электронная
140
печатная A5
475
16+
Трудно быть демоном

Бесплатный фрагмент - Трудно быть демоном

Книга 1

Объем:
290 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-2769-8
электронная
от 140
печатная A5
от 475

Часть 1. Добро пожаловать в Ад!

Глава 1

Лиранден

Я стоял на обширной лужайке нашего сада и прицельно метал молнии в мишень. Хотя расчерченный черно-белыми кругами деревянный щит и был покрыт защитными чарами, но все равно уже начинал дымиться. Я злился, точнее был просто в ярости, и несчастная мишень в полной мере испытывала на себе всю глубину моего раздражения.

Кто бы мог подумать? Моя мать, которая всячески сторонилась демонов (и, надо сказать, у нее были на это веские причины) и потому уже почти пару десятков лет обходила стороной их мир, решила отправить меня учиться в самое пекло (в прямом смысле слова) — в Адскую Академию Огня! И даже это меня не расстроило бы до такой степени, если бы любимая матушка не решила при этом познакомить меня с моим демонским папашей, которого я в глаза не видел. И ни малейшего желания встречаться с ним после того, как я узнал историю моего появления на свет, у меня не возникает. Ну и что с того, что мой горячо нелюбимый папочка — один из самых богатых и влиятельных лордов Ада, и только с его помощью я смогу получить место в этой элитной Академии? Я прекрасно жил двадцать лет без него, проживу и дальше!

А зачем мне вообще нужна эта Адская Академия, спросите вы? Все дело в моих проблемах с управлением магией огня, которая прет у меня через край (благодаря все той же папочкиной наследственности, будь она неладна!). А поскольку демоны, для которых эта стихия родная, в моем Подлунном мире не живут, то и обучить меня профессиональному владению огнем никто не может. И моя мама — знаменитая на все Иномирье охотница за артефактами, и оба отца-дракона (ага, вот такой я богатенький на пап!) — очень сильные маги, управляющие всеми стихиями. Но даже они не владеют магией огня в достаточной степени, чтобы обуздать мою неуемную стихию. В результате имеем сожженные мной в разном возрасте ковры, картины, мебель и кучу прочей ерунды.

Но последней каплей в мамином терпении стал вчерашний поджог ее любимой конюшни. И ведь ни лошади, ни слуги не пострадали, а она все равно расстроилась.

Ну, случайно у меня это вышло. Я же не виноват, что тоненькая струйка огня, которой я хотел сбить перышко, крутившееся в воздухе, превратилась как-то в огненный поток и попала прямо в огромный стог сена у конюшни! Подумаешь, запас сена на всю зиму спалил, да и конюшня теперь для лошадей непригодна! Папы богатые, как-никак принцы Драконьей империи, за неделю им все восстановят. Но мама та-а-кой скандал закатила… Думал, она и меня спалит за компанию.

Но горячо любимая родительница поступила куда как хуже. Она заявила, что теперь точно отправит меня прямиком в Ад знакомиться с родным папашей, а заодно и магию усмирять. И отбытие наше намечено на завтра. То есть у меня осталось всего полдня свободной и счастливой жизни в родном замке у океана, в котором я живу со своей необычной семейкой почти всю сознательную жизнь, а точнее, с тех самых пор как моя мама вышла замуж сразу аж за двух принцев Драконьей империи.

Именно они-то и стали мне настоящими отцами, воспитывавшими, обучавшими магии и жизни при дворе. Они на самом деле классные мужики — сильные и властные, но перед моей мамочкой становятся просто послушными и кроткими ягнятами. Увы, это побочный эффект того, что она — их Единственная, и ради ее счастья они готовы на все. Вот и в истории с моей отправкой в Ад они тут же встали на ее сторону. Правда, оба категорически против того, чтобы моя мама шла туда со мной, но я-то прекрасно знаю, что она права: в нашей сложной семейной ситуации никто другой не сможет поговорить с лордом Сарденом аид Тантросом — Главным Советником самого императора Ада и по совместительству моим родным отцом. Как никогда я сейчас жалею, что родился не драконом!

