электронная
90
печатная A5
256
12+
Трюфельмаг

Бесплатный фрагмент - Трюфельмаг

Грибная сказка

Объем:
58 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-1966-1
электронная
от 90
печатная A5
от 256

Гостеприимное кафе в центре маленького итальянского города было открыто каким-то заезжим американцем лет пятнадцать назад, когда он, путешествуя по миру, вдруг понял, что двигаться дальше нет средств. Машина его вышла из строя так давно, что он забыл название города, в котором ее оставил. Бредя в пыльном, потертом, но все еще приличном костюме по шумным улочкам, он вдруг остановился у молодого каштана и сунул руку в карман. Пошарив, достал оттуда недоеденный трюфель, случайно раскопанный в лесу, и весело подбросил его вверх. Идея, мелькнувшая в голове, была проста и гениальна. Буквально через месяц на этом месте появилось кафе, в котором готовились исключительные грибные блюда. Трюфели росли в изобилии. Местные жители охотно собирали их в широкие корзины и, укрыв травой, несли прославившемуся американцу.

Шли годы, кафе процветало, его прежний хозяин уехал домой, оставив свое дело молодому способному поваренку, заключив с ним договор на регулярное получение доходов заведения. И все бы ничего, да только местные жители стали понимать, что количество трюфелей в их лесах заметно уменьшается. Грибы выросли в цене. Блюда из них стали лакомством богачей. Кафе, несмотря на свою привлекательность, стало терять клиентов. И вскоре была объявлена охота на трюфели.

***

Тем не менее жизнь шла своим чередом. Люди ежедневно решали какие-то насущные проблемы. Утро в городе начиналось примерно так:

— Рико! Рико! Где ты оставил свои туфли. Я жду тебя уже целый час. Яичница стынет.

— Меня не было всего пять минут. А ты что, снова приготовила эту противную яичницу?

— Что? Моя яичница тебе противна? Она, между прочим, сделана из яиц, которые несут твои куры. Какое царское наследство завещал нам твой отец.

— Ах, тебе не нравится мой отец. Значит, моя семья не так хороша для тебя?

— А ты что о себе возомнил?! Думал, я променяла на тебя заморского принца? Бедная я, несчастная. Уходи, уходи.

— И не подумаю.

— Уходи. Дети! Ваш отец собирается бросить нас!

Через десять минут все налаживается. Семья садится за стол. Прямо напротив двери лицом к входящим сидит отец семейства. Справа от него — потомство мужского пола. Старший Луино, за ним Пуино, следом Габано и Рабано. Слева — дочери. Первая по возрасту –Инета, за ней Санета, на третьем стуле Кларисса и наконец Мариса. На ней стол заканчивается. На дальней стороне прямо напротив отца сидит мать и младшенький сын. Находясь в таком удобном месте, он получает тумаки сразу с обеих сторон от братьев и от сестер. Его зовут Ромео. Он любимец мамы и папы. Ромео семь лет. Он еще слишком молод, для того чтобы быть расчетливым, и недостаточно зрел, чтоб перестать верть в чудеса.

За трапезой обсуждается многое: во сколько вчера вернулись соседи; чей пес ходил всю ночь по улицам и не давал спать, лая на дворовых собак; какие платья следует надеть на праздник, устроенный в честь сеньора Вакасо, умершего десять лет назад, но чем-то прославившего город; и, наконец, трюфельные новости. Кто бы мог подумать, да ведь если найти теперь хороший гриб, можно стать аж миллионером.

— Джулия, ты слышала? Я к тебе обращаюсь! — кричал глава в другой конец стола, прорываясь сквозь многочисленные диалоги, ведущиеся между членами семейства.

— Что ты там кричишь? — обратила наконец на него внимание Джулия.

— Тихо!

Все сразу стихли и посмотрели на отца. Тот подождал, пока старший сын откашляется от застрявшего в горле куска, и повторил.

— Исчезновение грибов может пойти нам на пользу.

Дочери захихикали, сыновья переглянулись.

Отец продолжал:

— Мы можем разбогатеть.

На секунду вновь возникла тишина, но тут кто-то прыснул, и вся семья залилась громким хохотом. Отец подождал, пока утихнет ликование и произнес:

— Я понимаю, как вы рады слышать подобную новость, но разрешите мне раскрыть вам свой план.

