электронная
200
печатная A5
728
18+
Третий чемпионат фабулы по прозе

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие
от составителя сборника

Уважаемые читатели, представляю на ваш суд лучшие рассказы литературного конкурса «Третий Чемпионат Фабулы по прозе». В него вошли только рассказы, занявшие места с первого по третье в каждом из этапов соревнования. В этом году Чемпионат состоял из отборочного и пятнадцати жанровых туров. Конкурс оценивала бригада из пяти судей. Отборочный выявил шестнадцать лучших, и они продолжили соревнование. В процессе конкурса состав авторов иногда менялся, но на замену приходили лучшие из параллельного конкурса «Альтернативный Чемпионат Фабулы по прозе», и продолжали борьбу. На каждом этапе определялись места, которые заняли произведения в туре. Рассказы, занявшие места с первого по третье по оценкам судей и вошли в данный сборник. http://fabulae.ru/autors_b.php?id=4212

Главный судья Чемпионата Фабулы по прозе и Первенства Фабулы Александр Русанов

Отборочный тур

Владимир Вишняков.
Два письма

Ведь это так важно знать

что тот, кого ты ждёшь, обязательно вернётся, несмотря даже на всемирные законы

Лондон, 1825 год

В просторной гостиной в викторианском стиле за вечерним чаем в доме лорда Дэвидсона сегодня принимали гостя. Майор Эдвард Уилсби, давний друг семьи, накануне прибыл из Индии.

— Мы чрезвычайно рады снова видеть вас в нашем доме, майор, — проговорил лорд Дэвидсон.

— Сэр, позвольте поблагодарить за столь любезное приглашение. Безмерно рад встрече с вами, вашей прекрасной супругой леди Маргарет и юной леди Мэри, — учтиво улыбнулся Уилсби. — Особенно счастлив оказаться в столь уютном обществе после посещения Индии.

— В Индии сейчас неспокойно, мистер Уилсби? — с тревогой спросила майора супруга лорда.

— Да, мэм. Поездка была напряжённой. Ост-Индская компания испытывает значительные препятствия по продвижению в Индии, во многом из-за ситуации с Бирмой.

— Ох уж эта Бирма, — раздражённо вздохнул лорд Дэвидсон. — Вот уже больше года генерал-губернатор Индии не может справиться с кучкой туземцев! Право, это начинает утомлять не только меня, но и других членов Парламента.

— Позволю себе некоторое уточнение ситуации, сэр, — произнёс майор, опустив взгляд. — Бирманская армия, несмотря на старое оружие, достаточно хорошо организована. Мой давний друг и сослуживец капитан Сэлман участвовал в последних столкновениях с бирманцами в Аракане, на границе с Индией. Он отметил их высокий боевой дух и храбрость.

При этих словах майора на лице Дэвидсона отразилась брезгливость.

— Не думаю, что само понятие храбрости может быть применимо к этим азиатским варварам. К тому же, насколько мне известно, после высадки нашего экспедиционного корпуса на юге бирманцы оставили Аракан и вынуждены обороняться в Рангуне.

— Это так, сэр, — кивнул Уилсби. — И эта оборона длится уже почти год. К сожалению, корпус генерал-майора Кэмбелла несёт большие потери.

При этих словах офицера Мэри, дочь лорда Дэвидсона, выронила чайную ложечку. Прибор громко звякнул, ударившись о край блюдца.

— Прошу прощения, — тихо проговорила девушка. — Скажите, мистер Уилсби, а каковы последние известия из Рангуна?

— Юная леди интересуется политикой? — удивился майор.

Лорд с улыбкой взглянул на Мэри и произнёс:

— Моя дочь обладает широким кругозором и множеством талантов.

— Не сомневаюсь, что свою любознательность леди наследовала от вас, сэр, — улыбнулся Уилсби и ответил на вопрос девушки: — Действительно, последние сообщения из Рангуна обнадёживают. Сообщают, что командующий бирманской армией генерал Бандула убит. Думаю, сопротивление бирманцев вскоре будет сломлено.

Мэри вежливо улыбнулась и поблагодарила майора.

— А какие они, эти бирманцы? — спросила с интересом супруга лорда. — То же, что и китайцы? Или как индийцы?

