электронная
90
печатная A5
378
12+
Третья русско-японская война 2034—35 годов

Бесплатный фрагмент - Третья русско-японская война 2034—35 годов

Объем:
96 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-3674-4
электронная
от 90
печатная A5
от 378

Геополитическая обстановка к началу тридцатых годов

Борьба за обладание ресурсами в условиях увеличения численности населения планеты, распространение знаний и технологий по земному шару, способствующее росту новых центров силы, история взаимных отношений государств, были основополагающими факторами, влиявшими на геополитическую обстановку в начале тридцатых годов.

Результатом влияния вышеуказанных факторов явилось увеличение количества противостояний между государствами, самым значительным из которых являлось американо-китайское.

Главная цель внешней политики Китая на протяжении десятилетий ­– присоединение Тайваня — оставалась всё ещё целью. Дипломатические усилия в сочетании с попыткой привязать экономику острова к большому Китаю не принесли искомого результата. Единственной возможностью оставалась военная операция при поддержке части островного населения. В период десятых-тридцатых годов КНР настолько укрепил военно-морской флот и авиацию, что захват острова стал лишь вопросом принятия решения. Однако решение не принималось, в первую очередь из-за позиции США и Японии, которым было выгодно ослаблять китайскую мощь с помощью силков проблем.

Вторым источником американо-китайского противостояния являлся вопрос контроля над Южно-Китайским морем, через которое проходил огромный поток товаров, в первую очередь китайских, японских и корейских. Китай желал контролировать жизненно важную артерию, США не могли этого допустить.

Долговременной целью политики США и его ближайших союзников стало ослабление Китая.

По типовому сценарию, который воплощался десятки раз в мировой истории, но наиболее ярко был реализован маленькой Англией, которой пришлось противостоять последовательно великим империям (сначала испанской, потом французской), а в результате, победив и ту и другую, стать Британской империей, действовал и сейчас западный альянс. Как ретиарий на арене римского цирка, слабая Англия набрасывала сеть из мелких конфликтов на мощного противника, использовала любого союзника, дабы измотать противника, чтобы затем, улучив момент, нанести несколько разящих ударов.

Локальных противостояний, большей частью выросших из проблем ослабленного Китая 19—20 веков, имелось множество: независимый Тайвань, оспаривание принадлежности Парасельского архипелага и архипелага Спратли в Южно- Китайском море, островов Сенкаку в Восточно-Китайском море, сепаратизм Тибета и Синьцзяня, пограничное противостояние с Индией. Практически в каждом из них США поддерживали противостоящую КНР строну.

Другой задачей являлось лишение Китая союзников. Самой сильной из региональных держав, проводивших независимую политику, обладавших серьёзным военным потенциалом и основанном на нём влиянии, являлась Россия. Пережив почти трёхвековой имперский период Россия вернулась к статусу региональной державы. Северный сосед уже не был для Китая «старшим братом», но оставался дружественной страной. США желали видеть Россию в числе своих союзников, а не противников. Идеальной достижимой целью виделось противостояние России и Китая. Китай, преследуя свои цели, не желал вновь становиться «младшим братом» и противился сколь-нибудь существенному усилению России. Это двойственное отношение Китая к Российской Федерации и предполагалось использовать.

Наиболее традиционным, начиная с 16 века, направлением для давления на Россию являлось южное. В двадцатых годах при попустительстве российской дипломатии произошло сближение Азербайджана и Ирана. После смены светского клана Алиевых Азербайджан всё более и более двигался в сторону теократического государства, основанного на исламских принципах. Противоречия межу Россией и Ираном по разделу Каспия, разнонаправленные позиции относительно государства Израиль, поддержка, оказываемая Ираном Азербайджану при разрешении Карабахского конфликта, наконец, общее негативное восприятие России иранским обществом (основанное на череде проигранных русско-иранских войн 19 века, которые поставили некогда могущественное государство в зависимость от Российской Империи, а также на памяти об оккупации большей части иранской территории русскими в десятых и сороковых годах двадцатого века) ухудшали взаимоотношения России с исламским государством. а также на памяти об оккупации большей части иранской территории русскими в десятых и сороковых годах двадцатого века) ухудшали взаимоотношения России с исламским государством. Иран считал возможным поддерживать радикальные исламские течения на российском Северном Кавказе, что ещё более ухудшало отношения между сторонами. Нерешённые социально-экономические проблемы национальных республик Северного Кавказа (безработица, перенаселённость, как следствие бедность) стали благодатной основой для сепаратизма и агрессивного радикального ислама. В результате с конца двадцатых годов террористические организации на Северном Кавказе вышли из подполья и начали вооруженную борьбу против российских войск, пользуясь поддержкой, оказываемой им рядом исламских государств и (негласно) США.

