электронная
5
печатная A5
297
16+
Только любовь

Бесплатный фрагмент - Только любовь

Стихи

Объем:
144 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-7343-3
электронная
от 5
печатная A5
от 297

Берегите Любовь

Берегите любовь, ибо это даровано свыше,

Каждой тваре по паре, и чувство одно на двоих.

Уважайте любовь, научитесь и видеть и слышать,

И любите любовь, что с рожденья живет в нас самих.

Уважайте любовь, что вам дарят, не слыша ответа.

И не стоит смеяться, когда о любви говорят.

Ведь в влюбленном душа, как под солнцем палящим

раздета,

И любая насмешка ложится на душу как яд.

Берегите любовь каждой клеточкой бренного тела.

Сохранив в чистоте непорочность и искренность чувств.

Не ищите подтекст, не ищите вы черное в белом,

Человек без любви и жесток и расчетлив и пуст.

Я любила всегда. Я любила душою и сердцем.

Ни минуты, ни дня не смогла я прожить не любя,

И дарила любовь и пыталась любовью согреться.

И любовью своей я не раз воскрешала себя.

И я знаю теперь, что ненужной любви не бывает.

Не бывает напрасных признаний и ласковых слов,

Иногда просто кто-то не всё, не всегда понимает.

Или просто бывает к взаимной любви не готов.

Берегите любовь даже в самом смешном проявлении,

Даже если не верили в искренность сказанных слов.

Даже если вообще никогда, ни во что вы не верили,

Шепчет сердце упрямое:

— Люди, храните Любовь.

Ты королева

Не плачь, — шепчу, — пожалуйста, не плачь,

Не нужно слез, их всё-равно не ценят,

Улыбку на лицо, а сердце спрячь,

Ты королева в жизни и на сцене.

И пусть не поняты твои слова любви,

И пусть напрасны были все признания,

Живи и смейся, всем назло живи,

И пусть остынет сердце от страдания.

Закаменелой черствою душой,

Пиши стихи и разрывая память,

Иссякнут слезы, обретя покой,

Воспоминанья перестанут ранить.

Цветущей лжи разбиты зеркала,

В осколках острых отраженье сердца,

Ты столько зря надеялась, ждала,

Держа всегда открытой настежь дверцы.

Ты столько отдавала в пустоту,

Дарила каждый раз себя напрасно,

И каждый раз ты верила в мечту,

И отдавалась безудержно, страстно.

И тем больнее падать каждый раз,

Когда ты словно брошенная кошка,

Была гонима прочь с любимых глаз,

Всё было ложью, просто понарошку.

Так сколько можно унижать себя?

Не плачь, — шепчу, — и поднимись с коленей,

Пусть плачут те, кто прожил не любя,

Не стоят твоих слез и преклонений.

И пусть последней горькою слезой,

Прольется стих на белую бумагу,

На сцену, освещенную грозой,

Под занавес ты выйдешь твердым шагом.

Всего лишь друг

Покопаюсь у себя внутри,

Извлеку наружу своё сердце.

Только ничего не говори,

Только дай немного мне согреться.

Перерою весь запас из слов,

Где-то тут чего-то завалялось.

О! Нашла! Ну вот пришла любовь.

Мммм… Пришла? А, может, показалось?

По эмоциям теперь пройдусь,

Что давно заброшены на полку.

И достану Радость, Счастье, Грусть,

Ведь давно пылились уж без толку.

Всё достала. Приготовила. Сижу.

Вот теперь к любви вполне готова.

А в ответ:

— Прости… Я не люблю… Ты…

Всего лишь друг…

Всего три слова…

К черту!

Звездная пыль и обломки мечты-

Да к чёрту такую романтику!

Есть только я и есть только ты,

Всё остальное — фантики.

Вернее не «есть», а были давно,

НАС больше не существует,

Мы как актеры в немом кино,

Где страсти молча бушуют.

Сказано много, но всё в пустоту,

Ничто не нашло ответа.

Глупые люди искали мечту

В липких сетях интернета.

