электронная
288
печатная A5
335
16+
Точка. Привет

Бесплатный фрагмент - Точка. Привет


Объем:
84 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-1757-6
электронная
от 288
печатная A5
от 335

Не бойтесь чувствовать, даже когда это больно, иначе вы можете пройти мимо своего счастья и не почувствовать его

Начало

Я третий раз поднялась к Стёпке в спальню, чтобы растолкать его в садик. Петухи трезвонили, солнце бесцеремонно заглядывало во все окна, и только Степан всё ещё тянулся в постели, пребывая в радужных обрывках детских снов. Он, как всегда, после выходных не хотел вставать, и мне пришлось одевать его по дороге к умывальнику и кормить по дороге к машине.

Последняя неделя поста, я без завтрака, только кофе. Моя короткая стрижка совсем не требует укладки, зато приходится дольше обычного колдовать с глазами. Они должны стать яркими и выразительными, чтобы из нелепого вида, напоминающего больную тифом девочку, преобразить себя в экстравагантную крутышку с вызывающе короткой стрижкой!

Вчера снова был вечер слёз… по вечерам особенно накатывает грусть и одиночество, глаза от этого требуют к себе еще больше внимания. Закончила свой ритуал перед зеркалом. Хотела отойти, остановилась. На меня смотрела ещё молодая женщина. Темные круги под глазами предательски выдавали тяжелые времена. Во взгляде по-прежнему светилась мысль и сила. Нет, это не сломленная несчастная женщина. Скажем, женщина с историей.

Всё, пора бежать

Мы скомкали умывание и одевание. С опозданием в 20 минут вышли, наконец, к машине. Я завела двигатель, но вспомнила кое-что. Мне пришлось вернуться домой, потому что я забыла одну вещь. Это крестик из неизвестного металла, простой, на атласной голубой ленточке. Пришло время вернуть его одному человеку, который когда-то мне его подарил…

Это история, в которой был Он и Она.

Ещё вокруг них был весь этот огромный мир со своими событиями, людьми, интригами. А ещё был мир внутри этих двоих. Он стал открытием для них самих. Такие миры возникают и существуют вокруг нас всякий раз, когда рождается любовь. Эти чудесные миры делают нас лучше, делают нас счастливыми. Об этом я хочу рассказать.

Меня зовут Точка. Это Он меня так назвал. В этой истории я буду Точкой.

До того, как я стала Точкой, я была Тоней, Антониной. Мне 45 лет. Я самостоятельная, успешная, симпатичная, деятельная женщина. Самая главная моя характеристика: я живая! Я всегда жила на очень высоких скоростях. Моя жажда жизни проявляется во всём: в работе, учёбе, дружбе, увлечениях, общественной деятельности. Одним словом, не было места в этой жизни, где бы не ступала моя нога или не желала ступить.

Я очень люблю готовить что-нибудь вкусненькое и приглашать друзей в гости. Как только я закончила «стройку века» — мой загородный дом — почти каждые выходные у меня гости.

Моя коллега, тоже директор праздничного агентства Алина, давно хотела приехать ко мне в дом, посмотреть, ради чего же люди «головы кладут». А положено в этот дом было действительно немало, да и что душой кривить: всё. Последние пять-шесть лет всё, что зарабатывалось, шло на эту «стройку века». Загоревшись идеей построить собственный дом, а, может, даже кому-то что-то доказать, я продала свою единственную недвижимость — квартиру, в которой жила с семьей; и, рискнув всем, начала строительство своей мечты. Но на то она и мечта, что, когда сбывается, перестает быть мечтой, а становится просто реальностью, достижением. И начинаешь даже скучать по тем временам, когда это было мечтой, и окрыляло, и заставляло переворачивать этот мир с ног на голову ради её достижения.

Алина приехала с коньячком, и мы тепло посидели. Болтали обо всём, но, как известно, люди творческие начинают творить везде. Воздух искрил идеями, планами, и родился проект «Сцена для первых» прямо за столом моей кухни.