Кстати, в своих душевных переживаниях я совсем забыл представиться. Я — Лиранден нар Каррад, по папе — демон, по маме — человек, по фамилии — дракон. Мне двадцать лет. Ростом высокий, лицом весьма привлекательный (определенно, папина заслуга: мама говорила, что он невероятно красив), волосы длинные, черные с ярко-красными прядями (опять же папочкино наследство). В общем, девушки из всех окрестных городов и сел выстраиваются в очередь, чтобы улучить хоть капельку моего внимания. А если учесть еще мою фамилию, которую я получил от папы Ардара — герцога по титулу и младшего принца Драконьей империи, то — можете верить мне на слово — следом за юными девицами выстраиваются в очередь за моими ласками и все имеющиеся поблизости молодые вдовы.

Я, конечно же, полудемон не жестокий: им всем не отказываю в стремлении к моей красоте. А вот в их стремлении к моему богатству я непреклонен: не нашлась еще та девушка, с которой я захотел бы прожить вместе всю жизнь. Если вдруг появится, тогда, возможно, я и подумаю о женитьбе, но это будет точно не сегодня.

Да-а… и не завтра. Завтра мы с мамочкой отправляемся на личную аудиенцию в поместье лорда аид Тантроса. Правда, он об этом еще не знает. Потому что, если бы узнал, то точно подготовился бы и убил мою горячо любимую мамочку за тот позор, который принес ее развод с ним. Представьте себе, это был единственный случай за всю демонскую историю, когда магический брак сумели расторгнуть! Да, я горжусь своей мамулей, она у меня уникальная! И горячо любимая. Поэтому я не допущу, чтобы этот наглый демон, будь он хоть трижды Советником императора, причинил ей хоть малейший вред. Тут папа Ар и папа Дарг пусть не переживают: у меня хватит сил, чтобы защитить свою мать.

Да-а, с последней молнией я, кажется, перестарался… Хорошо еще, что я решил в порыве растрепанных чувств пошвыряться молниями, а не огнем, а то бы не только мишень испепелил, но и проделал бы новую просеку в нашем и так уже изрядно подпаленном саду. Эх, я же тоже понимаю, что со своей неуправляемой стихией становлюсь уже просто опасным для окружающих. А в Ад все равно так не хочется!..

Ну вот, уже мама зовет. Сейчас отправит меня шмотки к завтрашнему перемещению собирать. Нет, так дело не пойдет! Надо срочно собрать всю волю в кулак и не раскиселиваться. Уже заранее чувствую, что нелегко мне придется среди демонов. Я же совсем их обычаев и порядков не знаю. А еще и среди самых привилегированных отпрысков окажусь… Но я-то ведь вообще из императорской семьи, чего это вдруг комплексовать начал? Все, делаю непробиваемое лицо и держу марку императорского Дома драконов! Но трудно-то как…

***

— Что бы ни случилось, что бы ты ни увидел, ни в коем случае не вмешивайся! — вещала, давая мне последние указания перед отбытием в Ад, мамочка. — У Сардена характер резкий, демонский, он, скорее всего, неадекватно отреагирует на мое появление в его доме. Ты должен замереть и ничего не делать! — Последние слова мама особенно выделила. Кажется, я начинаю понимать, в кого у меня такой взрывной темперамент.

Мы вдвоем стояли перед расчерченной октограммой огненного портала, и мама была уже готова активировать его, но почему-то медлила. Затем она с какой-то тоской в глазах посмотрела на меня и обняла, крепко прижав к себе.

— Лир, умоляю, будь осторожен с демонами! Будь тише воды и ниже травы! — Ага, интересно, как она себе это представляет? Не, не представляет, по ее страдальческому выражению лица вижу.

— Мам, успокойся! Все будет со мной в порядке, обещаю! В конце концов, я уже вполне взрослый дракон… — Я осекся, понимая, что именно сморозил.

— Вот этого я и боюсь. Ты вырос среди драконов и ощущаешь себя драконом. А должен чувствовать, что ты демон!

— Я не хочу быть демоном! — начал раздражаться я. — Уж лучше буду человеком, как ты.

