электронная
180
печатная A5
316
12+
Триада, или Демократия в идеале

Бесплатный фрагмент - Триада, или Демократия в идеале

Объем:
56 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4474-9514-5
электронная
от 180
печатная A5
от 316

Понятия «оппозиция», «власть», «народ», все вместе и каждое в отдельности, составляют основу теории демократии. От их места в обществе, формы и содержания их взаимоотношений, взаимосвязи и взаимодействия зачастую зависит вектор движения демократического государства. Это — краеугольные камни демократии, образующие некое геометрическое тело, плоскости которого, с одной стороны, все время меняют свои параметры, масштабы и форму, а с другой — находятся в постоянном соприкосновении между собой. Оппозиция, власть и народ — организмы живые, соответственно, фигуры, создаваемые ими, — разные в зависимости от огромного множества факторов. Кроме того, приписываемые каждому из них качества, как и ожидания от них, сильно различаются, как различаются между собой люди, национальности, страны, земли, историко-географические, климатические условия и многое другое. Мир разнообразен, разнообразно и восприятие одних и тех же понятий в разных обществах.

Все же в любом демократическом обществе безотносительно к каким-либо факторам реальные оппозиция, власть и народ отличаются (где незначительно, где сильно, а где и очень сильно) от своего сложившегося образа под воздействием тех или иных обстоятельств (исторические предпосылки, национальный характер, глубоко укоренившиеся социальные, этнические и иные стереотипы и т.д.). Этот образ в разных обществах разный, но есть некий общий идеал каждой из этих категорий, стремление к которому не то что устраивало бы всех, скорее всего, могло бы придать принципиально новое, значительно более высокое качество как оппозиции и власти, так и народу, а в итоге — улучшить мир.

Связующая роль в демократической триаде принадлежит ее наиболее гибкой и свободной части — оппозиции. Она одинаково близка к народу и к власти и может говорить с ними на понятном им языке — с народом как оппонент власти, с властью как представитель народа. Через нее народ, если так можно выразиться, перетекает во власть, и через нее власть заряжается энергией народа. Она — воплощение качества общества, наглядная форма его высоких идеалов, перспективных ожиданий и элементарных требований. Вот почему первое слово — о ней.

Размышление первое.
Ода оппозиции

Суть оппозиции — в наличии твердой позиции, без которой ее не существует. Оппозиция может разделять какие-то взгляды власти, может с ней долго и мирно сосуществовать. Может и, наоборот, отвергать все ее предложения, не находя ни в чем согласия. Может помогать власти, даже сотрудничать с ней. А может и на каждом шагу палки ей в колеса вставлять. Может каждую ее ошибку использовать для нанесения удара, но может и подсказать когда надо, а то и поддержать действием. Как бы ей ни приходилось поступать, она не перестает быть оппозицией, если у нее есть позиция, которой ее действия продиктованы.

В смысле выбора позиции оппозиция ограничена. Она может быть только с народом. Более того, в отличие от власти, которая по своей сути отдельна от народа, она — часть народа. Соответственно, ее позиция должна отражать интересы всего народа. Если оппозиция ограничивается выражением интересов какой-либо отдельной группы, страты, класса, слоя населения, то она — всего лишь лоббистская группировка, независимо от направленности действий, революционности взглядов, силы убеждений, вектора движения и цели. Оппозиция формулирует интересы народа, делает их внятными и понятными как для власти, так и для самих граждан.

Власть вертикальна, прямолинейна и негибка, оппозиция горизонтальна, имеет множество точек соприкосновения с народом и, соответственно, опоры. Борьба — ее стихия, от нее она только крепнет, становится сильнее, мудрее, опытнее и чище. Но не борьба ради борьбы. И не борьба для привлечения публики, то есть некий вид популизма. Оппозиция в большей степени борется с собой, чем с властью: ей не нужно ослаблять власть, ей нужно самой стать сильнее. Сила оппозиции — в уме, чистоте помыслов и целеустремленности. У оппозиции есть неистощимый источник энергии — народ.

Оппозиция не ждет милости от власти, у них совершенно разные задачи: одна хочет удержать власть, другая — получить. Любовь между ними исключена. Но это не означает, что они — антагонистки. Та и другая представляют общество. В служении народу, защите его интересов оппозиция и власть — союзницы, конструктивное взаимопонимание между ними по тем или иным вопросам возможно и даже необходимо. Их разделяет ракурс видения, точка отсчета, критерии понимания этих служения и защиты. Но детали, в которых они расходятся, значительны, могут быть и векторными.