И мегабайты красивых слов,

На глупое сердце капали.

Пытались насытиться словом Любовь,

Словно стервятник падалью.

К черту! Не верю! Не жду! Не прошу!

И хватит об стенку мордой.

Сердце же бьется, и я дышу.

А всё остальное — к черту!

Живу тобой

Плакать…

Да нет, я не буду уже плакать.

Дождь на ресницах дрожит,

холодный дождь.

Капать…

Будет тушь черной

капелькой капать,

Выбивая противную липкую

дрожь.

Смейся…

Над глупостью женскою смейся.

Воля твоя так обманчива, воля-

— обман.

Бейся…

Я прошу тебя, сердце, бейся!

Повергая иллюзии жизни в

серый туман.

Хохот…

Слышен ангелов дикий

хохот.

Даже им высоко в небесах стало

больно за нас.

Грохот…

Каждый раз оглушающий грохот,

Раздается на небе когда льются

слезы из глаз.

Верить…

Остается порой только

верить,

Что хоть слово одно было

сказано с чистой душой.

Двери…

Я оставлю открытые двери.

И по прежнему жить ожиданием

встречи с тобой.

Быть рядом

Я просто хочу быть рядом,

Дышать с тобой одним вздохом,

Глядеть с тобой одним взглядом,

Когда хорошо или плохо.

Я просто хочу быть рядом,

Даря себя поминутно.

Любимый, мне много не надо.

Однажды проснувшись утром…

Смотреть, как спишь с улыбкой.

Коснуться губами нежно.

И счастье, такое зыбкое,

Простое и безмятежное.

Я просто хочу поверить,

Что, просто, такое возможно.

Что счастью открыты двери.

Что это не понарошку.

Я просто… Слова подбираю,

Чтобы сказать, как надо.

Но я теперь точно знаю,

Я просто хочу быть рядом.

Диалог с душой

Свернувшись клубочком в холодной постели,

Ты стонешь от боли и зубы стучат.

По сердцу противные хлещут метели,

И криком наполнен отчаянный взгляд.

И тают последние искры надежды,

Что не было ложью и призрачным сном.

Любовь, как бродяжка в лохмотьях одежды,

Собакой скулит под холодным дождем.

Сквозь веки вползают в сознанье картины,

Мозаики пазлы — обрывки мечты.

И внутренний голос скрипучий, противный.

Мне шепчет:

— На что же надеялась ты?

Неужто и правда ты верила свято,

Что если сегодня «люблю» произнес,

То завтра не будешь грубо распята,

В холодной постели средь вянущих роз.

Прости… Не хочу быть тобой не любимой.

И снова одна, в полуночном бреду.

Мечтая о верности лебединой,

С душою своей разговоры веду.

По весеннему бездорожью

По весеннему бездорожью,

Сквозь размазанные сугробы,

Я в дуэте с противной дрожью,

Покоряю мыслей трущобы.

В лабиринте своих раздумий,

В хороводе своих желаний,

Я как странник усталый, безумный,

Гонит в спину ветер скитаний.

Не согреться дырявой одеждой,

Не напиться водой из лужи,

Свет холодной продажной надежды,

Серым светом — зачем он нужен.

Замерзают босые ноги,

Да и к черту — ведь есть же крылья,

Ввысь рвануть, разогнать тревоги,

Сплюнуть привкус дорожной пыли.

Прикоснуться руками к солнцу,

И обратно — на грешную землю,

Где в агонии сердце бьется,

И душа в забвении дремлет.

Где любовь ручейком весенним,

Осторожно берет начало,

Где согласно законам древним,

Нас с тобой судьба повенчала.

Средь весеннего бездорожья,

Исступленно шепчет сознание,

Прогони свои мысли тревожные.

Остановка. Конец скитаниям.

Я научусь

Я научусь однажды забывать,

Вычеркивать из памяти ненужное,

И просто жить и просто не страдать,

И сердце станет разуму послушное.

Я научусь не помнить о тебе,

И буду видеть сны давно забытые,

И мысли, словно ветер в голове

Свободные и дождиком размытые.

