электронная
432
печатная A5
1042
18+
Три истории

Бесплатный фрагмент - Три истории

Из серии «Рассказы врача»

Объем:
78 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-6558-2
электронная
от 432
печатная A5
от 1042

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Яшар

Из серии «Рассказы врача»

В дверь реанимационного отделения осторожно постучали. Я с трудом разлепил веки, очнувшись от тяжелого забытья. На часах 4:32. Прошел всего час с тех пор, как мне удалось купировать у больного тяжелый приступ бронхиальной астмы. Прилег отдохнуть минут на двадцать и не заметил, как уснул. И вдруг этот стук. Что еще стряслось? Привычная тревога дежурного врача. Сон как рукой сняло. Встал, взял со стула халат, колпак. Оделся. Подошел к двери.

Наше реанимационное отделение находится рядом с приемным. Когда поступает новый пациент, сначала сообщают нам. Если ничего серьезного, подключаются другие специалисты. Но обычно, особенно во время ночных дежурств, медсестры вызывают нас, реаниматологов. Мы работаем быстро и слаженно, к тому же отпадает необходимость приглашать других врачей. Так было и в этот раз.

За дверью стояла медсестра тетя Гамар. Увидев мою заспанную физиономию, она деликатно извинилась и тихонько сказала:

— Доктор Ульви, там молодой человек пришел, не могу понять, чего он хочет. Говорит, надо поговорить с врачом.

В приемном покое меня ждал молодой мужчина, на вид лет 30–35. Высокий, крепкий, я бы даже сказал, богатырского телосложения. При моем появлении он вскочил со стула и теперь с виноватым видом переминался с ноги на ногу. Лицо парня показалось мне смутно знакомым. Наверное, один из местных жителей поселка, в котором я жил и работал. Поселок небольшой, может, когда-то встречались с ним в магазине или на рынке.

— Здравствуйте, доктор Ульви, извините, что побеспокоил вас! — смущенно произнес он взволнованным голосом, в котором слышалось напряжение. — Мне очень нужна ваша помощь! Прошу вас, помогите!

— Здравствуйте. Конечно, пожалуйста, слушаю вас. Чем могу помочь? Что вас беспокоит?

— Не знаю, узнали вы меня или нет, я сын вашей пациентки Хаджар-ханум! — ночной посетитель нервно теребил полы наброшенного на плечи халата. — Доктор, у меня к вам важное дело. Пожалуйста! Только вы сможете мне помочь! От вас зависит моя судьба!

Я действительно на протяжении нескольких лет лечил Хаджар-ханум, у которой было шесть или семь детей. Обычно она приходила ко мне с очередным маленьким ребенком, но всех ее сыновей я не помнил.

— Пожалуйста, говорите, что вас беспокоит. Я внимательно слушаю.

— Меня зовут Яшар. Мы можем поговорить наедине? Очень вас прошу.

Я бросил взгляд в сторону тети Гамар: опытная медсестра без слов поняла намек и вышла из комнаты, осторожно прикрыв за собой дверь. Яшар наконец присел напротив меня на краешек стула и возбужденно продолжил:

— Доктор! Моя судьба в ваших руках! Только вы сможете мне помочь!

— Да говорите же, наконец, что случилось?

— Доктор! У нас в поселке вас уважают, все знают, что вы очень добрый человек. Вся моя надежда только на вас!

— Яшар, я слушаю. Что случилось?

Он умоляюще смотрел на меня, огромные руки не находили себе места.

— Тут такое дело! Вы только не перебивайте, дослушайте до конца. Так вот. Я должен был быть дома в девять вечера. Но… случайно встретил одну знакомую. Знаете, как это бывает, слово за слово, она пригласила меня к себе. Ну, посидели, поговорили о том, о сем. А когда на часы глянул — три часа утра! Вы меня понимаете? Если я сейчас приду домой, жена такой скандал устроит! Никаких моих объяснений слушать не станет, не тот у нее характер! Это же война будет! А мы только-только помирились!

— Так, понятно. Но я-то тут при чем?