— План?

— Мы должны что-то делать? — посыпалось со всех сторон.

— Это будет несложно. Думаю, мы проведем время с пользой.

Рико положил вилку на стол и азартно потер ладони.

Джулия тоже отложила вилку и поставила руки на бедра. Все опасливо посмотрели на мать.

— Тише, тише, дорогая, здесь дети, — Рико даже не дал открыть Джулии рот. — Я все продумал, мы будем первыми, до этого еще никто не догадался.

— Уж не хочешь ли ты сказать, что твой язык может предложить что-то дельное.

— Да, да. Только умоляю, никому ни слова. Если соседи узнают, у нас будут серьезные конкуренты.

— Ну, что. Говори скорей, что ты придумал.

Рико поднял вверх указательный палец.

— Все думают, что из наших лесов исчезли грибы. Я уверен, что скоро в газетах станут печатать объявления о том, что нашедшему трюфель, будет предложено достойное вознаграждение.

В комнате стояла тишина. Тут кто-то уронил ложку, и все очнулись.

— Пап, никто не даст хороших денег за какой-то гриб.

— Даст, — Рико продолжал стоять с поднятым пальцем в знак того, что речь еще не окончена. — Я узнал. Через неделю в наш город приезжает тот самый американец.

Слова «тот самый американец» могли означать только одно — возвращение прежнего хозяина грибного заведения.

— Так вот, — продолжал Рико, — этот американец до того разбогател, что готов выложить миллион за блюдо, приготовленное из трюфеля.

Джулия прижала руки к лицу.

— Мы найдем гриб, — поставил точку отец, и тишина в столовой взорвалась восторженными аплодисментами.

***

Итак, у семьи Чинучелли была ровно неделя. Девочки представляли себя в роскошных нарядах, мальчики свысока поглядывали на знакомых сверстников, и лишь родители да младший Ромео серьезно готовились к предстоящему делу.

Сперва Рико обзавелся свиньей. Он ездил за ней в другой конец города, чтоб избежать подозрений. Там он сказал, что свинья ему нужна для предстоящих торжеств. На самом же деле как только Рико выпустил ее из мешка у себя во дворе, то тут же предпринял попытку научить бедняжку брать след. После долгих усилий, он сел на скамью и задумался. Через некоторое время взгляд его прояснился. Рико схватил несколько лир и помчался к приятелю, страстному охотнику, чтоб попросить на прокат низкорослого длинного пса, известного своим безошибочным чутьем на сурков и лис, таящихся в норах.

Через пять дней жителям ближайших домов довелось увидеть следующую картину: повесив на калитку ржавый, найденный на чердаке замок, Рико занял место во главе колонны. Семья из одиннадцати человек шагала по пыльной дороге в сторону леса. Всем встречным Рико словно мимоходом объявлял, что давно не был на охоте. И вот теперь, когда выдалась такая благоприятная погода, он решил провести время с семьей, чтоб как следует отдохнуть в лесу. Отсутствие ружья на плече говорящего не вызывало никаких сомнений в истинности мероприятия, настолько убедительной была речь главы и решительность всего семейства. Немаловажным доказательством служил пёс, известный городу своими трофеями. Пёс бежал впереди и нисколько не волновался о том, кого на сей раз сопровождает.

Стояла ясная погода. Стройные деревья, шумя листвой, поднимались вверх по пологим склонам гор. Небольшие подъемы давались легко, взрослые деревья бросали семена в богатую почву и растили потомство, которое, достигая зрелости, оказывалось выше на добрую треть и в свою очередь также шагало по склону, стремясь к самому верху.

Вдали от деревни простирались вершины, покрытые снегом. У подножия одной из гор начинался водопад, обрушивающий тонны пресной воды в прозрачную реку. Вода бежала по камням. Гладкая галька, обтертые валуны, недавно обвалившиеся куски горной породы, булыжники с острыми краями — все они образовывали дно и местами торчали из воды. Черные влажные деревья, перекинутые мостками и разбросанные по берегам, тоже провожали прозрачный прохладный поток.