Уже на следующий день подготовительная работа к конкурсу любительского вокала среди ПЕРВЫХ лиц города шла полным ходом. Замах был грандиозный: заставить самых известных людей города петь на сцене, чтобы показать: успешные люди не просто так оказываются на Олимпе, а причина в том, что они — творческие личности, талантливые люди.

Алина — перфекционист по натуре, и поэтому мы потратили кучу времени на то, чтобы выверить все фразы в Положении конкурса, его презентации и т. д. Ну, и надо понимать, куда и к кому мы пойдём с этими бумагами и предложениями. Нам необходимо было заручиться поддержкой влиятельных людей и СМИ. С журналом «Светский» (единственный глянцевый журнал нашего уездного городка) мы пролетели… Нам жуть как нужно было телевидение и «король города», влиятельное авторитетное лицо, которое своим участием в проекте поднимет к нему интерес и заодно поможет профинансировать.

В предварительной беседе с директором телеканала мы услышали воодушевление и положительный настрой не только на медийную поддержку, но даже на его участие в конкурсе. Поэтому на встречу с ним мы с Алиной шли окрылённые, весёлые, заряженные.

Нас встретил сам директор и проводил в комнату для переговоров. Раньше мы не встречались лично, и Алина нас представила: Антонина, Игорь. Интеллигентный мужчина средних лет, обходительный, но не болтливый. Внешне он был очень приятным, я бы сказала, в моём вкусе: красота в чертах лица и достоинство в умении держаться. Это не была красота обольстителя-сердцееда, это была та мужская красота, в которой читался и ум, и воспитание, и утончённость.

После нашей пламенной речи, Игорь по-деловому резюмировал беседу, немного сбил наши радужные настроения, чётко обозначил свои условия участия в конкурсе. Сразу, ненавязчиво так, указал нам на его личную, безграничную щедрость на услуги, которые будут оказаны телевидением во время проекта.

Алина говорила с ним, как своя в доску, я же только смотрела, слушала, улыбалась и всем своим видом показывала, что мы принесли ему такую классную идею, и этот конкурс — просто находка для жизни города.

Всегда, начиная какой-нибудь крупный проект, очень важно, чтобы организаторы верили в успех и горели идеей. Мы горели, поэтому, как мне казалось, зажигали других.

Уже через неделю была набрана половина участников, а когда конкурсом заинтересовался человек, которого в городе называют Закулисным королем, всё пошло ещё веселее. «Сам» не только пришел к нам в качестве участника, но и привёл с собой недостающих конкурсантов, и ещё дал нам денег на основные организационные нужды, чем снял с нас очень много проблем. Всё складывалось как нельзя лучше. Как будто кто-то там, наверху, помогал нам. Похоже, этот «кто-то» что-то задумал, и ему было интересно, чем дело кончится. Нам тоже было интересно.

Трудности в организации подобных проектов есть всегда, а этот имел специфические особенности. Здесь были особенные участники. Это вам не девочки-красавицы на конкурсе «Мисс Васюки», это пять серьезных, влиятельных, амбициозных мужчин. Обычно их день с утра до вечера занят государственными делами и делами бизнеса. Люди, забравшиеся высоко по лестнице признания, имеющие в подчинении кучу народа, не просто требовали к себе много такта, внимания и лояльности, а, как в очень хорошей платной школе, вдумчивого, тонкого индивидуального подхода. Я носилась с ними, как курица с яйцом. Здесь наши задачи с Алиной разделились: она — режиссёр, и поэтому «строила» участников, я — организатор — обеспечивала слаженность и комфорт репетиций. Проще сказать, я всячески заботилась о конкурсантах, холила и лелеяла их, чтобы они получили максимум удовольствия от участия и довольно долгой подготовки. Ведь от того, какое впечатление останется у этих первых лиц, зависела дальнейшая судьба конкурса. Время показало, что силы были потрачены не зря, через год от желающих попасть на конкурс «Сцена для первых» не было отбоя. Идея действительно была классной и сработала на сто процентов.