— Нет, — ответил Уилсби. — Внешностью схожи с китайцами, но по сути совсем иные. Маленький, но гордый народ. От китайца или индийца вы вряд ли увидите столько презрения и пренебрежения к европейской культуре, которые способен выразить бирманец. Представьте: в Бирме верят, что их обычаи более прогрессивны, чем европейские.

— Но это, право, черта дикарей, — недовольно проговорил Дэвидсон.

Майор решил не противоречить лорду и сменил тему беседы.

Сегодняшний вечер был необычен тем, что в пасмурном и мрачном Лондоне незадолго до заката вдруг выглянуло солнце. Его косые лучи скользнули по тёмной решётке камина. Изысканные тяжёлые гобелены в золотом вечернем свете как бы утеряли свою величавость, сделав обстановку в комнате более уютной.

Мэри сидела за столиком из красного дерева, перед зеркалом в изысканной резной оправе. На столе стояла пара шкатулок и ларь с многочисленными подарками от отца: украшениями и разными другими дорогими вещицами. Лорд Дэвидсон любил свою единственную дочь безмерно и нежно, как любят редкий и дорогой цветок. Отец ни в чём не отказывал Мэри и, несмотря на строгость характера, свойственную ему как политику, никогда не позволял себе даже повысить голос на любимую дочь. Желая ей самого счастливого будущего, лорд Дэвидсон, однако, не мог знать, сколько печали кроется в сердце юной и такой одинокой девушки.

В сотый раз перебирая бусы и серьги из дорогих заморских камней и золота, Мэри старалась не расплакаться — её слёзы не для родителей… Вот луч солнца коснулся края столика и узорной рамки зеркала. Девушка вдруг улыбнулась. Она вспомнила, как Роберт делился с нею впечатлениями о своей первой военной экспедиции в Индию. Будучи солдатом колониального корпуса, он рассказывал, как необычно для англичанина видеть солнце каждый день…

Роберт любил юную леди Дэвидсон. А она чувствовала себя виноватой в том, что именно по этой причине он сейчас рискует своей жизнью на военной службе в далёкой Азии.

— Я обязательно женюсь на тебе, обязательно! — жарко шептал Роберт, сидя рядом с Мэри на скамейке в саду особняка лорда Дэвидсона, куда он проник тайно.

— Моя нежность к тебе безмерна, — шептала в ответ она, — но ты знаешь моего отца… Он не позволит нам…

— Это поправимо! Поправимо, моя милая Мэри! — отвечал молодой человек, крепко сжимая тонкое запястье девушки. — Пусть я небогат, но военная служба даст мне возможность стать офицером. Твой отец очень уважает людей военного сословия…

— Роберт, я не могу так, — опустила взгляд Мэри. — Ты говорил: твой отец хочет, чтобы ты последовал его традиции и стал пастором. Я не хочу, чтобы из-за меня…

— Да, я хотел стать служителем церкви, — перебил девушку Роберт, — но встретив тебя, понял, что живу только ради того, чтобы быть с тобой… Потому сейчас я вынужден покинуть тебя — на время. Набирают добровольцев в экспедицию в Ост-Индию. Это мой шанс. Наш шанс когда-нибудь быть вместе…

Это было год назад. Уже больше двенадцати долгих месяцев Мэри не видела возлюбленного. Не знала, что с ним. Не знала даже, может он…

В груди так тягостно сжалось сердце. Так же тягостно, как сегодня во время вечерней беседы с майором Уилсби, когда он рассказал о тяжёлой военной ситуации в Бирме. В последнем письме, написанном почти четыре месяца назад, Роберт сообщил, что их корпус вероятно перебросят из Калькутты именно в Бирму…

В комнату вбежала горничная.

— Госпожа! Госпожа! Пришло! Оно пришло…

Мэри резко поднялась из-за столика.

— От Роберта? — почти шёпотом от неожиданного волнения спросила леди.

— Да!

Горничная протянула юной госпоже небольшой конверт.

— О Боже… — девушка нежно провела пальцами по надписи на конверте. Это был его почерк… Мэри строго взглянула на служанку. — Пенни, отец не заметил тебя?

— Что вы, госпожа, что вы, — замахала руками горничная.

