электронная
6
печатная A5
456
18+
Треугольник Сталина

Бесплатный фрагмент - Треугольник Сталина

Особое мнение сталиниста

Объем:
288 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0055-0220-9
электронная
от 6
печатная A5
от 456

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Нынешним поколениям россиян следует возблагодарить Всевышнего, что Сталин был, а они опоздали в Его крутую эпоху.

Б.Г.Белоголовый

«Красный Август России»

Введение

Роль личности в истории по сей день остается загадкой для историков. Никто не может сказать: «То ли приходят Цари и герои и своей волей поворачивают ход истории, то ли в переломные моменты носится в воздухе нечто, порождающее царей и героев» (А. Бушков — Хроника мутного времени). Ясно одно — они приходят, когда нужны своей стране, своему народу, своей планете. Они не являются ни всесильными богами, ни дьяволами воплоти. Это просто люди, оказавшиеся умнее, одарённее, беспощаднее своих ближайших оппонентов. Пётр Первый, Мао Цзэдун, Фидэль Кастро, Садам Хусейн. Кто-то дожил до седин, успев сделать всё, на что был способен, кто-то жив и по сей день, другие же были сняты на лету и пали жертвами палачей.

Герой нашей сегодняшней истории в каком-то смысле объединяет в себе все перечисленные выше судьбы. С одной стороны он дожил до седин, и земные свершения его потрясали воображение современников, а ныне восхищают нас — потомков; с другой, фигурально выражаясь, жив и по сей день, присматривая за своим наследием глазами новых достойных правителей России; с третьей — пал жертвой палачей, когда на излёте своей феерической судьбы попытался закончить дело всей жизни — окончательно демократизировать власть во вверенной ему Богом и людьми стране.

Иосиф Виссарионович Сталин! Человек, о роли которого ещё долго будут спорить как историки, так и обычные люди, совершенно по-разному оценивая эту фигуру. Ибо даже сегодня, в XXI веке, корабль науки «сталинологии» по-прежнему плывёт «среди мифов, как среди рифов» (А.А.Бушков — Россия, которой не было). И это не должно вызывать удивление, ведь на протяжении всего немалого времени, прошедшего со времён гибели Сталина, маятник народного непонимания намеренно раскачивается от одной лжи к другой: «Ложь №1»: Сталин злодей потому, что извратил некие марксистско-ленинские принципы, и «Ложь №2»: Сталин — верный продолжатель дела Ленина, и потому великий гений.

Есть, правда, параллельный маятник, раскачивающийся несколько в иной плоскости и предназначающийся для тех, кто отошёл от марксистских догм. «Ложь №1»: Сталин антисемит, выведший евреев из политбюро (в анекдоте на эту тему он сравнивается с Моисеем, который вывел евреев из Египта), а значит, понятное дело — злодей, и «Ложь №2»: Сталин раскрыл некий жидомасонский заговор против России, и потому он, конечно, спаситель Родины от фантомной семитской угрозы.

Наиболее яркие выразители этой точки зрения, историк Олег Платонов (книга «Бич Божий: Эпоха Сталина») и певец, бард Александр Харчиков (песня «Сталинские репрессии»). Другой автор, Р.Т.Черешкевич, пишущий под псевдонимом Роман Ключник, творчество которого мы рассмотрим в финале нашего повествования, сочинил собственный ужастик о том, что Сталин сам еврейский палач (по отцу) и, как объективное следствие этого факта, будучи юдофилом, на протяжении всего своего правления, выражаясь современным языком, крышивал преступления еврейских расистов (сионистов) против русского народа богоносца.

Думаю, не стоит говорить, что к реальной истории сталинского периода все эти мифы не имеют ни малейшего отношения — сие и так понятно. Другое дело, что тайные мотивы распространителей подобного рода сказочек, по-прежнему, остаются скрыты от большинства пытливых умов. Кто-то считает это благодушным заблуждениям отдельных пишущих товарищей, иные воспринимают как объективное следствие плюрализма мнений, всегда сопровождающего политику свободы слова. На самом же деле всё это отнюдь не является случайностью. Так работает высший мировоззренческий приоритет, суть которого не вполне понимают даже некоторые патриотически мыслящие авторы — привет Алексею Николаевичу Кофанову. По воле таинственных агрессоров, Истина в системе «что такое хорошо и что такое плохо» злонамеренно выносится за скобки, а Ложь делится на «Ложь №1» и «Ложь №2», и именно из них одураченным массам предлагается сделать «правильный» выбор. Разделяй и властвуй — не вчера придуманный принцип.

Сегодня уже ни у кого не возникает сомнений, что против нас ведётся новая «холодная война», с использованием всего арсенала, имеющихся на её вооружении средств. Только если традиционное оружие (пистолеты, автоматы, танки самолёты) давно уже классифицировано по мощности и иначе, как в качестве средства завоевания или обороны людьми не воспринимается, то оружие нового типа были классифицированы и обобщены, лишь в конце ХХ века. Как известно первая «холодная война» была объявлена Советскому Союзу после фултонской речи У. Черчилля. Известно так же, что СССР в 1991 году эту войну проиграл. Но если одно государство проигрывает войну другому государству, то объективен вопрос, какими средствами эта война велась. Не просто же так могучая индустриальная держава взяла да и сама собой развалилась? И вот в конце 80-х годов этим вопросам озаботилась группа учёных-аналитиков с факультета «прикладной математики — процессов управления» тогда ещё Ленинградского государственного университета под научным руководительством основателя факультета доктора физико-математических наук, профессора В.И.Зубова. Результатом их работы стала статья, вышедшая в журнале «Молодая гвардия» (№2 1990 год) за подписью кандидата технических наук В. М. Зазнобина «Концептуальная власть: миф или реальность?», в которой впервые было выявлено оружие «холодной войны» в виде шести приоритетов обобщённых средств управления странами и народами. Схематически они могут быть изображены следующим образом.

Основатель и руководитель движения МБРБ, ныне покойный И.К.Норченко в своё время писал: «Приоритеты — это, говоря военным языком, различные способы ведения агрессии, войны с целью овладения людскими, природными, энергетическими и другими ресурсами какой-либо страны… Номер уровня (приоритета) отражает мощь, значимость каждого из видов оружия. 4,5 и 6 приоритеты — это материальное оружие, а 1,2 и 3 — это информационное оружие.

Одна страна может быть завоёвана другой силой оружия. Если сейчас в городе России на перекрёстках улиц поставить патрули «фрицев» в касках с автоматами, тогда все поймут, что они живут в оккупированной стране. Именно так и воспринимает обыденное сознание людей понятие «оккупация». С помощью автоматов, танков и самолётов ведутся «горячие» войны. Это оружие 6 приоритета.

Но когда-то «древние экстремисты» поняли, что как быстро завоевал страну на 6 приоритете, так же быстро можно получить ответ. При этом есть возможность погибнуть самому. Кроме этого оказалось, что рабы в завоёванной стране работают плохо, без «энтузиазма». Поэтому «экстремисты древности» стали совершенствовать способы агрессии, не меняя при этом своих целей: захват ресурсов других стран. Так был «изобретён» 5 приоритет: оружие геноцида — алкоголь и наркотики. Вспомните, что вы читали про то, как белые колонизаторы спаивали индейцев Америки, в итоге отобрали все их богатства и сравните с тем, что происходило до недавнего времени у нас в России. Самое древнее оружие геноцида — это алкоголь и наркотики. Современные экстремисты достигли в его совершенствовании больших успехов.

Потом изобрели оружие 4 приоритета — экономическое. Оно даёт ещё более устойчивые результаты во времени. С «иглы» вождь может «соскочить», а из «запоя» — «выйти». Может и умереть от передозировки.

Тогда агрессору надо возиться с новым вождём. А тут дал в долг «вождю» сегодня, а расплачиваться за этот долг будут дети и внуки «вождя» ресурсами своей страны, своего народа. И никакого кровопролития! Всё вполне «культурно». Поэтому такую агрессию стали называть «культурное сотрудничество».

С «иглы» сорваться можно, а вот долг отдать невозможно, так как кредитно-финансовая система «древними экстремистами» устроена так, что не «сорвёшься». Основой её является ростовщический ссудный процент. Применяемая к целым странам и народам в мировом масштабе глобальной сионо-нацистской мафией, эта кредитно-финансовая система в принципе не позволяет выйти из кабалы.

3 приоритет — идеологический. Чтобы народ не разобрался, что с ним делают на 6, 5 и 4 приоритетах «древние экстремисты» создают различные идеологии. С их помощью идёт обработка сознания людей, их оболванивание. В древности «экстремисты» приспособили веру людей Богу для своих интересов — таким инструментом стали религии. Затем появились «светские идеологии», равно как и «отсутствие идеологии» — это тоже идеология. Всё это каждый из нас испытывает на себе. Как? А вот как: «всем надо покаяться за грехи предков, иначе Россию не спасёшь… молись и кайся…”, «деньги делают деньги», «вино в малых количествах очень полезно», «марихуана не наркотик», «кто курит Мальборо, тот ковбой» и т. д. и т. п.

И, наконец, о высших приоритетах.

1 приоритет. Это информация методологическая, которая позволяет различать процессы, протекающие в мироздании (в том числе и человеческом обществе), видеть «общий ход вещей» и «…выводить из оного глубокие предположения, часто оправдываемые временем…» (А. С. Пушкин).

То есть, говоря опять же военным языком, «правильно оценивать обстановку и принимать правильные решения». Соответственно, кто не владеет этим, тот не может «правильно оценивать» и «правильно принимать решения».

2 приоритет — хронологический, информация исторического характера. Она может серьезно способствовать успеху агрессии, недаром холуи Запада пытаются нас сделать «Иванами не помнящими своего родства».

Нетрудно понять, насколько важным для сохранности и устойчивого развития нашего государства, да и всего мира тоже, является умение действовать на первом приоритете обобщенных средств управления. Очевидно, что только умение давать отпор нашим врагам на этом, самом высоком уровне, т.е. на главном, методологическом, мировоззренческом приоритете позволит нам обеспечить само существование и устойчивое развитие нашей державы».

А. Гитлер пытался завоевать нашу страну на шестом приоритете, но управлять покорёнными народами собирался несколько иначе. Ю.И.Мухин в своём фильме «Свобода „недочеловека“» приводит мысли А. Гитлера по этому поводу: «Ни один учитель не должен приходить к ним домой и тащить в школу их детей. Если русские, украинцы, киргизы и пр. научатся читать и писать, нам это только повредит. Ибо таким образом более способные туземцы смогут приобщиться к некоторым историческим знаниям, а значит, и усвоят политические идеи, которые в любом случае хоть как-то будут направлены против нас. Гораздо лучше установить в каждой деревне репродуктор и таким образом сообщать людям новости и развлекать их, чем предоставлять им возможность самостоятельно усваивать политические, научные и другие знания. Только чтобы никому в голову не взбрело рассказывать по радио покорённым народам об их истории: музыка, музыка, ничего, кроме музыки». Юрий Игнатьевич обращает внимания зрителей на инструменты дебилизации, на инструменты того, с помощью чего оглупляют: «Это новости и музыка. То есть вместо полезных знаний нужно загружать мозг туземцев информационным мусором. Сплетнями. Тем, что туземец никак не сможет применить себе на пользу. Не сможет применить в своей жизни…».

Технология оглупления была позаимствована Гитлером у своих закулисных хозяев, до сих пор управляющих народами всех стран мира по всем шести приоритетам. Здесь вам и история, и идеология, и мировоззрение. Самый лучший раб — это тот раб, которой и не догадывается, что он раб. Если в стране, с установленным оккупационным режимом поставить постовых на каждом перекрёстке, которые будут расстреливать людей при первой попытки уклониться от возложенных на них оккупантами обязанностей, то режим такой страны чебурахнется раньше, чем оккупанты зададутся вопросом «что же это такое происходит?». При подсознательном стремлении людей к свободе очень быстро появится какой-нибудь Спартак, который поднимет народ и сметёт такой незадачливый режим к их фашистской матери.

Вот чтобы этого не произошло, были придуманы иные способы контроля и агрессии, вторым по мощности из которых является контроль над историей, оккупированной или только подготавливаемой к оккупации страны.

«Кто контролирует прошлое, тот контролирует будущее», — утверждал Джордж Оруэлл. Как ведётся эта агрессия не в антиутопическом ужастике, так напугавшем некогда нашу диссидентствующую интеллигенцию, а в суровой действительности, описывает Е.А.Прудникова: «Иной раз люди удивляются — почему в годы перестройки нашу страну взяли голыми руками. И мало кто возводит происшедшее к XX съезду. А между тем именно хрущевский доклад и был тем ударом, который сломал становой хребет советскому человеку. Очень простая аналогия: допустим, живет себе человек, честный, добропорядочный, из хорошей семьи. И вдруг появляется некто, вроде бы неопровержимо доказывающий, что отец этого человека — убийца, а мать — проститутка. Что будет с ним, узнавшим такую новость? Его спина согнется, голова опустится — приходи и бери голыми руками. Это и было проделано с целым народом». Похоже, уважаемая Елена Анатольевна оказалась чертовски близка к истине. Каким бы злодеем с чьей-либо точки зрения ни был Сталин, для будущего страны было бы куда полезнее, узнай мы о его злодеяниях чуть позже, когда и страсти поостынут, и советская система встанет на ноги и укрепится. Но кому же это на Западе было нужно, чтобы страна носившая название Союз Советских Социалистических Республик (равно как и Россия) оставалась мощной сверхдержавой? На Западе никому? А нам — современным россиянам? Кому не нужно может смело выкидывать данный труд в окошко. Как собственно и национал-патриотам, не важно «красные» вы или монархически настроенные. Зачем же портить себе нервную систему, читая книгу, содержание которой противоречит вашим жизненным позициям? Тем же читателям, кто всё же рискнёт остаться с автором до конца, могу лишь посоветовать освободиться на время от стереотипов, будь то марксистские догмы или либеральные рыдания по уничтоженным Сталиным миллионам советских граждан и взглянуть на картину нашего недавнего прошлого под иным — особым углом. Вернее, углами.


* * *

В настоящее время всем уже стало очевидно, что Иосиф Виссарионович за свою жизнь сделал колоссально много. Он играл первую скрипку в политической, экономической и культурной жизни СССР-России. Он вершил такие дела на геополитическом уровне, что остаётся только удивляться этому необыкновенному человеку из маленького городка Гори Тифлисской губернии. Однако всё это, интерпретируемое разными авторами по-разному, оставляло некую неясность. Интуитивно складывалось ощущение, что что-то в этой эпохе чертовски не так.