Я научусь не думать о любви,

Послав все разом далеко, надолго,

И выжгу в памяти все то, что говорил,

И все, что сверлит мозг сейчас иголкой.

Я научусь, не сразу не сейчас,

Мне некуда спешить и терпит время,

Забуду все, что связывало нас

Давно пора подняться мне с коленей.

А ты… Желаю искренне, душой,

Живи, родной, живи и наслаждайся.

И чтоб твой долгий, длинный путь земной,

Среди фальшивых чувств не затерялся.

Пепельный путь

Посыпая путь свой пеплом,

Распадаясь на кристаллы,

Я от слез давно ослепла,

Я тобой болеть устала.

Злобной сукой сверлит память,

Бьет поддых воспоминаньем.

И пытается расплавить,

Всю меня всем в назиданье.

Только теплыми словами,

Тех, которые не скажешь,

Я укроюсь как щитами,

Хрен меня возьмешь и свяжешь.

Намертво сжимая душу,

Онемевшими зубами.

Не позволю вам разрушить,

Всё, что было между нами.

Горький мед обманом липким,

Обволакивает разум.

Частоколом в ряд ошибки,

Совершенные все разом.

Память — всё, что мне осталось,

В океане черной грусти.

В новый мир, как оказалось,

С этой ношей нас не пустят.

И по замкнутому кругу

День за днём проходит время.

Быть любимым или другом,

Согласитесь — это бремя.

Девочка-кошка

Ты коготками скребешься в окошко,

Сон прогоняя, мешаешь уснуть,

Мной не любимая девочка-кошка,

Ты же сама себе выбрала путь.

Ты же всё знала, что больше чем другом,

Мне быть не можешь, напрасно не жди,

Сквозь отчужденную снежную вьюгу,

Шла напролом не свернула с пути.

Тысячу раз посылал — возвращалась,

Я проклинал — ты смеялась в ответ,

И через боль всё-равно улыбалась,

Словно других мужиков больше нет.

Я привыкал, что незримою тенью

Рядом со мной ты всё время была,

Я принимал это с царственной ленью,

Ты каждым вздохом со мною жила.

Я улыбался — ты нежно мурчала,

Спинку прогнувши, лежала у ног,

Я понял — ты лаской меня приручала,

Чтоб без тебя я дышать не смог.

Я понял — теряю контроль над собою,

Ищу тебя взглядом, скучаю и жду,

Наверное, это зовется любовью,

Когда каждый час без тебя, как в бреду.

Однажды, устав от любви «понарошку»

Мяукнула:

— Я же тобою жила…

И гордой походкою девочка-кошка,

Выпрямив спину, просто ушла.

Оставила мне беспокойную память,

Тревожные шорохи, запах духов,

Не дав мне возможности что-то исправить,

А я оказался, увы, не готов.

И в шорохе веток за темным окошком

Мне чудится каждую-каждую ночь,

Что мною любимая девочка-кошка,

Вернется, печаль прогоняя прочь.

Вернется и будет мурлыкать мне снова,

Теплом согревая и нежность даря.

Как часто бываем к любви не готовы,

Живем принимая, не благодаря.

И только теряя ценить начинаем,

Вот только возврата назад уже нет.

И часто мы сами же разрушаем,

И гасим надежды таинственный свет.

Шелк белья…

Шелк белья и бархат кожи,

Нежность губ и свет луны.

Страсть. Желание до дрожи.

То ли явь, а то ли сны.

Шепот — «Я люблю. Ты слышишь?»

«Я хочу…» — звучит в ответ.

Мы одним дыханьем дышим,

Мы одни… И мира нет.

Бархат кожи… Шелк постели.

Ночь лишь только для двоих.

Взрыв эмоций… Мы взлетели.

Сладкий привкус губ твоих.

Сердце плачет

Сердце плачет, капельками кровь,

В них макаю я своё перо.

Пишу повесть про ненужную любовь,

Не выходит снова.

Ноль. Зеро.

И уже никто ни в чем не виноват,

Сердце же над разумом не вольно.