Другим, столь же традиционным направлением давления на Россию, являлось западное. Присоединение к Российской Федерации украинского Крыма позволило ввести против России санкции и под предлогом российской угрозы Европе значительно усилить вооружённые силы НАТО. Все попытки некоторых стран Евросоюза вести более независимую от США политику (в том числе и в отношении России) проваливались из-за внутренних разногласий и большого количества стран-членов из разных регионов Европы, находившихся в прямой зависимости от США. Евросоюз во внешней политике все более напоминал Речь Посполитую 18 века, потенциально мощное государственное объединение, совершенно неспособное к отстаиванию своих интересов из-за внутренних конфликтов.

Великобритания являлась сильнейшим в военном отношении независимым государством Западной Европы. После выхода из Евросоюза, потери Шотландии, объявившей о своей независимости по итогам общенационального референдума, островная бывшая империя ещё более впала в зависимость от США, укрепив статус ближайшего сателлита.

Вместе с тем, к 2034 году геополитическое положение России в целом оставалось устойчивым, что, в первую очередь, было обусловлено благоприятной конъюнктурой. Основными факторами стабильного развития являлись нижеследующие.

1. Постепенный прирост населения, (за счёт увеличения рождаемости, увеличения среднего срока продолжительности жизни, притока эмигрантов) начавшийся в 2000 годах, продолжился, стимулируя внутреннее потребление во всех отраслях народного хозяйства.

2. Рост производства продуктов питания. Введение в середине десятых годов двадцать первого века длительных экономических санкций со стороны большинства европейских государств, США, Канады, Австралии, Японии и ряда других стран, и контрсанкций, выразившихся в запрете на ввоз продукции сельского хозяйства и животноводства, стимулировало внутреннее производство. На протяжении двух десятилетий производство продовольствия в России росло высокими темпами. Напротив, в странах Западной и Центральной Европы оно снижалась в условиях отсутствия экспорта в Восточную Европу, как в силу эмбарго, так и в силу уменьшения покупательной способности населения Южной Европы (Болгарии, Румынии, Молдавии, Греции, части бывшей Югославии). Постепенное вхождение Украины в орбиту влияния Евросоюза привело к существенному снижению производства сельскохозяйственной продукции на территории страны в условиях полного отсутствия экспорта в Россию и ограниченного квотами в Западную Европу. Уже в 2015 году Россия стала крупнейшим экспортёром зерновых в мире, существенно укрепив своё лидерство к 2034 году. Увеличение производства мясомолочной продукции привело к обеспечению потребностей населения к 2023 году. Начиная с 2023 года экспорт мясомолочной продукции из страны, в первую очередь в страны Азиатско-Тихоокеанского региона (Китай, Южную Корею, Японию), превысил импорт (основанный на закупках элитных товаров и сырья) в денежном выражении.

3. Реализация национального принципа закупок вооружения для Вооружённых Сил позволила сохранить мощный военно-промышленный комплекс, оставшийся со времён Советского Союза. Значительное количество конфликтов, в первую очередь на Ближнем Востоке (радикальный ислам) и Африке (радикальный ислам и передел границ в зависимости от усиления различных племенных союзов, а также обнаружения новых источников природных ископаемых), сохранение напряжённости в противостояниях Индия-Китай, Индия-Пакистан, Китай-Япония, Китай-Тайвань, Северная Корея-Южная Корея, взаимных претензий в Южно-Китайском море, сохранение реваншистских настроений в ряде стран Южной и Центральной Америки, понёсших территориальные потери в конфликтах 20 века, поддерживало высокий спрос на оружие. Проведение независимой от позиции главного поставщика оружия в мире политики (США), при наличии качественного предложения и при увеличении спроса, позволило РФ удерживать место крупнейшего после США экспортёра вооружения.