— Хорошо, — улыбнулась девушка. — А теперь ступай и следи, чтобы отец или мать не зашли случаем ко мне в комнату.

— Конечно, госпожа.

Пенни вышла, затворив за собой дверь.

Тяжело дыша, Мэри села за столик и вскрыла конверт. На листе серой бумаги знакомым и таким любимым почерком было написано её имя. Слёзы счастья застыли в её глазах…

«Здравствуй, моя милая Мэри! Не имел возможности отправить тебе письмо последние два месяца. Представляю, как ты волнуешься, и прошу у тебя прощения за эту боль.

Как я и думал, долго отсиживаться в Калькутте нам не пришлось. Сейчас я пишу тебе из Рангуна — это город в Бирме. Нас предупреждали, что кампания в Бирме может быть тяжёлой, но я всё же согласился. Это реальный шанс получить внеочередное повышение и дополнительное жалование. Ты знаешь: я небогат и не из знатной семьи. Поэтому военная служба — единственный шанс стать достойным твоей руки в глазах твоего отца. Прошу тебя помнить об этом. Всё это — только ради нашего с тобою будущего.

В составе пополнения мы прибыли в Рангун три недели назад. Положение наше тяжёлое. Рангун практически обезлюдел: после высадки нашего корпуса почти все местные жители покинули город. Судя по всему, многие из них сформировали партизанские отряды, которые нападают внезапно, чаще по ночам. Перестрелки и мелкие стычки с бирманцами изматывают, хотя в целом дни и часы проходят мучительно и монотонно… Бирманцы отчаянно сопротивляются, хотя это — далеко не самая горькая из бед. Не хватает продовольствия и лекарств. Лазареты переполнены: солдаты гибнут от болезней. Недавно в моей роте несколько человек заболели и умерли. Медик заподозрил, что это холера. Я уже видел, как погибают мои товарищи на поле боя, но смерть от болезни вдали от родины ужаснее в разы… Да и эта война не представляется мне чем-то доблестным или необходимым. Я не имею ничего против этого народа, моя милая леди. Я не политик, а просто солдат…

Иногда, признаюсь, мне страшно, что и я могу умереть здесь, не увидев более тебя, моя милая Мэри. Но я гоню от себя эти мысли. Тем более, что мы, вероятно, скоро вернёмся обратно в Англию. Часть нашего корпуса продвинулась вверх по реке Иравади, к столице Бирмы. Скоро бирманцы вынуждены будут сдаться.

Хочу рассказать тебе об одном случае. Две недели назад, ночью, патрулируя пригород, я заметил у колодца троих бирманцев. Возможно, они хотели отравить воду. Я выстрелил — завязалась перестрелка. Через пару минут на помощь подоспели ребята из моего отряда, и двое бирманцев убежали. Но третий убежать не успел и накинулся на меня. Я ударил его, и он упал. Признаюсь: направив на него ружьё, я чуть не выстрелил. Что остановило меня? Понимаешь, Мэри, в пылу схватки часто не думаешь ни о чём: просто сражаешься, понимая, что если не убьёшь врага — то сам будешь убит. Но когда я уже держал этого бирманца на прицеле, мне помешал нажать на курок его взгляд. О чём думает человек перед лицом смерти? О своём страхе. Да, в его глазах был страх. Страх и отчаяние. Но это не было просто страхом умереть — тут было нечто иное… Подоспели мои товарищи. Мы решили взять бирманца в плен.

Утром я доложил о пленном капралу. Капрал посчитал этого бирманца бесполезным и приказал расстрелять его.

Дождавшись темноты, я повёл пленника к тому месту, где накануне у нас случилась стычка. И снова я увидел что-то странное в его глазах. Наверно, он осознавал свою участь. Но взгляд его выражал не страх перед смертью.

Дойдя до колодца, я развязал бирманцу руки. Он был очень удивлён. Знаешь, о чём жалел я в тот момент? О том, что не знаю его языка и не могу спросить, что значат тоска и боль в его глазах…

Опустив ружьё, я сел на траву. Удивлённый бирманец последовал моему примеру. «А может, всё же удастся спросить?» — промелькнула в моей голове мысль.

