электронная
126
печатная A5
322
18+
Треугольник

Бесплатный фрагмент - Треугольник

Объем:
162 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-6121-9
электронная
от 126
печатная A5
от 322

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

От автора

Автор не советует использовать данные из этой книги для использования в быту.

Автор не несет никакой ответственности за использование информации в незаконных целях.

Автор считает, что лучше знать и не делать, чем делать не зная.

Предупреждение автора!

1. — Все персонажи этой книги вымышлены. Каждый, кто найдет соответствие с собой или живущими и умершими людьми — должен сразу закрыть книгу.

2. — Все события этой книги вымышлены. Каждый, кто найдет соответствие со своей жизнью или с жизнью живущих и умерших людей — должен сразу закрыть книгу.

3. — Книга, не несет никакой смысловой нагрузки. Каждый, кто найдет смысл — должен сразу закрыть книгу.

4. — Данная книга содержит сцены насилия и жестокости.

5. — Данная книга может повредить психику.

6. — Автор не несет ответственности за людей, которые закрыли книгу.

Глава 1

Тело лежит на асфальте, животом вниз, голова повернута в левую сторону. На асфальте лужа крови, вытекшая изо рта. Левая рука согнута в локте, кончиками пальцев касается волос на макушке. Правая рука подвернута под живот. Черные волосы чуть ниже плеч, черные губы, черные ногти, черный балахон, кожаные штаны черного цвета. Кеды в двухцветную полоску: розовая и белая. Даже при внимательном рассмотрении лица, не сразу определишь пол этого существа.

«Оно» оказалось девочкой.

Солнце не успело полностью явить себя миру, а народу собралось, словно час пик. Столпилось стадо посмотреть на ребенка. Лучше бы за своими детьми следили. Столько шума от них: кто что видел, кто что слышал. Каждый хочет рассказать о смерти, таким образом, еще раз испытать то удовлетворение, которое испытал при виде жуткой смерти. Ведь нет ничего слаще, чем страшный рассказ о тех, кому хуже, чем нам. И чем рассказ страшнее, тем больше мы испытываем удовольствие. Нам кажется, что удовольствие от рассказа, но на самом деле, удовольствие от произошедшего.

Мы — вампиры, сосущие чужую боль.

Голова раскалывается — похмелье. Последствия веселой ночи. Говорила мне Светлана: «Не бухай с незнакомыми женщинами — они тебя напоят и ограбят». А я ее не послушал. Точнее послушал, но не во всем. Беру всегда с собой сумму, с которой не жалко расстаться.

— Да не кричите вы так! Всех допросят! Каждому дадут слово! — сказал я.

Это всегда срабатывает. Рассказать может каждый, но как только дело доходит до свидетелей, толпа сразу растворяется. Никто не хочет засвидетельствовать свои показания. Каждый знает правило: главный свидетель — главный подозреваемый. После того, как правительство Дайар разрешило детективам вершить самосуд — свидетелей стало в разы меньше — ни одного.

На месте преступления работает только два человека: следователь и детектив. После осмотра места преступления и собирания улик, мы вызываем группу зачистки, которая отвозит тела в МОРГ. На свое усмотрение мы решаем, кто виновен, а кто нет. Чем больше свидетель рассказывает об обстоятельствах преступления, тем сильнее его подозревают. Такая власть в руках — самосуд. Можно встретить человека, который когда-то, в далеком детстве, отнял игрушку, нахамил тебе в очереди, продал гнилую картошку, переспал с твоей женой. Всех их можно встретить в лице свидетелей. Когда при виде знакомого лица, тебя переполняет злость, ненависть и желание отомстить, разве ты не воспользуешься таким случаем? Поэтому люди боятся быть свидетелями. Они боятся за свои деяния.

— Кто свидетель?! — крикнул я как можно громче, чтобы перекричать толпу.

При слове свидетель, толпа сразу разбежалась в разные стороны. Как будто их и не было вовсе.

— Я свидетель! Я свидетель Иегова! — ответил единственный человек, не убежавший при слове «Свидетель».