4. Цены на сырьевые товары (нефть, природный газ, металлы, лес), составлявшие основу русского экспорта в период 1970—2020 годов, сохраняя значительную волатильность, в целом являлись благоприятными для экспортёров сырья. Несмотря на начавшееся с 2017 года падение сырьевого экспорта из России в физическом объёме, к 2034 году экспорт сырьевых товаров в денежном выражении был огромен и оставался существенным источником доходов бюджета.

5. Поддержание высокого уровня образования и восстановление упадка высшей школы позволило России сохранить компетенции в некоторых отраслях гражданской промышленности (самолётостроение, судостроение, двигателестроение, тяжелое машиностроение в энергетической сфере), особенно тесно связанных с экспорт ориентированным сырьевым сектором и военно-промышленным комплексом.

6. Сохранение лидирующей позиции в сфере атомной промышленности. Наряду со строительством и обслуживанием атомных электростанций на территории России и за рубежом, продолжалось строительство ядерных силовых установок для надводных и подводных кораблей и судов.

Истоки конфликта

С конца десятых годов двадцать первого века США начали вести активную политическую игру в отношении России, преследуя триединую цель: снятие угрозы ответного ядерного удара со стороны Российской Федерации по территории США, лишение Китая союзника, включение России в орбиту американской внешней политики.

Десятилетия развития системы ПРО в Восточной Европе к концу двадцатых годов 21 века, наконец, принесли результат. Расчётный процент баллистических стратегических ракет, которые в случае ядерной войны не достигли бы территории США, увеличился. Кроме того, формирование системы ПРО на основе универсальных пусковых установок позволяло заменить зенитные антиракеты на ракеты средней дальности и нанести сокрушительные и быстрые удары, в том числе и ядерными зарядами, по российской территории.

Меры, предпринятые Россией, в конечном итоге свелись к трём основным:

усовершенствование баллистических ракет и траектории их полёта, которые уменьшали вероятность поражения со стороны развёрнутой ПРО;

совершенствование ударных средств, которые позволили бы гарантированно уничтожать объекты ПРО, препятствуя перехвату баллистических ракет;

увеличение числа носителей ядерных зарядов способных наносить удары вне зоны действия ПРО.

Установить точно, какая часть российских ракет с ядерными боеголовками достигнет территории США, не мог ни один эксперт, однако ими же признавалось, что благодаря ПРО в Европе общее их количество будет значительно снижено.

Стационарные пусковые установки баллистических ракет, имевшиеся в значительном количестве в России, усиливали потенциал упреждающего удара, но не могли служить надёжным и единственным средством сдерживания. Достоинства баллистической ракеты «Сармат» (в том числе возможность атаковать США с любых направлений, не только через Атлантику, фактически обходя созданную ПРО), в значительной степени нивелировались длительностью нахождения ракеты в воздухе, что позволяло подготовить и использовать средства ПРО, размещённые непосредственно на территории США.

Данный факт означал потерю стратегического ядерного паритета, который сохранялся на протяжении десятков лет. В этой ситуации значимость двух других составляющих сил ядерного сдерживания РФ — авиации и подводного флота возрастала.

В начале двадцать первого века важной компонентой ядерного сдерживания являлось нахождение в составе 31-ой Краснознамённой дивизии подводных лодок Северного флота шести субмарин удачного проекта «Дельфин» выпуска восьмидесятых годов двадцатого века. В постоянной боевой готовности находились пять из шести «Дельфинов», каждый из которых был оснащён уникальной жидкотопливной ракетой «Синева» с подтверждённой дальностью в 11 тысяч километров (которых «Дельфин» способен за полторы минуты выпустить 16 единиц из подводного положения при практически любом волнении моря). Таким образом, шумные и устаревшие подлодки, которые в океане за несколько десятков километров обнаруживались американскими средствами слежения, находясь у причальных стенок Ягельной Губы или в домашней охраняемой акватории Баренцева моря держали под прицелом не только всё атлантическое побережье США, но были способны наносить удары и на значительную глубину внутрь материка. Не менее важно, что наличие «Дельфинов» позволяло более агрессивно использовать скрытные «Бореи» Северного флота, из которых один (редко два) постоянно дислоцировался в Атлантике и /или подо льдом Северного Ледовитого океана.