Тысячный раз мордой об асфальт.

Уже не больно.

Хочешь, я сердцем с тобой поделюсь

Хочешь, я сердцем с тобой поделюсь своим,

Чтобы почувствовать мог, как оно разрывается,

Но не от боли, а нежности, может, любви,

То замирает, то вновь фейерверком взрывается.

Хочешь я частью души поделюсь своей,

Чтобы ты мог ощутить, как бывает в полете,

Как это — крылья растут на твоей спине,

И небо пронзая, ты мчишь словно на самолете.

Хочешь, я всю, без остатка, себя подарю?

Мне же не жалко, бери, я ждала это вечность.

Чтобы шептать, говорить и кричать — я люблю.

И растянуть этот миг навсегда в бесконечность.

Ночное

Сегодня душа отказалась служить,

И слушаться сердце не стала.

Сказала — В тебе не хочу больше жить,

Ведь ты меня просто достала.

Пойду, погуляю по разным краям,

Развеюсь от грусти немного.

Взмахнула крылом, улетела. А я…

Забвенья просила у Бога.

Забыть, не любить, не мечтать, не страдать,

Не тешиться глупой надеждой,

Теперь без души не смогу я летать.

Мне рубище станет одеждой.

Простите за грустные эти стихи,

Но так уж легли эти строчки,

И мысли мои далеко нелегки,

Безумной сегодняшней ночью.

Моя зима

Мне не хочется снега — не буду врать,

Мне тепла, хотя бы снаружи.

Я устала от бега, устала себя отдавать,

Ну а ты — моя личная стужа.

В новый год я не жду ни чудес, ни тебя,

Лучше буду одной, но свободной,

Мне зима обещала, что свой одолжит наряд,

И опять обманула с улыбкой холодно-подлой.

Вот и сдохла любовь…

Вот и сдохла любовь наконец,

Перестала в агонии биться,

Замолчал унисон двух сердец,

Разлетелись как вольные птицы.

Он отправился к новым мирам,

К новым чувствам и счастью навстречу,

А она умерла где-то там..

Разуверившись в счастье навечно..

Он от новой любви сгорал,

А она остывала и тлела,

Он парил в облаках где то там,

А она ничего не хотела.

Сердце льдом покрывалось её,

От потерь себя не ощущая,

Окунувшись в небытиё,

Возродилась новая, злая.

Нечувствительна к боли других,

Осеняя холодным взглядом,

Твердой поступью, мимо живых.

С мертвым сердцем идет где-то рядом.

Ну вот и канул в лету

Ну вот и канул в лету майский день.

Итог таков — не за горами лето.

Моя любовь по свету бродит где-то,

Лишь изредка свою бросая тень.

Я, честно, не ждала уже чудес,

и ждать напрасно я давно устала.

Но, черт возьми, я без любви завяла.

Пора бы стервой стать — мне шепчет бес.

На крыльях пыль, иль пепел — не понять.

И перышки уже не те, что были раньше.

А я, купаясь в море лжи и фальши,

Назло самой себе пытаюсь ждать.

И верить, что вот-вот уже сейчас,

Еще чуть-чуть и будет всё как прежде,

И кутаясь в убогие одежды,

Скрываю блеск от слез потухших глаз.

И пенье птиц и бабочки крыло,

Не скрыть зимы, что затаилась в сердце,

И хочется растаять и раздеться,

И тело погрузить в любви тепло.

И снова одиночество использованной вещи…

И снова одиночество использованной вещи.

Мне ничего не хочется, и врут, что время лечит.

Я сильная, я выдержу, я справлюсь не расплакавшись.

А память. Память вычищу, залью свинцом расплавленным.

Улыбка отшлифована, и пусть, что некрасивая.

Все фразы заготовлены — я выдержу. Я сильная.

Не хуже и не лучше я, и о себе всё знаю.

Живу, лишь сердце слушая. Но я одна такая.

Глаза сухие слез в помине нет…

Глаза сухие, слез в помине нет.

Лишь только губы снова онемели.