Закулисная часть такого мероприятия — это всегда очень интересно: подготовка, репетиции, общение… Но для меня это стало ещё и началом удивительной истории… Одна встреча, которая навсегда перевернула мою жизнь.

Когда я увидела его? Не то чтобы увидела глазами, когда я его заметила, как мужчину? Когда взгляд остановился на деталях, глазах и пошел чуть глубже кожи? Когда мне стало интересно, о чём он думает, видит ли он меня?

На одной из репетиций… Его отличала удивительная скромность. Даже какая-то повышенная предупредительность. Он что-то предлагал и тут же три раза извинялся. Неуверенность или гипертактичность? Он резко отличался от наших именитых, уверенных в себе конкурсантов. Не то чтобы он прятался в угол, как будто старался быть незаметным, но он не выпячивался. Говорил негромко, но голос был глубокий и проникновенный, а во взгляде, знаете, такое великодушие или снисходительность, точно он нам всем прощал, что мы простые люди, а не ангелы.

На фоне такой скромности (почти застенчивости) меня поразила его смелость в выборе репертуара, тем более, что на первых прогонах звучали эти смелые песни не очень чисто и уверенно. На репетициях он работал серьёзнее других участников. Разучивал сложные места, просил Алину поработать над его партией в дуэте дополнительно… Потом я узнала о его музыкальном прошлом. Оказывается, он пел в группе, рок-группе. И подход к выступлению у него был профессиональный. Все же остальные просто куражились, веселились, оттягивались и экспериментировали.

Участники обычно приезжали на своих машинах, но Игорь, хоть и был директором со всеми атрибутами, что прикладываются к этому статусу, не рулил сам, у него был водитель, который только привозил его на репетицию, а уезжал он либо с кем-нибудь из коллег по соревнованию, либо на такси.

Надо сказать, конкурс мы с Алиной придумали достаточно сложный. Каждый из участников должен был исполнить три песни: сольную, дуэтом с профессиональным певцом и песню в сопровождении «живой» группы. Было две разных репетиции в неделю. Одни проходили в ресторане, в котором должен был проводиться финальный вечер, мы репетировали сольную и дуэтную песни. Другие репетиции — с группой, с инструментами на окраине города в специально оборудованной студии.

Это была очередная репетиция в студии.

Время назначалось достаточно позднее, чтобы все успели после работы. Была ранняя весна. В семь часов вечера было уже темно. Это место, можно сказать, было на отшибе — спортивный стадион при заводе. Мы, как заговорщики, съезжались на наше тайное собрание.

Были ещё остатки снега, но весна уже дышала бодрящей свежестью.

Пройдя по закоулкам коридора служебного здания стадиона, мы попадали в прокуренную студию звукозаписи. Стены были обклеены картонными коробками из-под яиц, очевидно, чтобы звук не отражался от стен. Это было так странно, я до этого не была в таких местах. И ещё в коридоре, где стоял диванчик, повсюду висели, перекрывая друг друга, многочисленные вырезки из старых журналов с фотографиями певцов, рок-музыкантов, какие-то плакаты с музыкальными группами. Мы как будто вернулись в нашу юность, в восьмидесятые. Интерьерчик был забавный.

Новизна была во всём, не только в обстановке: это и коллектив, и род занятия. Во-первых, хотя многие и знали друг друга, но все они были одиночки, вернее сказать, единичные экземпляры, а тут их собрали в один коллектив с общей идеей, регламентом репетиций в таких специфических условиях, да ещё и в полном подчинении у режиссёра. Во-вторых, обстановка, как я уже сказала, необычная и закрытая, очень неформальная. Это как заниматься сексом в необычном месте: вроде бы, всё то же самое делаешь, а адреналин зашкаливает. И, конечно, само пение. Это было самое необычное. Мы иногда делаем это дома, подмурлыкивая под нос, пока нас никто не слышит, или в караоке, когда уже на грудь принял столько, что уже не беспокоишься, попал в терцию или нет. Здесь же надо было петь не только на трезвую голову, но и под пристрастными взглядами «не последних», я вам скажу, людей. Да ещё и с претензией на победу! Всё это было очень волнительно, и немного даже страшно, но всё же весело и увлекательно!