— Доктор, прошу вас! Позвоните моей жене! Скажите, что я в больнице, в тяжелом состоянии. Что только проснулся, чувствую себя хорошо и… меня можно забрать домой! Я буду вон там, на кушетке, а вы положите рядом со мной на тумбочке ну там… пустые ампулы, флаконы, шприцы, в общем, сами знаете! И главное, умоляю, скажите, что едва откачали! Очень прошу!

— Молодой человек! Да вы в своем уме!? О чем вы говорите!? Это же больница, а не театр! Сюда ежеминутно поступают тяжелые больные! Тут судьбы решаются, а я буду спектакль разыгрывать!

— Доктор! — лицо Яшара выражало отчаяние. — У меня три дочери! Моя судьба тоже на волоске! Вы что, хотите, чтобы моя семья развалилась?

— Да я-то чем виноват?! Надо было раньше думать! Когда беседовал… со знакомой.

— Простите, так получилось… Увлекся…

Меня внезапно заинтересовала вся эта история.

— Яшар, а кто эта знакомая? Ну та, которая пригласила тебя домой?

Лицо Яшара покрылось красными пятнами, он понуро опустил голову и пробормотал:

— Это Галя, моя бывшая одноклассница. У нее вчера был день рождения. Ну… отметили, чуть-чуть повеселились.

— Так, и что же тут плохого? Расскажи жене все как есть.

— Господи, да если я скажу, что был у Гали до трех утра, жена меня никогда не простит. Говорю же вам — только помирились! Ну пожалейте вы моих детей! Они меня очень любят!

Откровенно говоря, слушая объяснения Яшара, я его понимал и даже сочувствовал, проявляя мужскую солидарность. Мне хотелось ему помочь. Но, с другой стороны, не очень-то я ему доверял. Показалось, что он все же не до конца со мной откровенен и что-то наверняка скрывает. Допустим, я скажу, что он действительно был в больнице. Это, конечно, его спасет, так как алиби ему обеспечено. Ну а если он в это время совершил какое-то преступление? Этого ведь тоже исключать нельзя.

Обдумывая все это, я велел Яшару подождать, а сам вышел из комнаты, чтобы посоветоваться с тетей Гамар. Тетя Гамар была умная женщина, к тому же хорошо знала почти всех в поселке. Выслушав эту историю и понимая мою тревогу, она сказала:

— Доктор, мне кажется, Яшар говорит правду. Но помогать ему я бы не стала. Как можно простить мужчину, который приходит в три часа ночи от Гали, да еще и подвыпившим?!

Потом задумчиво покачала головой и вздохнула:

— А все же жалко его, дурака, и детей тоже. Может, поможем? Сделаем, как он просит? Позовем его жену. Пусть придет. Посмотрим, что будет. Если что, скажем ей правду.

Так и сделали. Уложили Яшара на кушетку. Рядом с ним на столике разложили пустые ампулы, флаконы, шприцы, системы для переливания. Когда все было готово, я взял телефонную трубку и набрал номер, который дал Яшар.

На том конце провода ответили сразу. Несмотря на то что было четыре утра, по голосу говорившей женщины я понял, что она не спала.

— Это квартира Яшара?

— Да, а кто его спрашивает?

— Вы только не волнуйтесь, вам звонят из больницы. Меня зовут доктор Ульви. Яшар сейчас находится у нас, в больнице.

После секундного молчания голос тревожно спросил:

— Что случилось? Доктор, что с ним?

— Не беспокойтесь! Он жив и здоров, его можно забрать домой.

— Но скажите же, что с ним?

— Приезжайте в больницу, он в приемном отделении. Здесь и поговорим.

Ничего больше не спросив, она повесила трубку. Не прошло и десяти минут, как к двери приемного отделения подъехало такси. Выскочив из машины, женщина бросилась ко мне со словами:

— Где он, где Яшар?

— Здравствуйте, вы жена Яшара?

— Да, да, где мой муж, доктор, скажите скорее, что с ним?

— Не беспокойтесь, всё уже хорошо! Состояние стабилизировалось. Пожалуйста, проходите сюда.

