электронная
439
печатная A5
568
18+
Трон наследия и вкус мести

Бесплатный фрагмент - Трон наследия и вкус мести

Детективный роман

Объем:
264 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-1628-8
электронная
от 439
печатная A5
от 568

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Гордон вышел из такси, и уверенным шагом пошёл по тротуару. Лёгкий весенний ветерок подувал ему в лицо, навивая воспоминания. Когда-то на этой улице у него уже было не большое дело, и то же весной. Дома, построенные ещё после войны, серые, невзрачные и совсем не изменились, с того время когда он здесь был. Гордон остановился у одного дома, и внимательно оглядел его. На первом этаже располагался маленький магазинчик, под названием « Милые безделушки для дам».

— Как это мило, — Гордон улыбнулся. — По-моему это здесь, — произнёс он вслух, подымаясь на второй этаж. Гордон позвонил в дверь, и ему открыла миловидная девушка с заплаканными глазами.

— Добрый день. Мне нужна мисс Хопкинс, — сказал он.

— Здравствуйте. Я Вас слушаю, — сказала она, вытирая слёзы.

— Вы мне звонили… я Гордон Каплин.

— Да, да. Проходите, я вас жду, — оживлённо сказала она, и пропустила его в квартиру.

Гордон прошел прихожею, и сразу оказался в малогабаритной квартире, которая состояла, из двух комнат, и кухни. Одна из них служила спальней, как он понял, а другая гостиной. В комнате стояли два стареньких кресла, и круглый столик, покрыт простенькой кружевной скатертью. Между окнами находился не большой потёртый от старости шкаф. На окнах висели невзрачные, но аккуратно задрапированные занавески. В сочетании с мебелью они смотрелись хорошо, и просто. Он осмотрелся по сторонам и обратил внимание, что на стене висел один единственный портрет, с изображением симпатичной женщины.

— Прошу, — сказала Люси, и показала ему на кресло.

Гордон сел в кресло. На удивление, оно оказалось очень удобным.

— Что Вы будите, чай или кофе?

— Спасибо, если можно, кофе.

Она пошла на кухню, принесла кофейник с чашками, и печенье.

— Вам с молоком? — спросила мисс Хопкинс, и села напротив него.

— Нет. Просто кофе.

— Вы меня извините, что я Вас побеспокоила, но у меня очень сложная ситуация, — у неё должали руки, когда она наливала кофе по чашкам.

— Для этого я здесь, — Гордон заметил её волнение. — Слушаю, Вас, — как можно мягко сказал он.

Она сделала глоток кофе.

— Прошёл почти месяц, как мой брат уехал в Челмсфорд, по приглашению одного почтенного джентльмена писать его портрет. Дело в том, что этот джентльмен болен, и приехать сам не может.

— Ваш брат художник? — спросил Гордон.

— Да. Извините, я не сказала Вам, что он художник, — она посмотрела на Гордона грустными глазами. — С тех пор от брата, не было ни одной весточки. Я не знала, что мне делать. Пока не встретила миссис Крофт. Она посоветовала обратиться к Вам. Вы ей когда-то помогли.

— Но почему бы Вам, не съездить в Челмсфорд, и найти своего брата?

— Я, не могу оставить свой магазин. Кроме брата, у меня никого нет. Поэтому все дела по магазину, веду сама. Это мой единственный доход. Тем более, в этом городе, я никого не знаю, и вряд ли смогу, что-либо сделать. Поэтому мне понадобилась Ваша помощь.

— В последний раз Вы видели своего брата месяц назад, — Гордон записал себе в блокнот.

— Да. Но дело в том, что мы с ним почти не виделись. Он постоянно пропадал в своей мастерской. Она находиться над нашей квартирой. А, я целый день работаю в магазине. И потом, я никогда не вмешиваюсь в его дела. У нас так принято.

— Но, как-то Вы общались? — удивленно спросил Гордон.

— О, да. Это бывало утром, за завтраком, или поздно вечером.

— Но, он вам сказал, что собирается уехать?

— Нет, не говорил. В этот день меня не было дома, а когда я вернулась, то не застала его. Но, он оставил мне письмо.

— Где письмо? — спросил Гордон.

Люси достала его, под кружевной скатертью. Гордон взял письмо, и прочитал его вслух:

«Дорогая сестра. Я уехал писать портрет, мистера Сэтэнфилда, это, Челмсфорд. Сделаю наброски, и приеду. Извини, что раньше тебе не сказал. Не хотел тебя волновать. До скорой встречи.