— Но в Аду тебе придется быть демоном, иначе ты не выживешь. И уж, будь добр, постарайся соответствовать! Конечно же, не становись такой сволочью, как большинство этих цветноволосых, но все-таки постарайся хоть как-нибудь вписаться в их образ жизни и мысли.

Я заметил, что руки у мамы мелко подрагивают, а в глазах появились слезы. Бедная, как же она переживает за меня!

— Мам, ну не надо! — я бережно обнял ее. — Я буду стараться изо всех сил. Не переживай! И постараюсь постоянно слать тебе весточки.

Мама тяжело вздохнула, взяла себя в руки, и сразу на ее лице появилось привычное сосредоточенное выражение.

— Все, пора отправляться! Шагнешь в портал сразу за мной: я не смогу его долго удерживать.

Она сделала пасс рукой, и по четко выведенным углем на мраморном полу нашей портальной комнаты контурам побежали золотистые огоньки, которые быстро превратились в высокие алые сполохи, которые почему-то совсем не обжигали. Мама набрала в легкие побольше воздуха и шагнула в центр октограммы. Один миг — и она исчезла, словно растворилась. Я, недолго думая, шагнул следом за ней. Меня резко закрутило, перед глазами замелькали огненные сполохи, и вот я уже стою на черном мраморном полу широкого холла. Оглядевшись, я тут же увидел маму, которая стояла, согнувшись и пытаясь отдышаться. Перемещения через огненные порталы она всегда переносила гораздо хуже, чем я.

Не успели мы оглядеться, как к нам уже бежала куча охранников с готовыми сорваться фаерболами в руках. Мы с мамой в долю секунды, не сговариваясь, выставили вокруг себя красно-синие драконьи щиты. Демоны замерли от неожиданности, затем вперед выступил, видимо, старший из них и вопросил:

— Кто вы, и как посмели нарушить границы имения лорда аид Тантроса?! О вашем прибытии не было никаких указаний.

Его вопрос был вполне закономерен: под нашими плащами из непробиваемой питоньей кожи с низко надвинутыми капюшонами нас невозможно было разглядеть. Мама усмехнулась:

— Доложите лорду аид Тантросу, что к нему прибыла делегация от драконов Подлунного мира.

Главный охранник на секунду замешкался, а потом кивнул своему подчиненному, и тот резво взлетел по широкой черной мраморной лестнице с красной ковровой дорожкой наверх. Прошло немного времени, и демон вернулся.

— Лорд аид Тантрос готов вас принять, но не более пяти минут.

— Более пяти минут я тут не намерена оставаться, — фыркнула мама. — А вот за юного лорда не ручаюсь…

Я укоризненно посмотрел на мать: зачем она провоцирует демонов, ведь мы на их территории? Но она, как ни в чем не бывало, направилась мимо оторопевшего от такой наглости охранника.

— Миледи, я провожу вас, — послышалось сзади.

— Если за последние двадцать лет расположение кабинета лорда аид Тантроса не изменилось, то я еще помню, где он находится, — небрежно бросила мама через плечо, даже не подумав остановиться.

— И все-таки я должен вас сопроводить! — настаивал начальник охраны.

— Да пожалуйста! Свита нам не помешает. — В этот раз мамочка даже не оглянулась, лишь небрежно махнув рукой.

Демон явственно заскрежетал зубами, но последовал за нами.

Поднявшись на второй этаж и протопав изрядно по длинному темному коридору, отделанному в черно-красных тонах, с магическими свечами по стенам, мы приблизились к массивной резной деревянной двери из мореного дуба.

— Мам, и ты жила в этом мрачном склепе?! — тихо спросил я.

— Представь, каким для меня это было кошмаром! — так же тихо ответила она.

Я чуть не застонал в голос: если в Аду везде так, то я быстренько загнусь только от этой угнетающей атмосферы. Меж тем, охранник догнал нас и постучал в дверь.

— Войдите! — услышали мы сильный и властный голос. У меня против воли мурашки пробежали по спине. Мама тоже на секунду замешкалась, выдавая свое напряжение.

Охранник распахнул перед нами дверь, и мы шагнули в просторный и на удивление светлый кабинет, отделанный дубовыми деревянными панелями, с тяжелыми бархатными бордовыми портьерами с кистями на больших окнах. После темного коридора невольно захотелось прищуриться.