Вбежав в комнату, женщина кинулась к Яшару, обняла его за шею и сквозь слезы спросила: «Что с тобой, милый, что случилось?» Она изо всех сил старалась сдержать рыдания и не показать, что плачет. Сколько же мужества было в этой маленькой женщине, выглядевшей по сравнению с верзилой Яшаром особенно хрупкой. Многолетний опыт врача, позволявший мне автоматически определять физические параметры любого человека, подсказывал, что рост жены Яшара едва ли достигал ста пятидесяти сантиметров, а вес был где-то около сорока пяти килограммов. И это при том, что двухметровый Яшар весил самое меньшее сто десять. Но там, где есть любовь, такие вещи не имеют значения! Необыкновенная энергия и живость этой женщины удивляли и располагали к ней.

Яшар отвечал нарочито медленно, тихим голосом:

— Спасибо дорогая, сейчас получше! Спасибо врачам! Кажется, они спасли меня от смерти. Ничего не помню: ни как приехал сюда, ни с кем приехал. Проснулся и увидел, что нахожусь здесь, в больнице.

Севда ханум (так представила себя жена Яшара) быстро повернулась ко мне и с тревогой спросила:

— Доктор, как его состояние? Что с ним было? Что нам теперь делать? Могу ли я забрать мужа домой? Может, нужна консультация другого специалиста?

— Не беспокойтесь, теперь всё в порядке! Можете возвращаться домой. К нам его привез какой-то таксист. Сказал, что нашел вашего мужа лежащим без сознания возле автобусной остановки. Никто к нему не подходил. Наверное, люди думали, что пьяный. А таксист сжалился, подобрал и привез в больницу. Я хотел сразу сообщить в милицию, но лицо вашего мужа показалось мне знакомым. Решил, что, как только он придет в себя, сами разберемся. Сейчас уже все хорошо, состояние стабильное, но завтра нужно будет проконсультироваться у невролога.

Яшар начал потихоньку подниматься с кушетки. Немного посидев на краю, будто передыхая, встал и стал шарить руками по карманам.

— Милый, ты что-то ищешь? — заботливо спросила Севда.

— Хотел поблагодарить доктора, дать хотя бы на чай, но не могу найти свои деньги.

Он вдруг повернулся ко мне:

— Доктор! Вы не обратили внимания, когда меня привезли, у меня в кармане были деньги или нет?

И тут мне все стало понятно! Проблема Яшара заключалась в том, что он истратил все деньги на гулянку и теперь не мог отчитаться за них перед женой.

Севда спросила:

— Яшар! Ты о чем, о каких деньгах ты говоришь?

— Ну как же, дорогая, о тех, что ты дала мне, чтобы оплатить коммунальные платежи, электричество и газ. Я доехал до банка, а что случилось дальше, не помню.

В этот момент стоявшая у двери и наблюдавшая за происходящим тетя Гамар, едва не раскрыла тайну Яшара, смерив его возмущенным взглядом. Поступок Яшара и мне не понравился: спрашивать у нас о своих деньгах, заранее зная, куда он их истратил!..

Ситуацию спасла Севда:

— Да ладно, Яшар! Потерял и потерял. Наверное, пока ты лежал без сознания, кто-то вытащил деньги из кармана.

Яшар тут же приободрился. Успокоившись, что уже никто не будет спрашивать о деньгах, он с чувством сказал:

— Врачи спасли мне жизнь. Я хотел бы их отблагодарить: дать маленький бакшиш.

Севда сразу открыла свою сумочку.

— Конечно-конечно! Отблагодарим обязательно! Спасибо вам за мужа!

— Что вы, не стоит! Это наш профессиональный долг! Главное — здоровье Яшара. Вообще, я всем рекомендую беречь свое здоровье.

Тетя Гамар тоже откликнулась, поддержав меня:

— Дай Бог, чтобы все люди, выходя из дома, возвращались обратно здоровыми и живыми, чтобы их пути не перепутались.

Севда достала из кошелька купюры и, не считая, как-то деликатно положила их на стол. Я хотел было возразить, но оба, и Яшар, и Севда, решительно заявили:

— Доктор, мы даем от души! Это мелочь, не беспокойтесь!

Я попросил тетю Гамар проводить их. Уже при выходе из палаты Яшар повернулся ко мне и украдкой подмигнул — еще раз поблагодарил взглядом.

Когда такси уехало, мы с тетей Гамар посмотрели на деньги, что оставила Севда. Это была почти наша месячная зарплата.

— Тетя Гамар, может, чаю попьем? Поставишь чайник, а?