Я указал на свои глаза, а потом — на его, не надеясь, что мой вопрос в форме жеста будет понят. Но, к моему удивлению, пленник вдруг улыбнулся и приложил руку к груди — туда, где сердце. И тогда я понял…

Не о своей жизни грустил он, понимая накануне, что я вот-вот спущу курок.

Бирманец улыбнулся и указал пальцем на яркую луну в небе над нами, а затем — на свои глаза.

«Её взгляд прекрасен, как свет луны», — промелькнуло в моей голове…

Пленник аккуратно коснулся зелёной травы, а потом провёл рукой по своему предплечью.

«Её кожа нежна, как молодая трава», — подумал я…

Бирманец закрыл глаза, опустил голову и крепко прижал к груди смуглую ладонь.

«И моё сердце навсегда принадлежит только ей одной». Я понял это так ясно, как будто он сам сказал это…

Бирманец снова смотрел на меня, и теперь в его взгляде не было страха. Я раскинул руки, а потом указал в сторону, откуда он пришёл накануне со своими товарищами.

Пленник снова приложил правую кисть к груди, а потом указал туда же.

«Она там, откуда я пришёл. Она ждёт меня».

Он улыбнулся, а потом, похлопав по груди себя, указал пальцем на моё сердце. Задав этот немой вопрос, он наклонил голову, ожидая ответа. Я приложил руку к сердцу, а потом указал в сторону океана… Туда, где где-то очень далеко меня ждёшь ты, моя милая Мэри… Бирманец улыбнулся очень радостно, закивал. Невероятно, но он понял… Он понял всё.

Вспомнив о приказе, я уже понимал, что не смогу убить этого человека. Человека, который любит.

Я знал, что никому не будет дела до этого бирманца, что никто не проверит, убил ли я его или нет.

Я отпустил его.

Странное чувство, Мэри. Вынужденные общаться лишь жестами, мы и не чувствовали необходимости что-то говорить друг другу на словах. Он оставил кого-то там, на севере, и тот страх в его глазах, когда я чуть не выстрелил, был страхом больше никогда не встретиться с той, кто ему дорог. Это так знакомо мне, моя милая леди…»

Бирма

Солнце медленно двигалось к закату, освещая небольшую рыбацкую деревушку в пятидесяти шагах от берега Иравади. У одной из простых хижин на плетёной циновке сидел мальчик лет десяти. Коротко стриженые волосы выдавали в нём начинающего послушника буддийского монастыря. Мальчик был поглощён делом. В руке он держал небольшой нож и продолговатую деревянную заготовку. Куску дерева, по замыслу молодого мастера, предстояло стать дудочкой. Бо Сан — так звали мальчика — загорелся желанием приобрести чудесный музыкальный инструмент, когда увидел такую дудочку у монаха по имени Чан До. Звуки, издаваемые простой полой палочкой с несколькими отверстиями, когда на ней играл Чан До, были настолько прекрасны, что даже птицы отвечали на них своими трелями.

Поражённый Бо Сан спросил у монаха:

— Скажи, где можно достать такую дудочку?

Монах улыбнулся и указал на ближайшее дерево:

— Да вот же их сколько. Бери любую.

Мальчик недоумённо взглянул на Чан До:

— Где же? Я вижу только дерево…

— Каждая из ветвей дерева — дудочка. Приглядись…

И вот уже неделю юный Бо Сан часами сидел с ножиком в руке, пытаясь превратить простую ветку в источник музыки.

«Ничего не получается, — с досадой думал мальчик. — Вот если бы Тан был здесь, он бы помог мне! И зачем он ушёл? Я скучаю по нему. Как здорово мы с ним рыбачили… Да и сестра скучает…»

Бо Сан вздохнул и посмотрел в сторону реки. У причала, кроме рыбацких лодок, стояли две большие баржи, приплывшие с юга.

«На такой же барже Тан уплыл вниз по течению», — с грустью вспомнил мальчик о парне, жившем в хижине по соседству. Тан, восемнадцатилетний послушник при монастыре, был его другом и другом его сестры Тин Лу. Десятилетний Бо Сан учился в монастыре грамоте. Иногда Тан и Бо Сан читали древние тексты вместе. Мальчик привязался к старшему товарищу и очень не хотел, чтобы Тан становился монахом. «Женись на моей сестре! — однажды сказал мальчик молодому послушнику. — Тин Лу очень добрая и заботливая». «Всё очень сложно, мой друг, — задумчиво ответил тогда Тан. — Ты знаешь: я должен стать монахом».