С другой стороны, потенциальные траектории полёта «Синевы» в значительной степени находились под контролем созданной ПРО. Поэтому огромную опасность для США несли именно находящиеся в боевом походе «Бореи». Однако их малочисленность в дальней морской зоне позволяла, при их обнаружении, свести на нет исходящую от них угрозу. Введение в строй атомных подводных лодок пятого поколения проекта «Белуга» (в строю одна, на сдаточных испытаниях вторая) позволило бы увеличить количество стратегических АПЛ, находящихся на дежурстве в дальней морской зоне, тем самым значительно увеличивая шанс на успешный ответный удар. Вместе с тем, введение в строй подводных ракетоносцев пятого поколения неизбежно будет сопровождаться утилизацией всех «Дельфинов».

Успешный прорыв стратегическими ракетоносцами Ту-160М (Ту-160 М2) систем ПВО и ПРО в принципе не представлялся возможным на Западе.

В связи со всем вышесказанным значимость Тихоокеанского театра потенциальных военных действий ядерной войны возрастала по сравнению с ситуацией Холодной войны. Здесь отсутствовала ПРО по эффективности сопоставимая с созданной в Европе и Атлантике.

Базы стратегических субмарин (Вилючинск на Камчатке, Гаджиево в Мурманской области) являлись не только первоочередными целями ядерной атаки, но и основными направлениями для выстраивания ПРО. В этой связи уникальную ценность приобретал каждый носитель стратегических ядерных ракет, чьё месторасположение отследить не представлялось возможным. ВКурильская гряда и контроль над югом Сахалина фактически превращали Охотское море во внутреннее русское море. Стратегические преимущества этого факта были уникальны.

Находясь во внутреннем море, стратегические атомные ракетоносцы «Борей» не подвергались риску обнаружения и потопления (как в пункте базирования или дальней морской зоне), сами же имели возможность поразить любые цели на Восточном побережье США и в глубине Северо-Американского континента, включая мегаполисы штата Калифорния и крупнейшую на Тихом океане военно-морскую базу в Сан-Диего. Более того, силу ответного ядерного удара ТОФ умножали многоцелевые атомные подводные лодки класса «Ясень» (носители ракет Х-101, Х-103 их ядерных вариантов Х-102, Х-104 соответственно) с подтверждённой дальностью в 5 500 (пять тысяч пятьсот) километров. «Ясени» имели возможность, находясь под аналогичной защитой, без единого шанса быть обнаруженными, засыпать ракетами крупнейшую на северо-востоке США военно-морскую базу Китсап, где располагалась половина стратегического подводного флота США, крупнейшее на флоте хранилище топлива и хранилище ядерного оружия, а также одну из крупнейших верфей Пьюджет Саунд, которая к тому же являлась ещё и стоянкой выведенных в резерв кораблей, в том числе атомных авианосцев. Более того, находясь под защитой ПВО, каждый из древних стратегических ракетоносцев Ту-160М (Ту-160М2) мог выдать залп из 16 ядерных ракет Х-102 (Х-104), после чего, от той же базы, или судоверфи с огромными запасами топлива, да и всего штата Вашингтон мало что осталось бы. Наконец, такие ракеты могли нести и многочисленные фронтовые бомбардировщики Су-34 (Су-34М), отследить каждый из которых совершенно невозможно.

Таким образом, данные математического моделирования при всех реально применимых поправочных коэффициентах говорили, что ответный ядерный удар русских сотрёт США с лица планеты.

Целью США являлось нивелирование паритета и получение преимущества в ядерных силах, при формальном выполнении условий договоров о сокращении ядерных вооружений. Нарушение ядерного паритета являлось одним из ключевых рычагов давления для изменения независимого курса России на внешнеполитической арене и включения её во властную орбиту США, в первую очередь для использования в противостоянии с Китаем на своей стороне.