— Да, сынок, сейчас заварю. Ну, доктор, дай Бог, чтобы к нам в больницу всегда привозили таких пациентов! И не было бы никогда ни болезней, ни травм!

— Да, тетя Гамар, согласен… Но мне все равно кажется, что это было неправильно. Яшар не должен был обманывать Севду.

Свежезаваренный чай тети Гамар показался необыкновенно вкусным. Мы пили его в молчании, наслаждаясь минутами покоя и думая каждый о своем.

…Спустя год у Яшара и Севды родился четвертый ребенок — мальчик, после трех предыдущих девочек. По желанию Севды сына назвали Инам, что в переводе означает «доверие».

Перевела Ольга Белявская (Минск).

06.11.2017

Гадалка

Из серии «Рассказы врача»

Все студенты медвузов мечтают поскорее стать настоящими врачами. Поэтому уже после третьего курса стараются устроиться в клиники на ночные дежурства. Так сделал и я. С одной стороны, работа помогала мне материально. А с другой, давала огромное поле для практики. Начинающих врачей, которые поднабрались опыта во время учебы, можно сравнить с солдатами, которые успели понюхать пороха. Когда после института они начинают работать самостоятельно, многие вещи уже хорошо знакомы и не вызывают страха. При отсутствии практического опыта даже отличники, несмотря на теоретические навыки, поначалу нередко испытывают трудности, особенно если оказываются в каких-то сложных ситуациях. Жизнь есть жизнь, и порой она преподносит неожиданные сюрпризы, к которым лучше быть готовым заранее.

Короче говоря, я решил понемногу набираться опыта и устроился в местный санаторий. Пять дней в неделю с 18 вечера до 7 утра дежурил, потом бежал на занятия в институт. Вначале было трудно, все время хотелось спать, потом со временем втянулся и привык. На лечение к нам приезжали со всех регионов республики, большинство пациентов с хроническими заболеваниями, которые подробно описаны в учебниках по медицине.

Как-то раз в один из осенних дней, едва я заступил на дежурство, в процедурный кабинет вошла симпатичная девушка.

— Здравствуйте, доктор! Мне после 21:00 назначен укол. Но я хочу прийти пораньше. Скажем, в 20:40, можно?

— Добрый день! Покажите свою медкарту: если укол нужно сделать именно в 21:00, то раньше никак нельзя. А если просто вечером, то есть время не определено, тогда без проблем.

— Вот, смотрите. Мой лечащий врач — Керимов. Он и назначил.

В медкарте время не было указано.

— Пожалуйста, после ужина можете прийти в любое время.

— Спасибо. Тогда я оставлю карточку у вас. Заберу, когда приду на укол.

Девушка ушла. Что-то в ее внешности привлекло мое внимание: худенькая, невысокого роста, со смуглой кожей и большими черными глазами. Темные волосы густой волной спадали на плечи, короткая челка слегка закрывала лоб. Весь ее облик напоминал мне цыганку, особенно глаза, которые будто пронизывали насквозь.

Заглянув в медкарту еще раз, прочитал, что зовут девушку Земфира. «Занятно, что дежурство началось с цыганки», — подумал я. На самом деле мне было все равно. Я был в том возрасте, когда интересны все люди. Из разговоров с ними я узнавал много полезного и нового для себя как начинающего врача.

Вечерние процедуры были строго расписаны и начинались сразу после ужина. В 20:00 я уже вел прием больных в процедурном кабинете. Народу было немного. Земфира зашла последней.

— Еще раз здравствуйте, доктор! Можно к вам?

— Проходите, пожалуйста!

Я вновь заглянул в медкарту, чтобы уточнить назначения врача. Там значились успокаивающие и спазмолитические инъекции. Открыл шкаф с лекарствами, стал отыскивать необходимые ампулы. И тут Земфира, повернувшись ко мне, неожиданно сказала:

— Доктор, как вы думаете, мне это поможет? Знаете, все время какая-то постоянная тревога внутри…

— Конечно, поможет! Вам болеть еще рановато.

— Не хочется надоедать вам своими рассказами, но я уже столько лет мучаюсь, что и надеяться перестала.