Дверь за нами тихо закрылась, и я огляделся. За массивным столом, перед которым стояло два мягких стула с изогнутыми ножками, сидел ОН. Я никак не мог отвести взгляда от широкоплечей фигуры лениво откинувшегося на спинку своего кресла мужчины. Мама была права: этот демон был нереально красив. Но жесткое выражение на, казалось бы, расслабленном лице не оставляло иллюзий: он был опасен, смертельно опасен. И это был мой отец…

Эта истина только сейчас до меня дошла в полной мере. Я смотрел на демона, давшего мне жизнь, кровь которого текла в моих жилах, и вдруг почувствовал неуверенность. Мне неожиданно захотелось, чтобы он принял меня. Я понял, что если он откажется от меня, то мне будет больно. От этого осознания мне стало совсем не по себе.

Меж тем, демон пару минут молча разглядывал нас, а затем лениво произнес:

— Кажется, у меня нет никаких отношений с драконами Подлунного мира. Что вам здесь нужно? Выкладывайте и убирайтесь отсюда!

Я напрягся от такого откровенного посылания куда подальше, но мама ничуть не смутилась:

— Сарден, неужели ты растерял последние навыки хорошего тона и даже не предложишь даме присесть? — в голосе мамы была слышна явная насмешка.

Демон вздрогнул и напрягся. Доля секунды, и он уже стоял около нас, прижимая мою мать за шею к стене.

— Ты?! Как у тебя хватило наглости явиться в мой дом?! — прошипел он и тут же жестко усмехнулся: — Видимо, тебе просто жить надоело. Что, драконы уже не удовлетворяют все твои прихоти?

Он сжал пальцы сильнее, и мама начала задыхаться. Заклинание тут же заиграло на моих пальцах. Но мама словно угадала мои намерения и едва прохрипела, протянув ко мне руку:

— Нет, Лир, не надо!

Демон замер. На его прежде каменно-надменном лице заиграли эмоции, сменяя одна другую: недоумение, недоверие, злость, растерянность. Он невольно ослабил хватку и повернулся ко мне.

— Лир? Лиранден? Ты, серьезно, привела ко мне моего сына?!

— Если ты не отпустишь меня, то мы не сможем поговорить, — просипела мама, но дышать ей уже явно было легче.

Демон пристально посмотрел на нее, откинул второй рукой ее капюшон и несколько секунд задумчиво разглядывал.

— А ты стала еще красивее, — наконец произнес он. — Может устроим воссоединение семьи, вспомним времена, когда мы были вместе? — Он, слегка касаясь, провел по ее щеке острым черным когтем, затем обвел по контуру губы.

Меня начало тихо колотить от такого бесцеремонного отношения к моей матери. Но она по-прежнему выглядела абсолютно невозмутимой.

— Ну, если ты не боишься быть разорванным на мелкие кусочки двумя разъяренными драконами, то попробуй, рискни, — она пожала плечами. — Правда, перед этим еще и от меня получишь.

— Ты угрожаешь мне в моем собственном доме?! — демон опять сжал сильнее ее шею.

— Только тронь ее, и от тебя мокрого места не останется! — прошипел я, снова готовя молнию помощнее.

Демон удивленно приподнял бровь:

— Ты это мне, мальчишка? Я могу убить ее, а затем и тебя, и ты даже руку поднять не успеешь. Но твоя смелость мне нравится. Ладно, выкладывайте, что вам от меня нужно, — он отпустил мать и, спокойно, без всякого страха повернувшись к нам спиной, прошел к своему креслу за столом. Мы с мамой заняли гостевые стулья.

— Сарден, — начала мама, откашлявшись и потерев пережатое горло, — у нас возникла проблема, точнее у Лирандена. И причина — в происхождении от демона. — Отец усмехнулся. — У него очень сильно развита стихия огня, и он не способен ей управлять.

— У вас же целая семейка сильнейших магов. Что же вы не можете его обучить? — демон удивленно вздернул бровь.