Бо Сан был очень расстроен. Потому что видел, как его сестра смотрит на Тана при встрече, а однажды услышал, как ночью она шептала его имя и плакала…

И вот четыре месяца назад, когда с юга пришла новость о том, что англичане, уже захватившие соседнюю Индию, начали войну на юге и хотят завладеть прибрежным городом Янгоном, Тан решил отправиться на юг и воевать против англичан. Бо Сан вспомнил, как таким же солнечным вечером его друг о чём-то разговаривал с Тин Лу на причале, а потом, махнув рукой, запрыгнул на баржу и уплыл вниз по Иравади, на юг. Туда, где война.

«Поскорей бы Тан вернулся, — с грустью и досадой думал Бо Сан, снимая стружку с ветки. — А когда он вернётся, он обязательно поможет мне доделать дудочку. И женится на Тин Лу. И мы снова будем вместе рыбачить…»

Со стороны причала к хижине бежала девушка в цветном платье. В её тёмные волосы был вплетён большой алый цветок, какие росли у самой воды на реке.

— Бо Сан! Бо Сан!

Сидящий на циновке мальчик пригляделся. Это была его сестра.

— Бо Сан! Наконец-то… От Тана!

Мальчик соскочил и, подбежав к Тин Лу, взволнованно спросил:

— Письмо? От него?

— Да! Да! — улыбалась радостно девушка, сжимая в руках лист жёлтой бумаги. — Брат, прочти для меня! Прочти!

— Неужели правда Тан написал? — обрадовался мальчик, разворачивая письмо.

Тин Лу кивнула:

— Написал! Читай же! Читай!

Брат и сестра присели у входа в дом. Бо Сан читал.

«Здравствуй, Тин Лу! Сейчас я нахожусь чуть севернее Янгона. Узнав, что одна из барж поплывёт на север, я написал это письмо и попросил Маун Пэ — это мой друг — доставить его тебе. Он обещал, что обязательно найдёт тебя и передаст это письмо.

Не беспокойся за меня. Я жив. У нас было несколько боёв с англичанами и индийцами, которые им помогают. Я не хотел быть воином, но уверен, что это мой долг — бороться с теми, кто захотел захватить нашу землю. Ты знаешь, я покинул монастырь. Учитель не одобрил моего выбора, сказав, что меня захватили страсти этого мира. Я говорил с ним, объяснял, что мы должны бороться против англичан. В какой-то момент учитель вдруг посмотрел на меня — и взгляд его наполнился лукавой искрой.

«Ты хотел бы скрыть от меня также и иную причину своего желания покинуть храм», — произнёс он.

Знаешь, Тин Лу, учитель был прав. Я осознал ещё кое-что, когда принял решение оставить родной край. Осознал, как буду скучать по тебе: по твоей улыбке, по твоему взгляду. Тин Лу, если я вернусь домой, я больше не пойду в монастырь. Я попрошу тебя стать моей женой.

И этой мыслью я живу всё это время. В боях и стычках иногда бывает очень страшно, признаюсь тебе, но оттого мне ещё сильнее хочется победить англичан — чтобы поскорее вернуться, снова увидеть тебя и твою улыбку.

Тин Лу, я жив именно благодаря мыслям о тебе. Вот что произошло некоторое время назад, когда мы были под Янгоном.

Меня и ещё двух моих товарищей направили на разведку в пригород. У нас было задание выяснить примерное расположение и численность англичан. Но нас постигла неудача: мы наткнулись на вражеский патруль. Англичан было больше, человек семь. Мои товарищи растерялись и обратились в бегство. В темноте я отстреливался, но внезапно получил удар от незаметно приблизившегося ко мне солдата. Я выронил оружие и упал. В руках англичанина было ружьё, которое он направил на меня. Если бы я не знал тебя, я бы испугался, я бы закрыл глаза, чтобы не видеть своего последнего мига. Но я должен был взглянуть в глаза тому, кто сейчас прервёт мою жизнь, кто сейчас отнимет у меня шанс ещё раз увидеть тебя, Тин Лу.