Местные жители переходили реку не разуваясь. Дневные лучи солнца быстро проникали сквозь не обремененную илом глубину и долгие часы ласкали воду теплом. Твердое дно, сплошь состоящее из камней, наваленных как попало, могло поранить ноги любителям сухой обуви, решившим перейти брод босиком. Шаткие обломки, еще вчера бывшие стенами скал, виляли из стороны в сторону. Не удержав равновесия, люди падали в воду. Однако такая неудача не могла надолго испортить настроение.

Лагерь решено было разбить у подножия невысокого холма метрах в двадцати от берега. Остановка вызвала единодушное одобрение, но место стоянки вскоре подверглось многочисленной критике. Рико отстаивал выбор, приводя в доказательство все приметы, то бишь выгодные условия для роста трюфелей, а также близость воды, необходимой для приготовления пищи, и холм, защищающий от холодного северного ветра. Угомонившись, семья приступила к устройству лагеря. Мужчины, распаковав багаж, достали огромный кусок непромокаемого материала, которому суждено было стать всеобщим укрытием. Женская половина разделилась на две части. Одни пошли в лес за хворостом для костра, другие занялись сортировкой провизии. Никто не знал, на сколько дней затянутся поиски, а количество и состав продовольствия не поддавались никакой логике. Авантюризм искателей приключений двигал семьей, пришедшей в лес, и только теперь, оказавшись на месте, все поняли, как далеки они были от реальности.

— Рико! Где ты взял эти макароны?

— Джулия! Лучших спагетти не найти и на двести миль вокруг. Я брал их в магазине у Ласко, а ты знаешь Ласко, он торгует качественным товаром.

— Твой Ласко — мошенник. Я не удивлюсь, если узнаю, что эти макароны он делает сам в своем же подвале из самой дешевой муки.

— Джулия, Ласко ничего не изготовляет, у него способности к торговле, он привозит все с лучших заводов и пекарен. Посмотри.

Рико указал на ярлык, привязанный к мешку, на котором значилось клеймо известнейшего производителя.

— Когда мы опустошим этот мешок, и у тебя будет такое клеймо. Рико! Надеюсь, мы здесь не надолго, — грозно заметила Джулия, пнув ногой тюк и вытряхнув сумку в поисках соли.

— Да, дорогая, я уже приступаю к делу.

Рико осмотрелся по сторонам в поисках собаки и, к удивлению, обнаружил, что совершенно не помнит, как зовут пса. Он посвистел, похлопал в ладоши, но пес не отозвался.

— Кто его знает, где он ходит, — недовольно пробубнил Рико и полез в мешок за свиньей. Как только он развязал шнур, стягивающий горловину, поросенок с визгом вырвался на свободу.

— Держите его, держите! — отец семейства бросился вслед заливающемуся поросенку. Круша все вокруг, Луино и Пуино кинулись за отцом. Габано и Рабано, увидев суматоху, побежали вслед за братьями.

— Что случилось? Что случилось?

Опрокинулась корзина с фруктами. Яблоки покатились под ноги.

— Что происходит?! — Джулия бросилась к корзинам. Поросенок неожиданно развернулся и пустился назад. Рико расставил руки, чтоб поймать его, но на них тут же наткнулись старшие сыновья. Рико потерял равновесие, и все упали на землю. Беглец прошмыгнул между телами, поднял облако пыли и устремился к реке. Тут на подмогу пришли младшие братья. Они окружили его и погнали в воду. Поросенок остановился. Осмотревшись по сторонам, он выбрал слабое звено и кинулся под ноги самому неповоротливому. Громко взвизгнув, он и вовсе расчистил себе дорогу.

— Какая умная свинья! — воскликнул Рико. — Скорее хватайте ее, это настоящий клад для нас.

Луино и Пуино сдернули с шеста предназначенный для палатки тент и, словно сеть, набросили его на перепуганное животное. Поросенок забился, ища выход, но тут все дружно упали на него сверху.

— Тихо, не раздавите его! — кричал отец сыновьям, вошедшим в раж.

Когда с поимкой было покончено и с земли убрали полотно, пред всеми предстал стреноженный удалец. Он лежал в пыли и хитро щурил глаз. Оптимизм наполнял все его тело.

— Вот такой нам и нужен, — Рико похлопал поросенка по спине и добавил, — я его сразу разглядел.

— Смотри, что он устроил, — простонала Джулия, — он мог оставить нас без еды.

— Не плачь. Ты, женщина, не понимаешь. Этот малец озолотит нас. Посмотри, какой герой.