— Никто из нас не владеет в должной мере магией огня. Это ваша, демонская стихия, и только под руководством опытных демонов Лир может ей овладеть.

— Чего же ты от меня хочешь? Чтобы я занялся его обучением? Я слишком занят на службе, чтобы добавить себе еще и эту заботу! — равнодушно ответил демон, которого мне упорно не хотелось называть отцом.

— Нет, Сар, это было бы слишком большой жертвой с твоей стороны, — мамины губы изогнулись в презрительной усмешке. — Я хотела лишь попросить тебя посодействовать поступлению Лира в Адскую Академию Огня. Насколько я помню, вы с ректором Академии близкие друзья. Не мог бы ты замолвить словечко за своего сына? — последние слова она выделила.

Демон резко подался вперед:

— Странно, что ты только сейчас вспомнила об этом! Ты не дала мне увидеть, как он родился! Ты двадцать лет не подпускала меня к нему! А теперь пришла, как ни в чем не бывало, просить о помощи?!

Глаза демона сверкали яростью, казалось, он сейчас вспыхнет пламенем и спалит все вокруг. Я с беспокойством взглянул на мать, но она сидела совершенно спокойно и расслабившись, словно у них с демоном шла обычная светская беседа.

— Сар, я пришла сюда не для того, чтобы ворошить прошлое. Я здесь, чтобы обсудить настоящее и будущее нашего сына. В данный момент меня интересует только одно: ты готов признать его своим сыном, дать ему свою фамилию и помочь с обучением? Если нет, то мы тотчас же покинем эту территорию и будем искать возможность обучить Лира магии огня в Иных мирах. Демоны живут много где. Но эти миры слишком далеко от нашего, мы сможем встречаться с ним очень редко, а ты, скорее всего, больше не увидишь его никогда. Сейчас у тебя есть шанс познакомиться с сыном поближе, постоянно следить, чтобы с ним все было в порядке и ничего не случилось. Выбор небольшой, но только тебе решать, что выбрать.

Демон еще несколько секунд прожигал ее взглядом, а потом откинулся на спинку кресла, скрестил руки на груди и замолчал, видимо, что-то обдумывая. Он смотрел на мою мать, потом переводил взгляд на меня, и снова на мать. Наконец, он произнес:

— Сними капюшон, Лир, я хочу посмотреть на тебя!

И только тут до меня дошло, что я все это время так и сидел в плаще с низко надвинутым капюшоном. Я открыл лицо, и сидящий напротив демон буквально впился в меня глазами. Он медленно разглядывал каждую черточку моего лица, пока наконец не расслабился, и легкая удовлетворенная улыбка не скользнула по его губам.

— Я признаю его своим сыном, — произнес он, продолжая смотреть только на меня. — Я дам ему свою фамилию, свой титул и назначу своим наследником. Также я окажу ему помощь в обучении. — Он замолчал и перевел взгляд на мою мать, которая, кажется, только сейчас облегченно выдохнула. — Но только при одном условии. — Опять пауза. Мама снова напряглась. — Ты будешь прибывать сюда не реже, чем каждые полгода. Чаще можно, реже — нет. И будешь жить в моем доме по две недели. Ты будешь ходить со мной на балы и приемы, проводить со мной вечера, ездить на пикники. Я бы пригласил тебя и в свою постель, но, боюсь, ты не оценишь по достоинству столь щедрое предложение. Итак, я свой выбор сделал, теперь уже ты должна выбирать, согласиться на мои условия или нет.

Демон удовлетворенно откинулся на спинку кресла и с ироничной улыбкой наблюдал за моей мамой. Внутри у меня все кипело от негодования. Как этот наглый демон смеет предлагать ей такое?! Мамуля, похоже, тоже ничего подобного не ожидала. Она смотрела на демона широко раскрытыми глазами и растерянно хлопала ресницами. Наконец, она прищурилась и зашипела:

— Ты, что, с дуба рухнул, демон?! Как тебе вообще пришло в голову предлагать мне такое?! У тебя совсем память отшибло, и ты забыл, чем закончились твои притязания на меня в последний раз? Сколько месяцев лекари пытались поставить тебя на ноги после перелома позвоночника? Ты хочешь, чтобы Даргнар повторил?