Даже антисталинисты в 2000-х годах начали понемногу это замечать и в поисках неких иных объяснений его поступкам, не лежащих в плоскости паранойи и неутолимой жажды власти, стали договариваться до интереснейших выводов. Скажем, вот что пишет один из наиболее вдумчивых и здравомыслящих антисталинистов А.В.Шубин в своей работе «Вожди и заговорщики»: «Разразившийся в 30-е годы XX века „большой террор“ кажется одним из наиболее иррациональных событий современной истории. Это событие неразрывно связано с именем Иосифа Сталина, и иногда кажется, что все дело — в злой воле лидера ВКП (б). „В конечном счете весь характер террора определялся личными и политическими побуждениями Сталина“, — пишет Р. Конквест. Однако личные склонности Сталина в 20-е гг. демонстрировали скорее умеренность. По словам того же Р. Конквеста, „небывалым в истории способом Сталин вел свой „государственный переворот по чайной ложке“ и дошел до величайшей бойни, все еще производя впечатление некоторой умеренности“. Все это может восприниматься как результат дьявольского расчета вождя. Традиция, которая вытекает из доклада Н. Хрущева ХХ съезду КПСС „О культе личности Сталина и его последствиях“, представляет уничтоженных Сталиным большевиков невинными жертвами его маниакального властолюбия и (в либеральной интерпретации) тоталитарного режима. Зачем же было нужно убивать сотни тысяч людей, среди которых большинство искренне были привержены коммунистической партии? Если Сталин был маньяком, почему его действия поддерживали соратники, толпы восторженных сторонников? Массовое помутнение рассудка, гипноз? Не слишком ли это мистическая версия?».

На ту же буквально паталогическую умеренность Сталина прямо указывает и писатель А.А.Бушков: «В это можно не верить, — пишет он, — но факты — вещь упрямая. Прямо-таки закономерность: если в руководстве большевиков кто-то выдвигает самое мягкое, компромиссное решение, заранее можно утверждать, что это — Сталин… на всяком критическом переломе ситуации или просто при необходимости решить какую-то насущную проблему он был автором самого умеренного решения, самого мягкого».

И вот когда в информационном пространстве объективно сформировался именно такой образ «вождя», у всех здравомыслящих исследователей неминуемо возник фундаментальный вопрос: если Сталин великий и гуманный правитель, всегда ищущий наиболее мягкие выходы из любых сложных ситуаций, откуда же тогда взялась та непроглядная тьма, что накрыла едва ли не всю его эпоху? И долгожданным ответом на этот общественный запрос стал сформировавшийся в начале третьего тысячелетия, так называемый, «треугольник Сталина».

Сегодня можно со всей уверенностью говорить, что эпоха Сталина, зиждется на трёх истинах как на трёх китах. И у каждой такой истины есть отец — исследователь, раньше других заметивший некий факт и, потянув за кончик ниточки, размотавший весь клубок до конца. Первый в этом списке историк Юрий Жуков, разъяснивший читателю смысл сталинских политических реформ 1936 года, вылившихся в кровавые репрессии 37-го года. Второй — Арсен Мартиросян, выявивший и исследовавший факт негласной подмены высшим военным командованием СССР официального плана обороны страны на «План поражения» Тухачевского. И, наконец, последний (но отнюдь не по значимости открытия) в этом списке — исследователь Юрий Мухин, который рассмотрел в мельчайших деталях смысл сталинской перестройки, затеянной с целью отстранения аппарата ВКП (б) -КПСС от реального управления страной. Для краткости я решил назвать этот пласт ранее не известных исторических сведений «треугольником Сталина».

Наряду со всем прочем Иосиф Виссарионович, как оказалось, демократизировал Советскую власть, раскрывал реальные заговоры (не до конца, что показало начало войны), и пытался передать всю реальную власть в стране народу СССР. Только в свете «треугольника Сталина» можно понять, почему он действовал в этих вопросах так жёстко, да что там — жестоко. С его молчаливого согласия партократия утопила страну в крови массовых репрессий. Он подписывал расстрельные списки, арестовывая и расстреливая совершенно невиновных людей, пока надеялся переломить ситуацию в пользу альтернативных выборов. Если не принимать во внимания эти мотивы Сталина, то и впрямь можно чего доброго заподозрить «вождя» в паранойе.

А.В.Шубин продолжает: «Загадка уничтожения сотен тысяч людей кроется не столько в особенностях сталинской психики, сколько в задачах, которые решала правящая группа. Ситуация 30-х годов могла поставить перед системой две основные задачи: устранение элиты, саботирующей преобразования и представляющей потенциальную опасность для системы, или (и) разгром реально складывающегося заговора с целью устранить вождя и изменить курс».

Подписываюсь под каждым словом, особенно учитывая, что написано это было ещё до того, как означенный выше «треугольник Сталина» полностью сформировался и стал достоянием исторической науки. Увы, антисталинистам, сам Александр Владленович впоследствии концепцию «треугольника» не принял. А ведь только и исключительно в русле этой концепции загадка, так точно обрисованная самим же А.В.Шубиным, получает наиболее внятное и рациональное объяснение.

Самое интересное, что столь уникальные возможности, открывающие перед исследователями «треугольник», с упорством маньяков отвергаются не только либералами, но и некоторыми особо упёртыми сталинистами из коммунистического лагеря. Автора этик строк в своё время называли сталинофобом, а журналистские материалы, послужившие основой данной книги, определяли как «далеко не безобидный бред». В них усматривали «…попытку зайти с другого конца в дискредитации как Сталина, так и социализма вообще. Раз уж не удалось опорочить его, подавить интерес к тому времени и к нему лично, то предпринята попытка этот интерес оседлать, и, под видом „хвалы“, исказить самую сущность, оторвать Сталина от главного дела его жизни — построения социализма». Однако я убеждён, что только там, где нет места различным «измам», начинается правильное понимание истории.

«Демократическая идеотия!», — вопят коммунисты.

«Единственно возможный объективный взгляд на нашу недавнюю историю», — могу ответить на это я.


* * *

Завершая это краткое введение, хочется обратиться к тем читателям, кто со школьной скамьи ненавидит сухое перечисление дат и событий: спешу вас успокоить. История — интересная штука, если исповедуешь системный подход, когда формируется понимание сути протекающих процессов. Уже упоминавшийся нами Игорь Кириллович Норченко в одной из наших многочисленных бесед сравнивал историю с трёхэтажным зданием. Он имел в виду, что к изучению и пониманию истории можно подходить с трёх позиций:

1) Личностно-бытовой уровень понимания — это всевозможные Млечины-Радзинские, неважно каких взглядов они придерживаются;

2) Партийно-государственный, на этом уровне исследователю уже не до постельных пристрастий исторических персонажей, здесь изучается не быт, а политика — это Ю.И.Мухин, например, или, скажем, Ю.Н.Жуков;

3) Геополитический, самый сложный уровень, на нём вообще работают считанные единицы историков — это В.Е.Шамбаров, А.И.Фурсов, А.Б.Мартиросян.

Многие историки полагают, что надгосударственного уровня не существует в принципе. Они замкнуты в своём исследуемом пруду, не ведая, что рядом океан. Это всё равно, что ставить Гамлета, не учитывая интересы норвежского принца Фортинбраса, который на протяжении всей истории едет на Данию и в финале занимает датский трон (кстати говоря, Франко Дзеффирелли в своём фильме с Мэлом Гибсоном именно так и сделал). Меж тем именно с геополитического уровня понимания начинается постижение подлинной истории. Здесь назначаются и свергаются монархи, формируются и сдаются заговоры, свершаются революции. Не учитывать так называемый Фининтерн и его цели и задачи, это всё равно что за пешками и ферзями не видеть шахматиста. Да, фигуры разнокалиберные, но они не ходят сами по себе, какими бы важными они не казались в пределах шахматной доски. «Ах, до чего ж порой обидно, что хозяина не видно».

Книга, которую Вы, уважаемый читатель, надеюсь, держите в руках, призвана по возможности исправить это обидное недоразумение. Она написана на основе журналистских материалов автора, опубликованных в разное время и в разных печатных СМИ и на интернет-ресурсах, вызвавших в своё время немалый переполох в стане сторонников «вождя народов».

Дискуссии по всем материалам, представленным в книге, не только разрешаются, но и приветствуются, так что добро пожаловать в мои соц. сети. Пообщаемся.

Часть первая. О сталинизме и кое-чём ещё

Глава первая. Об истории в целом, месте в ней Сталина, историках и «историках»

Сегодня с развитием частного книгоиздательства и без того неточная наука история превратилась, как бы это помягче выразиться, в один нескончаемый плюрализм мнений. Кто-то приветствует этот процесс, кто-то его не терпит. Вот, например, что по этому поводу пишет А.А.Бушков, в статье «Река по имени факт»: «В последние три-четыре года не то чтобы „наметился“, а полным ходом протекает интереснейший, примечательный и крайне полезный для общественного сознания процесс: вышло уже немало книг о Сталине, его ближайших сотрудниках и его тяжелом и непростом времени, написанных вполне объективно, уже ничего общего не имеющих с теми плоскими побасенками и заскорузлыми штампами, что правили бал во времена перестройки…» «…Что примечательно, процесс этот никоим образом не мог оказаться инспирирован откуда-то „сверху“ и уж никак не мог стать результатом действий некоего зловещего подпольного центра „засевших сталинистов“. Частное книгоиздание — чересчур обширная и самостоятельная система, чтобы всерьез относиться к подобным глупостям о замыслах „темных сил“» «…Суть, по-моему, в другом…» «…наше общество в целом, и люди по отдельности, очнувшись от перестроечного угара, начали помаленьку трезветь, умнеть, серьезнее относиться к печатному слову. И осознавать, что отечественная история гораздо сложнее, чем это пытались представить создатели штампов и сочинители сказок».

Ему возражает историк А.В.Антонов-Овсеенко: «Ныне историками стали буквально все. О минувшей эпохе судят с инфантильной лёгкостью, будто речь идёт о примитивной кинокомедии. Голосов профессионалов не слышно, да их и не слушают, каждый слушает самого себя. И если позволяют средства, издают свои опусы. Новый самиздат для богатых. А книгоиздатели, освободившиеся от цензуры, в погоне за прибылью готовы публиковать всё что угодно — на потребу… Пир дилетантов. Пир вредоносный, ибо он заводит читателя-зрителя в новые тупики. А он, бедолага, только-только начал из прежних выбираться».

И в этих взаимоисключающих точках зрения кроется, на мой взгляд, глубинная причина нынешнего столь плачевного положения отечественной исторической науки. Современные читатели-зрители, особенно концептуально неопределившиеся, зачастую вязнут во всём этом плюрализме, как в зыбучих песках, не имея под ногами ни единой точки опоры. Посему, разбирая труды современных историков, нам поневоле придётся говорить о преступлениях. Причём о самых опасных преступлениях — преступлениях против истины. Преступление преступлению рознь. Например, как доказать, что тот-то убил человека или украл его имущество? Собрать улики, свидетельства очевидцев и начать расследование. Но как, например, доказать, что историк убил факт или украл событие? Единственный шанс восстановить украденное событие — найти его у другого автора, придерживающегося иной позиции и потому сие событие сохранившего. Но кто в таком случае может поручиться, что автор его попросту не выдумал? Вот то-то. А надо сказать, что историки, склонные к этой специфической преступной деятельности, как правило, являются самыми злостными рецидивистами, заслуживающими беспощадного административного наказания за каждый убитый ими факт, или украденное, либо, наоборот, подброшенное событие. Раскрытие подобных преступлений дело наисложнейшее, и поэтому они должны считаться особо тяжкими, наказуемыми пожизненным отлучением от пера.

Возьмем наугад некого исторического персонажа, например Л.П.Берия. Посмотрим, что нам поведают о нём наши историки. Для этого позвольте опубликовать моё письмо вышеупомянутому писателю А.А.Бушкову.

Здравствуйте, уважаемый Александр Александрович!

Андрей Сухомлинов в своей книге «Кто вы, Лаврентий Берия», кстати, вами с Е.А.Прудниковой и разрекламированной, пишет следующее:

«Для „маскировки“ Берия приказал Меркулову объявить всесоюзный розыск Симонич-Кулик, составив нужные документы, и сообщить об этом мужу, который проявлял большое беспокойство по поводу исчезновения жены, которой было всего-то 18 лет. Она была подругой его дочери».

А вот что по этому поводу в книге «Сталин. Ледяной трон» показываете вы:

«У маршала Кулика была жена Кира, всей Москве известная как записная шлюха, причём была уже в годах — за сорок. И вот в один прекрасный день Кира бесследно исчезает, а маршал, чуточку погоревав, очень быстро женится на очаровательной юной особе, однокласснице своей дочки».

Как это понимать? Кого именно из этих жён похитил или не похитил «Зловрентий»? Или может быть, серийный маньяк Берия похищал всех жён маршала Кулика?

Написано с плохо скрываемой иронией, однако абсолютно верно, учитывая то недоумения, в котором я, как читатель, оказался, наткнувшись на сие откровение.

Впрочем, если идти по пути наименьшего сопротивления то есть, как предлагает Антонов-Овсеенко, поверить профессионалу, то прав, вероятно, Сухомлинов. Ведь он всё-таки военный прокурор, заслуженный юрист России, работающий непосредственно с архивными источниками, в то время как Бушков всего лишь автор ряда довольно захватывающих детективов. Но увы и ах! Это не единственный прокол в книге Сухомлинова. Сначала он пишет: «Да, Берия и руководимая им система служили тоталитарному режиму Сталина. Это был институт для развертывания невиданных политических репрессий, жертвы которых исчислялись миллионами…» «…За усердие в этой работе Берия был удостоен высших наград и званий…». А буквально через несколько абзацев вдруг читаем: «В ходе совместной работы бойцов «невидимого фронта» и советских учёных-атомщиков наша страна стала ядерной державой. Именно за эту работу Берия был удостоен высших наград». Позволю себе порекомендовать заслуженному юристу России сходить на приём к «доктору Курпатову». Я не психиатр, но мне кажется на лицо ярко-выраженное раздвоение сознания.

Антонов-Овсеенко, яростно клацая зубами, сетует на то, что «голосов профессионалов не слышно…», а «…историками стали буквально все…». Но ведь в этом в первую очередь по уши виноваты сами профессиональные историки. Поскольку лагерь исследователей советской истории искусственно поделился на, так называемых, сталинистов и антисталинистов. Причём стороны эти непримиримы. Коллективизация, индустриализация, массовые репрессии — вот основные камни преткновения оппонентов. Одни считают Сталина гением, другие исчадьем ада. Но ни одна из этих крайностей ни в малейшей степени не способствует познанию истины, которая, похоже, ни тех, ни иных спорщиков не интересует в принципе. Все они, пытаясь доказать свою позицию, пусть невольно, но факты искажают, а это значит, что ни на кого из них нельзя положиться. Эта война профессиональных историков и привела к появлению особой плеяды исследователей — любителей, пытающихся думать своей головой, независимо от мнения представителей науки. Та, естественно, дилетантов ненавидит и зря. Разве можно ненавидеть собственных детей? Тех, кому вы сами невольно дали жизнь.