Оппозиция может одобрять и не одобрять те или иные действия или решения власти, но не может быть к ней лояльной. Она может быть только над властью и не может наблюдать за ней со стороны или задрав голову вверх. Если уровень интеллекта ей не позволяет быть выше власти или, на худой конец, равной ей, то тот же уровень не позволяет ей называться, тем более быть оппозицией (может зваться оппонирующей стороной, например). Оппозиционности в чистом виде для этого недостаточно.

Оппозиция должна быть конструктивной. Она не мешает власти в ее лучших начинаниях, более того — может и помогать: не позволяет ей самодурствовать, забывать, откуда она родом, для чего и кем призвана. У власти короткая память. Она склонна забыть элементарное, вроде того, что она не вещь в себе и кроме бескрайних прав, которыми время от времени и под различными предлогами себя наделяет, имеет четкие обязательства перед теми, кто ее нанял, назначил, выбрал. Обязанность оппозиции — не дать власти быть забывчивой.

Убеждения у оппозиции глубоки, идеи масштабны, главная ее цель — стать своей для всего народа, промежуточная — власть (как средство). Но не власть как самоцель и не власть ради власти, а власть, способная править лучше, чем та, что есть. Иначе нет развития. Оппозиция делает все от нее зависящее, чтобы каждая следующая власть была лучше предыдущей. Более того, она делает качественнее и существующую власть, контролируя и шлифуя ее решения и действия. Для нее очевидно, что у власти никакой другой цели, кроме улучшения благосостояния (во всех смыслах) людей, не может быть.

Для оппозиции основа основ, высшая ценность — человек. Без него нет ничего — настоящего, будущего, достижений, политики, экономики. Чтобы государство стало самодостаточным, нужно, чтобы его граждане стали самодостаточными. Государство не может быть богатым, если люди, которых оно объединяет, бедны. Сильное государство слабых и безынициативных граждан — иллюзия, разрушение которой — вопрос времени. Для власти человек — проблема, а люди, граждане — множество проблем. Она их просто терпит, потому что иначе нельзя. Люди имеют обыкновение постоянно в чем-то нуждаться, что-то хотеть, и, самое главное, их не отключишь, как, например, телефон. Они как обременительное приложение к столь приятному бремени власти. Имей возможность, власть бы обращалась со своими гражданами исключительно по электронной почте.

Оппозиция делает все от нее зависящее, чтобы граждане как можно больше знали, как можно больше интересовались политическими процессами, разбирались в сути происходящего. Власти совершенно не нужен политически грамотный народ, ему нужно знать столько, сколько полагается, а еще лучше — не знать ничего и принимать на веру все сказанное властью. Люди для нее — объект манипуляций, средство для удержания власти, при этом, к сожалению, мыслящие существа. Вот было бы здорово, если бы вместо них были биороботы. Власть не умеет смотреть на себя со стороны, свои неудачи она может объяснять чем угодно, расположением звезд, глобальным потеплением, тем, что ей досталось плохое наследство, недостаточно высоким интеллектуальным, культурным, политическим уровнем и неудобным национальным характером собственного народа, слишком жарким или, наоборот, слишком холодным климатом, хорошим или плохим урожаем, нехваткой или изобилием природных ресурсов, неудобными соседями. Важно, что во все эти причины она и сама почти что искренне верит. Еще и убеждена, что при других условиях, например при другом народе, она бы правила лучше.

Оппозиции необходимо, чтобы люди были ближе к ней, к ее делам, понимали, чем она дышит, как строит свою работу, власть от людей закрывается словно художник, не желающий показывать незаконченную картину. К сожалению, в отличие от художника, у власти картина редко получается завершенной. Для оппозиции люди — потенциальные соратники, для власти — электорат, с помощью, а чаще от имени которого можно продлить свои полномочия.