Лицо демона закаменело.

— Мои условия — частичная плата за все те страдания и унижения, которые я испытал, благодаря тебе и твоим драконам. Заметь, плата совсем мизерная, если учесть все, что мне пришлось пережить по вашей вине. И я требую выполнения своих условий, иначе сделки не будет!

Я не выдержал и вскочил на ноги.

— Мама, пошли отсюда! Не стоило даже пытаться договориться с ним. Папы были правы: не стоило сюда приходить.

Демон всего слегка махнул рукой, но меня тут же буквально сшибла с ног и вжала в спинку стула воздушная волна.

— Мальчик, помолчи, когда твои родители разговаривают! Не лезь в разговоры старших! Это тебе первый урок жизни среди демонов.

Он на меня при этом даже не смотрел, но тело было словно скованно цепями. Я ужаснулся той силе, которой владел мой отец.

— Ну что, Лари? Я даю тебе целую минуту, чтобы подумать. — Самодовольная усмешка прочно поселилась на лице демона. Он уже праздновал победу.

— Демонов торгаш!

— Не торгаш, а дипломат! Почувствуй разницу!

Мама фыркнула.

— Ты прекрасно знаешь, что у меня семья и дети. Я не могу оставлять их так часто.

— Не лги мне, Лариана! Ты постоянно мотаешься в Триндар через все Иномирье, и проводишь вдали от семьи гораздо больше времени, чем две недели. Я знаю каждый твой шаг с тех пор, как ты обосновалась в Драконьей Империи. Я могу перечислить все твои поездки по Иномирью, их даты и сроки. Так что не пытайся придумывать причины, которых нет!

— Ты что, следил за мной?!

— Постоянно. Я же должен знать, чем живет моя жена.

— Я тебе не жена! — мама шипела не хуже змеи. — Ты до сих пор не уяснил это?

— Ты навсегда останешься моей женой, потому что у демонов не бывает разводов. Уясни и ты это наконец! Мое отношение к тебе никогда не изменится, даже учитывая то, что ты уже много лет изменяешь мне с драконами. — Последние слова сочились неприкрытым презрением. — Ты хоть представляешь, сколько моральных страданий ты мне принесла?! — демон снова подался вперед, и его усмешка не предвещала ничего хорошего. — Вижу, что ты даже ни разу об этом не задумалась. И поэтому я меняю условия сделки. Ты будешь появляться здесь каждые три месяца. И это мое последнее слово!

Демон снова откинулся на кресле и отвернулся к окну. Я заметил, как по его лицу пробежала гримаса боли. Похоже, он и вправду тяжело переживал то, что моя мать от него ушла. И переживает до сих пор… Все то время, что мы счастливо жили в Драконьей империи, он был один и страдал. Эта мысль заставила меня совсем иначе взглянуть на ситуацию.

Мама напряженно молчала. Демон еще некоторое время созерцал в окно, как бегут по мрачному небу низкие тяжелые облака, гонимые сильным ветром, затем резко развернулся к маме.

— Время вышло. Твой ответ?

Мама растерянно взглянула на меня, но я не мог ни пошевелиться, ни сказать что-либо. Она перевела взгляд на демона, но лицо того не выражало никаких чувств и эмоций, словно было высечено из камня. Мама снова посмотрела на меня, и ее взгляд выражал глубокое сожаление. Я мысленно облегченно вздохнул, обрадовавшись, что мама решила не оставлять меня здесь, а найти учителей где-нибудь в другом месте. Но она резко повернулась к демону и твердо произнесла:

— Я согласна! Но никаких притязаний на меня!

— Лари, — демон снисходительно улыбнулся, — ты, как всегда, забываешь, что находишься на моей территории, и условия здесь диктую только я. Но свой ответ ты озвучила, и мы его скрепим магической клятвой. Не кривись, ты давно исчерпала мой лимит доверия к тебе!

