электронная
349
печатная A5
754
18+
Три блатных аккорда

Бесплатный фрагмент - Три блатных аккорда

Сборник стихов о воле и неволе


5
Объем:
154 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-9039-3
электронная
от 349
печатная A5
от 754

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

При крещении Руси лжехристианством необходимо было уничтожить нашу древнюю образность языка — настоящее понимание и толкование слов. Для этого слова стали заменять краткими понятиями, а чтоб все укоренялось евреи стали вводить понятия свои и в каторжанскую диалектику. Ведь всем известно — дурной пример заразителен и имеет массу последователей. Так стали появляться в нашем языке слова не понятные для многих, то есть свой язык и диалектика. Но многое в блатном жаргоне имеет и славянские корни, многое было очернено ими же, то есть евреями, которые, кстати, меняли фамилии свои на славянские часто и по кличкам; и так потом лезли к власти и еще больше усугубляли положение наших знаний. Например Ульянов — Ленин по кличке по матери Бланк полностью уничтожил образность языка

СОГЛАСНО ПРАВЕДАМ то есть знаниям древним ИСТИНЫМ. ПРА это Покой, Речь, + А (Азъ — Я земной творец Ас земной Бог, по сути, тот, кто творит на земле ПРА — Земной творец Речет Покой.

Вера — от Знания, Верят Знанию — это истинно. Ве-РОВ-ание — от незнания, это мнимо, иначе между мной и знанием РОВ. Веруют те, кто ВОР_уют. Вот хохма: ВОР есть отражение сути себя — РОВ. ВОР-уют те, кто далек от знания, их удел — жить за счет других. Незнание мнимо, значит ложно. Мнить значит ошибаться и страдать.

Теперь что касается образности древней букв слова ВОР — В — «Веди» — Вселенская мудрость (Мудрость на земле и на небесах ведаю, знаю) О — «Онъ» — один, един, значит сам в себе существующий («Н» — наш, свой; Ъ — твердо сотворенный) Р — «Рѣцы» — речь, рекущий, речет… Получается, по правилам образного толкования слов: «Направо песнь заводит» — по слогам поем, «налево сказку говорит» — Рекущий Единую Вселенскую мудрость, при лжехристианизации греческими евреями специально слову предан теневой образ и подменой толкования слова Тать. Слово же Ворѣ с «ять» имело значение «ограда из жердей» ВОР_УЮТ: УЮТ = Т «Твердо» Твердо, Ю — «Юнь» — Вышедшее извне, но имеющее связь с пределом чего либо (общества, вещей какого либо определенного круга) У «Укъ» — указ. Твердо вышедшее извне круга чего-либо указывают речью единой Вселенской мудрости, образное значение слова воруют. Потому не каждый Вор Вором назваться может, от древних передавалась мудрость. Потому Тать — крадет, а вор мудрость изрекает. МУДРОСТЬ — Мысли Научные Добро созидают Речью Единой Слова Твердого Созидаемого.

Это отступление мной сделано с целью того чтоб народ понимал и знал как у нас забрали величие и во что сегодня превратили знания и понятия, исказив все, до неузнаваемости. Украли порядок правила и обычаи под МАЗУ ФИЛОК, которые не всегда играли главную роль в жизни людей.

А теперь поехали по трем блатным аккордам, граждане, ищущие романтики, жизни и наживания добра. Приятного вам познавания и чтения блатной музыки.

В Новосибирске

В Новосибирске есть веселый городок,

Живет лихой в нем чалдоский наш народ.

Вот дворик старенький, родная сторона

Эхма, вернулся я, встречайте же братва.

Возьмем мы водочки да с пивом пополам,

Как было раньше, соберется наш шалман.

Нальем по первому, потом нальем второй,

А там и третий, и печаль с души долой.

Все собрались сегодня мы и пьем за встречу,

О счете времени не может быть и речи.

Мы выпьем за друзей, которых с нами нет

И за подруг, деливших с нами натиск бед.