Власть — техническая организация и занимается лишь исполнением. Ее ограничивает множество проблем, у нее мало возможностей вырабатывать идеи, она пришла, чтобы реализовать определенную программу. Ведь всякая власть в прошлом — часть оппозиции, которая, став властью, естественным образом теряет многое из своих лучших качеств. У власти нет времени на производство идей, она вынуждена думать быстро и по ходу действия, ее основное предназначение — работать. Таким образом, в интеллектуальном смысле она ест сама себя — идеи имеют обыкновение исчерпываться, питать свой интеллект власти неоткуда. Чем она дольше правит, тем дальше уходит от народа, науки, оппозиции, всего того, что могло бы быть для нее источником животворных идей. Никакие ротации не способны противостоять этому процессу или его остановить, какой бы интеллект ни вливался во власть, через определенное время он растворится в ее болоте или будет выдавлен из нее.

Власть отягощена множеством обстоятельств, ответственностью, обязательствами, у нее тяжелая поступь, она неповоротлива и малоспособна на немедленную реакцию, слишком долго вынашивает решения и в случае необходимости с огромным трудом признает их ошибочность, чаще отговаривается, чем реагирует. Оппозиция идет налегке, ее основная задача — спрашивать, а не отвечать, настаивать, а не оправдываться, всегда готова комментировать, поддержать морально, последствия ее действий могут быть только положительными, за отрицательные последствия она ответственности не несет, если таковая наступит, ее спокойно можно свалить на власть.

Оппозиция всегда открыта и для идей, и для людей. Она заинтересована в них, относится к ним бережно. У нее больше времени на обдумывание своих шагов. Власть всегда в состоянии цейтнота и не имеет права на тайм-аут, все время вынуждена оглядываться, сопоставлять свои шаги с множеством обстоятельств и недостаточно уверена в том, что делает. В этом отношении она патологически больна комплексом неполноценности. Вот почему ее тянет к экстриму, войне, к делам, требующим и оправдывающим решительные действия. У оппозиции таких проблем нет. Решительность — ее нормальное состояние. Ей незачем и не на кого оглядываться. Она с народом, и этим ее действия оправданы. Она не подлежит осуждению. Ей всегда есть что сказать и чем очиститься. Власть может лишь выражать недовольство ею, но это будет свидетельствовать о ее же слабости. Более того, если власть ругает оппозицию, обвиняет ее в чем-либо, то это только на руку оппозиции.

Любое резкое движение со стороны власти по отношению к оппозиции независимо от обстоятельств осуждается. В игре с оппозицией у власти не хватает фигур. В дискуссии — слов или аргументов: у оппозиции вопросов к власти всегда больше, чем у власти к ней. Власть обязана быть ответственной, оппозиция — здравой. За ответственность спрашивают, за здравость — какие могут быть вопросы? Оппозиция ответственна, но характер этой ответственности иной. Она менее конкретна, расплывчата, распространяется не на все действия оппозиции. Рабочий инструмент оппозиции — речь, слово, власти же трудно отделаться словами, ей нужно едва ли не каждое свое высказывание подтверждать делом, — других аргументов у нее нет. Иначе она рискует перестать быть властью.

По большому счету, быть в оппозиции удобно, только вот время у оппозиции ограниченно. Нельзя слишком долго находиться в состоянии критикующего созерцателя. От долгого пребывания у власти можно потерять совесть, компетентность, связь с реальностью, от такого же пребывания в оппозиции — доверие народа и веру в себя. И то и другое — гибельно. Приблизительный путь оппозиции к власти лучше всего выражают слова известного полководца и государственного деятеля античности: «Veni, vidi, vici» («Пришел, увидел, победил»). Оптимальное время нахождения в оппозиции у разных стран разное и зависит от множества факторов, в том числе и ментальных.

Оппозиция может иметь много разных качеств, ей простительна даже временная слабость, но она не имеет права быть продажной, неискренней и услужливой. При этом оппозиция — не сопротивление, она не может позволить себе провокации, обман, зло, преступления, террор, сделки с внешними по отношению к собственной стране силами с целью прийти к власти. Она имеет дело со своей властью, а не оккупационной. Любое нечестное действие оппозиции, особенно если оно приведет ее к власти, обязательно отзовется со временем на всей стране. Это — как революция, которая не только пожирает своих детей, но и способна изъесть душу народа, изменить ее суть, и не обязательно в лучшую сторону.