Целую, Мэтио.»

— Я так понял, Вы хотите, что бы я, поехал в этот город, и разыскал Вашего брата, правильно? — спросил Гордон.

— Да. Если это возможно, — она посмотрела на Гордона.

— Нет ничего, не возможного, — Гордон отпил кофе. — Вы не пробовали послать ему письмо?

— Я не знаю точного адреса. Он мне его не оставил, — с сожалением ответила она.

— Хорошо, я поеду. Когда, я его там найду, что мне делать дальше? — спросил Гордон.

— Мне самое главное знать, что он жив, и здоров, — она помолчала немного, и сказала: — У меня такое чувство, что Мэтио там нет.

— Почему? — удивился Гордон.

— Не знаю, — на ее глазах появились слезы. — У меня через две недели свадьба, и он должен вести меня к алтарю. Мэтио, всегда был ответственным человеком, не только ко мне, но и к другим, — она посмотрела на Гордона глазами полными слёз. — Только Вы не подумайте, что я его идеализирую.

— Я так не думаю, — успокоил её Гордон. — Но Вы не переживайте. У него, наверно, много работы, и он старается успеть к Вашей свадьбе.

— Наверное, Вы правы, — Люси встала, подошла к шкафу. — Вам нужны будут деньги на расходы, я их приготовила, — она достала деньги, и положила перед Гордоном. — Надеюсь, пока этого хватит.

— Не волнуйтесь. На все расходы, я напишу Вам отчёте, — Гордон, отложил деньги в сторону. — Мне нужна его фотография, и еще, есть к Вам вопрос. Кто ваш жених, и как его зовут?

— Его зовут Хартли Мэлфосс, работает в банке, служащим, — она удивленно посмотрела на него. — Но, зачем это Вам?

— Мне нужно знать все, что касается моего клиента, — Гордон встал, и направился к выходу. — Я буду Вам звонить. Если Вы что-нибудь узнаете, то сообщите письмом на почту этого города.

— Я буду ждать Вашего звонка, — сказала она сквозь слезы в прихожей. — Передала фотографию Мэтио, и закрыла за ним дверь.

Гордон снова оказался на знакомой улице, огляделся по сторонам, потом посмотрел на окно, и увидел, как Люси смотрит на него через стекло. Он остановил такси, и поехал домой.

Глава 2

Том сидел за столом, и занимался бумагами миссис Каникан.

— Роберт, ты всё проверил, это точно её собака?

— Она подтвердила письменно, — он отложил ручку, и посмотрел на Тома. — Зачем шеф дал нам это дело?

— Эта старая, миссис Каникан, соседка нашего шефа. Она попросила у него самых лучших сыщиков.

— Но, мы занимаемся людьми, а не животными? — возмутился Роберт.

— Вот именно людьми. Я, сказал шефу, то же самое, а он посмотрел на меня, и сказал: « Ты что хочешь, что бы я, сидел вместо тебя, а ты до пенсии стоял на улице, и наводил порядок?» — изображая шефа, сказал Том.

— Да, ситуация, — согласился Роберт, и положил листок бумаги перед Томом.

Том многозначительно посмотрел на него.

— Что ты так смотришь на меня? — сказал Роберт. — Это письменное подтверждение, нашей старушки.

— Когда ты научишься говорить, что за документ ты положил мне на стол.

— Извини…

Телефонный звонок, не дал договорить Роберту до конца.

— Да. Слушаюсь, сэр, — ответил Том.

— Что шеф? — тихим голосом, спросил Роберт, когда Том положил трубку.

— Вызывает, — Том встал, из-за стола.

Как всегда шеф был в не настроении, сидел за столом, и пристально смотрел на Тома.

— Ну, что ж, поздравляю. Миссис Каникан, довольна Вашей работой.

У Тома на лице появилась улыбка.

— Чему улыбаешься? — шеф посмотрел на Тома, из-под очков, но при этом на его лице проскользнула улыбка. — Я вызвал тебя, что бы дать очередное дело. Звонил врач, психиатрической больницы. У них сбежал больной, — уже строго он посмотрел на Тома. — Он невменяемый. Займись, этим, пожалуйста, — добавил шеф.

— Но, почему я? Есть и другие, — возмутился Том, но когда увидел на себе взгляд шефа, то добавил: — А где это находится?

— В Мейдстоун.

— Но это к нам не относиться? — удивился Том.