Я попытался крикнуть маме, чтобы она не соглашалась на это, но из моего горла вырвалось только невнятное мычание. Она обреченно посмотрела на меня, затем повернулась к демону и протянула правую руку. Я замычал еще громче и замотал головой, но мама на меня даже не взглянула. Я с ужасом смотрел, как демон взял ее за протянутую руку, бережно сжал и произнес положенную формулу клятвы. Вокруг их сцепленных ладоней заплясали языки пламени, оставляя магически закрепленный узор на запястье. И вдруг мама ахнула:

— Ты что сделал, демон?! Ты же не произнес слова о сроках действия клятвы!

— Я и не собирался их произносить. Клятва будет действовать в течение всей твоей жизни, ну, и моей тоже. Так что каждые три месяца в течение двух недель твоя жизнь будет полностью принадлежать мне, и так будет до конца твоих дней.

— Я убью тебя! — прорычала мама, и костяшки ее сжатых в кулаки пальцев побелели.

— Не убьешь, магическая клятва не позволит, — небрежно махнул рукой Сарден.

— Тогда найду того, кто убьет тебя, и даже долго искать не придется!

— И этого ты не сделаешь, иначе умрешь сама. Ты ведь даже не заметила, что я произнес «защищенную» клятву. Теперь ты будешь особенно заботиться о моих жизни и здоровье.

Мама с ужасом несколько секунд смотрела на демона, а затем закрыла лицо руками. Я же был готов рвать волосы от отчаяния. С такими откровенно подлыми методами я не сталкивался никогда в жизни. Папа Ардар был великолепным дипломатом, в высшей степени порядочным и уважающим чужое мнение. В случае же с демоном картина наблюдалась прямо противоположная.

— Какой же ты все-таки демон, Сарден! — наконец устало произнесла мама, убрав руки от лица, которое выражало только безграничную усталость.

У меня защемило сердце от жалости к моей маме. Она фактически на всю жизнь отдала себя в кабалу демону, только для того, чтобы я смог выучиться владеть магией огня. Я никак не мог понять этой ее жертвы. Понимание пришло ко мне позже, гораздо позже. А сейчас я был в полной растерянности. Демон опять завладел ей путем обмана. Видимо, даже маминого опыта общения с ним и другими демонами не хватило, чтобы предугадать все его коварство. Теперь-то я уразумел в полной мере, почему «демон» в Драконьей империи — почти ругательное слово.

— Ладно, — сказала мама отрешенно, — мне надо вернуться домой, чтобы всех предупредить о нашей сделке. Когда я должна прибыть сюда?

— Ты никуда сейчас не вернешься. Клятва начала действовать с момента ее скрепления огнем, и с этого момента ты — на две недели моя гостья.

— Сар, не доводи дело до абсурда! — мама устало покачала головой. — Ты прекрасно знаешь, что будет, когда об этом узнают мои мужья.

— Они — вполне адекватные драконы и прекрасно понимают, чем тебе грозит невыполнение магической клятвы. Так что не думаю, что они будут против твоего здесь нахождения. По крайней мере, они не станут предпринимать никаких способных навредить мне шагов. Я сейчас же отправлю им послание с подробным описанием нашей сделки, которое будет подписано нами обоими, и все проблемы сами собой отпадут. И да, я поставлю магический барьер, чтобы никто в порыве чувств не смог сюда попасть. Лишние проблемы нам не нужны, не так ли?

Мама обреченно кивнула. Я был в шоке. Сарден, видимо, и правда великий дипломат: чтобы так повернуть всю ситуацию в свою сторону, продумать все возможные варианты развития событий, надо иметь не просто опыт, а поистине недюжинный ум. В душе невольно возникло уважение к моему отцу, которого до этого момента я воспринимал совсем иначе.

Пока я пытался осмыслить все происшедшее, Сарден повернулся ко мне, щелкнул пальцами, и магические оковы спали с меня. Я невольно прочистил горло.

— Ну что, юный демон? Надеюсь, ты не считаешь меня самым подлым и беспринципным существом во всем Иномирье? — в голосе демона неожиданно прозвучала мягкость, которая сбила меня с толку, и я растерялся. — Ну, смелее, Лир! Не бойся обидеть меня или оскорбить: больше, чем меня оскорбила и обидела твоя мать, сделать уже невозможно.