— Вот как! Не стесняйтесь, расскажите, что с вами происходит. Мы здесь многих вылечили, значит, и вам обязательно поможем!

— Да я рассказывала своему лечащему врачу: меня уже лет шесть беспокоят нервы. Все время лечилась у себя в районе, а тут отдел соцобеспечения дал путевку в Баку, в ваш санаторий.

Сделав инъекции, я прочитал медкарту более внимательно. Диагноз Земфиры не был серьезным. Скорее всего, состояние девушки зависело от нее самой, ее образа жизни и, конечно, отношения окружающих людей. Стоило немного поработать над собой, и о болезни можно было забыть навсегда. Мне захотелось ее немного подбодрить и обнадежить.

— Наверное, лечащий врач вам говорил, что многое зависит исключительно от вас. И это скажут все, к кому бы вы ни обратились.

— Да-да, понимаю. Но если бы вы, доктор, знали, что я пережила и переживаю сейчас…

Она тяжело вздохнула и в отчаянии закрыла глаза. Мне не хотелось слушать историю Земфиры, но другого выхода не было. Наверное, ее лечащий врач был хорошо знаком с ситуацией, поэтому и назначил соответствующее лечение.

По словам девушки, в их многодетной семье было девять детей: две девочки и семь мальчиков. Земфира самая старшая. Несколько лет назад мама умерла, с тех пор вся ответственность за семью легла на ее плечи, хотя в ту пору она и сама еще была ребенком — училась в десятом классе. Через какое-то время отец вновь женился, отношения с мачехой не заладились с самого начала. Ситуация и вправду непростая. Особенно если учесть, что семья жила в сельской местности, была малоимущей. Все это не могло не оставить глубокий след в душе девушки, тонкая натура которой отличалась особой чувствительностью.

Закончив свой рассказ, Земфира немного помолчала, опустив голову, затем встала, взяла свою медицинскую карту:

— Ну, доктор, извините за беспокойство. Пойду лягу, попытаюсь уснуть. Поверите, никак не получается, уже столько лет мучаюсь бессонницей.

— Приходите, Земфира. Завтра я тоже дежурю. Если не удастся уснуть, могу дать вам снотворное или поболтаем немного. Вообще, вам нужно больше общаться и делиться с кем-нибудь.

Земфира вышла из кабинета. Немного позже, закончив свои дела, я приступил к вечернему обходу. Всё было как всегда спокойно. Одни пациенты уже отдыхали в своих палатах. Другие неторопливо прогуливались по коридору или по дорожкам во дворе, вполголоса разговаривая о чем-то своем.

Я вернулся к себе и начал готовиться к завтрашним занятиям. Это были особенно любимые мною тихие вечерние часы, короткий промежуток, когда можно полностью посвятить себя учебе. Спустя два часа почувствовал, как меня неодолимо клонит в сон, и решил немного прогуляться. Во дворе неожиданно встретил Земфиру, шедшую под руку с пожилой женщиной.

— Доктор! — обрадовалась она. — А я так и не смогла уснуть. Познакомьтесь, это моя соседка по палате, тетя Валя из Сумгаита, вот предложила пройтись перед сном.

— Правильно, это пойдет вам на пользу.

Валентина Петровна (тетя Валя), поздоровавшись со мной, тут же начала разговор:

— Доктор, я говорю Земфире, что всё зависит от нее самой. Она должна научиться успокаиваться. Если у нее это получится, то и болезнь пройдет.

— Все верно, так и есть, только это непросто и не каждый может. Сейчас мы постараемся ей помочь. А потом все потихоньку нормализуется.

Я присоединился к ним, и, пока мы неторопливо гуляли, Валентина Петровна рассказала о том, что долгое время работала психологом в правоохранительных органах, сейчас на пенсии. После прогулки Земфира попросила дать ей успокоительное. Я протянул таблетку и поинтересовался:

— Земфира, вы здесь уже несколько дней, заметили какие-то улучшения?

— Да, конечно, мне здесь намного лучше и всё очень нравится. Тихо, спокойно. Кормят три раза в день. Вечером полдник, на ночь дают кефир. Доктор выписал хорошее лечение, вообще, обо мне все заботятся, — словоохотливо рассказывала девушка, с благодарностью глядя на меня. — Но как бы хорошо здесь ни было, все равно придется возвращаться домой. Вот если бы я могла найти работу! Я бы помогала семье и себе.