— Знаю. Но нас попросили… — шеф показал пальцем вверх. — Ты понял, что я имею в виду?

— Понял, — Том вздохнул.

— И мне не нужны другие, — шеф положил листок бумаги на стол. — Вот адрес больницы. Поезжайте, и разберитесь.

Том, молча, взял адрес, и направился к двери.

— И, пожалуйста, ставьте меня в известность о своих действиях, а то исчезаете на весь день.

— Слушаюсь, сэр, — Том закрыл за собой дверь, и подошел к Роберту.

— Что сказал шеф? — оживленно спросил Роберт.

— Послал нас в психиатрическую больницу…

— Лечится? — испуганно спросил Роберт, привстав со стула.

— Тебе это не помешает, — Том рассмеялся. — Нет. Искать сумасшедшего.

— Когда начнем? — с облегчением спросил Роберт, и снова сел на место.

— Завтра, поедем в Мейдстоун. Больница находиться в этом городе.

— Далековато. Я опять буду плохо себя чувствовать, — жалобно застонал Роберт.

— Возьми с собой термос с кофе, и бутерброды, — сказал Том, не обращая внимания на его нытьё. — И желательно на двоих.

— Ты предпочитаешь, с мясом или с сыром?

— С мясом. Ты прекрасно знаешь. Ну, а теперь звони в больницу, и скажи, что бы они нас завтра ждали, — Том пошел к выходу. — Все, по домам. Выспись, я жду тебя утром, у своего дома.

Глава 3

Гордон пришёл домой. Первым делом он сварил себе кофе. Потом взял свой блокнот, и прочитал всё, что написал у Люси. Посмотрел внимательно на фотографию, что бы хорошо его запомнить, и положил её обратно в блокнот. Налил себе чашку с кофе, и стал составлять план действия.

— Заехать к мисс Уотэр, и отдать ей документы, которые она просила привезти.

— Послать письмо Рэрри.

— Вокзал «Чарринг Кросс».

Гордон посмотрел на часы.

— Пора, а то, я приеду обратно домой только к ночи, — сказал вслух Гордон, вышел из дома, купил себе газеты, и остановил такси. Таксист оказался на редкость болтливым.

— Я, вижу, Вы купили газеты. Что нового пишут? — спросил он.

— Не знаю. Ещё не читал, — сухо ответил Гордон.

— Жаль. А, я хотел обсудить с Вами статью о шарлатанах.

— О шарлатанах?! — переспросил Гордон.

— Да. У нас появились, яко бы медики. Лечат, не традиционной медициной, — уточнил таксист.

— Что ж, почитаю в поезде. Время у меня будет достаточно.

— Советую. Очень интересно, — сказал таксист, и посмотрел на Гордона. — Вам где остановить, у вокзала?

— Да. Спасибо, — Гордон расплатился с таксистом, и пошёл за билетом.

У кассы стояло четыре человека. Пожилой мужчина с тростью и газетой в руке, женщина с ребенком, и пара молодых ребят. Явно ехали отдыхать.

— Надо подальше держаться от джентльмена с тросточкой, он явно доктор. Если у него сегодняшняя газета, наверняка читал эту статью. Будет возмущаться, и делиться со своим мнением, — подумал Гордон.

Очередь подошла быстро. Уже с билетами, он зашёл в кафе, что бы выпить чашку кофе. И вот не задача, пожилой джентльмен с тростью, уже сидел за столиком и пил чай. Гордон сел у окна, закурил сигарету, заказал себе кофе, и стал наблюдать, как на перроне постепенно собирались люди. До отъезда поезда тридцать минут, и этого было достаточно, что бы войти в вагон. Он допил кофе и вышел из кафе.

— Интересно, куда подевался этот пожилой джентльмен, — оглядываясь по сторонам, подумал Гордон и вошёл в вагон. — Наверное, сел в другой вагон, — сказал про себя он и сел на свободное место.

Но, Гордон ошибся. «Доктор» с тростью, стоял у двери и искал глазами свободное место.

— Здесь. Свободно? — спросил он, подойдя к Гордону.

— Да, — сухо ответил Гордон.

— Спасибо, молодой человек, — сказал он, и грузно сел в кресло.