В Новосибирске есть веселый городок,

Живет лихой, веселый наш народ.

Наш дворик старенький, я помню детворой

Мы хулиганили, бежали с глаз долой.

Братва, а помните, арбузы воровали,

Потом, объевшись, по дороге их пинали,

Старушки в след кричали: — Ох, хулиганье!

Куда же времечко то времечко ушло.

Я помню, как курили где-то по углам,

Или в толпе опустошишь кому карман.

А помнишь, Леха, как шмонали у метро

Двух фраеров, в тот день нам крупно повезло.

Мы на центральном объедались шашлыками,

Когда ходили мы, удача была с нами.

Постарше стали, после дела водку пили,

Бывало вечерком на лавке план курили.

Прошло уж детство наше, все мы повзрослели,

Юности годы безвозвратно пролете6ли,

Теперь у каждого из нас своя судьба,

Своей дорогой каждого ведет она.

В Новосибирске есть веселый городок,

Живет по-прежнему веселый наш народ.

Эх, пацаны, мы се дня выпили лишка,

Не забывайте, братцы, юности года.

Не забывайте наш веселый городок,

Какой лихой и развеселый в нем народ,

И тех подруг деливших с нами натиск бед,

Такой по жизни будет вам завет.

Челдо́н, чалдо́н или чолдо́н — название первых русских поселенцев в Сибири и их потомков. Постоянное население из числа переселенцев из Европейской России сложилось в Западной Сибири в конце XVI — XVII вв. из официальной версии истории.

Подай мне гитару

Подай же подай, мне гитару,

Подай и я песню спою,

Спою тебе все по порядку

Про жизнь шальную свою.

Я вспомню тот день, когда окрестили,

Солнце сияло, стоял месяц май.

Видать меня мама под звездой не родила,

Вот так и живу за дарма.

А ты не вини меня строго,

Ну воровал без конца.

И когда наказали острогом,

Я понял — судьба такова.

Друг верный моргнул на суде мне,

Мол, будем братан ждать тебя,

Не будешь нуждаться на зоне,

А вышел, начал все с нуля.

Сидит там народа не мало,

Безпредел творят мусора.

Хозяин с куском хлеба с салом.

Тебе же паек серый на.

Вот кончился срок, и открыли ворота,

Годочки считал до звонка.

Ты с кентом Сеней, как два пилота

На тачке, а вот он и я.

Здравствуйте мои дорогие

Я отмотал все сполна,

Семь лет встречайте ж родные

Сидел от звонка до звонка.

А дальше опять все по новой

Гулять воровать без конца.

И срок накрутили мне вскоре,

А ты пацана родила.

Сынишка пошел уже в школу,

А мне еще срок тут торчать,

Он с детства играет в рулетку

И тоже пошел воровать.

Подай же, подай мне гитару,

Подай и я песню спою.

Спою тебе все по порядку

Про жизнь шальную свою.

Беспредел — Бес предела; Безпредел — нет предела. При подмене образных значений слов путем составления и внедрения словесных понятий стало значить Беспредел — отсутствие порядка, произвол, беззаконие, «безпонятие».

Январский вечерок

Все это было где-то в январе,

Решили весело мы вечер скоротать.

Стоял мороз под сорок на дворе,

И вот отправились терпилу мы искать.

По улочке мы долго не бродили,

Ведь нас мороз ох продирал до слез.

Терпилу сразу мы наметили,

За ней хиляем потихонечку в серьез.

Дубинку кореш во время достал

В укромном и безлюдном переулке.

Глухой удар второй и третий ей послал,

А у него ну прям талант в этой науке.

Гоп-стоп пойдем, браток, дымится сигарета,

Гоп-стоп нальем, браток, с тобой на посошок,

Гоп-стоп вот удар и затрещала репа,

Гоп-стоп ох, браток, бежим мы наутек.

Терпила завалилась, чуть дыша,

Схватил я дурку, и скрылись мы с гоп-стопа,

Потом лишь у ларька лаве шурша,

На пра… налево мы швыряли хрусты оба.