Я спела свою песню. Я забыла сказать, что я решила стать ещё и участницей конкурса. Да ещё и единственной участницей-женщиной. Мальчики наперебой хвалили меня и проявляли внимание. Сами они не очень-то готовились к своему прогону, болтали о работе, о политике, наверное, и о женщинах, когда выходили курить на улицу. Музыканты курили прямо здесь, в коридорчике. И все пили чей-то халявный растворимый кофе.

Игорь был весь в тексте, настраивался на песню… Он сидел на диване, пил кофе. В воздухе стоял запах сигарет, и витала интрига…

Наверное, его невероятная застенчивость провоцировала меня на эпатаж… Я чувствовала внимание и ухаживания со стороны других участников проекта… Но Игорь держался в стороне, он был сосредоточен и немного замкнут. Наверное, поэтому мне захотелось втянуть его во всеобщее озорное весеннее настроение…

…Самое прекрасное, и удивительное, и волнующее свойство нашей жизни — это то, что мы, общаясь с другим человеком, не можем до конца знать, что в его голове. Вечная тайна — о чём он думает? Мы видим только то, что человек хочет нам показать, или то, что мы способны увидеть. Или не видим то, что он тщательно скрывает за тремя запорами. И даже если у вас впоследствии становятся самые откровенные и доверительные отношения, вы всё равно можете не знать, даже не догадываться о каких-то тайнах своего друга, если он сам не захочет с вами поделиться. А иногда, не зная всего лишь одно обстоятельство, один скрытый мотив, можно полностью ошибаться в оценке каких-то поступков человека.

Именно так случилось с Игорем, человеком-загадкой… Только потом, когда прошли все эти предначертанные циклы, паззлы сложились в картинку. В тот момент, когда я присаживалась рядом с ним на этот диванчик в коридоре-курилке, рядом с самым «безопасным» человеком в этой компании, я не знала, что у него внутри. И уж точно не предполагала никаких страстей. Кто же мог подумать, что совсем недавно, красивая молодая женщина, в которую он был безумно влюблен, безжалостно вырвала ему кусок сердца, играючи забрала его с собой, и где-то в Италии скормила голубям на площади Сан-Марко.

Что он делал здесь? Может быть, пытался «запеть и заиграть» свою боль? Возможно, это был некий акт мужского самоутверждения: участие в качестве героя в публичном проекте. Может быть, даже для неё?..

Это и сейчас только мои догадки, а тогда мне это всё было просто неведомо… На поверхности — скромный и, как будто, очень понятный, совсем не таинственный, весь положительный, спокойный и ответственный бизнесмен.

Не может быть всё так просто. Тут нет простых, слишком уж они все «первые» для того, чтобы быть такими простыми.

Хорошо. Тёмная лошадка. Тук-тук!

Это такая игра.

Ты кидаешь слово, а другой человек его ловит, или оно падает непойманное. Вроде как игра «Съедобное — несъедобное». Кидая слово, взгляд, улыбку, ты выявляешь количество вкусовых совпадений. Если другой человек не ловит твои подачи, значит у вас мало общего, и игра перестает быть интересной и заканчивается.

Тук-тук! Ты просто стучишься к человеку в надежде, что тебя пригласят войти.

У моей игры не было никакого умысла. Это была не охота. Это скорее исследование с элементами развлечения. Ещё это было безответственное транжирство собственных душевных ресурсов. Я тратила своё время, силы, чувства в поисках интересной души.