Гордон раскрыл газету, и стал искать, что-нибудь интересное. На странице «Сплетни дня» он увидел статью «Шарлатаны», «Мадам Жаннетт предсказывает судьбу». Эти статьи он оставил на потом. Открыл страницу «Криминальные новости». Пробежался глазами, и остановился. Большими буквами было написано: « Найден труп, не известного мужчины. Высокого роста. Волосы светлого цвета. Одет был в серый, замшевый костюм. Особых примет нет. Скотленд-Ярд ведёт расследование».

— Нет, не мой клиент. Да, совсем нечего читать. Писать стали не интересно. И чем, занимаются эти журналисты? Не могут собрать интересную информацию, — думал Гордон, при этом листал страницу, за страницей.

На последней странице, как всегда были некрологи. Когда Гордон стал читать, то чуть, не подскочил с кресла. Тот джентльмен, к которому ехал Гордон, скоропостижно скончался.

— Интересно, тогда, что делает там горе-художник, если его клиента больше нет в живых? — размышления Гордона,

перебил мужской голос.

— Извините меня, Вам знаком этот джентльмен? — спросил «доктор» с тростью, и показал на некролог.

— Нет, — ответил Гордон. — А, почему Вы спрашиваете?

— Когда Вы прочитали этот некролог, то как-то изменились в лице, — он неловко улыбнулся.

— Просто, такие известия никому не приятны, — Гордон закрыл газету.

— Да, не приятны, — доктор снял свои очки и протёр их платком.

— А, Вы едите отдыхать, или по делам? — спросил Гордон.

— Я еду на похороны моего дальнего родственника.

— Так это был его некролог? — спросил Гордон.

— Его. Мы редко виделись, — с грустью сказал он. — Я уже не в том возрасте, что бы делать такие поездки, но долг родственника обязывает.

— Мои соболезнования. От чего он умер? — поинтересовался Гордон.

— Мне сказали, что сердце, хотя он раньше никогда не жаловался.

— Вы, доктор?

— Да. Но, не его лечащий врач. Как видите. Мы живем далеко друг от друга, — он посмотрел на Гордона. — А вы к кому едите?

— Вынужденная поездка. По работе.

— Если не секрет, что у Вас за работа? — поинтересовался доктор.

Гордон не знал, что сказать.

— Если скажу правду, то начнутся расспросы, кого ищите, и так далее… придётся солгать, — мысленно рассуждал он. — Я историк. Изучаю старинные дома, города, — Гордону пришлось сказать первое, что пришло ему в голову.

— Эта хорошая профессия. Я Вам, завидую, — сказал доктор, и оживился. — Вы, знаете, а я могу Вам помочь, показать дом моего кузена. Он очень старинный, его построили ещё наши предки. А, Вы знаете, у нас существует такая традиция, кто стал хозяином этого дома, тот должен написать свой портрет, и поместить его в каминном зале вместе с остальными.

— Хорошая традиция. Информация для нового поколения. Вы меня познакомите с Вашими предками, и историей Вашего дома?

— С пребольшим удовольствием.

— Приведения там, то же есть? — улыбнулся Гордон.

— Что сказать о приведениях, то они всегда живут в старых домах, — доктор засмеялся. — Мы не представились, мистер Рэкэм, к Вашим услугам.

— Гордон Каплин, можно просто Гордон.

— Мне приятно иметь дело с молодым, и умным джентльменом, — улыбаясь, сказал мистер Рэкэм.

— Взаимно, — Гордон посмотрел в окно. — Ну, вот, мы и приехали. За разговором время быстро прошло.

Гордон помог спуститься доктору со ступенек вагона.

Доктор посмотрел на часы.

— Как раз успеваю на похороны. А, Вам в какую сторону? — спросил мистер Рэкэм.

— С начало в архив, но, а потом по делам.

— Если Вам негде остановиться, то прошу к нам в дом.

— Это будет удобно? — неловко спросил Гордон.

— Мы будем рады видеть Вас, у нас в доме, — доктор протянул вырванный листок из блокнота. — Вот наш адрес. Вы разрядите напряженную обстановку в доме.

— Спасибо. Я воспользуюсь Вашим приглашением. Хочу, познакомится, с привидением Вашего исторического дома, — Гордон улыбнулся. — А как мне добраться до архива?

— Идите прямо, потом свернете налево, и окажетесь на не большой площади. Там Вы увидите белый дом, это и есть архив, — доктор посмотрел на Гордона. — Я буду Вас очень ждать.

— Спасибо. Обязательно сегодня приеду к Вам.

Они разошлись, Гордон пошел по направлению архива, а доктор свернул направо, где его ждала машина.