Парень среднего роста, светлые волосы, худощавое телосложение. На нем: черные туфли, черные брюки и белая рубашка с короткими рукавами. Широкая, сияющая от счастья улыбка смотрится ужасно на фоне мертвой девочки. На вид, он самый счастливый человек на свете. В руках зажата черная, небольшого размера книга, лицевой стороной повернутая в мою сторону. Я уже знаю, что на обложке написано «Священное Писание — Перевод нового мира». Парень смотрит на меня, плавно переводит взгляд на следователя Светлану и со сверкающими от радости глазами, начинает проповедь:

— Задумывались ли вы, какое будущее ожидает нас и нашу землю? Сегодня мы живем в ужасных условиях, но первоначальным намерением Создателя было именно то, чтобы люди жили в прекрасных условиях на земле. В самой первой книги Библии рассказывается о том, куда Бог поместил первых людей. Создатель заботился о них, дал все, что нужно для счастливой жизни, но они ослушались его. В Библии прямо говорится: «Извергните развращенного из среды вас».

Он сглатывает и продолжает:

— Это невинное дитя, сбилось с праведного пути. Отошло от истины. Заняло сторону Дьявола, которому принадлежит весь мир. Вы в этом сомневаетесь?! Вспомните, как при искушении Христа в пустыне, Сатана предлагал Ему все Царства мира и славу их, только за то, если Иисус, падши, поклонится Ему. На что Иисус ответил: «отойди от Меня Сатана, Господу Богу одному поклоняйся, и Ему одному служи». Думаете, если бы Дьявол не владел всем миром, он предложил бы мир Иисусу?! Никто не объяснил ребенку, что надо служить Богу, восхвалять его. Ведь Бог — наше всё. Если бы родители привели это дитя к нам, то мы бы научили его служить Богу. Мальчик отрекся бы от всех искушений, которые довели его до самоубийства. Задумайтесь над тем, о чем я говорю!

— Это девочка, — перебила его Светлана.

— Простите что?

— Я говорю это не мальчик, а девочка.

— Мальчик или девочка, какая разница. Перед Богом все равны…

Моя напарница снова перебила его:

— Вы видели, что здесь произошло?

— Да, я живу в доме напротив.

Он показал рукой на пятиэтажное здание за спиной.

— Я как раз смотрел в окно, когда этот мальчик, простите, девочка, выпрыгнула из окна пятого этажа. Если поднимите голову вверх, то увидите разбитое окно, из которого она выпрыгнула.

— Вы еще что-нибудь видели? — сказала Светлана.

— Нет, я сразу спустился вниз, но тут уже собралось много людей.

— Хорошо. И на этом вам спасибо. Я сейчас запишу ваш адрес и контактный телефон, если у нас еще возникнут вопросы, мы вам позвоним. Хорошо?

— Хорошо.

— Вот еще, возьмите визитку и если еще что-то вспомните, то звоните сами.

— Ладно, я могу идти?

— Да вы свободны.

Парень, протянул худую как палец руку, с зажатой книгой моей напарнице и сказал:

— Да поможет вам Бог!

— И вас туда же, — сказал я в ответ, отталкивая книгу.

Парень пошел к своему дому, а мы направились в сторону подъезда, чтобы подняться в квартиру. По дороге я начал рассказывать:

— Я спал около часа всего…

— Даже не хочу слышать! — сказала Светлана.

— Она была шикарная…

— Я не хочу этого слышать!

— Она стоила этого. Сначала мы напились…

— Я тебя не слушаю! — она закрывает ладонями уши.

— Потом отожгли на месте преступления…

— Я… Не… Слушаю!

— И она меня ограбила. Стандартная схема.

Домофон не работает.

Так всегда: мы платим за то, что не работает. Платим за воду, которая почти всегда течет ржавая и грязная, забивая краны, трубы, засоряя стиральную машинку и фильтры для очистки воды. Мы все меняем, покупаем новое, но через год опять все ломается, забивается и засоряется, а мы всё платим, платим и платим. Размышляя об этом, пытаюсь отвлечься, от того, что меня действительно тревожит — похмелье.

Нажал кнопку вызова лифта — тишина. Нажал еще раз на кнопку — тишина. Нажал и держу ёбаную кнопку — тишина.

Мы платим за лифт, который не работает.

Светлана начала подниматься по лестнице. Я пошел следом за ней. Светлана специально виляет задом, так как знает, как издеваться надо мной. Самая лучшая пытка — когда ты хочешь того, что не можешь взять. Даже в сильном похмелье, знаешь, что тебе нужно.

Черные кожаные туфли на высокой шпильке, кожаная мини юбка и белая блузка. Почему следователи так похожи на проституток?