И проблема эта, как выясняется, выходит далеко за рамки интересующего нас советского периода. Все ведь знают, кто такой был Пётр I? Великий император, поднявший государство российское и вошедший в историю страны как реформатор и сторонник прогресса. Отец дореволюционной России-матушки… ну, да. Так было, пока не пришёл всё тот же неугомонный Бушков и не заклеймил: «…во-первых, Петр I не придумал сам решительно ничего нового. Все его „новшества“ — уродливо искаженные, гипертрофированные, весьма даже бездарные продолжения тех реформ, изменений и новшеств, что родились до Петра. Во-вторых, Петр не „ввел“ реформы, а принялся с яростью идиота пришпоривать и ускорять реформы уже начавшиеся. Образно выражаясь, предшественники Петра двигались к своей цели, щадя и не мучая лошадь. Петр, оказавшись в седле, не поехал, а помчался дальше — раздирая лошади шпорами бока в кровь, немилосердно её нахлестывая, разрывая рот удилами. Цели он вроде бы достиг — но загнанная лошадь пала, и, стоя над ее трупом, Петр вдруг обнаружил, что примчался вовсе не туда, что дорога впереди закутана густым туманом, не у кого спросить, куда же теперь ехать, не у кого найти помощи, как ни надрывай глотку, — а из придорожных кустов уже в открытую выглядывает костлявая старуха с косой, пробуя пальцем лезвие…».

Дошло до того, что на этот плюрализм мнений как-то обратил внимание сам глава государства — президент В.В.Путин. Он выступил с требованием к историкам прекратить позорить Родину в печати. Побольше патриотизма и одухотворённости, что ли. После этого я, было, решил, что лёд, наконец, тронулся и скоро такие деятели как Сталин всё же займут подобающее им место в истории. Но затем началась своего рода реакция, и энтузиазм как-то быстро поутих.

Вот, скажем, выходит учебник истории, в котором проводится новый курс на изучение предмета и… что бы вы думали? Критики тут же набрасываются с обвинениями в отходе от традиционных взглядов на исторический процесс. Авторы в недоумении: «заказывали» патриотическую оценку всех событий, людей и деяний — пожалуйста: в учебнике Сталин назван великим строителем державы, что, как бы кто не относился к «вождю народов», несомненно, соответствует действительности, а вышедший незадолго до этого указ президента о назначении глав регионов — благом для народа России. В итоге, ещё раз подчеркну, обвинения в так сказать «не каноне».

Вот тут уж точно остаётся только восклицать: «Чудны дела твои, Господи!».

И задуматься, а нужна ли вообще официальная государственная позиция в таком вопросе как история? Ведь это всё та же история не раз подтвердила, что как только власть имущие начинают вмешиваться в трактовку прошедших событий, ничем хорошим это не заканчивается. Напомнить вам пресловутый доклад Н.С.Хрущёва на XX съезде КПСС, который, во многом, и привёл в итоге к развалу страны под названием СССР?

Однако данное мнение может быть в какой-то мере обосновано, только если вести речь исключительно о недавней истории. А как быть, например, с античностью и средневековьем? Да, полагаю, поклонники теории так называемой «Новой хронологии» уже всё поняли и оживились. Спешу вас осадить, я не собираюсь ни поддерживать, ни критиковать эту науку или лженауку, как кому будет угодно. Я лишь хочу обратить внимание любезных читателей на то, что относительное недавно выяснилось парадоксальное — возможно, мы даже неправильно датируем некоторые события древности и средневековья. Когда жили такие полководцы и императоры как Цезарь, Александр Македонский или Дарий? В античности? Не спешите. По «Новой хронологии» эти исторические персонажи жили… в средневековье.

Я уже слышу голоса критиков, размахивающих руками и посылающих проклятья в адрес академика Фоменко. Да, этого деятеля только ленивый не ловил на всякого рода ляпсусах. Иногда у меня даже закрадывается дикая мысль: а не диверсант ли он? Не подосланный ли он официальными историками с конкретной целью погасить данную науку (или лженауку) изнутри? Такой вред неохронологизму, как Фоменко, не причинил, пожалуй, ещё ни один критик.

Сегодня против его реконструкции глобальной истории выступают не только профессиональные историки, но и некоторые его бывшие союзники, такие как, скажем, шахматист Г. Каспаров и писатель А. Бушков. Последний, в частности, пишет: «Фоменко и его сподвижники были, признаем откровенно, хороши, пока они, не претендуя на глобальные отношения, расшатывали старую, обветшавшую языческую кумирню, пышно именуемую «исторической наукой».

Потом, надо полагать, закружилась голова — от некоторых несомненных успехов. И эти боевые ребята, увы, принялись на место одной глупой придумки (о «монгольском» иге) вколачивать свою — о «Великой славянской империи» от Тибета до американских прерий. Вот тут уже резко поплохело: как многие до него, как справедливо презираемые им «оккультисты», Фоменко откровенно принялся загонять факты (интереснейшие! всерьез подрывающие прежнюю картину!) в теорию «Империи». Если факты упирались, тем хуже для фактов — их в теорию в последнее время уже форменным образом забивают коленом, а то и поленом, как они ни упираются… А посему Фоменко выдохся — как только стал с детским простодушием двоечника-третьеклассника подгонять решение под ответ в конце задачника…».

И если бы всё ограничивалось одним сбрендившим дилетантом, известная формула «не тронь дерьмо — само засохнет» была бы ещё применима. Однако тот же А. Бушков справедливо указывает на то, что Фоменко не единственный расшатыватель традиционной истории. В России есть и другие, куда как более здравомыслящие авторы: Сергей Валянский и Дмитрий Калюжный, Александр Жабинский и прочие. Отвечая на вопрос — «почему же все напали именно на Фоменко?» Александр Бушков пишет: «Да по простейшей причине: Фоменко легко бить. Чрезвычайно легко. Легче легкого. Во-первых, он допускает массу ляпов, которые легко усмотреть даже человеку, не имеющему диплома историка.

Во-вторых, его «гипотеза» всемирной Русско-Монгольской империи, распространившейся в средневековье чуть ли не до Антарктиды, не просто уязвима, архиуязвима, не выдерживает более-менее вдумчивого анализа. А посему бедолага и стал официальным мальчиком для битья…

Есть другие, с которыми это проделать крайне трудно. Например, практически невозможно серьезно, логично, последовательно опровергнуть идеи и выводы, содержащиеся в книгах проекта «Хронотрон» (Валянский, Калюжный, Жабинский, Кеслер). А посему, всласть наплясавшись на бренных останках Фоменко, «критики» скороговоркой зачисляют всех прочих своих противников в категорию «и другие»».

Потому-то я и говорю о вреде, который нанёс Фоменко. Благодаря ему от неохронологизма как течения стало легко отбиваться. И многие отбиваются, но… не официально. В частном, так сказать, порядке. В то время как власть имущие делают вид, что и вовсе не знают, что такое направление в исторической науке существует.

Вот с этим, по моему глубокому убеждению, пора что-то делать. Потому что обычные люди — граждане России — среди них и молодые, просто запутываются. Мало того, что они не знают истории. Так теперь они ещё и получают своеобразную индульгенцию на это незнание. Зачем же им её знать, если красивые книжечки в ярких обложках доказательно утверждают, что эта история ложна?

Пора, наконец, раз и навсегда расставить акценты. Возродить в современной России институт… агитпропа, что ли? Ну ладно, не нравится название (ясно, что ненавистной советчиной попахивает), так придумайте другое — это, в сущности, не важно. Главное, чтобы интересующийся историей родной страны народ — молодёжь прежде всего, наконец получила некие ориентиры. А то ведь в такой мути и спятить недолго. На ум приходят строчки из песни Андрея Макаревича:

Ведь сложно разобраться: где, ясно, где туман

В потоке информации с поправкой на обман,

Поверив, оказаться обманутым опять,

И тоже не сорваться,

И тоже не соврать.

Ну, что сказать?! Прав был классик: «Поэт в России больше чем поэт». А некоторым историкам надо бы научиться несколько поуважительнее относиться к печатному слову. Бумага то ведь, к сожалению, всё терпит.

Глава вторая. Как «Имя Россия» воевала со Сталиным

И надо сказать, что когда главный телеканал страны объявил о проекте «Имя Россия», у всех патриотически мыслящих зрителей появилась робкая надежда, что этот плюрализм уйдет, наконец, в прошлое, и мы в итоге получим взвешенную оценку нашей недавней и более далёкой истории. Однако как только это действо развернулось на экране, сразу стало ясно, что требования президента России не указ для «государственного» канала. Все кто мало-мальски смыслит в реальной, а не мифологизированной истории, прекрасно понимает, что именно Сталин должен был стать именем России. Причём именно сейчас, когда наша страна вновь становится великой державой. Когда во главе её находится президент, которого высоко оценил бы даже наш герой как управленца, несомненно, преданного его делу — делу поднятия нашей страны до уровня если не лидирующей страны мира (догнать и перегнать), то одной из лидирующих держав мира точно. Однако сам проект, как бы это выразиться поделикатнее, вёл себя не совсем честно. Иосифа Виссарионовича подставили, по крайней мере, трижды. Давайте мы подробно рассмотрим все три основные подножки Сталину, в совокупности, как известно, подкосившие нашего героя.

В первой подставе телевизионщики признались сами. В начале пилотной передачи, посвящённой Александру Невскому, они сообщили, что выявили «спамеров», которые вывели в лидеры голосования Иосифа Сталина.

Дело в том, что в самом начале, когда за дело ещё не взялись фальсификаторы, имя Сталина прочно заняло первое место в рейтинге голосований. Понятно, что такое положение надо было изменить, и тогда организаторы шоу сообщили о присуждении Сталину лишних очков. Русским языком это называется так: в ходе шоу его устроители, увидев, что результаты их не устраивают, взяли и ограбили лидера голосования. В результате Сталин начал свой путь заново. Причём устроители шоу прозрачно предупредили сталинистов, что впредь они не дадут нашему герою идти вперёд, мол, они ужесточили правила и теперь никто не сможет взломать систему сайта. Фактически это означает признание в том, что тотальные фальсификации с их стороны и далее будут иметь место.

Однако надо сказать, что вопреки всем этим усилиям — несмотря на то, что Сталин был ограблен, будучи постоянно сдерживаем устроителями шоу, он всё равно рвался вперёд и занимал достойные места. Так что им пришлось включать очередную антисталинскую кампанию уже непосредственно в эфире передачи. Так устроители шоу подставили нашему герою вторую подножку.

Вот автор статьи «Не в последний раз о Сталине» В.Д.Михайлов пишет: «Сталин уверенно шёл впереди по рейтингу, тогда ведущие применили простой приём: перед трансляцией шоу пустили киносюжет о Сталине явно негативный (ни о ком из прочих претендентов подобного не было)». Я бы здесь поспорил с т. Михайловым вот по какому вопросу: неужели он думает, что народ России настолько недалёк, что верные Делу Сталина люди, только завидев явно идеологически-ангажированную очередную сказочку демократов в начале передачи, тут же разочаровались в своём кумире? Да нет, не в тексте дело. Главная причина падения Сталина — тотальная подтасовка результатов голосования, о чём уже было сказано выше, однако и настрой самой передачи, конечно, нельзя списывать со счетов. Естественно передача (вся передача), посвященная Сталину, носила явно выраженный клеветнический характер, но (и в этом т. Михайлов, пожалуй, прав) главную антисталинскую нагрузку принял на себя киносюжет, показанный в начале выпуска. Однако ещё раз повторю, не текст явно идеологически-ангажированный сыграл главную роль, а его тон. Сталина представляли голосом полным пренебрежения и какой-то брезгливости что ли. Так говорят о мерзких крысах, жабах, мокрицах. Тут речь даже не в неуважении. Разве человек не уважает таракана, которого он давит? Ему такое и в голову не приходит. Он давит таракана просто потому, что он такой весь из себя рыжий и какой-то прям тараканистый.

А ведь «те, кому ведома истина» говорят, что «основным критерием, отличающим И. В. Сталина от всех остальных претендентов является степень его воздействия на процессы, происходящие в СССР и глобальные процессы, происходящие в мире. Ведь Сталин ПЕРВЫЙ (со времён фараона Эхнатона) в истории человечества взял на себя ответственность и открыто приступил к строительству СПРАВЕДЛИВОГО ОБЩЕСТВА. В результате чего СССР в то время стал примером для многих стран в Мире. А русский народ под руководством Сталина одержал много побед во всех сферах жизнедеятельности, хотя были и серьёзные трудности, и даже ошибки, но не ошибается лишь тот, кто ничего не делает».

Естественно, что такой оценки от демократов ожидать было бы глупо, однако хотя бы некоторые приличия можно было сохранить? Даже к Ленину устроители шоу отнеслись куда как лояльнее, а ведь это Ленин устроил переворот, он заморил крестьян голодом, он устроил исторически беспрецедентное ограбление страны, чтобы выполнить свои обязательства перед теми, кто привёл его к власти в России. И всё же, справедливости ради, надо сказать, что у Ленина и Сталина была одна общая черта — это абсолютный аскетизм, скромность в быту, ничего «себе любимому». Однако и здесь есть существенное отличие — Ленин всё отдавал на благо некой эфемерной мировой революции, а Сталин конкретному процветанию конкретной страны. И я имею в виду отнюдь не 100 сортов колбасы, о чём в первую очередь думают демократы, когда говорят о процветании. Потому, что время было иное, оно требовало буквально отливать «пушки вместо масла», то бишь направить все силы и средства на укрепление военно-промышленного комплекса, так как у порога стоял враг в лице мировой вненациональной финансовой мафии — фининтерна, если хотите. И не Сталин виноват в ярко выраженной милитаризации экономики. Это тоже нельзя забывать, когда заговариваешь о той суровой эпохе. Демократы же сосредоточились на одном и напрочь позабыли о другом.

И если бы в студии передачи оказался кто-то, кто смог бы указать им на эту очередную и явную подтасовку фактов… однако, устроителям шоу и здесь удалось сделать всё от них зависящее, чтобы в очередной раз пнуть «мертвого льва», ведь именно выбор защитника Сталина стал последней третьей подножкой «вождю». Уважаемый (и, безусловно, заслужено уважаемый) человек — ветеран Великой Отечественной войны Валентин Варенников в силу возраста, увы, не смог выступить достойно.