Достичь значительного ослабления стратегических ядерных сил русских было возможно путём вскрытия Охотского моря, свободного допуска в него кораблей ВМФ США, в перспективе, размещения в Охотском море на постоянной основе корабельных систем ПРО. Достичь вскрытия внутреннего русского моря возможно было, использовав проблему северных территорий Японии. Кроме того, проигрыш в войне означал бы нестабильность, вероятно, смену режима, что возможно было бы использовать в интересах США.

Проблема «Северных территорий» в японской традиции или «Южных Курил» в русской, которая на протяжении восьмидесяти лет осложняла русско-японские отношения, имела четырёхвековую историю. До прихода русских и японцев острова были населены айнами. Первая информация о Курилах была получена русскими и японцами ещё в 17 веке, однако к освоению архипелага эти народы приступили значительно позже. В 1711 году сибирский служилый человек Данила Яковлевич Анциферов побывал на островах Шумшу и Парамушир, составил челобитные, которые являются первыми достоверными описаниями русскими островов Курильской гряды. Во время второй камчатской экспедиции в 1738—1739 году весь Курильский архипелаг был исследован и нанесён на карту отрядом русских судов, возглавляемых датчанином на русской службе Мартыном Петровичем Шпанбергом. В результате в 1745 году была выпущена карта, согласно которой все Курильские острова имели российские названия и являлись частью Российской империи. Однако освоению дальневосточных окраин в России 18 века уделялось мало внимания.

В начале 19 века на Южных Курилах уже существовали японские поселения, на Кунашире стоял гарнизон, который в июле 1811 года захватил в плен начальника русской гидрографической экспедиции Василия Михайловича Головнина, двух офицеров и четырёх матросов.

В 1855 году был подписан Симодский мирный договор между Российской империей и Японией, согласно которому острова Шикотан, Итуруп, Кунашир и острова Хабомаи объявлялись японскими, остальные острова Курильской гряды — российскими. Согласно Санкт-Петербургскому договору 1875 года все острова Курильской гряды объявлялись принадлежащими Японии (с признанием Сахалина российским). Портсмутский мирный договор 1905 года закрепил суверенитет Японии над Курильскими островами. По итогам Второй мировой войны все Курильские острова перешли под управление СССР. Япония, в 1951 году подписав Сан-Франциский мирный договор, (не подписан СССР) официально отказалась от претензий и прав на остров Сахалин, прилегающие к нему острова, а также Курильские острова, над которыми она приобрела суверенитет в результате подписания Портсмутского мирного договора с Россией в 1905 году (статья 2 пункт d).

Советско-японская совместная декларация 1956 года прекратила состояние войны между СССР и Японией, а также зафиксировала согласие на передачу последней острова Шикотан и островов Хабомаи после подписания мирного договора между государствами. (Совместная декларация Союза Советских Социалистических Республик и Японии (1956). Статья 9). В 1993 году была подписана Токийская декларация о российско-японских отношениях, согласно которой стороны соглашались с тем, что Россия является правопреемником СССР, а все соглашения, подписанные между СССР и Японией, будут признаны как Россией, так и Японией.

В начале 21 века Япония активно пыталась добиться передачи Южных Курил мирным путем. Особенно активен был премьер-министр Японии Синдзо Абэ. Пользуясь периодом тяжёлого экономического и политического положения России, вызванного падением цен на экспортируемое из РФ сырьё, введением санкций в связи с присоединением Крыма, Синдзо Абэ предложил передать спорные острова Хабомаи, Шикотан, Итуруп и Кунашир Японии в обмен на финансовую помощь и обещание подписать мирный договор между двумя странами, который, среди прочих, урегулировал бы и территориальный вопрос. Российское правительство было готово на передачу части спорных островов (острова Хабомаи и Шикотан) в соответствии с Московской декларацией 1956 года. В свою очередь Япония не была согласна на подписание мирного договора в вышеуказанной редакции, поскольку де юре означала бы вхождение Кунашира и Итурупа в состав Российской Федерации.