Если власть — рабочая лошадка для народа, то оппозиция кнут в его руках. Если власть — рука народа, то оппозиция — его мозг. Если власть — сила, то оппозиция — ум. Главное качество оппозиции — интеллект. Оппозиция — квинтэссенция всего лучшего, что есть в народе. Это — альтер эго народа, его другой «Я», авангард, передовая часть, в определенном смысле — элита. Качество оппозиции — качество народа и наоборот. Оппозиция состоит из лучших представителей общества. Она выше власти в том смысле, что власть копошится, запутывается в текучке едва ли не с первого дня своей деятельности, занята каждодневными проблемами, решение которых, какими бы они не были значительными и в какой бы форме не преподносились, — ее обязанность. Выполнение обязанностей незаметно, заметно их невыполнение. Вот почему говорят, что хорошая власть — та, которую не слышно и не видно.

Если власть пообещает достать с неба сто звезд, и достанет девяносто девять, ей будет поставлено в вину невыполненное обещание. А если все сто, а оппозиция всего одну, эта одна перевесит сто. На то и власть, чтобы доставать все звезды. Власть, как бы ни прихорашивалась, в какие бы одеяния ни одевалась, как минимум, некрасива, если не сказать уродлива, оппозиция прекрасна и героична. Власть лицемерна, лжива, неискренна, скрытна, у оппозиции — душа нараспашку. Власть далека от народа, ей невдомек, что существуют насущные заботы простых людей, оппозиция же всегда с народом. Власть скупа и расчетлива, больше думает о собственных интересах, оппозиция бескорыстна. Власть труслива и все время находится в ожидании того, что ее разоблачат или обвинят еще в чем-нибудь, оппозиция смела и отважна. Власть консервативна, боится любых нововведений в чем бы то ни было, хотя и вынуждена их вводить. Ведь всякая инициатива, с одной стороны, опасна последствиями, с другой — во власти мало людей, готовых брать на себя ответственность за что-либо. Вот почему большинство решений власти анонимны. Оппозиция призвана быть новатором, инициатором, источником идей, каждая подпись оппозиции под любым предложением, инициативой, решением независимо от их дальнейшей судьбы — плюс в ее копилку.

У власти, как у старости, практически нет будущего, она живет прошлым и частично настоящим, оппозиция — всегда в расцвете сил, она нарабатывает прошлое, то есть некую кредитную историю, у нее есть настоящее, главное же сосредоточено в будущем. Каждый новый день приближает ее к достижению цели, когда этот же день делает срок пребывания власти на вершине все короче. Судьба оппозиции ясна и понятна, ее ждет власть, финал действующей власти неизвестен.

Оппозиция может обращаться с властью как угодно, осуждать и предъявлять к ней любые претензии. Власть, говоря об оппозиции, должна быть очень осторожной, чтобы не задеть чувства тысяч граждан, ее претензии, даже по делу, выглядят несерьезными и придирчивыми. Оппозиция может обвинять власть, власти не за что обвинять оппозицию. Оппозиция чаще права, чем не права. Власть практически всегда в положении оправдывающегося, каждый свой шаг ей нужно аргументировать, обосновывать. Власть может позволить себе заниматься исключительно тактикой, ей не до стратегии, не до живу, как говорится, быть бы живу. В демократическом обществе (при автократии или тоталитаризме оппозиции в полном смысле слова не может быть, если она есть, то режим нужно назвать по-другому) только в идеале власти дано совмещение тактики и стратегии. Оппозиция большей частью занята стратегией, ее стратегия и есть тактика, чем яснее горизонты, которые она рисует для своих избирателей, тем больше у нее шансов стать властью.

Оппозиция может быть сколь угодно пестрой, состоящей из множества сил, движений, направлений, убеждений, парламентской или непарламентской, имеющей или не имеющей своих представителей во властных структурах, финансово независимой или наоборот, но не может быть трусливой. Она обязана говорить с властью как минимум на равных. В основе действий оппозиции лежит аксиома: любое решение, тем более решение власти, кем бы оно ни было озвучено, какому бы авторитету ни приписывалось, нуждается в обязательном уточнении. Любой программе, кем бы она ни была разработана, требуется экспертиза. Не все очевидное есть правда. Всякая правда нуждается в подтверждении и доказательствах. С такой точки зрения более независимой экспертизы, чем оппозиция, у власти нет. Ни одна экспертиза не располагает таким доверием народа, как оппозиция, которая ни у кого не спрашивает разрешения на уточнение, экспертизу и разоблачение лжи — она уточняет, проводит экспертизу и разоблачает.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 316