Уже упоминавшийся В.Д.Михайлов в своей статье «Не в последний раз о Сталине», пишет об этом так: «Понятно, почему охаивают Сталина ведущий и Михалков, они это обязаны делать, им за это платят. Но ведь представлял интересы Сталина генерал Варенников и помогал ему Зюганов, почему они такие безвольные и неумелые защитники? Понятно, что это ведущий выбрал Зюганова и Варенникова на роль защитника Ленина и Сталина. Он просто не стал искать более боевых и настоящих сталинистов. Но сами — то они даже не осознавали своей ответственности и даже не пытались вникнуть в материал. Создаётся впечатление, что их задача „засветиться“ на защите Сталина, а не представить народу образ великого государственного деятеля».

Опять же не соглашусь с т. Михайловым. Во-первых, их выбрал не ведущий, а устроители этого шоу, во-вторых, В.И.Варенникову было совсем не нужно просто «засветиться» на чём бы то ни было. Он искренне хотел помочь делу Сталина, к сожалению, просто не осознав, что он уже давно не тот. Что годы своё уже взяли. Тут ведь надо понимать психологию ветеранов ВОВ. Они были героями готовыми «За родину, за Сталина» в огонь и в воду, принимать бой и побеждать. Вероятно, в тот момент, когда В.И.Варенникову предложили защищать Сталина, он просто забыл, сколько прошло лет, и, повинуясь слову «надо» и лозунгу — «Если не я, то кто», бросился в это дело как в бой. Он в этом не виноват, он не понял, а вот устроители шоу — те понимали, что они делали. Понимали, что подставляют не только генералиссимуса Сталина, но и достойного воина — генерала Варенникова.

Просидев молча всю передачу и выслушав всю грязь, которую вылили на его героя иные участники шоу, В.И.Варенников так и не смог по существу возразить ни на один их выпад. Его защита сводилась к двум тезисам: Сталин отстроил страну, и Сталин победил в войне. Даже когда Н.С.Михалков додумался обвинить Сталина в том, что это он-де создал СССР, чем обезличил русский народ, его защитники В.И.Варенников и Г.А.Зюганов не смогли ответить, что СССР вообще-то создал Ленин, а не Сталин, посему этот аргумент Михалкову надо было приберечь до одной из следующих передач.

Что же до обсуждаемой нами передачи и вопроса о том, почему устроители шоу объявили Сталину Вторую мировую войну, то тут из ряда основных причин можно выделить одну — главную, о которой, почему-то, все забывают. Конечно, можно отписаться стандартным, мол, а когда вообще наши телевизионщики старались быть честными в отношении Сталина? Но, во-первых, старались — 2000-е это вам не 80-е и 90-е, а во-вторых, думается мне, причины тут кроятся в гораздо более глубинных водах. Вспомним политическую ситуацию на момент выхода шоу: президент В.В.Путин формально покидает пост главы государства, оставляя вместо себя «тёмную лошадку». Никто ещё не знает, каких убеждений придерживается новый президент, а вот Владимир Владимирович, надо полагать, знает и хочет предупредить общественность, прежде всего на Западе, что идеологически Россия не собирается сворачивать с пути обретения полного государственного суверенитета. А как лучше всего объявить об этом миру, если не сделать символом России того, кто уже однажды успешно вывел нашу страну испод пяты мирового банкирства? А что же «пятая колонна» засевшая как в государственных структурах, так и в СМИ? Какова её задача в условиях готовящегося ультиматума? Правильно — сорвать ультиматум! Потому что если бы он состоялся, никакие будущие акции вроде «пере (за) грузки» и «Путин должен уйти», адресуемые напрямую Д.А.Медведеву (Медведев, стань Горбачёвым — Н.В.Стариков) были бы уже не возможны. Это мы сейчас знаем, что ничего из этого не сработало, но, во-первых, кое-что сработало (вспомнить хотя бы неоднозначную акцию «Катынская трагедия — это преступление Сталина и ряда его приспешников», о чём мы ещё поговорим), а во-вторых, Запад на эти и им подобные акции в то время делал очень серьёзные ставки. Потому проект «Имя Россия» и воевал так отчаянно с «вождём народа», что не в Сталине, в сущности, было дело, а в будущих перспективах мирового банкирства на успешный идеологический и, как следствие, управленческий перехват власти в России.

Как по мысли В.В.Путина и его сторонников должен был выглядеть эфир телеканала «Россия» в тот зимний вечер? А вы пересмотрите речи самого Владимира Владимировича, касающиеся его отношения к Сталину. Конечно, никакого возвеличивания «вождя» и близко не должно было быть. Предполагался спокойный разговор обо всех плюсах и минусах периода его правления. На правах самого что ни на есть официоза, должен был быть представлен шокирующе объективный взгляд на эпоху, с признанием определённых негативных последствий, связанных с административным фактором. Возвеличивание же ничего хорошего не несёт в плане правильного понимания истории. Оно столь же равноудалено от истины, как и демонизация. Впрочем, давайте об этом поподробнее.

Глава третья. К слову о возвеличивание Сталина

Должен сказать, что я и сам в своей работе не собираюсь выступать адвокатом Сталина. В последнее время у Иосифа Виссарионовича и без меня адвокатов преумножилось. С начала 2000-х годов регулярно и в большом количестве выходят книги, написанные с целью политической реабилитации вождя. Их авторы, от журналиста Ю.И.Мухина и ветерана Великой Отечественной войны В.С.Бушина, до профессиональных историков вроде Ю.В.Емельянова, вполне успешно и порой объективно ведут свою работу по очищению нашей истории от клеветы, обрушившейся на неё в перестроечный и постперестроечный период. Однако при этом многие их суждения, к сожалению, выглядят далёкими от историчности, и представляют собой образец откровенного славословия «великому вождю всех народов». Это не пустая риторика и не попытка «косить под объективиста», а стойкое убеждение, что современная пропаганда сталинизма зачастую только вредит делу правильного понимания нашей недавней истории. Причём, я не случайно употребил слово пропаганда. Казалось бы, разве давно умершего человека можно пропагандировать? Задача пропаганды восхвалить либо низвергнуть человека — это от задачи пропагандиста зависит. А зачем восхвалять либо низвергать Сталина? Как правильно заметил всё тот же неугомонный Ю.И.Мухин в своём фильме: «В бюллетенях на следующих президентских выборах его точно не будет».

Тем не менее, сегодня целый ряд политических деятелей решил в своих целях пользоваться именем Сталина, либо запугивая обывателя, мол: «Если вы проголосуете не за меня, а за этого сталиниста, то вы вернётесь в ГУЛАГ за колючую проволоку, и всё будет, так, как в сталинском СССР, который, как известно, был тюрьмой народов». Либо, воодушевляя на сопротивление вышеозначенным деятелям, мол: «Народ, возьмем наше будущее в свои руки, взрастим по сталински твёрдых вождей, ведь при Сталине не было коррупции, при нём не было беспорядка, при нём не было воровства на государственном уровне, при нём…» и так далее.

Как видите, имя Сталина треплют как с той, так и с другой стороны. Но это ещё не всё. Политические деятели это, пожалуй, даже естественно, они для повышения своего рейтинга готовы даже чёрта лысого ангелом назвать и наоборот. Удивляют профессиональные историки, те, которым по долгу профессии положено быть объективными. Однако и этот контингент разделился.

Я, например, не понимаю, зачем целая когорта авторов стремится демонизировать Сталина, а другая его возвеличить. Причём первые не скупятся на грязь, вторые же — на восторженные оценки. Исход легко предугадать. Поумневший за последние годы обыватель более не верит в крайности. Прошло то время, когда в ходу были всевозможные сенсации и разоблачения. Постсоветский человек, товарищи, это одно, а современный — совсем другое.

Незадолго до старта проекта «Имя Россия» вышел новый обширный четырёхтомный труд о Сталине историка К.К.Романенко. В целом объективная позиция автора щедро приправлена обожествлением «вождя народов». На каждой странице неоднократно подчеркивается, что Сталин был великим, непогрешимым деятелем чуть ли не вселенского масштаба. Единственным в истории мира умнейшим и всезнающим гением и прочее, и прочее, и прочее. Как и справедливо презираемые автором Волкогоновы с Радзинскими, К.К.Романенко, незаметно для самого себя, сел точно в ту же лужу, что и они.

Это в лютые для правильного понимания советского прошлого 90-е, когда положительно высказываться о Сталине и сталинизме, не смел ни один уважающий себя историк, а в фаворе находились как раз-таки Волкогоновы и Радзинские, Сванидзе и Млечины, первые точечные удары в виде работ А.Н.Голенкова и В.М.Жухрая, содержащие революционные, не виданные на тот момент аргументы и факты, действительно были нужны и важны. Из их шинелей впоследствии вышли те, кого мы ныне так ценим и уважаем — историки новой породы или сокращённо «новые историки», совершенно по-иному трактующие наше недавнее советское прошлое.

Однако, скажите мне, только честно, какое историческое значение имеют труды того же В.М.Жухрая сегодня? Зачем уже вторую субботнюю беседу подряд, некий комментатор упорно рекомендует почитать его книги Н.В.Старикову? Поясню о чём речь. Дело в том, что все ценные с исторической точки зрения данные из книг В.М.Жухрая нам сегодня уже хорошо известно из иных куда более авторитетных источников, а те, что не известны, игнорируются этими самыми источниками как раз ввиду их сомнительности. Например, существование таких полумифических (а то и попросту мифических) персонажей как начальник личной контрразведки Сталина генерал А. Лавров и особенно его заместитель полковник Джуга (фамилия вымышленная, в чём даже сам автор откровенно признаётся) не подтверждается ныне ни одним официальным источником. В то время как именно с этими именами и связана добрая половина книги В.М.Жухрая, которую иначе как художественной назвать никак не получается. Второй момент. Рассказ советского оториноларинголога профессора Б.С.Преображенского в пересказе В.М.Жухрая опять-таки выглядит предельно художественно — с прямой речью и без необходимых в таких случаях ссылок на источники. То есть источник, конечно, есть. Это якобы «личный рассказ профессора Преображенского автору». Вот только Борис Сергеевич скончался зимой 1970 года и ни подтвердить, ни опровергнуть рассказ В.М.Жухрая, обнародованный в книги 1996 года издания, уже никак не мог. Так какой, спрашивается, уважающий себя историк-исследователь будет строить свою доказательную базу, на свидетельствах покойного профессора, чьи слова нигде, кроме как в его собственных воспоминаниях не были зафиксированы?

А ведь именно этот, с позволения сказать, историк уже в наше время, давая интервью для своего фильма «Сталин, правда и ложь», заявил, что «когда мы стали изучать этот вопрос, оказалось, что массовых репрессий вообще не было».

Ну, во-первых, не «мы стали изучать». Изучать начал исполин исторической мысли историк Виктор Николаевич Земсков, научному взгляду которого мы сегодня обязаны нынешними нашими позициями в исторической науке, под названием «сталинология». Во-вторых, В.Н.Земсков, всегда придерживавшийся строго нейтральных, не выходящих за пределы умеренного антисталинизма взглядов, никогда не утверждал и утверждать не мог, что «массовых репрессий вообще не было».

Результаты исследования учёного приводит историк Е.Ю.Спицын в своей работе «Россия — Советский Союз 1917—1945 гг.» из цикла «Полный курс истории России»: «Еще в начале февраля 1954 r. в МВД СССР была составлена информационная справка на имя Первого секретаря ЦК КПСС И. С. Хрущева о числе осужденных за контрреволюционные преступлении, т.е. по 58-й статье Уголовного Кодекса РСФСР и по соответствующим статьям УК всех остальных союзных республик, за период 1921—1953 гг., которую подписали три человека — Генеральный прокурор СССР Р. А. Руденко, министр внутренних дел СССР С. И. Круглов и министр юстиции СССР К. П. Горшенив.

В этом строго секретном документе «для служебного пользования» говорилось, что, по имеющимся в МВД СССР данным, в 1921—1953 гг. за контрреволюционные преступления Коллегией ОГПУ, Особым совещанием НКВД-МГБ СССР, Военной Коллегией, судами, военными трибуналами и «тройками» было осуждено 3 777 380 человек, в том числе к высшей мере наказания — 642 980, к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от двадцати пяти лет и ниже — 2 369 220 человек и в ссылку и высылку — 765180 человек. В этой же записке особо отмечалось, что созданным на основании постановления ЦИК и СНК СССР от 5 ноября 1934 г. Особым совещанием при НКВД СССР, которое просуществовало до сентября 1953 г., было осуждено 442531 человек, в том числе приговорено к высшей мере наказания — 10101 человек, к лишению свободы — 360921 человек, к ссылке и высылке внутри страны — 67 539 человек и к другим мерам наказания, в том числе высылке за границу и принудительному лечению — 3970 человек.

Еще раньше, в начале январе 1954 г. министр внутренних дел генерал-полковник С. И. Круглов направил на имя Г. М. Маленкова и И. С. Хрущева секретное письмо №26/К, в котором содержалась справка МВД СССР, составленная на основе статистической отчетности Первого спецотдела МВД СССР, в которой было названо точное число осужденных лиц за контрреволюционные и другие особо опасные государственные преступления в период с l января 1921 г. по l июля 1953 г. — 4 060 306 человек. Указанная цифра была сложена из числа 3 777 380 осужденных за контрреволюционные преступления и 282 926 осужденных за другие особо тяжкие государственные преступления, в том числе по статьям 59 (особо опасный бандитизм) и 193 (военный шпионаж).

Вплоть до конца 1980-х гг. эта информация являлась строжайшей государственной тайной и впервые подлинная статистика осужденных за контрреволюционные преступления была опубликована только в сентябре 1989 г. в статье доктора исторических наук, генерал-майора В. Ф. Некрасова, опубликованной в «Комсомольской правде». Затем более подробно та же информация была изложена в статьях В. И. Земскова, Д. Н. Нохотовича и А. И. Дугина, а самую подробную статистику, с реальной динамикой осужденных по годам, в 1992 г. опубликовал доктор исторических наук В. П. Попов в журнале «Отечественные архивы».

Что касается более детальной «расшифровки» этих данных, то в одной из справок, подготовленной тем же Первым спецотделом МВД СССР в декабре 1953 г. имеется особая пометка о том, что: l) В 1921—1938 гг. было осуждено 2944879 чел., из них около 34% (1000062 чел.) — уголовников, а это означает, что в указанный период «политических» осужденных насчитывалось только 1994 817 человек; 2) В 1944—1946 гг, по политическим мотивам было осуждено 321651 человек, из которых 10177 приговорены к высшей мере наказания — расстрелу».

Комментируя эти данные, введённые в научный оборот ещё в начале 90-х, автор книги «Историческая логика сталинизма» Б.П.Курашвили пишет: «Сталинские репрессии были столь масштабны и безжалостны, что, казалось бы, не поддаются преувеличениям. Преувеличения, вплоть до злорадных, бесстыжих, однако, последовали. И многими были приняты на веру. Реальной диктатуре пролетариата не хватило своего кошмара — ей её прибавили».