Казалось бы — я вижу яркий свет,

Но оказалось — лампочка в тунеле.

Эй там, электрик, отключи её.

Мне в темноте давно уже уютно.

Во тьме кромешной не видать вранье,

Хотя и правду в ней найти так трудно.

Бывает больно только первый раз,

Второй раз — больно, но уже полегче.

А третий — словно закаляет нас,

Стирает слезы, распрямляет плечи.

На сердце ляжет твердая мозоль.

С улыбкой вспоминая всё что было,

Живешь, совсем не ощущая боль.

Слова любви свою теряют силу.

О чём ты думал, когда в душу лез…

О чем ты думал, когда в душу лез?

Лишь о себе, о собственных желаниях.

Ждала я ангела, а появился бес.

Сверлом титановым разрушивший сознание.

То речью сладкой, как хмельным вином,

В туман из лжи и лести погружая,

Шептал — прелюдию оставим на потом,

Доверься мне, расслабься, дорогая.

И вот же, блин. Поверила опять.

Как будто жизнь ни разу не учила.

Ты как Икар хотела полетать?

Но солнце тебе наглость не простило.

От перьев пепел — словно черный снег.

Кружит над заблудившейся душою.

Бесовский раздается эхом смех.

А дождь весенний плачет над тобою.

А я люблю

А я люблю. Всё так-же — тихо, молча.

Скупые слезы душу мою жгут.

И сердце глупое никак понять не хочет,

Что у тебя другой по жизни путь.

Жизнь без меня. В довольстве и покое.

Огромный мир из света и тепла.

Ты дышишь воздухом, наполненным любовью.

А я задворками в твоей судьбе прошла.

А я люблю, хотя уже не верю,

Что в прошлом, там, ты честен был со мной.

Я думала, что приоткрыла двери,

А оказалась пред сплошной стеной.

В который раз листаю переписку,

Чужими стали все твои слова.

Ведь я люблю. Наверно даже слишком.

По следу моему растет трава.

Однажды зарастет густым бурьяном

Вся нежность, что еще живет во мне.

Другой я никогда уже не стану,

Но напишу на той, твоей стене…

А я люблю. Всё так-же тихо, молча.

Но о тебе уже не вижу снов.

И птицы черные мне в небесах пророчат —

Ты будешь жить, пока жива любовь.

Что забыла я в этой стране

Что забыла я в этой стране?

Почему как в угаре пьяном,

Я всё думаю о тебе,

Идол, призрак мой окаянный.

Что меня задержало здесь?

Я же знаю где дверь и выход,

Видно, всё-таки есть в тебе,

То, чего-то в других не видно.

Что так тянет меня сюда?

Что не спится проклятой ночью.

Ты зачем-то мой сон украл,

И меня отпускать не хочешь.

Что забыла я в жизни твоей?

Ведь зачем-то я здесь и рядом.

Тень твоя, средь других теней.

Но я здесь, значит так и надо.

Моей любви океан

Моей любви океан — в тоске размытые стены.

Стекает грязный обман блестящей ртутью по венам.

Холодный пот побежит по рваным ранам от крыльев.

Мои мечты — миражи, покрыты грязною пылью.

Моя надежда лежит на дне уродливой лужи,

Предатель — голос дрожит..ты мне по прежнему нужен.

В горячем липком бреду шепчу любимое имя,

И прошлое берегу — живу словами твоими.

Глаза опухли от слез и солнце ярким не кажется,

Пора очнуться от грез, ведь наши жизни не свяжутся.

Моя любовь океан, вернее мертвое море.

Хранитель боли и тайн и самых разных историй.

Я твоя женщина

Я твоя женщина, ведь я твоя Весна,

Я нежности твоей катализатор,

Я покрывало мягкое для сна,

Желаний потаенных провокатор.

Я твоя женщина, я та, кто верно ждет,

Твоя стена и щит одновременно,

И ты уверен — уж она то не уйдет,

А если… вдруг… Вернется непременно.