— А что ты умеешь делать? Какую работу хочешь найти?

— Я же деревенская, — вздохнула она. — Кем могу работать: посудомойкой или уборщицей. Но на такую зарплату не прожить. Да и нет у меня здесь ни родственников, ни знакомых, ни жилья. Ничего не поделаешь.

— Не переживай так! Сначала надо выздороветь! Остальное уладится.

Земфира взяла таблетку и ушла к себе. А я наконец мог позволить себе небольшой отдых. Вот только сон почему-то не шел: печальная судьба девушки заставила меня задуматься. Чем я мог ей помочь? Ни профессии, ни образования. Видно, такая у неё судьба.

На следующий день вновь была моя смена. За ужином я увидел Земфиру, они с Валентиной Петровной сидели за одним столом. Заметив меня, обе с улыбкой поздоровались как со старым знакомым. В ответ я пожелал приятного аппетита. После ужина Земфира как обычно пришла в процедурную, держа в руках какую-то книгу.

— Доктор, я на уколы. Если можно, дайте ту таблетку для сна, чтобы потом вас не беспокоить.

— Пожалуйста, вот ваша таблетка. Сейчас приготовлю уколы. Мне нравится, что вы интересуетесь книгами: чтение поможет вам быстрее поправиться. А о чем эта книга?

— О, книги я очень люблю, — девушка оживилась, в глазах ее вспыхнул огонек, — прочла все, что было в нашей сельской библиотеке. А эта книжка особенная, про гадания. Стала читать, чтобы отвлечься, а потом увлеклась.

— Возможно, Земфира ханум, вы хотите стать гадалкой? — засмеялся я. — Только ерунда это все, пустые разговоры. Не берите в голову!

Земфира неожиданно умолкла, споткнувшись на каком-то слове, и глубоко задумалась, как будто что-то пришло ей в голову. Затем улыбнулась и сказала:

— Да ведь и мне самой кто-то должен предсказать судьбу.

Тут я, чтобы поднять ей настроение, в шутку добавил:

— Земфира ханум, вы же хотели найти работу! Чем вам эта не нравится?

— Доктор, вы что, хотите, чтобы я стала гадалкой? — девушка недоуменно подняла на меня глаза.

Мы посмотрели друг на друга и, не сдержавшись, рассмеялись.

Вошедшая в процедурную Валентина Петровна, соседка Земфиры, услышав наш смех, поинтересовалась, что это нас так развеселило.

Земфира, с улыбкой вытирая выступившие слезы, ответила:

— Представляете, Валентина Петровна, доктор говорит, чтобы я не увлекалась этой книгой. А то вдруг захочу стать гадалкой!

— И что тут плохого? — пожала та плечами. — Можно подумать, что гадалки — это какие-то необычные люди. Между прочим, ты и похожа на цыганскую гадалку. Такая же разговорчивая!

— Правда, Земфира, вы, действительно, очень грамотная и красноречивая!

Похоже, наши шутки Земфире понравились, и, видя, что разговор ее заинтересовал, я продолжил:

— Ты же знаешь, что у всех людей есть какие-то трудности в жизни. Они ищут путь к благополучию и комфорту, а потому хотят услышать о себе хоть что-то хорошее.

Валентина Петровна с энтузиазмом добавила:

— Тем более что беды-то у всех у нас одинаковые. Невестки жалуются на свекровей, свекрови на невесток, мужчины на родственников жены, молодые на старых, старые на молодых. Люди все, конечно, разные, но вот проблемы у них очень похожи.

Земфира, думая о чем-то своем, неуверенно проговорила:

— Да… только этого мне не хватало! Вернусь к своим и что скажу? Уехала лечиться, а вернулась гадалкой?

Валентина Петровна попросила для себя успокоительное, и женщины ушли. А я занялся своими делами, мысленно все время возвращаясь к нашему разговору.

Следующее мое дежурство выпало на другую неделю: коллега попросила с ней поменяться. Она ждала гостей и хотела провести с ними несколько дней вместе. На работу я вышел только через неделю.