Не отрицает, что «прежний подсчет количества арестов и смертных казней в 1937—1938 годах оказался сильно преувеличенным», и американский профессор Венди 3. Голдман, автор книги «Террор и демократия в эпоху Сталина». При этом учёная уточняет: «Хотя жертв оказалось меньше, чем считалось ранее, число репрессированных из различных слоев населения оказалось намного больше. На основании новых данных было установлено, что жертвами репрессий были не только руководители экономики, партии и военачальники, бывшие оппозиционеры и иностранные коммунисты, ранее описанные историками, но и другие категории населения. Приказом №00447 о массовых операциях в июле 1937 года определялось, какое количество преступников, представителей деревенского духовенства, церковных активистов, бывших кулаков, лишенцев (лиц дворянского происхождения, промышленников и лиц, лишенных права голоса), а также прочих „враждебных элементов“ подлежит тюремному заключению или должно быть приговорено к смертной казни. Затем был издан приказ №00486 о порядке ареста жен осужденных за контрреволюционные преступления, а далее последовала серия „национальных операций“ нацеленных на немцев, поляков, румын, финнов, латышей и представителей других этнических групп. В результате массовых операций было арестовано 766 000 человек, из которых 385 000 были приговорены к смертной казни».

И это, по-вашему, не было репрессий? Да не охренели ли вы скопом, дорогие товарищи?!

Отвлекусь. Почему я отождествляю необоснованное обеление эпохи с возвеличиванием государственного деятеля, именем которого эта эпоха была по праву названа? Потому, что одно вытекает из другого. Особо отбитые почитатели вождя, вроде Петра Балаева, любые разговоры об эксцессах периода коллективизации (да и «Великого перелома» в целом) или репрессий 37-го, традиционно воспринимают в штыки, искренне полагая, что под управлением «великого корифея» никаких таких эксцессов не могло возникать в принципе. В моём же понимании сталинист — это человек, обладающий и оперирующий правильным пониманием сталинской эпохи со всеми её подводными камнями, а главное — пониманием сути происходящих тогда процессов. Заметьте, не обожествление Сталина, не признание его непогрешимости делает сталиниста сталинистом, а только понимание того, что является инициативами Сталина, а что «ответкой» на них. Здравомыслящий сталинист знает, что в ответ на конституционную реформу 1936 года, Сталин получил демарш тогдашних элит, выразившийся в развязывании массовых репрессий против советского народа. Как очень точно написал в своей недавней книге Валерий Пирогов: «Причиной того, что массовые репрессии охватили сотни тысяч рядовых советских граждан, в том числе и иностранных подданных, являлось то, что партноменклатура, желая отвести удар от себя, перевела острие террора на широкие слои общества». Пещерный же сталинист, а-ля В.М.Жухрай, понимает лишь лозунг «Сталина на вас нет!», и при этом исповедует тезис о том, что «никаких массовых репрессий при нём не было». Так что именно преодоление последней точки зрения в пользу первой и должно являться сегодня основным «вектором цели» для большинства исследователей, считающих себя настоящими сталинистами. Публичное же признание эпохи Сталина, самым светлым периодом в тысячелетней истории России, чем зачастую грешит тот же Ю.И.Мухин, ни к чему продуктивному нас никогда не приведёт. Поспорьте со мной, если считаете иначе.

И в заключение беседы о бездумном возвеличивании Сталина надо сказать следующее: выдающийся историк А.Б.Мартиросян однажды написал, что адвокатами Сталина являются подлинные факты подлинной истории, и другие адвокаты ему не требуются. Необходимо просто излагать на бумаге подлинные факты подлинной истории, а не заниматься славословиями. Уверен, что без всех этих безудержных восхвалений «вождя всех народов», упомянутая выше книга К.К.Романенко не стала бы хуже, но стала бы адекватнее. И главное, как ни странно, уважительнее к самому герою повествования. Ведь Сталин не нуждается в этом. Он и при жизни терпеть не мог то, что позже назовут «культом личности Сталина». Достаточно привести лишь один случай, чтобы понять, как вождь относился к своему безудержному восхвалению. Ю.И.Мухин пишет: «Киров, просматривая передовицу в „Правде“ начал иронизировать и над писаками, называвшими Сталина „великим вождём всех народов“, и над самим Сталиным. „Слушай, — говорил Киров, — ты не подскажешь, ты образованней меня, чей ты ещё великий вождь? Кроме времён и народов что ещё на свете бывает?“ А Сталин, смеясь и поддерживая шутку, называл Кирова „любимый вождь ленинградского пролетариата“. И тоже подтрунивал: „Ага, кажется, не только ленинградского, а ещё и бакинского пролетариата, наверное, всего северокавказского. Подожди, напомни, чей ты ещё любимый вождь? Ты что думаешь, у меня семь пядей во лбу? У меня голова — не дом Совнаркома, чтобы знать всё, чьим ты был любимым вождём“».

Конечно, кто-то скажет: «снова Мухин» и уже потому не поверит ни единому его слову, но вот вам до кучи свидетельство антисталиниста. Александр Ушаков в своей книге «Сталин. По ту сторону добра и зла» описывает следующий эпизод: «Произошло это в тот день, когда известный советский скульптор Вучетич представил на суд Сталина два сделанных им эскиза для памятника, который должен был быть установлен в берлинском Трептов-парке. На одном из них был изображен Сталин, на другом — солдат с девочкой на руках.

«Посмотреть работу пришло довольно много народа, — вспоминала Светлана Аллилуева. — Все столпились вокруг фигуры Сталина и громко высказывали свое одобрение. Наконец, появился Сталин. Он долго и мрачно разглядывал свое изображение, а потом, повернувшись к автору, неожиданно спросил:

— Послушайте, Вучетич, а вам не надоел вот этот, с усами?

Затем, указав на закрытую фигуру, спросил:

— А это что у вас?

— Тоже эскиз, — ответил скульптор и снял бумагу со второй фигуры…

Сталин довольно улыбнулся и сказал:

— Тоже, да не то же!

И после недолго раздумья заключил:

— Вот этого солдата с девочкой на руках, как символ возрождения Германии, мы и поставим в Берлине на высоком холме! Только автомат у него заберите… Тут нужен символ. Да! Вложите в руку солдата меч! И впредь пусть знают все — плохо тому придется, кто вынудит его этот меч поднять вновь!»».

Будучи хоть и наиболее честным, но всё же антисталинистом, Александр Иванович комментирует эту историю так: «И только раз за все время его правления в нем, похоже, проснулось нечто, похожее если и не на совесть, то хотя бы на справедливость <…> в тот раз Сталин сумел подняться над собой, но чаще бывало наоборот». Но если бы это и впрямь был «только раз» я бы с уважаемым историком согласился, однако свидетельств отрицательного отношения Сталина к культу его личности в истории накопилось достаточно. Скажем в интервью, данном немецкому писателю Лиону Фейхтвангеру, посетившему СССР в 1937 году, советский лидер так ответил на вопрос о некоторых явно преувеличенных и безвкусных формах выражения уважения и любви: «Неприятно, когда преувеличивают до гиперболических размеров. В экстаз приходят люди из-за пустяков. Из сотен приветствий я отвечаю только на 1–2, не разрешаю большинство их печатать, совсем не разрешаю печатать слишком восторженные приветствия, как только узнаю о них. В девяти десятых этих приветствий — действительно полная безвкусица. И мне они доставляют неприятные переживания.

Я хотел бы не оправдать — оправдать нельзя, а по-человечески объяснить, откуда такой безудержный, доходящий до приторности восторг вокруг моей персоны. Видимо, у нас в стране удалось разрешить большую задачу, за которую поколения людей бились целые века — бабувисты, гебертисты, всякие секты французских, английских, германских революционеров. Видимо, разрешение этой задачи (ее лелеяли рабочие и крестьянские массы): освобождение от эксплуатации вызывает огромнейший восторг. Слишком люди рады, что удалось освободиться от эксплуатации. Буквально не знают, куда девать свою радость.

Очень большое дело — освобождение от эксплуатации, и массы это празднуют по-своему. Все это приписывают мне — это, конечно, неверно, что может сделать один человек? Во мне они видят собирательное понятие и разводят вокруг меня костер восторгов телячьих».

Так чего же ради К.К.Романенко и ему подобные устроили посмертную, нет, не реабилитацию, а именно обожествление вождя — реанимировали ненавистный Сталину культ его личности. Они не боятся, что их кумир от этого в гробу перевернётся?

Глава четвёртая. Молчание шакалов

Другое дело — общественная реабилитация, ничего общего не имеющая с обожествлением. Этот процесс, идущий ныне полным ходом, мы можем только приветствовать. Ибо во времена так называемого «преодоления культа личности», ненавистники Сталина, в прошлом пострадавшие от режима, слишком много мусора нанесли на его могилу, и развеивать её приходится решительно, невзирая на отдавливание тех или иных любимых мозолей. Однако, как показала история с проектом «Имя Россия», в этом вопросе то и дело возникают… «непонятки». Складывается ощущение, что кто-то активно вставляет палки в колёса этому исключительно важному для последующей истории страны процессу. На телеканале Россия, государственном канале, по-прежнему господствует Николай Сванидзе. На НТВ, начиная с цикла передач «Кремлёвские дети», хоть и стали постепенно появляться настоящие историки — Ю.Н.Жуков, Ю.В.Емельянов, Е.А.Прудникова, однако антисталинская компания по-прежнему неуклонно проводится и там, порой даже вопреки тому, что говорят приглашённые гости. Например, в передаче, посвященной детям Вышинского, снова повторили, что Андрей Януарьевич якобы провозгласил и обосновал принцип того, что признание-де — царица доказательств, хотя ныне уже достаточно хорошо известно, что А.Я.Вышинский никогда ничего подобного не провозглашал и не обосновывал.

Причём установлен этот факт был в далёком 2000 году, когда в №16 газеты «Дуэль» за вышеозначенный год была опубликована статья некоего В.Л.Суховерского. Он писал: «…Это нелепое обвинение, как мне помнится, было впервые брошено в адрес А. Я. Вышинского еще на заре пресловутой перестройки Ваксбергом на страницах «Литературной газеты». С тех пор эта ложь гуляет и используется всегда, когда хочется или надо облить грязью наше социалистическое прошлое и представить его сторонников идиотами и самодурствующими кретинами.

Если же Вы возьмете работу А. Я. Вышинского «Теория судебных доказательств в советском праве», то убедитесь в обратном, а именно в том, что Вышинский никогда не только не считал признание царицей доказательств, а, напротив, резко критиковал такие взгляды, как глубоко ошибочные и вредные.

Так, в параграфе 8 главы IV этой его работы, опубликованной в 1946 году и удостоенной Сталинской премии, он писал: «…было бы ошибочным придавать обвиняемому или подсудимому, вернее, их объяснениям, большее значение, чем они заслуживают этого… В достаточно уже отдаленные времена, в эпоху господства в процессе теории так называемых законных (формальных) доказательств, переоценка значения признаний подсудимого или обвиняемого доходила до такой степени, что признание обвиняемым себя виновным считалось за непреложную, не подлежащую сомнению истину, хотя бы это признание было вырвано у него пыткой, являвшейся в те времена чуть ли не единственным процессуальным доказательством, во всяком случае считавшейся наиболее серьезным доказательством, «царицей доказательств» (regina probationum).

…Этот принцип совершенно неприемлем для советского права и судебной практики. Действительно, если другие обстоятельства, установленные по делу, доказывают виновность привлеченного к ответственности лица, то сознание этого лица теряет значение доказательства и в этом отношении становится излишним. Его значение в таком случае может свестись лишь к тому, чтобы явиться основанием для оценки тех или других нравственных качеств подсудимого, для понижения или усиления наказания, определяемого судом».

И далее: «Такая организация следствия, при которой показания обвиняемого оказываются главными и — еще хуже — единственными устоями всего следствия, способна поставить под удар все дело в случае изменения обвиняемым своих показаний или отказа от них».

В 40-ые годы, когда я учился в юридическом институте, студент не мог рассчитывать на получение положительной оценки, если он не знал этого и не читал работы Вышинского. Это сейчас можно получить диплом юриста или правоведа, овладев лишь знанием того, что купля-продажа — это не кража. Запущенная же ложь в отношении А. Я. Вышинского и его взглядов обусловлена злобным антисоветизмом и преследует цель дискредитировать деятелей Советской власти и их роль в нашей истории».

Вообще-то, даже не зная точной цитаты, исходя лишь только из той самой фразы, вырванной из контекста, можно понять, что здесь что-то не так. Дело в том, что при блестящем знании русского языка А.Я.Вышинский почему-то употребляет средний род вместо женского. Почему же признание — и вдруг «царица». А с того, что, как подмечает Е.А.Прудникова в своей замечательной книге «Творцы террора»: «…те, кто пустил гулять эту „дезу“, не смогли даже разобраться в достаточно простом тексте и понять, что „царица доказательств“ — не признание, а пытка. Ну, а то, что Вышинский был против этой практики, естественно, выпущено сознательно».

С тех пор прошли года, однако позитивных сдвигов в деле очищения русской истории от лжи и клеветы даже не наметилось. Так 21 июня 2008 года довелось мне посмотреть фильм «Кто „прошляпил“ начало войны». Честно говоря, ещё до просмотра смутило название. Что значит «прошляпил»? Просвещённые читатели хорошо знают, что никакой расхлябанности с нашей стороны не было (по крайней мере, не это стало главной причиной трагедии), а была сознательная подстава высшим генералитетом Красной Армии своих пограничных частей под разгром вермахта путём подмены основополагающего принципа обороны страны. И не просто произошла подмена принципа активной обороны на так называемую жёсткую или упорную оборону, но и весь план, такое ощущение, был просто подменён на некий иной — предположительно «план поражения» Тухачевского. О какой же расхлябанности толковал в рекламном видеоролике Сергей Кремлёв?

Однако эти мысли преследовали меня до того, как я посмотрел фильм. После — осталось лишь недоумение. Как я и думал, авторы фильма аккуратно вырезали из, очевидно, обширного интервью уважаемого А.Б.Мартиросяна всё, что касается подмены планов, оставив лишь нужные им фрагменты. Спрашивается, зачем им понадобилось приглашать Арсена Бениковича? Все зрители, читавшие его книги, ожидали от него иного. Впрочем, Мартиросян всё сказал правильно. В отличие от Кремлёва он не употреблял слова «прошляпил» или «расхлябанность», однако весь тон фильма подмял под себя всё сказанное им.