Мы пришли. Входная дверь слева. Дверь не закрыта на замок. Трехкомнатная квартира с большой кухней и высокими потолками. Как только вошли в квартиру, в нос ударил запах паленых волос и гари, словно здесь жарили мясо, и оно превратилось в уголь.

— Запах просто отвратительный, — сказала Светлана, прикрывая лицо ладонью.

Мы вместе стали осматривать квартиру. На месте происшествия, может угрожать опасность. Мы никогда не ходим по одному, делаем все вместе.

В квартире все стены покрашены в розовый цвет. В зале незаправленная постель. Напротив постели: тумба под телевизор, на тумбе плазма фирмы «Плазма», под плазмой на специальной полке DVD фирмы «DVD». На плазме изображение в паузе: девушка с тремя членами. Один у нее во рту и по одному в каждой руке.

Большое окно, разделенное на две створки. Правая створка разбита, осколки стекла на полу и подоконнике. Под подоконником красная лужа. На стекле надпись красного цвета, предположительно кровью:

ПОЯС

КАИНА

Если Ад действительно существует, то он в этой ванной комнате.

В металлической ванне, лежат два обгорелых тела. Тела лежат буквой S лицом друг к другу. У обоих трупов руки стянуты пластмассовыми хомутами, в районе запястья и заведены за спину, на ногах такие же хомуты. Во рту кляпы в виде красного большого шара на кожаном ремне. Под ванной стоят четыре газовые горелки (они используются рыбаками и охотниками, для приготовления еды на природе). Около ванны лежат баллоны для горелок.

— Пустых баллонов шестнадцать, еще четыре на горелках. Если одного баллона хватает примерно на два часа, то двадцать разделим на четыре и умножим на два — получим десять часов. Вывод: их жарили около десяти часов.

Я посмотрел на Светлану, которая стоит вся бледная, и обратился к ней:

— Ты слышала, что я сказал? Светлана!

Но она стояла прямо над ванной, смотря на обгорелые тела, так ничего мне не ответив.

Я продолжил говорить:

— Такие кляпы используются, чтобы человек не мог издавать громкие звуки. Кляп должен быть таким, чтобы не давать возможности шевелить языком или нижней челюстью. Кляпы, применяемые с этой целью, должны быть или достаточного объема, чтобы прижать язык или каким-то образом фиксировать челюсти в определенном положении. Кляпы, препятствующие не только речи, но и громким звукам: должны либо перекрывать собой рот или держать челюсти в сомкнутом состоянии.

Только я договорил, как Светлану вырвало прямо в ванную на трупы, желто-зеленой смесью блевотины. После чего она выбежала в кухню.

Я вышел из ванны и направился к ней. Достал из шкафа ковшик, наполнил его водой, включил плиту и поставил ковшик кипятиться, накрыв крышкой. Светлана сидела на стуле около подоконника и смотрела в окно.

— Ты в порядке? — спросил я.

— Не знаю, как-то не по себе.

— Я пойду, окончу осмотр, а ты следи за водой в ковшике.

Зайдя в ванную, я взял зубную щетку синего цвета. Прошел в кухню, подождал, пока вода в ковшике закипит. Из навесного шкафа достал стакан, положи зубную щетку и залил кипятком. Вылил воду из стакана, сполоснул щетку под холодной водой и снова залил кипятком. Достал щетку, ушел в ванну чистить зубы.

Так всегда. Светлана уже привыкла этому. Когда я не высыпаюсь, то могу почистить зубы прямо на месте преступления, выпить кофе и перекусить чем-нибудь.

Закончив приводить себя в порядок в ванной, я направился в кухню и сказал Светлане:

— Нам пора.

— Едем в отдел?

— Я поеду домой отсыпаться, а ты поедешь составишь отчет и не забудь вызвать группу зачистки.

— Ты после обеда приедешь?

— Да. Помогу тебе с отчетом.

После обеда, выспавшись и окончательно приведя себя в человеческое состояние, я приехал в отдел.

Как выяснилось, тело девочки опознать удалось. Это означает, что ее родители уже едут сюда и их надо будет допросить. Отпечатки пальцев на всех газовых горелках, найденных в квартире, принадлежат девочке.

Я обратился к Светлане:

— Что ты думаешь об этом?