Я твоя женщина, которую любить,

Не можешь, хоть и честно ты пытался,

Но бросить насовсем и позабыть,

Не смог, а видит Бог — старался.

Я твоя женщина, твой личный талисман,

Твой амулет от холода и стужи,

Твоё лекарство от случайных ран,

И та, которой бесконечно нужен.

Я твоя женщина, наркотик для души,

И твоя совесть, что оберегает,

Я словно звездочка среди ночной тиши,

К тебе под веки в сон твой проникает.

Я твоя женщина — одно твоё крыло,

Из разноцветых необычных перьев,

Второе у тебя произросло,

В нем все оттенки черного и белого.

Я твоя женщина, что ночью у икон,

Смотря на образа молитвы шепчет,

Храни его… и до земли поклон,

Храни его… он лучше всех на свете.

Я твоя женщина. Не будучи твоей.

Твоя Весна, Зима и Лето, Осень.

И как заливистый влюбленный соловей,

Я женщина, что в сердце тебя носит.

Первый, единственный, одинокий

Провоцируя на эмоции,

Оголяя чужие нервы,

Выбирая нужные опции,

Ты идешь, ты хочешь быть первым.

И не важно, в каком направлении,

Первым мужем, мужчиной, воином,

Отметая любые сомнения,

Не всегда путями достойными.

Покоритель вершин непознанных,

Сам себе выбирая пророчества,

Причиняя боль неосознанно,

Путь в кромешное одиночество.

Спотыкаясь в бреду кромешном

Спотыкаясь в бреду кромешном,

Задыхаясь от дикой боли,

Лишь один билет в бесконечность,

Где душа протухает в неволе.

И писать, словно жесткий постскриптум,

Каждый стих — приговор печальный,

И губами немыми молитвы,

Небесам возносить отчаянно.

Рвать зубами, руками, на части,

Лицемерные лживые маски,

Разрушая нежное счастье,

Ноги в кровь, по осколкам сказки.

Ни вместе, ни врозь

Он любил, но искусно скрывал,

Никому не желая признаться.

Он любил, но всегда утверждал:

— Мне приятно с тобою общаться.

Он любил, но он знал, что за всё,

Что за каждое слово в ответе.

Что такое сердце её,

Лишь одно, лишь одно на планете.

Он любил, но сказать не мог,

Не желая давать ей надежду.

А она читала меж строк

«Я любил и люблю как прежде»

Он любил, но сказать не мог,

Ибо знал, что придется расстаться.

А она читала меж строк

«Я люблю… Прекрати обижаться»

А она так ждала тех слов.

Так мечтала услышать — «любимая»

Только он их сказать не мог,

Строил стену непреодолимую.

Так и были они — вместе, врозь.

Ни друг с другом, ни друг без друга.

И отдельно хранили любовь,

Что стонала и билась как вьюга.

Помолчи

Помолчи. Мне не нужен ответ.

Это только мое, личное.

Я, как-будто, сырыми спичками,

Вызываю в агонии свет.

Я еще улыбаюсь. Мысленно.

Но уже ничего не жду.

Я в своем захлебнулась бреду,

И тебя завалила письмами.

Отболит, заживет, забудется,

Все пройдет, мое сердце выдержит.

Время раны на сердце вылижет,

И от солнца глаза зажмурятся.

Я тебя не виню ни капельки,

Я сама виновата, глупая.

Интернет и реальность путаю,

Словно нищий у церкви на паперти.

И прощенья прошу заранее,

За все то, что еще будет сказано.

Видно, крепко к тебе привязана,

Коль, пишу тебе строчки — признания.

Давай попробуем

Давай попробуем расстаться насовсем,

Порвать, забыть, что прежде нас держало.

Избавимся от множества проблем,

Сама не верю, что такое написала.

Давай попробуем в который раз уже,

Расстаться насовсем и безвозвратно.

Ты в новых чувствах и на новом рубеже,

А я в подвале твоей памяти обратно.

Знать, что ты есть, но не имею прав,

Назвать своим, любимым и желанным.

И безответно сердце растерзав,

Быть вечно в омуте холодном и туманном.