Глава 4

Том с Робертом ехали в Мэйдстоун. Пока Том внимательно смотрел на дорогу, Роберт тем временем уплетал бутерброды, и пил кофе.

— Я надеюсь, ты их все не съешь? — спросил Том, и посмотрел на Роберта.

— Конечно, нет. У меня их много, — с набитым ртом ответил Роберт

— Ты предусмотрителен, — Том остановил машину. — Налей мне кофе, и дай бутерброд с колбасой.

— Они все с колбасой, — сказал он, наливая кофе Тому. — А бутерброд, возьми сам.

— Спасибо, ты очень любезен, — Том посмотрел на Роберта. — Как ты думаешь, ещё далеко?

Роберт взял карту путеводителя, развернул её, и стал смотреть.

— Нет. Осталось проехать одну милю, — ответил Роберт.

— Вот, и отлично. Надеюсь, к вечеру будем дома, — сказал Том, закрывая термос. — Хватит, есть, пора ехать.

Машина тронулась с места, и мягко поехала по дороге. Погода была на удивление не дождливая, по сухой дороге ехать было одно удовольствие. В это время года, часто идут дожди, а тут, уже как два дня светит солнце. Значит, скоро лето.

— Надо, свернуть налево, — сказал Роберт, глядя в карту.

— Без тебя вижу, — не глядя на Роберта, — сказал Том.

— Как ты можешь видеть, если карта у меня? — не отрывая глаз от карты, сказал Роберт.

— Для этого, существуют указатели на дорогах.

Роберт поднял голову.

— Странно, и как я его, не увидел?

— Тебе, некогда смотреть по сторонам. Ты всю дорогу, смотришь на карту, — с улыбкой сказал Том.

Машина свернула налево, и поехала по песчаной дороге. Вокруг больнице были плотно посажены деревья, и кустарники, да так, что сквозь них не было видно забора. Они поехали к воротам, но они оказались закрыты. Том остановил машину.

— Роберт, найди звонок, и позвони сторожу. Он должен быть где-то рядом.

Не успел Роберт подойти к воротам, как появился сторож. Он как будто вырос из-под земли.

— Вам кого? — строго спросил он.

— Мы из полиции, — ответил Роберт.

— А, Вы уже приехали. Меня предупредили. Можете проезжать, — он отрыл ворота.

Само здания находилась в глубине парка, и от ворот до здания проходила та же песчаная дорога. Том остановил машину. Около двери их уже ждал мужчина, не высокого роста, в белом халате.

— Добрый день. Вы, инспектор Рэндэл? — доктор обратился к Роберту.

Роберт засиял.

— Нет. Я сержант Барии. А…

— Инспектор, это я, — перебил его Том,

— Извините, меня. Проходите, пожалуйста, в мой кабинет, — он показал на одну, из дверей в холле.

Кабинет был светлым, просторным, и скромно обставлен. Как и подобает в больнице. Стол стоял возле окна. На противоположной стене, поместили диван, и два кресла.

— Присаживайтесь, — доктор показал на диван. — Я доктор Дэйкин. Дорога была не такой и близкой, может чай, или кофе? — спокойным голосом предложил он.

— Спасибо, ничего. Можно, перейти сразу к делу, — сухо сказал Том.

— Ну, что ж, тогда начнем. Так вот, у нас сбежал пациент, как это могло произойти, я даже, не могу и представить. Всё охраняется…

— Когда это произошло? — перебил доктора Том, и обратился к Роберту. — Записывай.

— Это произошло двадцать девятого апреля. Наша полиция найти его не смогла, по этому, нам понадобилась более толковая полиция. То есть, Вы, — доктор смущённо улыбнулся.

— Кто обнаружил, что его нет в палате?

— Медсестра. Утром, как и всегда я сделал обход всех больных, и он находился в своей палате. А когда объявили обед, то его на месте не оказалось. Конечно же, мы всё обыскали, но его нигде не было.

— А у Вас что, такие больные не изолированы? — удивлённо спросил Том.

— Какие больные? — удивлённо спросил доктор.

— Но он же буйный? — посмотрел на него.

— Вас ввели в заблуждение, — доктор виновато улыбнулся. — Этот пациент, пошел на поправку, и мы его перевели в другую палату.

— Сколько времени, он у Вас лечился? — спросил Том.

— Почти, год. Больной поступил к нам совсем, не вменяемым. Но, с нашим усиленным лечением, самочувствие его улучшилось, — доктор поправил свой халат.