Вкратце, позиции Японии и России в отношении Южных Курил сводились к следующему. Россия, являясь правопреемницей СССР, считала, что по итогам Второй мировой войны приобрела суверенитет над всеми Курильскими островами, а Япония, в свою очередь, отказалась от прав на острова. Японская позиция гласила, что Южные Курилы принадлежали Японии ещё до заключения Портсмутского мира, потому от прав на них она не отказывалась, ни приняв условия Потсдамской декларации в 1945 году, ни подписав мирный договор в Сан-Франциско в 1951 году.

В МИД РФ был выработан компромиссный вариант, который предусматривал передачу Японии островов Хабомаи, Шикотан и Кунашир. Итуруп признавался российским, граница между Кунаширом и Итурупом должна была пройти в одной миле от береговой черты Кунашира, что сохраняло полностью за Россией контроль над глубоким и судоходным проливом Екатерины. Предполагалось, что за уступку в виде передачи Кунашира Японии, последняя соглашалась на подписание мирного договора и признавала вхождение острова Итуруп в состав России. Дополнительно помимо экономических требований выдвигались следующие условия:

­– запрет на прохождение военных судов третьих стран проливом Измены и Кунаширским проливом;

— запрет на размещение иностранных вооруженных формирований на острове Хоккайдо, островах Малой Курильской гряды и Кунашире;

— запрет на углубление и расширение фарватера в проливе Измены.

По своим гидрографическим свойствам пролив Измены является непригодным к проведению по нему крупных судов, тем более подводных лодок вероятного противника. Отмели Палтусова и Ноцуке-Китаасасе сужают пролив до четырёх миль, причём именно в этой же узкой части пролива находится много банок.

Таким образом, с передачей Кунашира и островов Малой Курильской гряды стратегическое положение Российской Федерации только укреплялось (подписание мирного договора, признание острова Итуруп российским, сохранение контроля над судоходными проливами Курильской гряды (Екатерины и Фриза).

Однако данное предложение не было одобрено на Совете Безопасности РФ. Конечным аргументом стало: «Зачем идти на уступки, острова и так наши».

Как стало известно уже после войны, в Японском Министерстве Иностранных Дел с японской тщательностью и вниманием к деталям был составлен проект следующего документа:

«Договаривающиеся Стороны подписывают настоящий мирный договор, руководствуясь интересами русского и японского народов, стремлением к миру и добрососедству. Настоящий мирный договор снимает все противоречия и устанавливает государственные границы между договаривающимися Сторонами. Российская Федерация, во исполнение принятых на себя обязательств и в соответствии с Московской декларацией 1956 года, признаёт острова Хабомаи и Шикотан территорией Японии.

Руководствуясь мирными намерениями и стремлением к добрососедским отношениям, уважая позицию своих народов, настроенных на мирное взаимовыгодное сосуществование, и во избежание конфликтов в будущем, в отношении спорных островов Итуруп и Кунашир договаривающиеся Стороны приняли совместное решение пойти на взаимные уступки навстречу друг другу на нижеследующем:

остров Кунашир признаётся японским,

остров Итуруп признаётся российским».

Далее по тексту был с японской скрупулёзностью регламентирован переходный период сроком в пять лет, порядок компенсации затрат сторон, условия совместного освоения морских биоресурсов и многие иные вопросы.

Однако данный документ был похоронен в сейфе.

К середине 20-ых годов в японском руководстве при поддержке США было принято окончательное решение о необходимости возврата Северных территорий силой.

Вооружённые силы Японии

На совещании глав генеральных штабов США и Японии, состоявшемся 7 декабря 2024 года на гавайском острове Оаху на территории американской ВМБ Перл-Харбор, старшие офицеры обеих стран констатировали факт, что по ряду характеристик японская армия к середине двадцатых годов существенно уступала российским ВС и не могла рассчитывать на победу в войне. Учитывая негативную позицию Конгресса США к законопроектам по передаче передовых технологий третьим странам, даже стратегическим союзникам, тогда же был выработан совместный план укрепления Сил самообороны Японии. Согласно ему Япония брала на себя обязательство сосредоточиться на разработке и производстве определённых видов вооружений, в то время как США поставками готовых изделий компенсировать лакуны.