И тогда произошло нечто необычное. Солдат как-то странно посмотрел на меня, потом оглянулся. Опустил оружие. Он должен был убить меня, но почему-то не сделал этого. Помню, я прошептал очень тихо одно слово: «Почему?». Солдат вряд ли услышал, а если бы и услышал, то не понял бы.

Меж тем подошли остальные солдаты. Тот, который взял меня в плен, что-то спросил у старшего. Их командир вначале покачал головой, но после ещё одной фразы солдата всё же неохотно кивнул и отдал команду взводу. Англичане отвели меня в свой лагерь и посадили в яму, выставив у неё часового. Там я провёл ночь и следующий день, ожидая своей участи.

Вечером тот же солдат (но на этот раз почему-то один) повёл меня к колодцу. Я ждал удобного случая, чтобы вырваться и убежать — потому что понимал: ему приказано убить меня. Однако дойдя до колодца, солдат жестом велел мне остановиться. Тогда он подошёл и снял с моих рук верёвки. Затем англичанин спокойно отложил ружьё в сторону и сел на траву. Я не понимал, чего он хочет от меня. Разум говорил мне: «Это твой шанс! Хватай оружие! Или просто беги!». Но странное поведение англичанина смутило меня. Неужели он выстрелит в спину, если я побегу? Знаешь, Тин Лу: эти англичане хуже самых презренных дикарей. Однажды я видел издалека, как они издеваются над пленными, смеясь и потешаясь над их страданиями, будто они не люди, а лесные обезьяны… Но этот европеец показался мне странным ещё с того дня, когда он взял меня в плен — ведь он почему-то тогда не нажал на курок. И я решил посмотреть, что задумал этот чужеземец. Если бы он придумал какую-нибудь пытку для меня — у меня в любом случае был бы шанс сразиться с ним.

Я медленно опустился на траву и посмотрел на солдата выжидающе. Англичанин показал пальцем на свои глаза, а потом — на мои, кивнув в сторону своего ружья. Очевидно, он хотел узнать, почему я так смотрел на него накануне, когда он угрожал мне оружием. Я и не знал, как рассказать ему об этом. Как рассказать ему о тебе?

Я приложил руку к сердцу. Солдат странно улыбнулся и кивнул, ожидая ещё чего-то. Над головой ярко светила луна. Мне вдруг отчётливо представились твои глаза, прекрасные, как её сияние… Моя ладонь касалась мягкой зелёной травы, нежной, как твоё прикосновение. Как я мог рассказать об этом чужеземцу?.. Я приложил к груди ладонь. Мне подумалось вдруг, что и этот человек, откуда бы он ни пришёл, тоже чувствует сердцем.

Англичанин улыбнулся, показал ладони, а потом указал пальцем на север. Неужели он понял, что я говорил о тебе? Я улыбнулся и кивнул. Да! Там, далеко, откуда несёт свои воды великая Иравади — там ты, моя Тин Лу, ждёшь меня. И даже этот чужак теперь знает об этом!

Этот человек — враг мне и моей земле — понимал, что движет мной, понимал так же ясно, как и я сам. Значит, и он… Отняв ладонь от своей груди, я указал на его сердце. И солдат ответил мне. Его рука указала на запад.

Я кивнул. Теперь я понимал, что его ждут там. Ждут с такой же печалью и нежностью. Ждут с такой же надеждой, с которой меня ждёшь ты. Я улыбнулся.

Солдат поднялся с земли, взял своё оружие, улыбнулся мне в ответ и направился прочь.

Я сидел на траве. В этот момент я осознал, что моя война только что закончилась. И я возвращаюсь — возвращаюсь к тебе.

Обними за меня Бо Сана. Скажи, что скоро мы с ним встретимся. Как и с тобой, моя Тин Лу.

Жди меня».

Мальчик дочитал письмо. Девушка в цветном платье сидела молча. Её взгляд был устремлён в сторону великой реки. В глазах её блестели слёзы.