— Все указывает на то, что девочка убила их. Но только зачем? Да и почему она потом покончила с собой? Вот это самое непонятное.

— Да и как она смогла справиться с двумя взрослыми людьми? Это тоже мне не понятно.

— Ну… знаешь?! Если она сумасшедшая, а это на сто процентов так, то она легко бы с нами справилась. Да и вообще психи — самые сильные.

— Тогда зачем так издеваться над людьми? Можно же просто зарезать, застрелить, ну или на худой конец просто утопить. Это же совсем ни в какие рамки не лезет.

— Что там произошло, мы уже никогда не узнаем. Меня только одно сейчас беспокоит.

— Что?

— То, что это дело висяк! Если только нам не удастся убедить родителей в том, что их девочка во всем виновата, тогда мы сможем закрыть дело.

В дверь постучали. Я сказал:

— Войдите!

В кабинет вошли двое взрослых — мужчина и женщина. У обоих глаза красные. На вид им около тридцати пяти лет, одеты они хорошо, по всему видно, что они зажиточные.

Я спрашиваю:

— Вы, наверное, родители той девочки, которую доставили сегодня в МОРГ?

Они оба кивают. Светлана предлагает присесть им и указывает рукой на два стула перед рабочим столом. Они сели.

Я начал:

— Ваша дочка страдала психическими заболеваниями?

Они сморят на меня с недоумением. Женщина:

— Нет, а почему вы интересуетесь этим?

Я протягиваю фотографии погибших:

— Вы узнаете кого-нибудь на этих фотографиях?

Женщина всматривается в фото, потом передает мужчине. Он тоже внимательно всматривается в фотографии.

— Ну, так что?

— Нет, — ответила женщина.

— А вы? — я обратился к мужчине.

— Нет. Я тоже не узнаю никого.

— Ну тогда, — я обращаюсь к Светлане, — объясни все людям, а я уехал.

Выйдя из отдела, я направился в кафе выпить кофе и перекусить.

Глава 2

Пошел четвертый десяток, а я все одна — замужем за работой. Никто не хочет встречаться со следователем, тем более брать в жены. Мужики даже трахать меня боятся.

Боятся, если мне что-то не понравится в них или вдруг, захотят меня бросить, то я непременно пожалуюсь куда следует. Ведь раз я следователь, то у меня хорошие связи.

Боятся, что подбросят улики и арестуют. Закроют на пятнадцать суток, дадут год сидеть или даже два. Может, посадят от пяти до десяти лет, от десяти до пятнадцати лет или вообще закроют пожизненно.

Идиоты!

Не мужики, а тряпки. Новое поколение, поколение двух начал — женское и мужское, в мужском обличии. Сильный и здоровый мужик, боится стройной и слабой женщины. Прошли времена, когда женщине нужно было сильное и крепкое мужское плечо, на которое, можно опереться и которое тебя защитит.

Теперешние мужики, сами себя защитить не могут, не говоря о женщине.

Тем более, если у тебя нет детей, то ты сразу залетишь и вынудишь жениться. Если не жениться, то алименты уж точно будешь трясти.

Вообще, большинству одиноких женщин, которым за тридцать пять, нужен только секс и больше ничего, но в тайне каждая мечтает выйти замуж — каждая.

Мне нравится моя работа. Нравится командовать, допрашивать, чувствовать себя сильной. Когда тебя боятся, видеть, как люди трясутся перед тобой, потеют, заикаются, путаются в показаниях. Иногда, удается запугать так, что допрашиваемый начинает ссать прямо на стуле, под себя. В такие моменты, понимаю всю силу профессии.

Часы показывают 23:23. Настенные часы с кукушкой, которые помимо показа времени, еще отбивают каждый час, используя для этого маленькие воздуходувные мехи и трубочки, имитирующие в результате звук Кукушки. В резном деревянном корпусе, украшенном изображениями птиц и листьев. Две птицы сидят по краям. Свисают золотые цепи, на которых большие золотые грузы в виде сосновых шишек. Стрелки и цифры из золота. Цифры римские. Весят они восемь килограмм. Часы достались мне после смерти бабушки. Она говорила, что это те самые первые часы, которые по легенде, изобрели в восемнадцатом веке немецкие мастера из Шварцвальда.

Как же!

Посмотрела в Интернете погоду на ночь +25 без осадков.