Во дворе санатория увидел машину Гадира, который, заметив меня, пошел навстречу. Гадир был состоятельным человеком, хорошо известным в нашем поселке. Имел несколько магазинов и других объектов, но, несмотря на это, хвастаться своим богатством не любил и всегда помогал соседям, близким. Зная о его доброте и отзывчивости, в поселке все относились к нему с большим уважением и обращались не иначе как «Гадир гедеш», что значит «старший брат».

— Здравствуй, юный эскулап! — крепко пожал он мне руку. — Как дела? Дежуришь сегодня?

— Здравствуйте, Гадир гедеш! Да, сегодня моя смена. Какими судьбами к нам? Что-то случилось? Заболел кто?

— Нет, дорогой! Все живы и здоровы! Просто кто-то сказал моей жене (звали ее Рейхан ханум), что в санаторий приехала на лечение одна гадалка. Какой-то Божий дар у нее, всем гадает о прошлом и будущем. Вот жена и попросила меня отвези ее к этой гадалке. Они с женой моего брата Адыля сейчас как раз у нее.

— Что за гадалка, Гадир гедеш? Вы что, верите в это?

— Доктор, конечно, не верю! Но женщины попросили — я привез. Сказал, чтобы спрашивали у гадалки все, что хотят, только мне потом ничего не рассказывали.

— Ладно, Гадир гедеш, могу я вам чем-то помочь?

— Спасибо, дорогой! Спокойного тебе дежурства!

В это время жена Гадира со снохой вышли из дверей санатория. Увидев меня, приветливо заулыбались, поздоровались. Я не сдержался и полюбопытствовал, к кому же они приходили.

— Доктор, у вас тут лечится одна девушка из района. У нее Божий дар! Она знает, что было раньше, что есть и что будет!

— Да что вы! А как ее зовут?

— Земфира! Вы не поверите, доктор, но она нам про всю нашу жизнь рассказала!

— Земфира?

Заметив мое удивление, Рейхан ханум сделала паузу, а потом доверчиво продолжала:

— Знаете, доктор, тут, в поселке, нас хорошо знают. Но она мне рассказала про всю мою родню, про моих родителей в Гяндже! Про всю нашу династию! Представляете?

— Рейхан ханум! Вы же умная женщина, не обращайте на это внимания!

— Что вы, доктор! — отмахнулась она. — Если бы я своими ушами не слышала, не поверила бы! Она и снохе все рассказала, вот она — свидетель! И денег много не берет! Всего 10 манат, да и те мы сами дали!

Восторженно покачивая головами и обмениваясь впечатлениями, женщины попрощались и уехали. А я, приняв смену, с головой погрузился в свою работу, совсем забыв об этом разговоре. Напомнила о нем моя коллега, Фамила ханум, которая, улучив минутку, заговорщически сообщила:

— Слушай, что у нас тут случилось! У Земфиры-то открылся Божий дар!

— Что за дар, Фамила!? И что это за Земфира?

— Ну это же та девушка, помнишь, пациентка Керимова! Ты ей еще два дня по вечерам уколы делал.

— Ну-ну, давай рассказывай!

— В общем, так, доктор. Тут распространился слух, что у нашей Земфиры Божий дар — якобы она может всё предвидеть. Сначала, конечно, никто не поверил. Мы же к ней относились как к обычной пациентке! Но потом она вдруг всем начала рассказывать о прошлом и о будущем, причем все совпадает! Прямо как настоящая гадалка. И недорого: сеанс — всего 10 манат, а у некоторых она даже денег не берет! Говорит, что голос с небес не велит ей брать деньги у нуждающихся. Короче, очень интересная история. Представляешь, главврач, когда услышал об этом, сначала хотел ее выгнать, а потом передумал и даже выделил для нее одноместную палату!

— Фамила, ушам своим не верю! Неужели люди вот так легко ей доверяют?

— Ну, доктор, не знаю, только каждый день сюда приходят 30–40 человек! Не знаете, что ли, где мы живем? Как цыганская почта: все сообщают друг другу. И каждый с собой приводит еще одного-двух!

Я не мог поверить услышанному. Что должно было произойти за неделю моего отсутствия, чтобы всё так изменилось?