Лондон

Лето наполняло деревья новой жизнью. Мэри сидела на каменной скамейке в саду. Над скамейкой был навес, защищавший от солнца. Девушка не любила его: он мешал видеть небо. Но в эти минуты ей было это неважно. Проснувшись сегодня утром, юная леди ощутила, как последняя надежда оставляет её измученное разлукой и одиночеством сердце. Она не знала, что будет делать, если вдруг узнает, что больше не увидит Роберта…

Где-то справа со стороны забора вдруг раздался едва слышный шорох, потом звук сломанной ветки. Мэри прислушалась. Неужели…

— Кто это? — прошептала девушка.

Сердце её вдруг так томительно и радостно замерло. Она не верила, что это случится. Случится прямо в этот миг, после бесконечных недель и месяцев тоски и одиночества.

— Роберт? Роберт!

Из-за густой листвы долговязого дуба, росшего почти у самого забора, показалась фигура мужчины в песочной военной форме.

— Роберт!

Офицер увидел Мэри и бросился к ней. Через миг она оказалась в его объятиях.

— Прости, прости меня, — шептал мужчина, покрывая поцелуями бледное лицо своей возлюбленной. — Прости, что меня так долго не было рядом…

— Ты вернулся, — шептала в ответ Мэри, — вернулся…

Неожиданно за спиной Роберта раздались быстрые шаги. Он почувствовал, как Мэри испуганно отстранилась от него, и обернулся.

В двух шагах от них стояли лорд Дэвидсон — отец Мэри — и садовник.

— Вот, сэр! — с неким торжеством воскликнул последний. — Я же говорил, что слышал шум…

— Можешь идти, — властно скомандовал садовнику хозяин дома, не поворачивая головы.

Слуга поспешно ретировался. Лорд, сложив перед собой руки, кинул суровый взгляд на человека в военной форме.

— Отец, — произнесла Мэри. — Позволь представить тебе…

— Не надо, — резко прервал девушку лорд. — Я полагаю, что мужчина военного сословия — если он носит эту форму по праву — найдёт в себе силы представиться, это первое. И второе: он постарается объяснить, почему проник в мой дом тайно, словно вор.

— Отец… — испуганно прошептала юная леди, но не посмела продолжить.

Офицер сделал шаг вперёд и по-военному вытянулся.

— Сэр, моё имя Роберт Хаксли, — произнёс он. — Этот мундир я ношу по праву, так как являюсь лейтенантом армии Его Величества.

— Что ж, — оглядев офицера, сказал лорд Дэвидсон. — А что касается второго моего вопроса?

— Приношу свои глубочайшие извинения, сэр, — спокойно ответил Роберт, — за столь неучтивое вторжение в ваш сад. Дело в том, что я только что вернулся в Англию из военной экспедиции, длившейся больше года. Всё это время я мечтал увидеть леди Мэри… Простите, сэр. Не имея чести быть знакомым с вами, я не имел и права войти в ваш дом через дверь.

Лорд едва заметно улыбнулся. Ответ молодого офицера понравился ему.

— Где же вы воевали, если не секрет? — осведомился Дэвидсон.

— В Бирме, сэр.

Неожиданно в разговор вмешалась Мэри.

— Отец, если позволишь, лейтенант Хаксли мог бы рассказать нам о своей службе за чашкой чая.

Произнеся это, девушка ещё больше побледнела, вспомнив вдруг о крутом нраве отца. Однако лорд не сдержал улыбки.

— Что ж, думаю, это не самая плохая идея, — ответил Дэвидсон. — Но прежде чем вы войдёте в мой дом, юноша, пообещайте мне, что больше не будете лазать по заборам. Тому, кто воевал во славу Его Величества в Бирме, вряд ли к лицу пробираться в мой дом через сад. В следующий раз воспользуйтесь парадной дверью.

Мэри улыбнулась.

Роберт чётко ответил:

— Слушаюсь, сэр!

Бирма

Великая Иравади неспешно несла свои воды к далёкому югу. На берегу сидела девушка с алым цветком, вплетённым в чёрные как смоль волосы. Её печальное лицо было обращено к закатному солнцу.

К берегу медленно причалила очередная большая баржа. Тин Лу пригляделась. С баржи на берег торопливо сошли несколько мужчин. Один из них был высоким смуглым юношей. Его внимательные глаза оглядывали причал.

Девушка вскочила с земли и бросилась к тому, кого ждала бесконечными днями и ночами.

— Тан! — прокричала она. — Тан!

Мужчина повернулся на голос и побежал навстречу.