И вот, я, ничего не ведая о тайных переживаниях Игоря, начала с ним «игру», назовём это так. Просто слово, фраза, просто дотронулась до руки…

— Ну что Вы сидите букой в этих текстах? Расслабьтесь, это всё несерьёзно. Это весёлый проект, просто пойте и получайте удовольствие, развлекайтесь.

— Спасибо. Что, со стороны, кажется, что я зажат? Просто стараюсь делать любое дело хорошо. А Вы, Тоня, работаете или развлекаетесь?

— И то, и другое. Не работать я не могу, хочу, чтобы проект получился. Но всё, что здесь происходит, меня жуть как развлекает. Я умею находить удивительные вещи везде, где бы я ни была. Могу напрочь забыть о работе. У меня есть волшебное средство.

— Интересно…

— Могу продемонстрировать.

Это были те случайные несколько минут, когда мы были одни в курилке. Я вынула из сумочки черную атласную повязку для сна, аккуратно сняла с Игоря очки, и надела её ему на глаза. Я впервые дотронулась до него, он не сопротивлялся. Эта была смелая шалость…

— А дальше, — сказала я, — Вы представляете себе всё, что угодно, нужна только фантазия.

Он сидел и ждал, пока я сама закончу этот эпизод. Это длилось несколько мгновений. Я сняла чёрный атлас с его лица. Глаза встретились. Он был немного смущен, но смотрел на меня с интересом.

Игорь ловил мои подачи. Ему понравились мои прикосновения и прямые взгляды. Он так спокойно реагировал на мои действия, что я быстро поняла: эта застенчивость — всего лишь костюмчик, надетый к месту и ко времени.

Следующий эпизод случился после репетиции в ресторане. Игорь был без машины, и я предложила его подвезти. Он отказывался, но недолго, вроде бы как не хотел обременять, но очень ждал, что я буду настаивать. Я настояла.

Мы сели в машину. Неловкости не было, повод был хороший и очень естественный. Я чувствовала волнение, его присутствие явно будоражило мое воображение, мне было интересно. Я не торопилась. Очень не хотелось быть режиссером поставленной пьесы. Мне хотелось знать, что же он хочет сам? Нет смысла подталкивать человека. Вся прелесть в доброй и сознательной воле. Пришло время особенного шага с его стороны, чтобы перейти на «следующий уровень».

Шли секунды, молчание, вдох и… он потянул свою руку к моей…

Вот она, химия! Физика! Как угодно, но без этого не случаются отношения!

Пока ты не хочешь дотронуться или подойти так близко, чтобы услышать другое дыханье, пока нет этого кружения в голове, кровь не приливает к щекам, и где-то внизу живота не завязывается узел, это так и останется на уровне приятного общения и никогда не перерастет в волшебные отношения.

— Вы рискуете, Игорь, сейчас увезу Вас на край света…

— Уже увезите меня куда-нибудь…

Отлично! Гонг! Вы проходите во второй тур!

Правила игры приняты. Всем интересно. Настроение стремительно взлетело вверх!

Мы очень подходили друг другу. Я такая жадная до этой жизни, любопытная и щедрая. У меня было то, в чём он нуждался. К тому времени, как мы оказались в этой машине, он проявил уже столько вкусовых совпадений со мной, что мне безумно интересно было заглянуть дальше в его мир.

Мы столкнулись этой ранней весной, в этом провинциальном городе N, на этом проекте, в этой промёрзшей машине, столкнулись, чтобы точно не пройти мимо друг друга, заглянуть в душу, напиться и, переродившись, навсегда перестать быть теми, кем были раньше.

Удивительное ощущение… Начало…

Пока это было начало нашей игры.

Если ты не делаешь первый шаг, хоть куда-нибудь, ты точно никуда и не придешь, ни к плохому, ни к хорошему, ни к какому. Чтобы что-то случилось, должно быть начало.