Арсен Беникович уже жаловался на то, что телевиденье его просто подставляет: «Была такая телепередача в свое время «Национальный интерес», вел ее один (фамилию теперь не помню). Во время передачи был телемост с Лондоном, непосредственно с Резуном. Я ему задал вопрос: «На каком основании вы считаете, что в Советском Союзе якобы планировали операцию «Гроза»?»

Поясню, «Гроза» — это пароль оповещения о нападении, пароль для ввода плана отражения агрессии. Общегосударственный пароль, который, кстати говоря, ни Жуков, ни Тимошенко не ввели в действие, вместо них это сделал резидент советской военной разведки в Берлине генерал Тупиков. В последние часы перед войной он первым послал из столицы Третьего Рейха телеграмму с одним-единственным словом — «Гроза».

Я назвал иуде Резуну архивный номер дела из Центрального архива Минобороны СССР. Он, естественно, стушевался, начал очки протирать. Свое выступление я закончил словами: «Прекратите нести чушь!» (А перед этим я достаточно аргументировано высказался, почему он эту чушь несет). К сожалению, руководители телеканала вырезали все, что я сказал, а в эфир выдали только концовку — когда я произношу слово «чушь». Меня это до чертиков разозлило».

Естественно, а кого бы не разозлило? Но ведь здесь произошло то же самое. И не на богом забытой передаче, а на канале НТВ в удобное время, в рассчитанной на широкую зрительскую аудиторию программе! Арсен Беникович, не разозлило, нет? Меня, например, задело. Ведь они подставили не только уважаемого историка, но и автора этих строк. Дело в том, что я написал статью, в которой доказывал, что главная причина разразившейся трагедии заключалась в подмене планов, опираясь при этом на труды А.Б.Мартиросяна. Теперь представьте ситуацию — 22-го июня выходит номер газеты с моим материалом, а днём раньше многие зрители видят программу, в которой историк, на которого я ссылаюсь, говорит, как им кажется, прямо противоположное тому, что пишу я.

Впрочем, как выяснилось, похожая история произошла и с появлением на TV Е.А.Прудниковой. Снова они не пустили в эфир полное интервью с писательницей, которое было обширным, выбрав два или три ничего не значащих эпизода.

Я пишу «они» потому что не знаю, кого обвинять в этом маразме. Создаётся такое впечатление, что там кто-то с кем-то борется. Ведь программы выходят, и историки появляются, но затем кто-то над этим работает, и смысл передач сходит на нет. Если то, что произошло после 1953-го года, когда был убит Сталин, писатель А.А.Бушков назвал «Весёлым тявканьем шакалов», то то, что происходит сейчас, как нельзя лучше отражает название американского фильма — «Молчание ягнят». Замалчивается всё — книги, статьи, рецензии, которые чем-либо не устраивают этих людей. Но главное — замалчивается факт появления того, что я называю «треугольником Сталина». И понятно почему. Сталин по-прежнему воспринимается и подается как диктатор, а диктатор, борющийся за демократию, это селёдка в киселе — и выглядит смешно и есть невозможно.

Когда Саакашвили вероломно вторгся на территорию Южной Осетии и стёр с лица земли город Цхинвал, академик А.Н.Сахаров, под редакцией которого в 2003 году был издан учебник для Вузов по истории страны, безусловно признав, что действия грузинского президента преступны, заявил, что Саакашвили применяет сталинско-большевистские методы. Именно так и выразился — сталинско-большевистские методы. Я сходил в магазин и пролистал учебник, который предлагает мне уважаемый академик — не хочется учить историю по этому учебнику. Однако ещё больше не хочется учить историю по А.И.Солженицыну. Дело в том, что после смерти нобелевского лауреата, уважаемый В. В. Путин предложил включить его произведения в школьную программу. Вы представляете «Один день Ивана Денисовича» в школе? Нет, я не собираюсь оценивать литературный стиль автора. Наверное, произведение и впрямь талантливо написано. В конце концов, даже А. В. Антонова-Овсеенко я не могу обвинить в бесталанности. Уж в чём-чём, а в наличие таланта ему не откажешь. Однако я не могу не сказать, что с исторической точки зрения его книги вредны, так как вводят обывателей и, что самое страшное, молодое поколение в лабиринт истории, из которого мы только-только начали выбираться.

Вот, к примеру, цитата из книги антисталиниста Л.А.Барского. Он пишет о жертвах коллективизации и как «добросовестный» антисталинист по всем правилам должен был бы поддержать своего единомышленника. Тем не менее, в книге «Сталин. Портрет без ретуши» мы можем прочитать следующее: «…раскулачено было не так уж много: „всего“ 1,5 миллиона, а не 15 миллионов, как пишет А. Солженицын». Обратите внимание на цифру. В своей книге «Сталин и достижения СССР» военный историк А.Б.Мартиросян пишет: «…А. В. Антонов-Овсеенко однажды умудрился оценить число заключённых в послевоенном ГУЛАГЕ в 16 млн. человек. Ну, и каким же макаром втолковать А. В. Антонову-Овсеенко, что в том документе, который он якобы видел, действительно присутствуют цифры 1 и 6. НО С ТОЙ ЛИШЬ РАЗНИЦНЙ, ЧТО В ПОДЛИННОМ ДОКУМЕНТЕ МЕЖДУ НИМИ СТОИТ ЗАПЯТАЯ, ЧТО ОЗНАЧАЕТ 1,6 МЛН. ЗАКЛЮЧЁННЫХ!!!». Выходит это общая практика антисталинизма, не замечать запятые, которые, между прочим, не для украшения общего интерьера там поставлены.

А ведь недопустимость преувеличения масштабов так называемых «сталинских преступлений» очевидна даже с точки зрения антисталинского взгляда на историю и современность. Допустим, что завышение числа жертв сталинизма до 40—100 миллионов велось исходя из наилучших побуждений — обличить режим, чем добиться того, чтобы ничего подобного более никогда в истории не повторилось — цель гуманистическая и потому вполне понятная. Вот только добились, они, как мне кажется, противоположного эффекта. Как только за дело взялись настоящие историки, а не идеологические пропагандисты, все эти надуманные цифры сдулись, как воздушный шарик. И теперь оказалось, что уже некоторые сторонники сталинского большевизма, обличая ложь своих оппонентов, вполне резонно заявляют, что 700 тысяч расстрелянных это не так уж и много по сравнению со 100 миллионами, а значит — оправдано. Чудовищная, с точки зрения общечеловеческих ценностей, но, опять же, вполне понятная логика. И вина за это целиком и полностью лежит на тех недальновидных гуманистах, вроде историков Роя и Жореса Медведевых, что в своё время выдумали эти миллионы, и на тех сегодняшних бездумных обличителях сталинизма, что по-прежнему живут этими сказками времён борьбы с культом личности. История, как известно, имеет принеприятнейшую особенность периодически повторять невыученные человечеством уроки и кто теперь оградит нас от того, что под все эти вполне обоснованные призывы к восстановлению исторической правды, к власти в России снова не придёт кто-нибудь вроде националиста Бориса Миронова? А почему нет? Нам же уже лет пятнадцать, если не больше, солидные историки рассказывают, что ничего страшного в этой идеологии нет, поскольку за весь период сталинского великодержавия было посажено всего порядка полутора миллиона человек, а приговорено к расстрелу и того меньше — какие-то несчастные 700 тысяч. И кто по итогам будет в этом виноват? По мне так Солженицын и иже с ним. Они хоть понимали, какую бомбу замедленного действия под Россию подкладывали своей нелепой ложью о миллионах расстрелянных при Сталине?

Историческая правда сегодня эфемерна, как Лохнесское чудовище. Вроде бы её видели, вроде бы даже на камеру заснять успели, а вот поймать не поймали. И так мы и будем ловить её, историческую правду, за хвост, пока, наконец, по TV в удобное, рассчитанное на большую аудиторию время, не пустят ток-шоу, где в прямом эфире, не ограничиваясь во времени, выступят настоящие историки и писатели и объяснят, что на самом деле происходило в нашей недавней, но по-прежнему такой «неизвестной» истории.

Глава пятая. Сталинизм сталинизму рознь

Так уж вышло, что я стал пропагандистом идей тех, кого замечательный исследователь В.Н.Денисов очень метко окрестил «новыми историками» — исследователей впервые разъяснивших читающей публике суть демократических реформ 1937 года, роли «Плана поражения» М.Н.Тухачевского в катастрофическом начале Великой Отечественной Войне и попытке отстранения партаппарата от власти в 1952 году. Этот пласт ранее неизвестных сведений о «вожде» я называю «треугольником Сталина».

Нечего и говорить, что отсутствие данной чрезвычайно важной темы в информационном поле не может не удручать. А тем временем, она отсутствует начисто. К примеру, отчего этот вопрос не поднял никто из участников передачи «Сталин с нами», показанной по телеканалу НТВ в честь 130-летия И. В. Сталина? Впрочем, это-то как раз не удивительно, учитывая, что всё происходящее в ней вращалось вокруг одного политического деятеля — Г. А. Зюганова. Я старательно листал его книгу (брошюрку) о Сталине, однако никаких упоминаний о работах Ю.Н.Жукова, А.Б.Мартиросяна или Ю.И.Мухина в ней так и не нашёл.

Меж тем суть так называемого «первого угла» «треугольника Сталина» при желании можно было уложить в несколько ёмких фраз. Детально мы её рассмотрим ниже. Сейчас же кратко поясним, что началось всё в 1936 году, когда в действие была введена новая «сталинская» конституция, предполагавшая помимо всего прочего проведение выборов во все органы власти на новых принципах. Это должны были быть первые всеобщие тайные равноправные выборы на альтернативной основе. Я не оговорился, именно на альтернативной основе. Понимая, что в условиях господства одной правящей партии состязательности достичь непросто, Сталин разрешил выдвигать своих кандидатов в Советы любым общественным организациям и рабочим комитетам. То есть в таких условиях кресла под задницами партократов, а они все могли баллотироваться лишь от правящей партии, не то что зашатались, ходуном заходили. Каждый из них понял, что недавние «лишенцы», которых они ещё вчера с таким усердием гнобили, ничего не боясь, даже под гипнозом за них теперь не проголосуют. Получилось, что каждый из первых секретарей городских и областных комитетов (читай, мэров и губернаторов) оказался категорически не заинтересован в организации и поддержании здоровой политической атмосферы в стране. Ведь даже если бы они просто начали бойкот выборов под каким-либо благовидным предлогом, они всё равно покинули бы свои высокие кабинеты в связи с истечением сроков их полномочий. Нет, тут нужно было не выборы бойкотировать, а поставить под сомнение саму целесообразность проведения этих выборов по нормам новой конституции, то есть на альтернативной основе. Ну, какая может быть альтернативная основа, если в стране объявлено чрезвычайное положение? Вот эту-то чрезвычайку и нужно было в кратчайшие сроки организовать. Как? С помощью подконтрольных им органов госбезопасности. Они же цари и боги в своих вотчинах. Местные руководители НКВД подчиняются им — не Сталину. Сталин далеко, а первые секретари близко. К тому же именно за ними большинство в Совете. Технически они могут легко вынести на голосование вопрос о недоверии сталинскому курсу и всё. Даже его ближайшие сподвижники ничего не смогут с этим сделать — сколько человек в Политбюро, а сколько в «широком руководстве», где каждый понимает свою личную заинтересованность в устранении сталинской команды точно так же как и «товарищ с лева». Думаете, при таком раскладе хоть кто-то из них проголосовал бы против вотума недоверия? Все проголосовали бы за! А потом стандарт — «судить, расстрелять», как Л.П.Берия в 1953 году, по той же схеме. Кто возглавил бы переворот в 1937? Любой, кого не жалко. Мог выйти на трибуну и Н.С.Хрущёв (скажем, историк Ю.Н.Жуков считает его кандидатуру подходящей), а мог и Р.И.Эйхе — первый секретарь Западно-Сибирского крайкома ВКП (б). Мог бы любой из тех, кого Н.С.Хрущёв, придя к власти, реабилитировал, как невинных жертв сталинских репрессий. На самом деле репрессии были развязаны именно ими и развязаны злонамеренно в ответ на сталинскую инициативу демократизации советской власти в стране.

Первым со своим расстрельным списком выступил уже упомянутый Р.И.Эйхе, он же предложил схему внесудебных расправ в виде печально известных «троек» НКВД, в состав которой не забыл включить и себя любимого. За один неполный год своей работы эта «тройка» умудрилась приговорить к расстрелам и отправке в лагеря 17000 человек. «Тройка», в которую входил Н.С.Хрущёв, за тот же период репрессировала 35000 человек. И Сталин эти списки подписывал. Ему же фактически вынесли ультиматум: либо с нами, либо против нас, но если уж против нас, то не обессудь — мы сильнее. Благо сильнее они оставались не долго. Уже к концу года перевес стал склоняться в сторону Сталина. Уж слишком ребята увлеклись кровавой своей игрой — потеряли контроль над территорией. Уже с начала 1938 года все они начали потихоньку арестовываться, причём по причинам собственного идиотизма. Начиная как единый организм, сплочённый и потому опасный, к концу своей деятельности они принялись уже топить друг друга. Не случайно книга известного американского историка Д.А.Гетти «Путь к Террору» имеет подзаголовок «Сталин и Самоуничтожение Большевиков», они действительно успешно самоликвидировались в ходе 1938 года. А уже в период 1939—1940 все были благополучно расстреляны по сфабрикованным обвинениям — говорить народу правду «наш рулевой», увы и ах, не умел никогда, а жаль. Ведь если бы тогда же было открыто объявлено за какие реальные злодеяния они несут ответственность, Н.С.Хрущёву вряд ли удалось бы всех их реабилитировать, как невинных жертв, свалив на Сталина все их и свои преступления.

Однако ныне при всей печальности ситуации нельзя не обратить внимания на робкие попытки сказать правду. Так один из участников передачи «Сталин с нами» — Леонид Жура — высказался следующим образом: «Сталин предпринял две отчаянные попытки передать власть от партии народу. Первая попытка это февральско-мартовский пленум 37 года — провалилась эта попытка, он проиграл сражение в битве с троцкистами, занявшими места первых секретарей обкомов и крайкомов. И вторая попытка — девятнадцатый съезд. И девятнадцатый съезд проиграл, за что и был убит».

У меня с этим автором долгая история. В не так уж и давно разгоревшемся конфликте, Л. Жура, по одному ему известным причинам, причислил меня к сталинофобам. Я не обиделся и ничего не ответил, благо конфликт был быстро улажен. Но вот странность, если Л. Жура такой знающий и преданный сталинист, почему он не сказал буквально следующую фразу: «Сталин предпринял отчаянную попытку демократизировать Советскую Власть снизу доверху, но проиграл не желавшим реформ регионалам, которые, чтобы пробойкотировать задуманные Сталиным всеобщие прямые тайные выборы на альтернативной основе, развязали массовые репрессии, утопив страну в крови».