— Сар, — с упреком обратилась к нему мама, — зачем ты настраиваешь Лира против меня? Это же все равно не сработает.

Демон как-то устало улыбнулся:

— Нет, Лари, я не настраиваю его против тебя. Я лишь хочу, чтобы он правильно понимал ситуацию. Знал мнение обеих сторон. Уверен, ему с детства внушали, какой у него подлый отец. Я хочу, чтобы он создал свое мнение обо мне.

— Никто ничего мне с детства не внушал! — Мне надоело уже, что обо мне говорят в третьем лице в моем присутствии. — Я вообще о Вашем существовании узнал только в шестнадцать лет, когда меня кто-то назвал демоном.

— Лир, обращайся ко мне на «ты»: мы теперь одна семья. Завтра же велю оформить все документы. — Отец разговаривал со мной очень мягко и спокойно.

От властного и самоуверенного демона не осталось и следа. Передо мной сидел добрый и домашний отец семейства, и от его слов веяло только любовью и заботой.

— Сейчас я велю приготовить тебе комнаты. Лари, — он повернулся к маме, — ты будешь жить в своей спальне.

— Она ведь рядом с твоей! — возмутилась мама.

— Да, и именно там твое место, — Сарден и с ней говорил очень мягко и спокойно. — А сейчас я велю подать обед: я изрядно проголодался.

Демон позвонил в колокольчик, и в кабинет тотчас вошел слуга. Получив распоряжение о наших комнатах, он проводил в них сначала меня, а затем и маму. Мои комнаты располагались на третьем этаже, как и мамины, но в другом крыле. Оставшись один, я огляделся.

Большая светлая гостиная с украшенным резьбой по камню камином соединялась со спальней, большую часть которой занимала металлическая кровать с витыми спинками. Все было выполнено в сине-серых тонах, что приятно меня удивило после мрачной красно-черной гаммы остальных помещений, которые я видел. Остальная обстановка в комнатах была обычной, так что я даже особо ее и не разглядывал: еще будет время.

Из спальни небольшая дверь вела в просторную ванную комнату, отделанную светло-серым мрамором с черными прожилками. Уютно, однако. Мне нравится…

За обедом мама сидела абсолютно молча и больше ковыряла вилкой в тарелке, чем ела. Боюсь даже представить, что она сейчас чувствовала, ведь дома остались мои папы и братья с сестрами. Она очень всех нас любила и всегда переживала, когда приходилось расставаться. А сейчас ее вообще практически насильно оторвали от родного очага и семьи. Я не понимаю, зачем лорд Сарден это делает, кажется, он просто хочет ей досадить за все прошлое. Но, несмотря на мамину печаль, из-за которой и я расстраивался, мне здесь было все ново и любопытно, и возвращаться домой пока не хотелось.

Хозяин же дома ничуть не выглядел расстроенным или озабоченным. Он все время, пока шел ужин, рассказывал веселые истории, подсмеивался над веяниями демонской моды, вводил нас в курс последних событий во дворце императора. В общем, настроение у него было весьма легкое и приподнятое, что невольно передалось и мне. Я начал задавать вопросы о жизни демонов, отец мне охотно и обстоятельно отвечал. Если бы не мамино упадочное настроение, все было бы еще лучше.

После ужина отец позвал меня посидеть у камина с бокалом темного бордового вина из императорского хранилища. Он много расспрашивал меня о моем детстве, увлечениях, умениях, о моей жизни вообще за все те годы, что мы даже не были знакомы. Ему было интересно абсолютно все, вплоть до того, какие женщины мне больше нравятся. Вино оказалось весьма крепким и быстро дало мне в голову. Язык у меня развязался, и я охотно отвечал на все его вопросы.

Маме лорд Сарден тоже велел находится с нами в гостиной. Она взяла в библиотеке какую-то книгу и упорно делала вид, что читает. Но я-то прекрасно знал, что она будет следить за каждым нашим словом, поэтому упорно старался держать себя в руках, хотя к концу вечера это было уже весьма проблематично. В наш разговор мама не встревала, но я буквально кожей ощущал ее напряжение.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 140
печатная A5
от 475