И вот уже в кругу своих друзей

Сидим и обмываем это дело.

А ну браток налей скорей, да не робей,

С тобой за волю можем выпить смело.

И пусть покоя се дня нет цветным

На это нам по честному плевать.

В угаре пьяном мы и сигаретный дым,

Живем, браток, эх век свободы не видать.

Гоп-стоп пойдем, браток, дымится сигарета,

Гоп-стоп нальем, браток, с тобой на посошок,

Гоп-стоп денежки хрустом привлекают,

Гоп-стоп девочки, я се дня отдыхаю.

ГОП-СТОП — уличный разбой, налет, вооруженный грабеж. ДУРКА — дамская сумочка. ХРУСТ — рубль. ХРУСТЫ — рубли, деньги. ЛАВ, ЛАВА, ЛАВЕ, ЛАВЫ, ЛАВЕШКИ, ЛАВЬЕВ — деньги. КОРЕФАН — друг, товарищ. КОРЕШ — друг, товарищ, старый приятель, компаньон. КОРЕШОК — сообщник вора

ТЕРПИЛО (а) — потерпевший, потерпевшая.

БРАТВА — 1. Блатные. 2. Заключенные, признающие тюремный закон. 3. Сообщество заключенных, например все, кто находится в данной камере.

БРАТИШКА — бывший сокамерник.

Выстрел

Там сосны стройные густой тайгой стоят

И волки песни свои на луну заводят,

Там на макушках зори красные горят,

Куда все время мысли в прошлое уводят.

Ночь, над тайгою стелется туман

И зимний холод не заставит ожидать,

Бежим мы с другом и погоня попятам,

Лишь лай собак, а края леса не видать.

Остановились с другом мы передохнуть,

Он прохрипел, в груди взялась тупая боль

И прошептал — видать судьба мне здесь заснуть,

Со мной прощался на сосну облокотясь.

Там сосны стройные густой тайгой стоят

И завывая, следы вьюга заметает.

Отдан приказ: на поражение стрелять.

Там в рай душа моего друга улетает.

Ну а мои глаза слезою заливались,

Я вскрикнул — Колька, друг, не умирай!

Закрыл глаза он, капли крови проливались

На белый снег — Братишка, — он сказал — прощай.

Сошел туман, мороз крепчал и вьюга выла,

Прощался с другом я и братом навсегда.

В секунду пролетело все, что с нами было,

Во мне остался этот выстрел навсегда.

Там сосны стройные густой тайгой стоят

И завывая, следы вьюга заметает.

Отдан приказ: на поражение стрелять.

Там в рай душа моего друга улетает.

И серым волком я завыл от горя,

Ведь с Колькой с детства мы плечом к плечу

Прошли сиротский дом, срок первый наша доля

И вот теперь я в край родной один иду.

Тайга осталась позади и нет погони

И вот встречает меня уж край родной.

Нет радости в глазах, побег печалью все тревожит,

Память о друге и тот выстрел раковой.

Там среде сосен, что густой тайгой стоят

И волки песни свои на луну заводят,

Там сосны память друга моего хранят

Куда все время мысли в прошлое уводят.

Судьба такая

Пришло письмо сегодня с воли, ты пишешь, что цветет весна

В душе так горько аж до боли, у нас стоит еще зима.

А помнишь, как мы целовались, закат встречали вечера,

Но на суде мы попрощались, судьба такая у вора.

И вот ты пишешь, что скучаешь, а по щеке бежит слеза,

Днем ты с подругами гуляешь, а ночью плачешь до утра.

Сижу с друзьями я на шконке, горелку пьем с кентом до дна.

Он завтра будет на свободе, сидел пятнашку до звонка.

Мы день за днем здесь коротаем, чифирь поспел да все одно

Всю ночь в картишки проиграем, а там заря уж над тайгой.