В частности, США обеспечивали японские Силы самообороны следующими видами вооружения (без учёта поставленных ранее):

— ракетами воздух-воздух средней дальности (в полном объёме на возмездной основе);

— крылатыми ракетами морского базирования (для подводных лодок и эсминцев) «Гарпун» Блок-3 (в полном объёме на возмездной основе);

— универсальными десантными кораблями типа «Уосп» (три судна по цене в один доллар каждое со всеми средствами доставки, предварительно выведены в резерв ВМС США);

— экспедиционными скоростными транспортами (пять судов по цене в один доллар каждое, предварительно выведены в резерв ВМС США);

— судами снабжения класса «Льюис и Кларк» (два судна по цене в один доллар каждое, предварительно выведены в резерв ВМС США);

— быстроходными десантными катамаранами (четыре единицы по цене в один доллар каждое, предварительно выведены в резерв ВМС США);

— стратегическими беспилотными летательными аппаратами «Глобал Хаук» корпорации Боинг (в полном объёме на возмездной основе);

— самолётами дальнего радиолокационного обнаружения и управления Е-787 (на базе Боинг-787) в полном объёме на возмездной основе);

— всей номенклатурой вертолётной техники (в полном объёме на возмездной основе);

— конвертопланами (в полном объёме на возмездной основе);

­– комбинированными газотурбинными двигателями большой мощности производства «Дженерал Электрик» для установки на корабли первого ранга (эсминцы, авианесущие корабли) (в полном объёме на возмездной основе);

— десантными гусеничными амфибиями AAV-7 (50 единиц, безвозмездно, предварительно выведены в резерв).

Основу Японских ВВС к 2024 году составляли многоцелевые истребители-бомбардировщики F-2 (японская модификация американского F-16) и истребители пятого поколения F-35. Было осознано, что боевые и эксплуатационные характеристики американского однодвигательного F-35 в значительной степени уступают русскому Су-50. В результате значительные ассигнования были выделены на активизацию работ по созданию собственного истребителя пятого поколения. С 2028 года в Силы самообороны Японии стали поступать истребители пятого поколения F-3 (производства «Митцубиси Хэви Индастриз»). F-3 являлся самостоятельной японской разработкой, выросшей из прототипа «АТД-Х Шиншин», который начал лётные испытания ещё в далеком 2016 году. В 2030 году первая эскадрилья на F-3 достигла степени полной боевой готовности.

Строительство тяжёлого истребителя пятого поколения дорого обошлось японской казне, но F-3 получился очень удачной машиной. F-3 был способен на равных сражаться с Су-50, а по основным параметрам превосходил не только устаревшие к началу войны Су-30, Су-35, Су-35м, МиГ-35, F-22, F-35, но и китайский J-20, который стал поступать в значительных количествах на вооружите армии Китайской народной республики c 2022 года.

Кроме того, огромные средства направлялись Японией на разработку и производство новейшей гиперзвуковой ракеты класса воздух-поверхность. В результате к началу войны на вооружении японской авиации стояла гиперзвуковая ракета «КСАСМ-3» с подтверждённой дальностью в 200 километров. Крайне важной характеристикой данной ракеты являлись сравнительно небольшие габариты, позволявшие размещать её во внутренних отсеках F-35 и F-3.

С начала 21 века Япония активно наращивала военно-морской флот, имея возможность ежегодно вводить в строй по 2 корабля первого ранга и по 1 подводной лодке.

К началу войны в составе флота имелось 6 авианесущих кораблей (по японской терминологии авианесущих эсминцев). Два из них, «Идзумо» (спущен на воду в 2013 году) и «Кага» (спущен на воду в 2015 году), изначально строились как вертолётоносцы. Однако проведённая в двадцатые годы в ходе текущего ремонта модернизация ангаров, лифтов и взлётных палуб (укреплённых, получивших жаростойкое покрытие) позволила превратить вертолётоносцы «Идзумо» и «Кага» в носители ударных истребителей пятого поколения F-35B (модификация с укороченным взлётом и посадкой с возможностью вертикального взлёта и посадки).

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 378