Быть другом — здорово, увы, не для меня.

И каждый миг переживать, осознавая,

Что ты сейчас её к себе прижав,

Целуешь, обнимаешь и ласкаешь.

Наверно, изощренный мазохизм,

Во мне живет и правит бал жестокий.

А сердце, как послушный механизм,

Качает крови горькие потоки.

Давай попробуем. Ну отпусти меня!

Я тоже жить хочу, а не сдыхать в подвале.

Хочу, как все, любовного огня.

Устала другом быть.

Прощай. Целую.

Валя.

Я устала щеки подставлять

Я устала щеки подставлять,

По обеим вдоволь нахлестали.

Я не каменная леди, не из стали.

И себя хочу я уважать.

Я устала вечно доброй быть,

Улыбаться даже если больно.

И теперь я говорю — довольно.

Мазохизм душевный прекратить!

Я устала слушать про себя,

Как мне жить и что мне дальше делать.

Я ведь не пушистая и белая.

Демоны внутри меня сидят.

Я устала по частям дарить,

Сердце, душу и порою тело.

Я когда-то многого хотела.

А теперь мечтаю просто жить.

День, в котором меня не стало

День, в котором меня не стало,

Станет самым счастливым днем,

Я любовью тебя достала,

Хоть давно мы уже не вдвоем.

Ты вздохнешь наконец свободно,

Скажешь:

— Вот и пропала она,

Моя женщина неудобная,

Моя тень и моя стена.

Можно жить и не мучаться совестью,

Можно всё, не стесняясь ни в чем.

Сыт по горло я этой повестью,

Та, что стала моим бичом.

И на новые отношения,

Без сомнения хватит сил.

И не нужно просить прощения,

Хоть и редко ты их просил.

Солнце светит теперь по новому,

Даже дождик какой-то другой.

Погружаясь в сон поролоновый,

Шепчешь ты — «Я уже не твой».

Наслаждайся фальшивой свободою.

На холодном полу пьедестала,

Надпись, словно орнамент уродливый,

«День, в котором меня не стало».

Любим…

Любим, присядь, давай поговорим.

За просто так, о том что есть и будет.

О том, что важно только нам двоим.

В конце-концов, ну не чужие же мы люди.

Расскажешь, как дела, как новая любовь,

Какие планы, как вообще живется,

Что видишь ты во сне, или не видишь снов,

Работа как, и всё ли удается.

Я расскажу немного о себе,

Совсем чуть-чуть, ведь ты почти всё знаешь.

Гляжу в окно на пару голубей.

Они счастливей нас. Ты не считаешь?

Неведомы условности границ,

И скучный быт совсем им не мешает.

Они, как множество себе подобных, птиц,

Все на лету проблемы разрешают.

Любим, гляди как чистит голубок

Ей крылышки и как она воркует.

А интересно, есть ли птичий Бог?

Кого в молитвах птицы помянуют?

Любим. Ну не грусти, ведь всё же хорошо.

О чем задумался, иль изнутри что гложет?

Родной мой, не сержусь, что ты ушел.

Она ж красивей и она моложе.

Ну честно, дорогой, обиды нет.

Всё так и быть должно, всё очень честно.

Меж нами пропасть в полтора десятка лет,

И каждому под солнцем своё место..

Гляди! Гляди! Вот птицы взмыли ввысь,

И в воздухе кружась, в любви купаются.

Ой, к самым облакам же поднялись.

Уже не видно… В небе растворяются…

Вот так и наша странная любовь.

Достигла апогея и растаяла.

Ты полюбил уже другую вновь,

А я сердечко в облаках оставила.

Вернусь на землю. Не хочу летать.

Быть птицей черной, омрачая небо.

Оно для тех, кто прирожден мечтать,

А ты моим даже в мечтаньях не был.

Другая весна

Весна моя, прошу, верни мне сердце,

Зачем его взяла ты у меня,

Зачем слова туманом сладким стелятся,

Зачем добавила душе моей огня.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 5
печатная A5
от 297