Поросенок довольно хрюкал, кивая головой, словно соглашаясь.

— А что он умеет? Устраивать беспорядок, поднимать панику? Он даже не знает, зачем он здесь, а еще пуще он не знает, что такое трюфель. И не удивительно, даже наш младший сын и тот не знает, как выглядит этот гриб.

— Джулия, при чем тут это! Поросенку достаточно проголодаться, чтоб начать поиск. Мы должны неустанно следить за ним. Кстати, где Ромео и где тот пес?

Ромео тем временем знакомился с окрестностями. Его не взяли ни в одну из команд, и он был предоставлен самому себе. На всякий случай он взял с собой собаку. Вдруг заблудишься или натолкнешься на хищного зверя. Да и вообще с псом веселей. И вот уж пес никак не наградит тебя тумаками. Ромео наклонился, чтоб сорвать ягоду. Его рука утонула в высокой траве. Рыжий муравей наклонил стебелек и тихо покачивался вверх-вниз. Потом пробежал по ладони мальчика, щекоча кожу тоненькими ножками. Ромео присел, пес забрался к нему на колени и принялся лизать лицо.

— Нюэль, ты тоже чувствуешь свободу?

Пес часто дышал и преданно смотрел в глаза Ромео.

Издалека раздался свист. Ромео прислушался. Снова раздался свист, но уже гораздо ближе.

— Отец! Не нас ли ты ищешь? — мальчик выскочил на тропу.

— О, Ромео! Не видел ли ты, где гуляет пес нашего старинного друга?

— Нюэль со мной, мы как раз играли здесь на поляне.

— Очень хорошо. Значит ты смог подружиться с ним?

— Да, отец. Он отлично меня понимает.

— Как, ты говоришь, его зовут?

— Нюэль.

— Нюэль. Красивое имя. Где же он?

Ромео удивился, собака исчезла. Он засвистел, как отец, и вскоре услышал какую-то возню. Пес что было сил копал яму неподалеку прямо под развесистым деревом.

— Он что-то нашел.

Отец ринулся к нему.

Пес, злобно рыча, работал лапами.

— Ну же, ну!

Рико не верил в удачу. Ему всюду мерещились грибы. Он думал, что раз его семья пришла в лес за трюфелем, значит, все должно быть именно так — свинья искать, собака копать и ни на что другое не отвлекаться. Только грибы. Рико уже приготовился в нужный момент оттащить пса, чтоб тот ненароком не повредил тело гриба. Однако, дотронувшись до собаки, он получил от нее мощный пинок и пошатнулся. Возглас сына вернул его.

— Пап, смотри что нашел Нюэль.

— Где? Что? — Рико снова ухватился за собаку. — Ромео, помоги мне, мы должны успеть пока этот пес не испортил гриб.

Он потянул мохнатый дерзкий комок на себя и открыл отверстие, которое пес загораживал своим телом.

— Вот он, пап! — восторженно кричал Ромео.

— А, неужели мы его нашли, вот это удача. Сынок, что ты там видишь? Он большой?

— Да, пап, большой. И уши, и глаза, а хвост какой.

Отец выпустил собаку и уставился на сына.

— Какой хвост?

— Пап, я таких хвостов еще не видел. Нет, на картинках, правда, встречал, но думал, что все это выдумки художника, чтоб позабавить публику. Я сам, когда рисовал, тоже старался сделать кисточку.

— Да о чем ты говоришь, в конце концов?

— О тушканчиках. Так вот, пап…

Рико закатил глаза и повалился на землю, а сын все говорил и говорил. На миг Рико показалось, что он потерял сознание. Ему почудилось, будто из норы на него смотрит хитрый тушканчик, держащий в лапах громадный трюфель. Вот зверь оскалился в улыбке и уже готов вонзить свои острые зубы в сочную мякоть плода.

Тут Рико очнулся:

— Вот что, сынок, попробуй-ка объяснить этому, как его…

— Нюэлю.

— Вот-вот, что искать нужно не сурков, белок и лисиц, а грибы. Понимаешь?

— Пап, у него инстинкт.

— Инс… что? Где ты набрался таких слов. Скажи псу, что его задача в этом лесу найти то, что растет, а не то, что бегает.