Ужин обычно подавали в 19:30. Мне нужно было за полчаса до его начала проверить качество еды и расписаться в санитарной книге. Войдя в столовую, я увидел, что в пустом зале ужинает одна Земфира. Тут же были шеф-повар и старшая официантка. Как обычно, я поздоровался со всеми, пожелал приятного аппетита, взял санитарную книгу и прошел в кухню. Осмотрел приготовленную еду, попробовал первое блюдо. На второе сегодня была рыба: рыбу все любили. Наш повар Мехлуга ханум очень вкусно ее готовила. Я открыл было рот, чтобы спросить, почему Земфира уже ест, но шеф-повар, будто прочитав мои мысли, опередила:

— Доктор, главный врач распорядился, чтобы Земфира поела на полчаса раньше, отдельно от всех.

— Ну, если сказал главный врач, значит, надо выполнять.

Земфира неторопливо заканчивала ужин. Я заметил, что она преобразилась и как будто стала другим человеком! Не осталось и следа от нервозности и того тревожного состояния, в котором она была неделей ранее. Отодвинув в сторону тарелку, она вытерла руки и встала:

— Доктор, лечение продолжается. Если можно, приду на уколы как обычно.

— Пожалуйста, когда хотите, я буду на месте.

Вечером, выполнив все врачебные назначения, я разложил учебники и начал готовиться к занятиям. Через какое-то время вошла Земфира, в руках она держала небольшой пакет.

— Еще раз добрый вечер, доктор!

— Добрый вечер, как вы? Как здоровье? Нормализуется?

— Не поверите, доктор, у меня все отлично! Здоровье тоже в порядке. Хорошо сплю по ночам, живу теперь в отдельной палате. Главврач сам дал такое указание.

— А как Валентина Петровна? Не видел её на ужине, как её здоровье?

— Она уже выписалась — путевка закончилась.

— А что вообще произошло, Земфира ханум? Говорят, люди идут к вам, чтобы узнать прошлое и будущее. У вас что, вправду Божий дар? И этот дар спустился к вам на этой неделе?

— Доктор, ты и Валентина Петровна мне такую жизнь подарили, что я никогда этого не забуду!

Я даже не обратил внимания, что Земфира обращается ко мне на ты, с интересом продолжая расспрашивать:

— Так что же вдруг случилось?

— Дело в том, что Валентина Петровна — великая женщина, умница! За десять дней, которые мы провели вместе, она меня многому научила. Оказалось, она великолепно знает игральные карты. Раньше я их никогда и не видела, а теперь наизусть знаю, что каждая означает! После Валиного отъезда я совсем заскучала. И вдруг вспомнила ваши шутки про гадания. От скуки предложила женщине, которая сидит со мной за одним столом, давай, мол, погадаю. Хотелось проверить, чему научилась. Открыла карты, начала говорить. Вдруг вижу: у нее от удивления рот открылся! Разволновалась, потому что я ей все верно сказала. Затем побежала и привела свою соседку по палате. Я вновь начала гадать, только на этот раз говорила более эмоционально. Так та тоже была поражена и давай всем рассказывать. Ну а потом ко мне весь наш этаж стал ходить! Все просили погадать! Медработники, повара, водители — все хотели, чтобы я им погадала.

— Хорошо, а деньги откуда?

— Так я же рассказываю: на следующий день ко мне явилась наш шеф-повар со своей сватьей. Стала упрашивать, мол, та в депрессии уже два месяца и ни с кем не хочет разговаривать. Никто не знает, что с ней. Я карты открыла, но ничего не смогла определить, взяла и просто наугад сказала, что та потеряла деньги, поэтому с ней такое происходит. Тут сватья вдруг ожила и разоткровенничалась. Призналась, что секрет у нее, который она никому не может рассказать. Спрятала где-то деньги и забыла куда. Вот из-за этого и лишилась сна и аппетита. А я ее успокоила, сказала, что деньги у нее дома, нужно только поискать хорошенько. Правда, их будет меньше.

А спустя час после их ухода прибежала шеф-повар, кричит, что сватья нашла потерянные деньги. Только немного не хватает. Но она очень хочет меня отблагодарить и передала мне 200 манат, которые привез ее сын.

— Да что же это такое?! С ума, что ли, люди сошли или это просто случайность? Неужели они верят в это?!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 432
печатная A5
от 1042