Вчера мы вышли на разборку, на вышке вертухай стоит

И целит в автомата мушку, и вдруг внезапно запалит.

Тут мужики в бега подались, на волю с зоны на рывок,

Дай Бог им, чтобы не поймались, ни то накрутят новый срок.

А я, ну что там говорить — сижу здесь, словно птица в клетке,

Здоровье как всегда хондрит, но я привыкший с малолетки.

Звенит звонок окончен срок, на волю, все друзья проводят.

Прощальный поезда годок и мысли к дому все уводят.

Прощай суровый Магадан, начальник и жилая зона

С пирона сразу в ресторан, встречаешь с братом у вагона.

Былые вспомним все денечки, как воровать не забывал.

Вот стукачам отдам должочки за то, что годы потерял.

Но вот опять срок накрутили и вновь выводят из суда

Кареты злые подкатили, прощай родная сторона.

Но вот опять срок накрутили и вновь выводят из суда

Мне руки мусора скрутили, судьба такая у вора.

                                                                                          1999г.

МУСОР — милиционер, сыщик. КАРЕТА — такси. КАРЕТА ЗЛАЯ — автомобиль органов МВД. РЫВОК — побег через забор или вахту

ЧИФИРЬ — очень крепко сваренный чай.

СУДЪ — согласно старославянской образности значения слов которая из образности значения слогов и букв следующее значение иметь будет ДЪ — Добро твердо созидаемое, СУ — Словом указывают. БА — Боги земные творцы СУДЬБА — Боги земные творцы Добро созидаемое словом указывают. А могут это делать те, кто не имеет греха. Потому ни все судьи чисты — Честь имеют, ибо многие нарушили это понятие чести — Чистоты Рода, на то им и Господь судья, ибо «Бог не судит, но сынам судъ передал весь», говорится в Евангелии Нового завета Иешуа.

Последняя ночь

Вот и осень, улетают птицы, рассекают небо косяки.

Часто дом родной мне снится, но никак от сюда не уйти.

Нас забор колючий не пускает, он высокий, в несколько рядов.

Часовые зорко наблюдают и собаки рвутся с поводов.

Ах, как бы мне хотелось стать Журавкой да к родному дому улететь,

Распрощаться бы с тайгой суровой, но мне завтра, мама, умереть.

Ты прости, прости, родная мама, что не послушным хулиганом рос.

Жизнь блатная затянула в яму, спец этапом эшелон меня увез.

Скоро, скоро подойдет мой срок к концу, поведут за кирпичный забор.

С подругой встречусь, передам привет отцу, только бы увидеться с тобой.

Пролетит весь срок перед глазами, и кошмар судьбы моей лихой,

Как попали в перестрелку мы с метнами, любовь мою сразило пулею шальной.

Осень плакала та проливным дождем, потерял подругу верную свою.

Были счастливы с нею мы вдвоем, недолго бать в разлуке, встретимся в раю.

Вот и осень, улетают птицы, прощайте, маменька, прощайте и друзья,

Мне в последний раз весна приснится, в мир иной уйду с рассветом я.

На улице сорок мороза

А на улице сорок мороза,

Нам зимой птицы тут не поют,

А из глаз пробиваются слезы,

Часовые хранят наш уют.

Вот прислали письмо, в нем все плохо:

Захворала мать, в койку слегла,

Все встречала в бреду у порога

Да с тревогой в душе померла.

А на улице сорок мороза,

Но мне жарко от боли в груди

И тоска, словно черная роза,

О побеге все мысли мои.

А на улице сорок мороза,

Снег пушистый блестит при луне,

Вдали слышу гудки паровоза

И приходит вдруг мама во сне.

Вот на улице двадцать мороза,

Разлетелся туман, словно дым,

Потепление к побегу прогнозом,

Так прощай же таежный мой Крым.

Скрой тайга, спешу в край родной я,

Сохрани, дай до дома дойти.

Крик легавых, собак лай — погоня;

Заставляют быстрее идти.

