её присутствие и возвещают о нём — но им, как водится, никто не верит. Никто и не догадывается, что, может быть, они призывают вовсе не к физической толкотне — а к тому, чтобы каждый внутри себя нашёл свободную середину, добрался до неё, успокоился и не толкал больше ближнего своего локтем в живот.

12

Вчера, 23-го августа 2007 года, в 19.47, на Белорусском вокзале две католические монахини рассматривали лягушку. Лягушка от важности пускала мыльные пузыри. Пузыри отрешённо парили над грязным привокзальным асфальтом. Женщина, продававшая пластиковую лягушку, умеющую выдыхать мыльные пузыри, не смогла найти подходящего для такого момента выражения лица. Так и стояла, совсем без выражения, мерно нажимая на игрушечный курок.

13

Пакет, ботинок и дуршлаг заняли всё первое сиденье в вагоне, просто прямо таки разлеглись на нём.

Если учесть, что поезд шёл из депо, выходит, они тут ночевали. Да и сейчас ещё, похоже, спали себе спокойненько.

Заходящий народ проявлял чуткость и не трогал. Даже когда набился полный вагон, их никто даже не попытался подвинуть.

Иной скажет — оно и понятно, люди нынче учёные, и ни за что не трогают бесхозно лежащие предметы.

А я скажу, что гораздо прикольней жить в реальности, где этому есть какая-то другая причина.

14

Сегодня целый час стояла на платформе и спешила.

15

Приготовив разношёрстные объятья,

на причёсанность нацелившись мою,

пассажиры — получасовые братья —

ожидают в электрическом раю.


Опуская свои длинные ресницы,

в полудрёме ожидая время Ч,

пассажиры, как доверчивые птицы,

спят по очереди на моём плече.


В окнах взглядами проделывая дыры,

мир впуская через мутное стекло,

поневоле самовольно пассажиры

делят воздух на пространство и тепло.

16

Вечером в переполненной электричке в сторону Можайска ехала невеста, самая настоящая — в белом платье и венке. Но без фаты и без жениха. С каким-то пожилым дяденькой. Интересно, она ехала на свадьбу или уже с неё?

А красивая была бы картинка — целый поезд, в котором только невесты. Сидят, в окошка смотрят, белые платья на коленках разглаживают. И вдруг навстречу — ещё один поезд, а там — только женихи. И то недолгое время, когда окна поездов совпадают в движении, невесты и женихи смотрят друг на друга…

17

С утра мой поезд едет через лес.

В лесу этом есть одно интересное место, которое я уже давно взяла на заметку.

Расположено оно довольно далеко от каких либо дорог и домов, и тропинок там никаких не видать рядом. То есть, чтобы туда попасть, надо специально задаться такой целью и долго идти по буеракам и прочим пересечённым трудностям.

Но, несмотря на это, в этом месте всё время появляются какие-то странные вещи, не очень-то вписывающиеся в окружающую его безлюдную лесную среду.

Началось всё с раскрытого чёрного зонта.

Потом его сменили два кожаных стула.

Потом большое красное пластиковое ведро.

И вот совсем недавно там же была замечена пустая тележка из супермаркета.

Как это всё туда попадает, и зачем, и куда потом девается — науке неизвестно.

Надо продолжить наблюдения.

18

Когда от Белорусского вокзала отходит поезд на Варшаву, включают полонез Огинского. И небо становится сиреневым. Возможно, это особый эффект именно этого набора звуков.

Говорят, такой же есть у песни Spanish Caravan в исполнении Doors.

Когда она звучит, обязательно начинает идти дождь. Ну или хотя бы тучки набегают.

19

Пока шли по мосту через железную дорогу, какой-то бородатый расхристанный мужичок громко возмущался рядом:

— …вы тут все какие-то не конкретные пацаны живёте… Это у нас только конкретные, а тут нет! Спрашиваю его — как дойти до Киевского вокзала — не знает. Двадцать пять лет в городе живёт и не знает. Тьфу ты, это москвич разве? Вот ты ко мне в Одинцово приедь, спроси, я тебе с закрытыми глазами покажу, где чего поесть, где чего украсть…

20

На вокзальной скамейке притулились два потрёпанных бомжика — Он и Она. Она держит в руке уже почти совсем пустую бутылку вроде бы водки и допивает последнее на глазах у Него. Он уже даже ничего не говорит, только смотрит пристально. Слизнув языком финальную каплю со стеклянного горлышка, Она победно ставит бутылку на пол, разворачивается к Нему и неожиданно кокетливо, поправляя грязным пальцем несуществующий локон, произносит:

— Вот такая я жестокая женщина!

21

С утра в электричке большой и весёлый мужчина продавал зонтики. К нашему последнему вагону у него остались только несколько чёрных и ещё один.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 325