Валентин Иванович Филиппов.
Андрей из Магадана

В угрюмую ночь, продуваемую ледяным ветром, в интеллигентной семье, в самый расцвет развитого социализма, родился мальчик. Мать — педагог средней школы, отец — музыкант-клавишник. Одарённый человек — он писал музыку и преподавал в городской музыкальной школе. Средняя семья со средним достатком, проживающая в трёх комнатной квартире.

Родители окружили любовью и заботой желанного ребёнка. Им помогали бабушки, сумевшие сохранить остатки здоровья и разума, что редко бывает у людей, переживших суровые испытания.

Мужчины, дедушки, этого ребёнка, ушли из жизни раньше, лишний раз подтвердив то, что женщины в экстремальных условиях гораздо выносливее представителей противоположного пола.

Судьба на этом ребёнке не отдыхала, а передала ему всё, что накопилось в его предках, которые против собственной воли обжили суровый край. Построили города, шахты, рудники, заводы. Эти люди не сломались под ударами судьбы.

Предки малыша, остались людьми с большой буквы, в суровых условиях создали семьи, родили детей. Вот он — внук, уроженец сурового края. Здоровый, сильный ребенок, окруженный заботой и нерастраченной любовью.

Мальчика нарекли Андреем. Он рос, выполняя все, что положено ребёнку его возраста. Настало время прививок, а вместе с ними пришла беда. После плановой прививки мальчика парализовало. На фоне неудачной прививки у Андрея развился церебральный паралич. Горе сломило бабушек и вскоре они, одна за другой, ушли из жизни, оставили детей с горем в виде парализованного Андрюшки.

Мать оставила работу и занялась ребёнком. Отец официальную работу не бросил. Днём он преподавал в школе, а вечерами играл в ресторанах, зарабатывая живые деньги, которые все уходили на лекарства.

Андрей стал центром семьи, ради него и для него жила эта семья.

Благодаря заботам матери и её неустанному труду, Андрюшка встал на ноги, в пятилетнем возрасте. Недоразвитые рука и речь говорили о его болезни. Правая рука едва двигалась и отставала в росте. Исказились черты красивого лица, на правой стороне живым остался только один глаз.

Глаза… Не зря кто-то из великих и мудрых людей сказал: «Глаза — зеркало души».

Бездонная глубина открывалась в детском взоре. Мать оберегала своё чадо от лишней информации. Она догадывалась, что её сын прекрасно понимает и серьёзно оценивает состояние своего тела и не делает из этого трагедии. Когда Андрюшку выпускали во двор, он в играх не отставал от сверстников, а в различных затеях был лидером.

Пришло время, Андрей пошел в школу, быстро обучился писать левой рукой и по остальным предметам не отставал от сверстников.

Впоследствии Андрей в числе лучших учеников окончил среднюю школу, немного не дотянув до золотой медали. При этом отлично ладил с окружающим миром.

Обычно инвалидов такого типа называют «людьми с ограниченными возможностями». Правая рука у Андрея так и осталась неразвитой. Пальцы на ней были скрючены и малоподвижны.

Но Андрей ухитрялся одной рукой делать то, чего не могли достичь его сверстники двумя руками.

Он, как признание, получил от сверстников прозвище «Человек с неограниченными возможностями». Это было справедливо.

Прошла реабилитация, родители Андрея переехали в среднюю полосу России. Обзавелись квартирой в областном городе и продолжали жить дальше.

Мама Андрея работала в школе, отец к преподавательской деятельности не вернулся и играл в ресторанах. Там он зарабатывал хорошие деньги. Гораздо больше, нежели платили учителям. Андрей поступил в политехнический институт и проучился полный курс и окончил институт с красным дипломом.

Время превратило неугомонного мальчишку во взрослого парня с умными глазами, но неприятным, отталкивающим выражением лица. Из правого рукава футболки свисало отвратительное подобие руки со скрюченными пальцами. Когда Андрей надевал пиджак, это становилось не заметно. Но пиджак или куртку приходилось иногда снимать, вид недоразвитой руки ввергал неподготовленных людей в шок.

Детская прививка отразилась не только на лице и руке, походка тоже была испорчена: Андрей при ходьбе прихрамывал.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 728