Это было зимою морозной

Снайпер — сука пулей достал,

По щекам покатились слезы.

Фото матери крепко прижал.

Вот в тайге наступило уж лето,

Соловей на том месте поет,

Где сжимал парень матери фото,

Где к могиле никто не придет.

Песня цыгана

Играй, играй же, лира семиструнная,

Звонко аккорды зазвенят,

Этой ночкой, да ночкой лунною

Пацаны в тюрьме не спят.

Душевные поёт куплеты

Красивый, молодой цыган.

Счастья в песни этой нету,

Ай, весь заслушался кичман.

Ветер, ветер, донеси

Песню моей маме,

Грусть печаль мою забери,

Сбрось с души мне камень.

Он поёт и травит душу

Да про жизнь блатную,

Он поёт про жизнь, за нашу

Вольную да озорную.

А эта песня про девчонку,

Которая давно не ждёт

Да про казённую ту шконку

На которой он помрет.

Ветер, ветер, донеси

Песню моей маме,

Грусть печаль мою забери,

Сбрось с души мне камень.

Девчата плачут за стеной,

Волю вспоминая,

Как же хочется домой

Ах, мама дорогая.

А мама ждёт да не дождется

Сына дорогого

И слеза всё льётся, льётся

На письмо родного.

Ветер, ветер, донеси

Песню моей маме,

Грусть печаль мою забери,

Сбрось с души мне камень.

Он поёт про степь раздольную

И края родные,

Поёт про волюшку привольную

Да дела шальные.

Электролампы тусклый свет

И в бараке тишина,

Дым клубится сигарет,

А на улице весна.

Ветер, ветер, донеси

Песню моей маме,

Грусть печаль мою забери,

Сбрось с души мне камень.

Два дела

Там за забором в краю далеком,

Где дом родной, родная сторона,

Гуляли весело, мы сыто пьяно,

Пока не замели нас мусора.

А было вечером, и делать нечего,

С кентухой смерковали пару дел,

Махнули водки мы с ним по стопке,

Отмычки взяли сторожа нам не у дел.

Залезли в магазин на, стреме встал грузин

Товаром новеньким витрины все блестят,

Потом в валютке мы взяли шмутки,

Домой ушли, а сторожа спокойно спят.

Товар мы сдали барыге Вале

И вот гуляем мы по кабакам,

Но по наводке менты с Петровки

Грузина взяли, расколись — свобода вам.

Все обшмонали менты у Вали,

И стали ей тут сроком угрожать:

Мол, коль не скажешь и не покажешь,

Где Колька с Вовкой, будешь срок мотать.

Ну а детишек — твоих мальчишек

В детдом отправим — жизнь пойдет с горы,

Иль беспризорные, они голодные

По улицам пойдут шмонать углы.

А там казенный дом — тюрьма родной им дом,

Соседи вас будут презирать,

Да спец этапы и автоматы,

Шаг влево, вправо и начнут стрелять.

Тут Валька встала, встала и сказала,

Худой рукой утерла с глаз слезу,

Детей не троньте и не позорьте,

Что знаю, то вам расскажу.

Валюхе дали условно год,

Нам с Вовкой накрутили полный срок,

Грузин — паскуда с повинной сдался

И на свободе гулять остался.

Вот так попались мы и расписались

У следака в углу на протоколе,

Судья повесил срок и прозвенел звонок,

В краях суровых мечтаем мы о воле.

Здесь за забором в краю суровом

Я отмотаю срок как честный вор,

Найду грузина, потом валына

Решит мой справедливый разговор.

ВАЛИТЬ — убивать, резать; уходить. ВАЛЬНУТЬ — зарезать, убить
ВАЛЫНА — орудие убийства, пистолет. ШМОНАТЬ — обыскивать. УГОЛ — чемодан. Шмонать углы — обыскивать чемоданы

СПЕЦ ЭТАП — перегон заключенных из одного места содержания в другое специальным поездом или строем под конвоем.

ПАСКУДА — ругательство, оскорбление.