— Тогда скажите, как его фамилия, и адрес, где он раньше жил.

— Мы про него ничего не знаем. Нам привезла его полиция, но они, то же ничего не знают.

— Полиция?! — Том посмотрел на доктора. — Но они же где-то его взяли?

— Они подобрали его на дороге.

— Хорошо. Это мы уточним в участке, — Том был довольным, что Роберт быстро записывает показания доктора. — Хорошо, он что-нибудь говорил о себя?

— Да, говорил. Но никто не мог разобрать его слов. Были внятны только несколько слов, «дверь захлопнулась, сыро, и темнота». Это всё.

— Да, задача. С такими сведениями, мы вряд ли, что-нибудь найдем. У Вас есть его фотография?

— Есть. Она вклеена в его анкету. Сейчас найду, — доктор встал с кресла, и подошел к шкафу. В нем стояли папки разноцветной окраски. Он достал одну из них, и стал искать. — У нас, анкеты пациентов, разделены по цветам. Но, куда же она делась? — доктор был в недоумении.

— Что-то не так? — поинтересовался Том.

— Очень интересно, анкета на месте, а фотография отклеена. Но кто мог это сделать? — удивился доктор.

— У кого есть еще ключи от Вашего кабинета? — спросил Том.

— Только у меня. Утром, я сам открываю, а вечером закрываю. — Растерянно ответил Доктор.

— Значит, она пропала. Вы можете описать его внешность?

— Он… — доктор нервно перекладывал папку с места на места. — Худого телосложения, высокого роста, волосы темные, коротко выстриженные. Глаза карие. На вид ему где-то шестьдесят лет. К сожалению, больше ничего, не могу добавить.

— Не густо. Но шрамы, или что-то в этом роде, у него имелись? — спросил Том.

— Не шрамов, не родинок, у него нет. И вот еще, когда он пошел на поправку, то попросил его побрить.

— Вот это интересно, — задумчиво сказал Том. — Ну, что ж, мы попробуем, что-нибудь сделать, но и Вы, если что-то узнаете, то сразу мне сообщите, вот моя визитка. До, свидания.

Мистер Дэйкин проводил их до машины.

— Обратитесь в нашу полицию, у них, наверное, есть фотография, — сказал доктор, когда Том садился в машину.

— Спасибо, мы так и сделаем.

Только в машине Роберт решил заговорить.

— Интересно, такой высокий забор, сторож, а больной умудрился сбежать.

— Меня, то же это озадачило. Поедим в участок, может там, нам выдадут дополнительную информацию.

— А, ты знаешь, где находиться полицейский участок? — спросил Роберт.

— Конечно, в городе. Посмотри по карте, сколько миль надо ехать.

Роберт раскрыл карту, и стал водить пальцем по направлению линий.

— За первым поворотом начинается город, участок, наверное, не далеко, — на одном дыхании ответил Роберт.

— Так, больница находиться в стороне от города, а сбежавшего подобрали на дороге, — Том вел машину, и размышлял вслух. — Что из этого выходит? А выходит то, что этот сумасшедший, не из этого города, а из другого, ближайшего города. Правильно, Роберт?

— Почему ты так решил?

— Если бы он жил в этом городе, то местная полиция знала бы его в лицо, и как его зовут. Думай, Роберт, думай, — засмеялся Том.

— Да, возможно, ты прав. Тогда откуда он?

— Вот это, нам и предстоит выяснить.

Они свернули с дороги, и перед их взором открылся не большой городок. Вдоль дороги стояли не большие, кирпичные домики. В каждом палисаднике цвели весенние цветы. Если смотреть издали, то казалось, что возле каждого дома расстелили разноцветным орнаментом бархатные ковры. Полицейский участок находился на центральной площади, возле магазинов и кафе.

— Роберт, посиди в машине, я схожу и всё узнаю, — сказал Том, когда остановил машину.

— Хорошо, подышу свежим воздухом. А то, салон твоей машины, пропах бутербродами.

— Кто бы говорил, — улыбнулся Том. — Дыши, у тебя уж очень бледный вид.

Том подошел к участку, и хотел открыть дверь, но его опередили. На встречу вышел сержант.

— Вы к нам из Лондона? — спросил он.

— Да. Как Вы догадались? — удивленно спросил Том.

— Утором позвоним Ваш шеф, а незадолго до Вашего приезда, нас предупредил доктор Дэйкин. Проходите, пожалуйста, Вас ждет инспектор.