Открываю шкаф. Достаю джинсовую мини фирмы «Мини» и майку фирмы «Майка». Мини — варенка голубого цвета, майка — топ белого цвета. Пирсинг — серьга фирмы «Пирсинг» в виде надписи «Пирсинг» украшенной прозрачно-розовыми камнями. Часы фирмы «Часы»: белый кожаный ремень из свиньи с циферблатом в большой букве A. Серьги фирмы «Серьги» в виде треугольного камня мутно-черного цвета.

Сажусь перед зеркалом и начинаю краситься. Вечерний визаж — самый яркий и эффектный вид визажа. Основа под макияж на тон темнее кожи. Румяна персикового цвета. Изысканность макияжу придают подчеркнутые линии бровей чуть темнее тона волос. Мерцающие тени ярких цветов. Светлый оттенок — как основа макияжа глаз, темный оттенок — как подводка. Тушь в 2—3 слоя, чтобы ресницы стали густыми и пушистыми. Поверхность губ заштриховываю карандашом под цвет помады — так помада будет держаться дольше. Помада красного цвета, блеск поверх помады — эффект «влажных» губ. Красный лак на руках и красные ногти на ногах. Парик — рыжие кудри до плеч. Нижнее белье не надеваю. В коридоре обула туфли фирмы «Туфли» на высокой шпильке. Мои любимые, цвет малахит.

— +25 без осадков?! Суки!

Ветра нет, дождь моросящий и теплый. Такая погода напоминает детство, когда днем бегаешь под дождем и прыгаешь по лужам. После дождя, вспоминаешь, что человечество заслуживает гибели за свои грехи.

Майка намокла и плотно облегает тело, выпирают соски. Эффект мокрой майки, перед ним еще никто не устоял.

— Тебя подвезти? — прозвучал голос, из опущенного стекла автомобиля.

Вся промокла и начала замерзать. Уже все равно клиент это или просто доброжелатель. Только бы уехать в теплое место.

Я подошла к машине и оперлась локтями на опущенное стекло со стороны водителя.

Я говорю:

— Милый. Я сегодня, по-особенному оделась для тебя.

Эта фраза — наживка для клиента.

Клиент спрашивает:

— Что ты надела?

Я шепчу на ухо, растягивая слово:

— Ни… че… го…

Клиент отвечает:

— Садись!

Наживка сработала, добыча клюнула.

Никогда не спрашиваю куда поедем, сколько заплатят, сколько человек будет. Получаю удовольствие от неизвестности. Никогда не отгадаешь куда попадешь, да и вообще вернешься домой или нет. Можно провести час, два или ночь с одним парнем у него дома, на работе, в машине или в бане. Можно попасть на толпу изголодавшихся мужиков на мальчишнике. Меня могут изнасиловать, мне могут не заплатить, избить, заразить венерическими заболеваниями. Со мной могут сделать всё, что угодно, и эта ночь, может быть последней в моей жизни.

Можно встретить знакомых, родственников, коллег по работе, допрашиваемых, опрашиваемых. Они никогда не узнают меня. В парике, зашпаклеванная так, что сама Смерть меня не узнает. Со мной могут просто поговорить, пожаловаться, выговориться. Могут читать стихи, петь, спрашивать мнение и конечно же просто трахать.

У этого клиента есть жена, двое детей и несколько любовниц. Все как у всех. Приехали в съемную квартиру. На столе шампанское полусладкое и фрукты. Около стола черный кожаный диван. На стене висит плазма. Под плазмой — домашний кинотеатр, караоке, диски блатняка. Стены окрашены в белый цвет. Картин нет, фотографий нет. Я уже здесь была, причем не один раз.

Выпили за знакомство и за мир во всем мире. Два часа слушаю, какой он крутой банкир. Наверное, всем одно и то же рассказывает. Скучно, сейчас засну.

И вот, наконец, после двух бутылок шампанского, он прижимается к моему уху губами и шепчет:

— Пописай мне на лицо.

Он ложится на пол и смотрит на меня. Я сажусь на корточки над ним, задираю юбку, а он открывает рот. Я делаю золотой дождь.

Как только исполняю волю клиента — он провалился в глубокий сон. Я даже с него денег не взяла. Не каждый день, удается проделать такое. Вызываю такси и ухожу, захлопнув за собой дверь. Он так и остался спать, уткнувшись лицом в лужу мочи.