КЕНТ — друг, надежный соучастник, товарищ, единомышленник. То же, что земляк, браток, свояк, брателло

МЕРКОВАТЬ — узкое понимание «думать». Но тут надо углубиться СМЕРКОВАТЬ, по сути, Мера Куется, а ковать, то есть измерять и делать в одном процессе. Получается не просто думать или придумать, но и сделать придуманное.

МЕРКОВАТЬ, СМЕРКОАВТЬ — придумать и сделать что-то.

Зашел не в сою

Зашел не в сою я воскресным утречком,

У ресторана на входе взятым был.

Гнал марку я тем летним утречком

И вот по новой за рекой заплыл.

Прошел мой суд и автозак меня увозит,

Мне ж припаяли срок не малый.

И вновь с вокзала мой столыпинский уходит,

Но ноги щупаю, ведь парень я удалый.

На остановку вечерком Столыпин встал,

Пульнули мы отвод у псов конвойных,

И в потасухе я с Рыбой побежал,

И скрылись с ним мы в переулке темном.

Один охранничек, закоцаный под глаз,

Пальнув два раза, матерился в след нам долго,

Но мы дистанцию рванули с кентом в раз,

Ну а над чуркою смеялись зека громко.

А дальше с Рыбой мы обнялись, попрощались

И разошлись тут наши с ним дороги.

Воспоминания лихие лишь остались,

Как с ним наставили мы вохре роги.

Я на балкончике лепеху сдернул,

На коцы и на пресс гоп-стопом замутил,

Потом крутую тачку тормознул,

И с дамочкой шикарной в мерсе укатил.

Недавно был совсем фартовый парень,

Катаюсь в мерсе, с красавицей хожу,

Пришвартовался я надежно, тут не лагерь,

Ведь я по черно-белому живу.

Я на скачек хожу к богатым людям,

На всякий случай пистолет беру.

И денежки свои каплю, не раздаю я,

А так почти как Робин Гуд живу.

АВТОЗАК — специально оборудованный автомобиль для перевозки людей, содержащихся под стражей. ЗАШЕЛ НЕ В СОЮ — попался в руки правосудия. ЗА РЕЧКОЙ — далеко от дома. ЗАПЛЫТЬ ПО НОВОЙ — получить новый срок. ГНАТЬ МАРКУ — совершать кражи в городском транспорте. СТОЛЫПИН, СТОЛЫПИНСКИЙ — вагон для осужденных. Прицепленный к товарному составу. НОГИ ЩУПАТЬ — готовиться к побегу. ЗАКОЦАТЬ — пометить

РЫБА — 1) хитрый человек, 2) патруль, 3) девушка. В данном тексте имеет первое значение.

РВАНУТЬ — убежать, скрыться, ЛЕПЕХА — костюм. ФАРТОВЫЙ ПАРЕНЬ — постоянный обитатель мест лишения свободы. ПРИШВАРТОВАТЬСЯ — прийти, приехать

ЧЕРНОЕ-БЕЛОЕ — чужое имя; паспорт на чужое имя.

Один на льдине

Вот пролетело лето, ветер листья рвет с берез,

Прольется дождик где-то, а я задумался всерьез.

Ах, осень, лето бабье пленили красотой,

К подруге еду Наде я парнишка откидной,

Оставил за плечами тюрьму и долгий срок,

Вот поезд мой причалил — родной мой городок.

Букет цветов возьму я, подруга ты встречай,

С похмелья отойду, эх заварю покрепче чай.

Ах, осень, лето бабье пленили красотой,

И я с подругой Надей согреваюсь вновь душой.

Ведь плыл один на льдине по жизни по своей

И словно на витрине цены прожитых мной дней.

Зимой за всю мазуту пургой душу замело,

И боль, знать невезуха и восемь лет прошло.

На голове уж иней, как там родной мой дом?

Конфликт завел с собою, в свои мысли ухожу,

Надюш, как быть с тобою и верно ли живу?