Том вошел в помещение, и увидел, не высокого роста мужчину у двери кабинета.

— Добрый день. Вы инспектор Рэндэл, — мужчина открыл дверь. — Проходите, я инспектор Холкенс. Но, Вы же не один. Где Ваш напарник?

Тома опять удивили своей осведомленностью.

— Он в машине, — медленно ответил Том.

— Тогда начнем. Доктор Дэйкин, нам уже сказал, что фотография исчезла, — инспектор сел за стол. — К сожалению, мои сотрудники допустили оплошность. Перед тем как везти беднягу в лечебницу, им надо было привезти его в участок, и завести дело. Но, дело поправимо. У нас здесь есть художник, и он нарисовал портрет со слов моих, разгильдяев, — инспектор улыбнулся. — Да, Вы присаживайтесь его сейчас принесут.

Том был изумлен быстрой работой.

— К нам бы их, — подумал Том, и сел на стул. — Что Вы можете рассказать мне про этого больного? Кто его нашел, и где?

— Как Вам уже сказали, его нашли мои люди на обочине дороги, — инспектор подошел к двери, и позвал сержанта. — Попроси ко мне зайти сержанта Хёрсиса.

— Слушаюсь, сэр, — сказал сержант.

— Сейчас он Вам всё сам объяснит, — инспектор вернулся за стол. — Может, кофе?

— Нет, спасибо, — ответил Том, поглядел на дверь, потом на часы.

— Вы торопитесь? — спросил Инспектор.

— Нет. Такая привычка, смотреть на часы, — Том опять посмотрел на дверь. Он не мог признаться, что ему по душе расследовать убийство, чем побегать за сумасшедшим. Но выхода у него, не было.

В дверь вошел мужчина, уже в возрасте. Высокого роста, телосложение для его возраста, было просто великолепно.

— А вот, и сержант Хёрсис, — сказал инспектор. — Расскажи подробно всё, о том злополучном дне, инспектору Рэндэл.

— Добрый день, инспектор, — сказал Хёрсис, и встал у стола. — Почти год назад, мы его подобрали на дороге. Он сидел на обочине, и тупо смотрел в одну точку. Мы подошли к нему, но реакции, ни какой. Мы подумали, что он сбежал из клиники. Поэтому, отвезли его доктору Дэйкин.

— А почему вы так подумали? — спросил Том.

— Вид у него был, больного человека. В глазах полное безразличие. Такое впечатление, что его заморозили. Что нам оставалось делать?

— Да. Вы всё правильно сделали, за исключением фотографии.

— Эта была наша ошибка, — виновато сказал Хёрсис.

— Как он был одет? — спросил Том.

— Прилично. Пальто черного цвета, по-моему, шерстяное. Черный пиджак, жилетка, и белая рубашка. На ногах черные ботинки. Он был одет как джентльмен. У нас так, не все ходят.

— Так он из Вашего города?

— Нет. Мы его не знаем. Опросили всех жителей, но, никто его не знает, и никогда не видел. Как он сюда попал?

— Как Вы опрашивали жителей, если у Вас не было фотографии?

— По описанию, словесно, — тихо ответил Хёрсис.

— Очень жаль, что при Вас не было фотографии. Может, кто-нибудь, и узнал бы его. Но, ещё не по… —

на половине слова, Тома прервал стук в дверь.

— Войдите, — крикнул инспектор.

Вошел молодой сержант.

— Сэр, просили передать, — он протянул листок бумаги.

— А, вот и портрет. Вы свободны, сержант, — сказал инспектор, и подал его Тому.

Конечно, рисунок ему ничего не говорил. Но Том был, и этому рад.

— Да, как, и описал нам его доктор, — сказал Том.

— Это всё. Как он попал сюда, ума не приложу, — недоумением сказал Хёрсис.

— Теперь, наша очередь его искать. До, свидания. Спасибо за помощь, — Том пошел к двери.

— Удачи Вам, — инспектор проводил Тома. — Если что, звоните, — на прощание сказал Холкенс.

— Обязательно, — на ходу крикнул Том.

Том подошёл к машине, и застал Роберта, с поднятой головой вверх, и с блаженным видом на лице. Было такое впечатление, что он что-то унюхал в воздухе.

— Ну, как воздух? — спросил Том.

Роберт от неожиданности вздрогнул.

— А, это ты, Том, — рассеянно сказал Роберт.

— Я говорю, надышался? — уже громко спросил Том.