Всё! Большего не нужно, но и этого не было сказано.

Следующий упрёк я бы направил в сторону авторов и подготовителей передачи к эфиру. Ведущий так и не дал слово выдающемуся военному историку современности Арсену Бениковичу Мартиросяну, а эпизод, показанный в рекламном ролике, с участием Юрия Игнатьевича Мухина и вовсе был вырезан. И ещё момент: если кто заметил, когда ведущий пытался перевести внимание зрителей от того, что говорил Мартиросян на молчавшего в тот момент Г.А.Зюганова, была сказана фраза, адресованная Арсену Бениковичу: «Дайте сказать Геннадию Андреевичу! Дайте сказать Зюганову! Не надо кричать дайте сказать Геннадию Зюганову! Дайте сказать своему товарищу!».

Поясню: ведущий назвал А.Б.Мартиросяна коммунистом. То есть авторы передачи не знают, что защитниками Сталина могут быть не только коммунисты. Не знают, что самыми талантливыми и принципиальными сталинистами сегодня являются как раз не коммунисты (достаточно вспомнить Е.А.Прудникову и В.Е.Шамбарова). И, наконец, они не знают, что таким историкам как А.Б.Мартиросян, простите, чихать на всякого рода «измы». Для них существует Россия и все, кто верой и правдой ей служат, для них — великие государственные деятели Великой России, независимо от того, какого она (Великая Россия) цвета. Например, вот такой отзыв на статью об адмирале Колчаке я нашёл на одном сайте:

«…как умилило выходящее из-под пера апологета Кобы обвинение:

«Это уже была измена Царю и Отечеству, на верность коим он (Колчак — М.Б.) присягал и целовал крест!».

Право слово, наверное слезы лились у Мартиросяна. А в Красном углу теплилась лампадка перед иконой св. Иосифу Виссарионовичу…»

Та же ошибка! Ну, не понимают они, что Сталин был не великим продолжателем дела Ленина, а всего лишь новым русским императором, продолжателем дела великих императоров старой России.

Известный публицист, кандидат исторических наук, Александр Елисеев в своей статье «Сталин. Возвращение Генералиссимуса» пишет: «По сути, исследователи-антисталинисты раздули в стране новый культ личности Сталина, но только уже со знаком минус. В их писаниях вождь всегда представал в образе всесильного злодея, подчиняющего своей воле закономерности общественного развития.

В 90-е годы мало что изменилось. Разве что некоторая часть общества перешла на позиции реактивного сталинизма. Дескать, Сталина на вас нет — «гайдаро-чубайсы»! Портреты вождя замелькали на многочисленных коммунистических демонстрациях, выражая радикальность протеста. Однако, что характерно, многие стихийные сталинисты только подтверждали схему, нарисованную антисталинистами, согласно которой «отец народов» представал этаким демиургом-карателем. Тем не менее, никакого информационного переворота в образе Сталина не произошло.

А произошел он только в наши, «нулевые» годы. И связан сей переворот был с «новым курсом» В. Путина. В стране наметилось укрепление государственности, были устранены некоторые, совсем уж вопиющие, безобразия эпохи 90-х. В результате многие заговорили о путинской контрреволюции, которая призвана покончить с ельцинизмом — на манер того, как сталинская покончила с ленинизмом. Некоторые параллели просто бросались в глаза — отсюда и такой повышенный интерес».

Воистину, Александр Владимирович! Сталинизм 90-х — это то же самое, что антисталинизм. Антисталинисты утверждали, что «Сталин уничтожил всех и потому он тиран и сатрап». Сталинисты 90-х утверждали, что «Сталин уничтожил всех и был прав, потому как в конечном итоге спас Россию».

И до сих пор всё, что мы видим на телевиденье — это всего лишь продолжение этой старой и неправильной трактовки. Две стороны. Два неправильных мнения. Вот если бы сегодня прямо и во всеуслышание прозвучала бы правда о так называемых «сталинских репрессиях». А лучше кем-нибудь авторитетным, скажем, спикером Госдумы В. В.Володиным, было официально объявлено, что накануне проклятого Богом и людьми 37-го года Сталин начал переводить страну в нормальный режим функционирования. И что именно это-то и привело в конечном итоге к кровавой мясорубке, в которой едва не сложил голову и сам Сталин. Тогда и лишь тогда точка в дискуссии о Сталине и сталинизме была бы, наконец, поставлена.

Однако «сильным мира сего», как видно, не до этого. Именно потому, от себя лично, я предложил следующий план действий. Каждый, кто считает себя сталинистом, должен был при любом удобном случае, в любой передаче, в которой ему посчастливится участвовать, говорить: «Сталин никого не уничтожал. Те, кого сегодня принято называть жертвами сталинских или политических репрессий, на самом деле были жертвами сталинской борьбы за демократию». Представляете, как бы это звучало — «жертвы сталинской борьбы за демократию».

Ясное дело, сначала такие заявления вырезались бы из всех передач, потом игнорировались, но чем чаще и организованней сталинисты это говорили, тем быстрее вода сточила бы этот камень. Пользуясь данной мне возможностью, я обратился ко всем: коммунистам, зюгановцам и мухинцам — «Не важно кто вы, коммунисты, ленинцы, марксисты или демократы, если вы сталинисты, то предлагаю заучить эту простую фразу наизусть и бросать её по поводу и без повода так, как антисталинисты вопят по поводу и без повода о миллионах уничтоженных Сталиным».

Печально, что до Ю.И.Мухина этот мой призыв, похоже, так и не дошёл. В передаче «Пусть говорят» с Андреем Малаховым от 10 марта 2010 года, в которой он присутствовал на почётном месте героя программы, Юрий Игнатьевич говорил о чём угодно, кроме вышеизложенного. В частности, он, шутки ради, посоветовал «этой власти» развесить по Москве портреты Чубайса. А тем временем, все, кто обвинял Сталина в миллионах лично им уничтоженных, ссылались на исковерканные жизни своих родителей и своё загубленное детство. Отец одного из участников передачи не занимался политикой, был честным советским человеком и пострадал ни за что.

Эти люди справедливо ненавидят, — вот только кого? Тех, кто взял всю страну в заложники и заставил Сталина под угрозой вполне вероятной физической расправы подписывать расстрельные списки? Нет, они ненавидят того, кто, спасая от них страну, увы и ах, пошёл на преступление! Кстати говоря, за это со Сталина никто ответственности не снимает, но — только, и исключительно, за это.

Я уже давно пытаюсь объяснять честным, просто заблуждающимся в своём антисталинизме людям, эти давно известные истины, вот только мне в этом мешают, как не парадоксально это звучит, именно сталинисты.

Как-то я присутствовал на встрече, посвященной дню рождения Сталина, организованной балаковскими коммунистами. Вёл его наш активный коммунист Александр Анидалов. После торжественной части и небольшой концертной программы я подошёл к нему, представился, и выразил сожаление, что некоторые темы не были раскрыты докладчиками, на что услышал примерно следующее:

— Знаю и Мартиросяна, и всё знаю, но подобные данные не предназначены для озвучивания на таких популярных мероприятиях. Это вопрос теоретических дискуссий.

И все-таки возникает ощущение, что КПРФ по какой-то причине заинтересована в замалчивании фактов, открывшихся недавно «новыми историками». (Замечу в скобках, что когда я в своё время сидел в издательстве тогда ещё живой газеты «Узнай первым» и на чём свет стоит клеймил современных зюгановцев, мой издатель привела в пример А.Ю.Анидалова как честного и искреннего коммуниста. Что ж, надеюсь, так и есть). Как бы там ни было, я передал ему свою статью, которая была опубликована на сайте «Дело Сталина» под заглавием «„Жертвы“ СТАЛИНСКОГО ПРАВОСУДИЯ» и увеличенную фотокопию выборного бюллетеня в советский парламент с несколькими кандидатами, найденного в архиве историком Ю.И.Жуковым. Но, учитывая позицию самого Геннадия Андреевича по этому вопросу, мне было довольно сложно поверить, что это что-то даст.

Впрочем, мосты я тоже не сжигал и когда, спустя некоторое время, А.Ю.Анидалов сам позвонил мне и предложил встречу, я был рад ещё раз попытаться обрисовать ему свою точку зрения. Не сказать, что я достиг цели (коммунист, как и ожидалось, всё равно остаётся коммунистом. Партийная дисциплина — что поделаешь?), однако мне, по крайней мере, удалось, как говорится, прощупать почву и сделать выводы.

Отвлекусь. Как-то общался по переписке с очень умной и интеллигентной девушкой, педагогом-психологом. Обрисовав ей в общих чертах, смысл происходящего тогда, я услышал (точнее прочитал) такое возражение:

««добро должно быть с кулаками». Для кого-то это действительно так, если не умеешь по-другому. Ради одного хорошего дела натворить кучу злых — удел слабого. Я предпочитаю действовать так, чтобы от моих действий не множилось плохое. Это тяжело, но возможно. Только слабые свои пакости «хорошей конечной целью» прикрывают. Сталину вообще повезло, за него такую цель историки придумали, искренне веря, что «ну не может же быть, что он был таким плохим». Не уверена, что сам Сталин видел и руководствовался этой целью. Я так понимаю, вы уважаете Сталина, или, по крайней мере, оправдываете его. А вам нравится родитель, который стоит над своим ребенком с дубинкой в руках, желая сделать из него хорошего но неврозного человека. Не подумайте, что спорить с вами хочу. Я очень уважаю ваше мнение. Вижу, что у вас не просто познания, вы многое понимаете. Я не ненавижу Сталина, я вообще всех люблю в основном. Он сделал то, что сделал, то, что смог сделать, то, что захотел сделать.. Он был слабый сильный и последствия этого мы видим.

В любом случае, наверняка все бумаги подписывал он. Он лично давал на все эти убийства согласие, пусть и не желая этого. Сейчас вот еще парочку десятков глоток перережу, потом найду виновных и им тоже перережу. Ясень пень, может он и вправду Дон Кихотом не хотел оказаться, может он виновных везде и всюду искал, не умея на себя ответственность взять. Сейчас это уже не нам судить. Интересно, что тогда, в 39-ом он виновных смог расстрелять и ему семь десятков не помешали, а в 37-ом на корню пресечь «неизбежные» репрессии не смог».

Вот и А.Ю.Анидалов в разговоре со мной заявил примерно тоже самое. Что-де если встать на мою позицию, то окажется, что Сталин пошёл на поводу у партократии из шкурных интересов, выжить хотел, за власть боролся, сукин сын, и так далее. Ну, очень не хочется коммунистам расставаться с мифом о том, что Сталин был всевластным диктатором, делал только то, что сам планировал. Делал то правильно, то не правильно, а порой и правильно и неправильно одновременно, потому как положение было такое, что иначе было просто нельзя, но всё сам. Отсюда возникает логический вывод: значит и отвечать за всё должен сам. Ничего не напоминает? Ах, да, это же позиция большинства антисталинистов.

Позволю себе небольшое лирическое отступление. Когда-то давно я читал роман «Остров сокровищ». Запомнился такой эпизод. Главный герой (мальчик) угоняет корабль с пиратом на борту. Пока они не вышли в открытое море, они заодно, потому как нужны друг другу. Но так будет не всегда. В конце концов, они всё равно подерутся, ведь они враги. Так и Сталин.

А.Ю.Анидалов пытался меня убедить, что альтернативы Сталину не было, что у него был авторитет в народе. Для поверхностного взгляда Э.С.Радзинского действительно — тишь да гладь. Партия покорна Сталинской воле, он её укротил. Тем непонятнее выглядит то, что произошло потом. Зачем же Сталин истребил покорившуюся ему партию? А не было покорившейся партии. Были смертельные враги, которые до поры до времени не могли существовать друг без друга. Но вот наш корабль вышел в открытое море и, как и в упомянутом мною романе, мальчик и пират неизбежно сцепились в ожесточённой схватке. Не на жизнь, а насмерть. И ставки в это борьбе были невообразимо высоки. Ибо будущее всей страны висело тогда на волоске.

Сталин бросал людей в топку? Для антисталинистов так и есть, однако они, как и коммунисты, боятся «новых историков». Почему? Ведь вышеприведённые А.Ю.Анидаловым доводы, казалось бы, разбивают нашу позицию в пух и прах.

Нет, это не так. К сожалению, коммунисты боятся собственной тени. Так в своей книге «Творцы террора» Е.А.Прудникова пишет:

«…Так что вопрос: прав ли Сталин, расправившись с партийной верхушкой, надеюсь, риторический. Но есть и еще один вопрос: насколько оправданным было то, что в июне 1937 года он пошел на поводу у «партийных баронов», позволил повязать себя кровью? Может быть, правильнее было бы встать на пути у террора?

Не поиграть ли нам по этому поводу в альтернативную историю? Что было бы, если бы он отказал Эйхе? Так поступали немецкие генералы-заговорщики: когда в 1938 году начальник германского генштаба генерал Бек подал в отставку, он положил на стол руководству меморандум, к которому приписал: «Чтобы разъяснить будущим историкам нашу позицию и сохранить в чистоте репутацию Верховного командования, я, как начальник генерального штаба, официально заявляю, что я отказывался одобрять любые национал-социалистские авантюры. Окончательная победа Германии невозможна». И ушел.

Иосиф Виссарионович, поступив так, остался бы весь в белом, а если бы его расстреляли, даже стал бы «мучеником» за компанию с Бухариным. А что было бы со страной?

Догадаться нетрудно. «Кровью умытые» восторжествовали бы снова, и тогда в СССР воцарилась бы уже не мягкая сталинская, а настоящая большевистская диктатура. Результат предсказуем: гражданская война регионов друг с другом, распад страны, мятежи доведенного до отчаяния народа, оккупация Гитлером и прочими соседями самых «вкусных» областей, вымирающее население на остальной территории… Судьба инициаторов всего этого в данном случае роли уже не играет. Возможно, они бы погибли, героически пытаясь спасти свои регионы, или эмигрировали — и тоже были бы в белом. Все были бы в белом, вот только страны бы не было.

А так страна все-таки существует, хоть и вознагражден в ней больше всего морской огурец…»

Елена Анатольевна гениальный автор, если кто не понял, что она сделала, поясню. Она ответила на такого рода упрёки ещё до того, как те были озвучены. У антисталинистов более нет даже этого оружия. Вот потому-то «новых историков» боятся все. Сегодня мы должны заставить представителей коммунистической стороны перестать упражняться на тему «никаких массовых репрессий не было». Эта позиция только дискредитирует дело Сталина, потому как знающие об истинных масштабах репрессий демократы, справедливо поднимают её на смех, причём порой на всю страну. Это то, что я назвал «Антисталинской пропагандой нового типа». В комментарии к одной статье Ю.И.Мухина я писал:

«Сегодня бороться с антисталинизмом больше нет никакой необходимости — он сдох и похоронен. Сегодня необходимо бороться со сталинизмом 90-х, который используют антисталинисты в своей антисталинской пропаганде.