Вот пролетело лето, ветер листья рвет с берез,

Прольется дождик где-то, а я задумался всерьез.

Ах, осень, лето бабье пленили красотой,

К подруге еду Наде я парнишечка седой,

Опять иду с цветами, подруга меня ждет,

Проходит жизнь с годами, куда лихая повернет.

Ах, осень, лето бабье пленили красотой,

К подруге еду Наде я парнишечка седой,

Конфликт завел с собою, в свои мысли ухожу,

Мы заживем с тобою, теперь уж завяжу.

ОДИН НА ЛЬДИНЕ — воровская масть; вор-одиночка в колонии

Всегда был люд не доверяющий никому, но не нарушающий определенных традиций и понятий. Своего рода страховка: если никому ничего не доверял, то и предательства ждать не от кого, а попался, значит сам не доглядел, следовательно, и предъявлять за то не кому — сделал вывод — исправился сам. Много было предателей всегда в этом мире, и предают самые близкие люди, пример тому «Сучья война» разделившие люд на две противоборствующие стороны.

ЗИМА — финский нож.

ЗА ВСЮ МАЗУ — за все причиненные огорчения (обиды) отомстить. БОЛЬ — арест.

Уезжаю

Идет этап по транссибирской магистрали,

Уезжаю я в далекие края.

Уезжаю, уезжаю, уезжаю.

Не забывайте меня верные друзья.

Добрый судья мне накинул восьмерик

И уводил конвой в браслетах в воронок.

Отправляют, отправляют, отправляют,

Иван Иваныч подарил мне новый срок.

Стучат колеса — уезжаю, уезжаю.

В края далекие, леса густые.

Отправляют, отправляют, отправляют.

И заслезятся очи милой голубые.

Не плач же, милая, вернусь ведь я,

И будем вместе мы гулять и веселиться.

Судьба познать мне разлуку в лагерях,

Средь сосен стройных восемь лет томиться.

Идет этап, качается вагончик,

Ждет впереди меня краслаг.

Уезжаю я за песней, уезжаю

В лесоповал — суровый быт; таков сиблаг.

Стучат колеса — уезжаю, уезжаю.

В края далекие, леса густые.

Уезжаю, уезжаю, уезжаю.

И улетают вдаль края родные.

Да, весь измучен каторжанский наш народ,

Но не меняются понятия и нравы.

Проходит срок день за деньком, за годом год,

Где до заката катаем мы Баланы.

Прошел мой срок как будто нехороший сон.

Братва, прощайте, я желаю вам вернуться,

И чтобы с радостью всех встретил родной дом,

Чтоб пролетел срок, не успели оглянуться.

Стучат колеса — уезжаю, уезжаю.

Я в те края, до боли мне родные.

Уезжаю, уезжаю, уезжаю.

И заслезятся очи милой голубые.

А юных лет мне не забыть и не вернуть,

Дышать свободой как-то не привычно,

Я уезжаю, уезжаю, уезжаю.

И кажется вокруг все необычным.

В родном краю черемуха вся в белом

И после дождика на улице свежо,

А небо серовато-синем цветом,

Меня ласкает майское тепло.

Вот дом родной, друзья затеяли гужеван,

А у порога меня маменька обнимет,

Присядем с милой мы на старенький диван

И взглядом очи ее встречу голубые.

Вернулся я, вернулся я, вернулся я,

Седые волосы, немало горя видел.

Вернулся я, вернулся я, вернулся я,

Друзья гуляйте, веселитесь же родные.

ВОРОНОК — автомобиль для перевозки арестованных.

Эх, трамвайчики

Иду спокойной равномерною походкой,

Восьмиклиночку поглубже натянул,

Вот поравнялся с трамвайной остановкой

И зорким взглядом пассажиров оглянул.

И мои пальчики шерстят в чужом карманчике,

Пузатый шмель прилип к моим рукам,

Катаюсь се дня я в тринадцатом трамвайчике,

Передаю привет свой скромный фраерам.