На следующий день на работе, начальника долго не было. Он появился только после обеда. Шел по коридору, здороваясь со всеми встречными. Здоровается со мной:

— Здравствуйте Светлана, как у вас вчера прошел вечер? У меня просто замечательно!

— Вы знаете. У меня тоже вчера прошел вечер замечательно. А то, что он у вас прошел замечательно, я даже не сомневаюсь.

— Спасибо! Вы всегда искренне радуетесь за меня.

Он направился в сторону кабинета. Провожаю взглядом отдаляющийся силуэт и шепчу на прощание слова, которые кроме меня и его, никто не поймет.

— Это будет наш маленький секрет.

Глава 3

1963 ГОД. ДАЙАР. ВОЕННАЯ БАЗА

Сработала система безопасности государства Дайар. Красные лампы мигают во всех отделениях военного штаба. Сирена оглушает людей: «Тревога! Тревога!» Военные бегают по всему штабу как муравьи, в муравейнике который подожгли. От приборов к приборам сверяя и записывая показания и передавая по рации данные.

По громкоговорителю передают информацию:

— Жуков Леонид Ефремович, срочно пройдите в главный зал. Повторяю. Жуков Леонид Ефремович, срочно пройдите в главный зал.

В главном зале тишина: все ждут министра обороны. Никто не рискует взять на себя командование. Двери открываются: весь персонал переводит взгляд на двери. Вбегает Жуков, спрашивает:

— Что случилось?

Сирена выключается.

Главнокомандующий докладывает:

— Вторжение танкера в наши территории. «Фата-Моргана 39» заняла позицию для атаки, ждут дальнейших указаний.

— Дальнейших указаний, дальнейших указаний. Самое главное не паниковать. Нам нужно его уничтожить так, чтобы не успели ничего предпринять.

Министр начинает прокручивать в голове всевозможные варианты и исходы действий.

— Для того, чтобы они не успели предпринять действия. Нам нужно избавиться от экипажа. Прикажите «Фате-Моргана» активировать «Глас Атлантики».

Радист настраивает связь с кораблем, главнокомандующий отдает приказ:

— «Фата-Моргана 39», как слышите?

— Слышим вас хорошо.

— Вы должны занять верхнюю позицию и активировать «Глас Атлантики» на шесть Герц. После чего наблюдайте за танкером и доложите нам.

— Вас понял.

«Фата-Моргана 39» всплывает на поверхность и взлетает в небо, предварительно погасив наружное освещение. Занимает верхнюю позицию для атаки зависая в воздухе. Настраивает излучатель и фиксирует танкер в цели. После чего, занимает среднюю позицию и направляется в сторону танкера. Подплывает на расстояние видимости перископа. Переключают на ночное видение.

— Докладываю об обстановке: весь экипаж в сорок человек выпрыгнул в воду. Судно продолжает дрейфовать. Жду дальнейших приказаний.

— Это министр обороны Жуков. Потопить корабль. Повторяю. Потопить корабль. Задействуйте «Мать Терезу» и доложите потом об обстановке.

— Вас понял.

«Фата-Моргана 39» погружается и занимает нижнюю позицию для атаки.

— Приготовиться атаковать. Оружие — «Мать Тереза».

— Готов атаковать!

— Атакуйте!

Торпеда направляется за танкером. Взрыв. Передняя часть поднимается, а корма начинает тонуть. Корма тонет, утягивая за собой нос. Пузыри вокруг танкера. Вода заглатывает и через тридцать секунд никаких следов не остается от танкера. Как будто, никакого танкера здесь никогда не было.

— Танкер потоплен.

Министр обороны отдает приказ главнокомандующему:

— Направьте в место, куда выбросились люди «Динозавра», а потом отряд «Дворники», пусть зачистят территорию.

Семь часов спустя. Министр обороны:

— Что значит, не смогли полностью зачистит территорию?! Вы понимаете, чем нам это может грозить?!

— Но вы же прекрасно знаете, что теплое течение, которое проходит через нашу территорию — самое быстрое течение в мире. Мы не успели мелкие детали забрать — оно их унесло.

— Удалось установить, его груз?

— Да это расплавленная сера.

Глава 4

Все происходит само собой, когда тебе запрещают заниматься сексом до свадьбы. Что делать? Искать компромисс! О компромиссе я узнал от друга.

Мы сидим в кафе и разговариваем. Он не из нашей веры, да он вообще не из веры. Называет себя реалистом.