Отец, кряхтя, поднялся с земли и зашагал к лагерю. На ходу он что-то бормотал, но Ромео уже не слышал, а только видел, как тот активно жестикулирует.

***

Тем временем в городке кто-то пустил слух, что вскоре всех жителей ожидает величайшее событие. Люди стали гадать, что же это за событие, кто виновник и какие последствия оно сулит. Разговоры шли всюду: на улицах, в домах, но самые горячие дискуссии происходили за столиками популярного кафе в центре города. Доход кафе от такого прилива посетителей стал существенно расти. Молодой поваренок радовался, придумывал все новые и новые блюда. Отсутствие трюфелей — коренных составляющих блюд славного прошлого кафе — никого не смущало. Предприимчивый юноша быстро нашел им замену. В лесу росло множество благородных грибов. Марсе, так звали паренька, подавал на обед суп охлажденным, как предпочитают аристократы. Это был суп-пюре из грибов с аккуратными подсушенными сухариками из пшеничной муки. Среди супов также славились сырные с мелкими профилями шампиньонов и мучные с золотистыми дольками лука, перемешанными с грибной крошкой. Второе предлагалось в широком ассортименте. Из шести основных блюд на этой неделе хит парад возглавляла ножка молочного поросенка с хрустящей корочкой, спрятанная в распаренной гречневой крупе, утыканной измельченным яйцом с редкими пятнами красного перца. Снизу из-под крупы вытекал ароматный бульон. Аккуратные лужицы окутывали небрежные кусочки томленых белых грибов, узнаваемых лишь по вкусу. Нарезанные в вольном стиле, они придавали блюду некую таинственность. Закончить обед можно было напитком из красных ягод, разливаемым в фужеры, на две трети заполненные белым мороженным.

Освежиться хотелось каждому. Двери впускали все новых и новых клиентов. Марсе даже стал сомневаться, что ему хватит посуды, и послал помощника в магазин, купить недорогих тарелок. Тарелки в заведении были самыми обычными и часто бились. Марсе не придавал им особого значения. Зато столовые приборы: ножи, ложки, вилки были изготовлены из хорошего серебра и помечены клеймом.

Посетители переходили от стола к столу, обмениваясь новостями. Со стены на них смотрел портрет американца, сделавшего кафе знаменитым. Американец был молод и красив. Сам портрет, сделанный пятнадцать лет назад, немного поблек, чего нельзя было сказать о глазах изображенного на нем. Взгляд успешного человека не тускнеет. Американец улыбался, видимо, чтоб поднять аппетит посетителей, и от этого кафе озарялось каким-то теплым светом.

На раздаче стоял парнишка лет тринадцати. Из-под белого колпака выбивался волнистый чуб, то и дело закрывавший глаз. Мальчик неустанно отбрасывал назад неугомонный локон. В семье Родригесов, к которой принадлежал мальчуган, такие локоны были у всех мужчин. Если на улице вам встречается сеньор, у которого половина лица закрыта челкой, будьте уверены: это Родригес. Все были убеждены — Родригесы неспроста прячут взгляд. Это хитрые люди, у которых неизвестно что на уме. Они всегда начеку, держа ухо востро. Нет, Родригесы не распространяли сплетни, они их собирали. Вот и теперь, стоя у котла со свининой, один из Родригесов прислушивался к разговорам на кухне.

Вокруг шипело, шкворчало, вскипал бульон, взрывая пузыри. В котлы сыпалась соль, подливалось масло. Огромные черпаки кружили куски мяса и овощей. С противней исчезали пышные ломти омлета, начиненные грибами и помидорами. Непрерывная дробь ножей мельчила травы. С долек апельсинов и лимонов капал сок, декорируя ароматы. Несмотря на разнохарактерность блюд, запахи держались строго в зонах приготовления, не думая смешиваться.

В те дни на кухне трудилось четверо. Марсе помогали Родригес, Соне и Хорсе. Женщины редко допускались сюда. Марсе унаследовал хватку американца, а также его принцип — настоящую еду готовят мужчины. И мужчины трудились на славу. Они не отличались дотошностью, присущей женщинам. Небрежно бросая на чашу весов крупу или соль, Хорсе не собирался ждать пока стрелка замрет. Лишь только она касалась нужной цифры, как взвешенная порция снималась с весов, и на ее место подавалась другая.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 256