Эх, трамвайчики, трамваи облегчу я все карманы

И лавешками шуршу, когда лопатник потрошу

Девки, денежки в кармане, кабаки и рестораны

Отдыхай моя душа, эх, гуляйте кореша.

А фраера все денежки имеют,

Доходы их мне тоже по плечу,

Хоть я работать честно не умею,

Да и признаюсь вам, что не хочу.

Прикинусь се дня клифтом я по моде,

Ведь от роду мне стукнул четвертной.

До блеска я начищу кони-Мони,

С кентами себе справлю выходной.

И, в общем, ни о чем я не жалею

И все каплю свой пенсионный фонд,

Сменю свой клифт, когда разбогатею,

Куплю я мерса и стану как Джеймс Бонд.

Эх, трамвайчики, трамваи облегчу я все карманы

И лавешками шуршу, когда лопатник потрошу

Девки, денежки в кармане, кабаки и рестораны

Отдыхай моя душа, эх, гуляйте кореша.

ФРАЙЕР — хорошо одетый человек, представляющий добычу для вора; недоразвитая личность.

КЛИФТ — пальто, пиджак.

ШМЕЛЬ — 1. Бумажник, кошелек с деньгами. 2. Инструмент для вскрытия сейфа.

ЛОПАТНИК — бумажник с деньгами.

Расставание

Часы пробили полночь и горят огни,

И растворилась в синей ночи суета,

И засыпает город на Оби,

Покоя нет в душе и не до сна.

Новосибирск, родной мой городок

Я расстаюсь с тобой на долгие года.

Вагончик катится этапом на восток,

Вернусь домой, лишь знает Бог когда.

Я вспоминаю те прогулки по ночам,

Как милая с тобой встречали мы рассвет.

Красивым показался нам ночной причал,

Я предложенье тебе сделал, ждал ответ.

Под звездным покрывалом тишина,

По Красному проспекту мы идем,

Под фонарем на лавке ты сказала да,

Потом я помню, мы бежали под дождем.

И дует ветер, и колышет тополя,

И шелест их поет нам песню о любви.

Все не напрасно в этой жизни — верил я,

Но потерял свободу, ты, меня прости.

Вот на вокзал меня пришла ты провожать,

Мать и отец с тобою вышли на пирон.

Сквозь лай собак кричали — будем писем ждать.

И покатился вдаль столыпинский вагон.

Новосибирск, родной Новосибирск,

Прошла весна, и наступило лето.

Новосибирск родной Новосибирск,

Пишу письмо и жду ответа.

На берегу Оби родной мой городок

Спокойно спит в полночной тишине,

Тоскую я, приходит утро на восток,

Живу лишь мыслями, когда вернусь к тебе.

Не постоянная в реке вода,

Теченье — жизнь и время меряют часы

В краю восточном пролетят мои года,

И жизнь моя непостоянна, как весы.

Мечтаю я, когда домой вернусь,

С порога обниму мать и отца.

Как было раньше я по берегу пройдусь,

И птицы мне споют — пришла весна.

На Набережной снова встретим мы рассвет,

Вдоль коммунального моста горят огни.

Мы встретимся, пройдет немало лет,

Писать заканчиваю, милая, дождись.

Здравствуй, мама

Мамуля, здравствуй, я домой вернулся,

Ну что ты плачешь? Сын ведь твой живой.

Мать успокаивая, ей я улыбнулся,

Дыханье сбилось, я гоню печаль долой.

В воспоминаньях улетали годы,

Я столько лет, мам, не виделся с тобой.

Ах, сын мой милый, ты забудь невзгоды,

Я дождалась тебя — единственный родной.

Все письма сын твои я сохранила,

Читала их, когда ты долго не писал,

И с фотографией твоею говорила.

Я мать обнял, и слез не удержал.

Прости за боль, в душе мной принесенной,

Я виноват, мамуль, перед тобой.

За все разлуки, словно ветром унесенный

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 349
печатная A5
от 754