— Да, как здесь надышишься. Такой свежий воздух, благоухающий аромат цветущих деревьев, и цветов. Посмотри по сторонам, — Роберт, с блаженной улыбкой развел руками. — Какая красота!

— А ты я вижу, романтик, — сказал Том, и открыл дверцу машины. — Садись. Тебе стихи писать надо, а не полиции работать.

— Ты как всегда, все портишь, — вздохнул Роберт, и послушно сел в машину.

В машине Роберт, всю дорогу молча, смотрел в открытое окно, глубоко вдыхая свежий воздух, не о чём не думая.

— Ни одной зацепки. Может прав инспектор, что дело безнадежное. Где нам его искать и с чего начинать? — думал Том, с улыбкой поглядывая на Роберта, и на его безмятежное лицо.

— Роберт, тебя подвезти до дома? — Том, первым нарушил молчание, когда доехали до Лондона.

— Мы не поедем в участок? — удивился Роберт.

— Я поеду, а тебе там сегодня быть не обязательно.

— Но, ещё рано, и ты не рассказал мне, что говорил инспектор, — спокойно спросил Роберт.

— А ты меня, не спрашивал. Был занят, природой, — засмеялся Том.

— Тогда я поеду с тобой в участок, и ты меня поставишь в известность.

Том остановил машину.

— Выходи, приехали.

— Так быстро? — удивленно сказал Роберт, оглядываясь по сторонам.

— Если хочешь, я сделаю ещё круг, — Том улыбнулся, и вышел из машины.

— С меня достаточно, — сказал Роберт, забирая из машины свой термос.

В участке их ждал шеф. Он сидел за столом Роберта, и монотонно стучал карандашом по столу.

— Ну, наконец-то. Что скажите? — спросил шеф.

Том сел за свой стол, Роберт взял стул, и расположился рядом с ним.

— Никто, ничего не знает, — начал Том. — Местная полиция, опустила руки. В больнице, то же ничего нового не сказали, вдобавок, исчезла фотография из истории болезни. Но в участке нам помогли, они составили портрет со слов сержанта, — сказал Том, достал листок бумаги, и положил его на стол. — Вот, что удалось им сделать.

Шеф и Роберт, стали внимательно рассматривать портрет.

Мужчина, лет шестидесяти, строгие черты лица, прямой нос, тонкие губу. Лоб высокий, волосы черные, зачесанные назад. Глаза большие, карие.

— Это все? У них, что не было его фотографии? — спросил шеф.

— Нет. Когда они его подобрал на дороге, то сразу отвезли в больницу.

— Как его зовут?

— Они не знают, документов при нем не было.

— А, спросить нельзя было у него? — шеф начал нервничать.

— Он, что-то бубнил невнятно и ни кто не смог, ни чего разобрать.

— А когда он пришёл в себя, в больнице, не могли у него спросить, кто он такой? — шеф хлопнул ладошкой по листку бумаги.

— Доктор сказали, что он всё время молчал, — ответил Том.

— Ну, хорошо, разошлите во все участки. Пускай внимательно работают констебли на улицах. И Вы, то же, работайте. Поезжайте в близлежащие города, расспросите местных жителей городов, и округе, — распорядился шеф, встал, и ушел в свой кабинет.

— И зачем ему это надо? Если местная полиция отказалась его искать? — спросил Роберт, когда комиссар закрыл дверь в свой кабинет.

— Они не отказались, так положено по закону. Ладно, давай по домам, а то я устал, — Том собрал бумаги, и положил их в стол. — Тебя довезти?

— Довези, если тебя не затруднит.

Глава 5

Гордон пошел по указанному пути, и оказался на не большой площади вымощенной по кругу камнями. В центре площади, была разбита красивая клумба весенними цветами. По правой стороне стояли двухэтажные здания, прилегающие плотно друг к другу. Одно из этих зданий, был архив, а другое, администрация города. А по левой стороне, находились магазины, и кафе.

Гордон зашел в архив, и оказался в большом просторном зале. Он огляделся и увидел сидящею женщину за столом. Розовощёкую, с пышными формами, и маленькими пухлыми ручками. Из-за маленького роста, её ноги не доставали до пола. Она покачивала ими, и что-то напевала. Больше всего, она была похожа на упитанного поросенка, чем на архивариуса.

— Добрый день. Что Вам угодно, сэр? — спросила она, писклявым голоском, когда Гордона подошёл к ней.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 439
печатная A5
от 568