Нам по двадцать лет, но только взгляды на жизнь у нас разные.

— Да иди ты!

— Я тебе говорю! Мастурбация не является грехом.

— В принципе и у нас не является. Если дрочишь сам себе, то ты должен с этим бороться. Вот как раз борьба — является искуплением за онанизм. Дрочить кому-то или если кто-то дрочит тебе — это уже грех.

— Так ты с этим борешься?

— Да борюсь?

— Ваше кофе и ваш молочный коктейль… хи-хи…

Официантка.

(Запись в анкете знакомств: «ПОЖАЛУЙСТА БОЛЬШАЯ ПРОСЬБА КО ВСЕМ КТО ИЩЕТ СЕКС НА 1—2 РАЗА, ЗА ДЕНЬГИ И Т.Д.- НЕ БЕСПОКОИТЬ, А ТАКЖЕ ЖЕНАТЫЕ И У КОГО НЕТУ ФОТО ТОЖЕ НЕ ПИШИТЕ, ЕСЛИ Я ВАМ НЕ ОТВЕТИЛА ЗНАЧИТ ПОСЧИТАЛА, ЧТО ТАК НУЖНО И ЕЩЕ НЕ НАДО МНЕ ЗАДАВАТЬ БАНАЛЬНЫХ ВОПРОСОВ ТИПА -КАК ДЕЛА И ЧТО ДЕЛАЕШЬ, ПРОСТО БЕСИТ ЭТО ОЧЕНЬ. НУ В ОБЩЕМ ЕСЛИ ТЫ НЕ ОТНОСИШЬСЯ К ВЫШЕПЕРЕЧИСЛЕННЫМ И ТЫ УМНЫЙ, СИМПАТИЧНЫЙ И У ТЕБЯ ЕСТЬ ВКУС, ТО ПИШИ)»)

Ставит на стол принесенное и уходит улыбаясь.

— Она нас услышала.

— Да забей ты на эту дуру!

— Ты пробовал это делать?

— Нет.

— Так как ты можешь с этим бороться, если даже не знаешь что это?

— Мне об этом рассказывали и о последствиях тоже.

— Что же тебе такого рассказали?

— Один говорил: «Каждый раз, когда я срывался, чувствовал себя ужасно. Думал, что не заслуживаю прощения. Мне было трудно молиться. Обычно я говорил: «Иегова, не знаю, слышишь ли ты меня, но…»

— Ну… э-э… это конечно все меняет… ха-ха… Он сам дрочит, кайфует от этого, а потом тебе рассказывает, какое у него чувство вины было… ха-ха!.. Вообще жесть!

— Зря ты так!

— Да что зря то?! Они сначала сами все попробовали, а потом решили, что нам этого нельзя делать. Сам попробуй, посмотришь, какие ощущения будут, а потом сделаешь выводы, и будешь бороться.

— Ну… не знаю.

Я делаю глоток кофе.

— Сам подумай. Тебя спрашивает младший товарищ: «Какие ощущения дает мастурбация? Я хочу знать, с чем мне бороться?» Ты даже ответить не сможешь. А так, ты будешь уже подготовлен к ответу. Да что тебе стоит? Все равно же бороться будешь! Значит, и грех искупишь.

— А у вас в Библии, что об этом говорится?

— Христианство считает, что мастурбация грех. Основано это мнение на библейском сюжете, рассказывающем об Онане, который был наказан Богом смертью за то, что: «изливал семя свое на землю». Хотя здесь есть непонятки: он не хотел дать наследника вдове своего брата, как обязывал его закон левирата. Исходя из этого, он просто не кончал в нее. Во время оргазма доставал член и кончал куда-нибудь… в платок например, если они тогда были или на лобок ей, или еще куда, не знаю. Может на землю, как написано в Библии. То есть, он не занимался онанизмом.

Он продолжает:

— После этого был представлен другой аргумент: мастурбация греховна, является приравнивание самоудовлетворения к блуду или прелюбодеянию — грехам, о которых писал апостол Павел: «Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники — Царства Божия не наследуют». Блуд по церковным понятиям — секс вне брака, а прелюбодеяние — измена жене или мужу. Библия запрещает мастурбацию, как для христиан, не состоящих в браке, так и для супругов. Таким образом, послание апостола Павла оставляет невыясненным вопрос о том, является ли греховной мастурбация мужа или жены, в мыслях представляющих своего супруга, супругу.