Открытие так называемого «треугольника Сталина» вывело обсуждение сталинской темы на новый уровень, который продолжают игнорировать клеветники России и Сталина. Нам нужно не забавляться на тему — «Сталина на вас нет…”, подыгрывая тем самым оппонентам, называющим нас, сталинцев, сторонниками тоталитарного режима, а заставлять их признать наши истинные взгляды.

Пока мы будем восприниматься обществом, как сторонники массового террора, якобы спасшего страну от… тут включите фантазию согласно вашим личным убеждениям, а мы скажем просто — затаившихся врагов советской власти, дело с мёртвой точки не сдвинется.

Пока сторона сталинистов будет ассоциироваться с Прохановым и Зюгановым, я Вас уверяю, их бредни будут портить всё дело покруче всякого клеветника.

Мы-то понимаем, что то, что они говорят — неправда, а вот непосвящённые слышат эти глупости якобы от имени сталинистов. Вот она — антисталинская пропаганда нового типа».

Глава шестая. О тоталитаризме Сталина

И раз уж мы заговорили об оправдании тоталитарного режима, то перед тем как говорить о Сталине и его эпохе необходимо развенчать и это устоявшееся заблуждение. Мнение о том, что сталинский СССР был тоталитарным государством обосновано лишь отчасти. Причины того, что сложилось именно такое мнение можно условно разделить на объективные и субъективные.

Как считает доктор философских наук, профессор А.М.Буровский, и в этом он, безусловно, прав, тоталитаризм Сталина появился не сам по себе, а вырос из тоталитаризма Ленина. Не нужно забывать, что Сталин захватил (а точнее перехватил) власть не в современной демократической России и даже не в Российской Империи, а в стране, которая почти официально (в документации тех лет) носила название Совдепия.

Если бы Сталин пришёл к власти в свободной демократической стране, в которой отродясь не бывало никаких великих потрясений (по выражению П.А.Столыпина), проблем внутренних и внешних, и устроил то, что творилось при Сталине, в его поддержку слова бы никто не сказал, как бы высоко не вознёс он державу. Но в стране, где ещё вчера процветал кровавый режим, где с низу до верху и даже в самом аппарате главы государства, сидят всё те же, оставшиеся со старых времён, кадры (сидят, и уходить сами не собираются), демократию и человеколюбие в одночасье вы не установите, будь вы хоть господом богом, всеблагим. Пора бы это уже понять.

Увы, демократам — не понимают. Вот, скажем, светило современного либерализма, надежда всего «прогрессивного» интернет-сообщества, маэстро Е. Понасенков. Этот, с позволения сказать, историк смеет оправдывать Гитлера на том основании, что он-де (далее цитата) «не обладает авторским правом на все те преступления, которые совершали при его режиме», и при этом активно обличает Сталина, считая, видимо, что он такое право запатентовал. Вот только если мы говорим о тождественности режимов (именно режимов, а не идеологий и не личностных особенностях вождей), то они всегда работают одинаково. И если уж делить личную ответственность диктаторов за преступления созданных ими режимов, то в случае со Сталиным это куда более обосновано, чем с тем же Гитлером, учитывая, что советский режим подавления «вождь народов» даже не создал, а всего лишь унаследовал. Не говоря уж о том, что у мнения о непричастности Сталина к большинству творящихся при нём злодеяний сегодня имеются весьма серьёзные сторонники, такие как, например, американский историк Д.А.Гетти, в то время как в отношении Гитлера таких сведений нет. Увы, но от Понасенкова такой простой и здравой мысли, к тому же прямо вытекающей из его же собственного посыла, мы вряд ли когда-нибудь дождёмся.

Что же до субъективных причин сложившегося мнения о каком-то запредельном, даже Ленину и ленинцем не снившемся, сталинском тоталитаризме, то тут нужно посмотреть, кто это мнение формирует. Как-то довилось мне брать интервью у писательницы Е.А.Прудниковой. На основе наших бесед я написал биографию Елены Анатольевны, которая оказалась настолько удачной, что вскоре появилась на всех сайтах интернет-библиотек и даже в Википедии. Однако после написанной мною статьи кем-то была добавлена следующая фраза: «Исторические труды Прудниковой отличают фактическая недостоверность, тенденциозный подбор фактов, научная недобросовестность в целом». После выраженного мною, как автором, протеста, фраза была изменена на: «Исторические труды Прудниковой отличаются точкой зрения на сталинское время, отличной от официальной, общепринятой в СМИ». Но кто же формирует в СМИ эту точку зрения, ошибочно считающуюся официальной и общепринятой? Актёры, писатели, кинорежиссёры, журналисты и телеведущие. Например, А.В.Пиманов или ведущий информационных выпусков на НТВ (диктор по-советски) А.В.Пивоваров. Им уже не одно десятилетие противостоят историки с большой буквы: А.Б.Мартиросян — выдающейся военный историк современности, в прошлом сотрудник КГБ; Ю.Н.Жуков — доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН; Ю.В.Емельянов — кандидат исторических наук; А.В.Елисеев — кандидат исторических наук; С.Н.Семанов — кандидат исторических наук (почти доктор), старший научный сотрудник Института мировой литературы РАН; Л.А.Наумов — кандидат исторических наук, заслуженный учитель России; мыслитель и общественный деятель, руководитель Центра истории России, Украины и Белоруссии Института всеобщей истории РАН, профессор А.В.Шубин — доктор исторических наук; американский профессор Гровер Ферр — доктор философских наук, и т. д. (всех не перечислишь). Наверное, Россия единственная страна в мире, в которой историю людям рассказывают журналисты, причём вопреки тому, что говорят и пишут ведущие историки. Учитывая, что телеэфир предоставляется исключительно Пивоваровым с Радзинскими, немудрено, что у людей сложилось «правильное» мнение, согласно которому Сталин кровожадный тиран, а Ленин, в лучшем случае, предтеча тирана, а в худшем — человеколюбец и гуманист — самый человечный человек.

А тем временем уже неоднократно упомянавшаяся мною Е.А.Прудникова пишет: «Работа над биографией Лаврентия Берии привела меня к выводу, что 26 июня 1953 года в стране состоялся военно-политический переворот. Не верхушечная разборка в борьбе за власть, а полноценный государственный переворот, в ходе которого был убит Берия — второй (а де-факто — первый) человек в государстве. Суть же переворота в том, что партия, точнее, партаппарат, в последнее десятилетие все больше отодвигаемый Сталиным от штурвала, насильственным образом узурпировал власть. С этого момента авторитарное государство, все более дрейфующее к демократии, каким СССР был начиная с середины 30-х годов, сменилось диктатурой партийной олигархии». Положение Сталина вплоть до 1938 года было столь же зыбким, как положение Л.П.Берии в 1953 году после убийства Сталина. Нужно лишь смоделировать картину, развернувшуюся на июньском пленуме ЦК 1953 года на 1937 год и поменять персоналии, как сценарий свержения Сталина вырисуется перед внутренним взором в красках и действиях.

Историк Ю. Н.Жуков в одном из своих интервью говорит: «Ошибка — я даже называю это преступлением — то, что он (Сталин — М.Б.) в 1937 г. поддался партократии и разрешил проведение репрессий на местах. Но если бы он не дал своего согласия, то дальше бы все развивалось по уже сложившейся схеме. Тот же Эйхе или тот же Хрущёв поднялись бы на трибуну Пленума ЦК и вспомнили бы все преступления Сталина с точки зрения классического ленинизма-большевизма: оппортунизм, Лигу Наций, понавешивали бы на него всех собак…»

Покажите мне такую тоталитарную страну, и такого всевластного диктатора, которого на пике его могущества (только что победно завершилась индустриализация страны) может прислонить к стенке собственное окружение – его же «верные» соратники по партии.

«Не вращайте глобус, вы не найдете».

И вот теперь, когда мы немного разобрались в оценках, мы можем приступить к разговору непосредственно о Сталине и его деяниях. Начать необходимо с факта без которого не было бы и Сталина. Так называемой «Великой Октябрьской социалистической революции».

Часть вторая. Падение в бездну

Глава первая. Кто делал революцию?

«Вождь мирового пролетариата» трясся в знаменитом «запломбированном» вагоне, направляясь в охваченный революционной бурей Петроград. За спиной была договорённость с лидером немецкой социал-демократии Парвусом, который и обеспечил «дипломатическую неприкосновенность» вагона. Обязательства, взятые на себя необходимо выполнять немедленно. Чтобы выйти из войны и расчленить и ослабить Россию, нужна власть. Власть нужна и лично Ленину, но договоренность с Парвусом сейчас важнее.

Ещё находясь в эмиграции, Ленин слал и слал несвоевременные требования своим единомышленникам немедленно брать власть, однако благоразумные И.В.Сталин и Л.Б.Каменев всякий раз клали письма вождя под сукно. Иосиф Виссарионович считал, что Ленин, находясь далеко от революционных событий, сложившейся в России ситуации не знает и по возвращении его взгляды могут измениться.

Но ничего не изменилось. Едва ступив на родную землю, Ленин накинулся с обвинениями на Каменева.

— Что у вас пишется в «Правде»? Мы видели несколько номеров и здорово вас ругали!

Обвинив позицию газеты в оборончестве, вождь взгромоздился на пресловутый броневик.

— Не нынче-завтра, каждый день может разразиться крах всего европейского империализма. Русская революция, совершённая вами положила начало и открыла новую эпоху. Да здравствует всемирная социалистическая революция!

Как слушатели восприняли эти заявления? А как бы вы восприняли, если бы президент В.В.Путин, выступая по телевизору, сказал, что не сегодня-завтра ад замёрзнет?

Мгновенно был вброшен лозунг — «Вся власть Советам!», это при том, что в Советах большевиков было очень мало. Послушайся Временное правительство Ленина, и всю власть в стране получили бы меньшевики и левые эсеры.

Вождь этого не понимал? Создаётся такое впечатление, что не понимал. Позиция его была крайне жёсткая: немедленная социалистическая революция с последующей мировой революцией. Справедливости ради надо сказать, что именно по этой причине Великая Октябрьская и стала возможна, однако не надо забывать, что, торопя и подгоняя, Ленин так ничего конкретного и не сделал. Свалив всю организационную работу на чужие плечи, он так и остался теоретиком и не более того.

18 июня во время I съезда Советов один из лидеров меньшевиков Церетели абсолютно верно обрисовал ситуацию:

— В настоящий момент в России нет политической партии, которая говорила бы: дайте в наши руки власть, уйдите, мы займем ваше место.

И надо же было нашему «Великому вождю» влезть с репликой, выкрикнув с места:

— Есть такая партия!

Ответом ему был искренний и продолжительный смех всех делегатов съезда, а он всё говорил и говорил:

— Ни одна партия от этого отказываться не может, и наша партия от этого не отказывается: каждую минуту она готова взять власть целиком.

Покидал Ленин собрание осмеянным, но непоколебимым в своей вере.

И так бы всё и закончилось болтовнёй, если бы в партии ни нашёлся практик. К счастью или к несчастью — это уже как вам, дорогой читатель, угодно — таковой в партии был. И.В.Сталин принялся активизировать работу заводских и фабричных комитетов. Ему было легко этим заниматься — ведь он именно с этого и начинал свою почти двадцатилетнюю подпольную работу.

Не успев вернуться из ссылки в Туруханском крае, Сталин оказывается в водовороте революционных событий. Журналист Е. А.Прудникова описывает его романтические, жаждущие все увидеть и все запомнить, глаза. Драматург Э. С.Радзинский представляет его расчётливым приспособленцем, маневрирующим между двумя органами власти. Ошибаются оба. Не был он тогда уже романтиком, а карьеристом, приспособленцем ещё не стал (если вообще когда-либо был таковым). Как встретил февральскую революцию Сталин? Смеялся над ней. Ему были чужды крики: «Свобода! Святая Свобода», — раздававшиеся тогда отовсюду. Анна Аллилуева вспоминала, как у них дома Сталин устраивал пародийные концерты. Она рассказывала: «Так и видишь захлебывающихся от выспренних слов говорильщиков, бьющих себя в грудь, повторяющих: „Святая революция, долгожданная, родная… пришла наконец-то…“ Очень смешно изображает их Иосиф. Я хохочу вместе со всеми».

Это была ещё не его революция, а свою он скоро будет делать сам. Он этого ещё не знает, но волна уже начинает поднимать его и нести куда-то вперёд, на борьбу за идеи, в которых он уверен. Тогда он был в них уверен!

Что делал Сталин на гребне этой волны? Почти сразу он аккуратно, но твёрдой рукой, вывел В.М.Молотова из состава редколлегии газеты «Правда», фактически возглавив её. Теперь в его руках пресса. Можно жить! Благодаря его многочисленным статьям, немногочисленная партия большевиков превратилась едва ли не в главную силу в Совете. Через созданные им заводские и фабричные комитеты Сталин вел квалифицированную пропаганду на предприятиях и в армии, бросая в массы идеи, близкие народу, и партия начала набирать сторонников. Повторно выдвигается лозунг — «Вся власть Советам», но тут случается неприятность. Всплывает пресловутое немецкое золото, взятое Лениным в Германии. Нельзя допустить компрометации лидера в такой момент. Никак нельзя. И Сталин не допустил. Поговорив со своим давним знакомым — председателем ЦИК меньшевиков Чхеидзе, он сумел уговорить его обзвонить редакторов крупных газет с просьбой не печатать убойный материал. В результате статью опубликовала только малоизвестная газета «Живое слово». Иосиф Виссарионович имел полное право записать эту победу себе в актив.

И тут правительство учудило. Воспользовавшись некоторыми беспорядками (которые, к слову сказать, могли вылиться в серьёзное кровопролитие, если бы не Сталин), власти приказали обыскать дворец Кшесинской, где заседал ЦК большевиков, а затем учинили разгром в типографии. Уже 7 июня был отдан приказ об аресте Ленина. Выручил Сталин. Укрыв Ильича на квартире Аллилуевых, он, лично сбрил знаменитую ленинскую бородку и отправил его на станцию Разлив. Сам же в это время с полным правом лидера партии, в отсутствие гонимого вождя, зачитал на подпольном съезде РСДРП (б) доклад о политическом положение в стране. Момент подпортили как всегда всё те же теоретики. Кому-то пришла в голову несвоевременная мысль развернуть дискуссию на тему, а имеют ли они вообще права брать власть здесь и сейчас, если по Марксу-де социалистическая революция возможна только в промышленно развитой Европе. Сталин парировал:

— Надо откинуть отжившие представления о том, что только Европа может указать нам путь.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 6
печатная A5
от 456