— Короче, сплошное непонимание, — говорю я.

— Да. Ну так ты решился?

— Пожалуй, я попробую.

— Вот еще, возьми это.

Он протягивает мне раскладной нож с кнопочкой.

— Это еще для чего?!

— На всякий случай. Бери и не спорь!

— На какой такой всякий случай?!

Он нажимает на кнопочку, и лезвие выкидывается из прорези с боку ножа.

— Лезвие с одной стороны заточено остро, а с другой зазубренное. Если нож воткнуть в человека и вытащить назад, то он вырвет куски ткани, мышц и мяса.

Он допивает молочный коктейль из трубочки и говорит:

— А чтоб ты точно получил удовольствие, я с тобой поделюсь одним секретом…

После чего протягивает мне диск.

Глава 5

В кафе мало людей, даже для обеда. Пахнет свежесваренным кофе. Это единственный запах, который живет в воздухе кафе. Проходя мимо столов, я увидел ее — Евгения.

С того раза, как меня «убило» на приеме, мы больше не виделись. Какая она красивая: в белом обтягивающем платье, с рисунком в виде газетных страниц с заголовками. Белые туфли на каблуке, серая сумка стоит около нее на сиденье. Я хочу с ней познакомиться. Подхожу к столику и спрашиваю:

— Здравствуйте Евгения. Разрешите присесть?

Она отрывает губы в красной помаде от чашки кофе и говорит:

— Вы тот самый умник?! Решили опять поумничать?

— Нет. Вы меня извините за тот раз. Я даже не знаю, как так получилось.

Ее рука с красным лаком на ногтях, опускает стакан с кофе на стол.

— Вы были под кайфом.

— Что вы имеете в виду?

— Вы нервничали и постоянно смотрели на портреты, то на один, то на другой.

— Так вы мне разрешаете присесть или нет?

— Я с клиентами общаюсь только на работе.

— А я к вам больше не приду.

Она слегка улыбается, отводит взгляд в сторону и смотрит через окно на улицу, потом обратно на меня.

— Присаживайтесь.

Я присел и взял меню.

— Вас чем-нибудь угостить?

— Нет, я кофе допью.

Подошла официантка, я сделал заказ и пытаюсь прочитать заголовки на платье:

ЛЮБОВЬ — ОДЕРЖИМОСТЬ И ЭГОИЗМ

Мы сидим и смотрим друг другу в глаза. Я не знаю что сказать. Мое сердце, с каждым ударом все сильнее и сильнее выбрасывает струи крови. Я читаю еще заголовок:

ВЕРА — САМООБМАН

Мне приносят кофе.

Не найдя что сказать, я решил задать вопрос, который мучил меня давно.

— Вы как психолог, должны лучше разбираться в людях, нежели простые обыватели. Скажите, как вы отличаете глупого человека от умного?

— Вы хотите узнать, каким я вас считаю? — она улыбнулась. — На самом деле, это очень просто и легко. Задавайте человеку вопросы на тему: музыки, кино, литературы, живописи и тому подобное. Старайтесь задавать очень разные вопросы, поскольку вам нужен отрицательный ответ. Вот по отрицательному ответу и делайте вывод.

Она продолжает:

— Умному человеку, когда что-то не нравится, он говорит: «Не нравится». Глупому человеку, когда что-то не нравится, он говорит: «Говно». Вот и все. Это одна из проверок.

Я подумал и сказал:

— Большинство людей же говорят «Говно».

— Я знаю, — и она снова улыбнулась.

И мы опять замолчали.

Через десять минут.

Она говорит:

— Десять минут тишины, десять минут неловкого молчания. Мне кажется, только так можно на самом деле понять, что и вправду ты нашла кого-то действительно стоящего. Когда можно ничего не говорить, а просто вдвоем наслаждаться тишиной.

Я по-прежнему молчу. Читаю заголовок:

СОХРАНИ ДЕРЕВО, УБЕЙ БОБРА

Я говорю:

— Вы мне очень нравитесь.

— Я же старше вас.

— Ну и что?! Для меня, нет предпочтения к возрасту. Если женщина хороша, то мне не важно в каком она возрасте.

— Даже не знаю, что мне делать: обижаться на хамство или сказать спасибо за комплимент?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 126
печатная A5
от 322