Классно, когда в эту игру вовлечены люди умные и самодостаточные, она становится сложной, интересной и непредсказуемой. Это, пожалуй, единственная игра, в которой никто не делает никаких ставок. Сама возможность такой игры и есть главный выигрыш.

Чего нам так не хватает? Что мы всё время ищем в этой жизни?

Может быть, у каждого человека есть потребность быть счастливым? Я имею ввиду, состояние, когда и внутри у тебя так хорошо, что улыбка с лица не сходит, и вокруг всё тоже просто отлично: радует, вдохновляет, как минимум, не бесит. Внутри себя мы всегда знаем, когда счастливы. Мы зачастую не знаем, куда, в какую сторону кинуться за этим счастьем: может, это любовь, может успех и признание, может быть, что-то совсем другое?.. Может быть, мы ищем это ощущение счастья, бессознательной радости? Когда мы, наконец, его встречаем, то безошибочно узнаём. Те, кто понимает, что без счастья ему совершенно невозможно, ищет это волшебное состояние, пробуя жизнь на вкус во всех его направлениях, одним только этим поиском уже делают половину своего счастья.

А, может быть, люди очень хотят найти в обычной жизни такие ситуации, где бы можно было почувствовать себя героем? Нравиться самому себе — это, определенно, одна из частей счастливого состояния. Мы же в детстве мечтали о том, что однажды спасем человечество, или твоей подружкой будет Мисс Мира, или музыка, которую ты напишешь, прославит тебя и соберёт вокруг тебя толпы поклонников. Где затерялся наш герой? Каждый день, как День Сурка. Наверное, есть повод что-то поискать.

И вот, мы придумываем игры, разные такие взрослые игры. Ну вот, конкурс, например, разве не прекрасная возможность стать героем — Первым среди Первых? Или, там, хобби себе всякие находим. У меня есть один знакомый бизнесмен, тихий такой, неприметный, «миллионер подпольный», он всякий экстрим предпочитает. Ездит по стране на мотоцикле, например, дней десять под дождем, или зимой на снегоходе «переход через Альпы» устраивает. Кто-то в истории сомнительные ввязывается, кто-то чатится в интернете, развлекаясь в параллельном мире. Одним словом, каждый добирает своего «героя», кто как может.

Конечно, бывают такие выскочки, которые пытаются свою настоящую, реальную жизнь прожить героически. «…Кто живёт по законам другим, и кому умирать молодым…»

Но мы не такие смельчаки! Мы забираемся на чердак и играем с тенью от собственных пальцев.

И это прекрасно! Счастье и герой своими руками!

Этим я и занималась в своей жизни. Играла во «взрослые игры», ввязывалась в истории, переводила дух от захватывающего экстрима, исследовала человеческие души, с удовольствием находила прекрасных людей вокруг и отчаянно дарила себя.

Я — счастливая. Я — герой. На моей жизненной полке достаточно интересных книг: романы, повести, коротенькие новеллы и очерки. И совсем не важно, придумала я эти истории или прожила по-настоящему. Для меня всё, что происходит в моей голове и в моём сердце — полная реальность. И если я чувствую, то я живу.

Письма

И было слово.

Я первая написала ему письмо. Оно было короткое, написанное на бумаге. У меня оно не сохранилось. Смысл его сводился к тому, что «…я увидела что-то в его глазах, это заставило меня нарисовать чудесные картинки, но так страшно, потому что всё знаешь наперед, и, наверное, мне не стоит…», что-то в этом роде.

Я оставлю ему эту страницу. Если он когда-нибудь прочитает эту книгу, то впишет недостающие строки этого моего первого письма. Конечно, если оно сохранилось.

И если я его знаю достаточно, то он хранит его.

У нас была очередная репетиция. Я положила на стол письмо.

— Это Вам.

— Спасибо.

Он не спросил: «Что это?». Он сразу всё понял.

Этот взгляд.

Глаза говорят о многом тому, кто хочет в них читать. А я очень хотела читать. Но слово — это инструмент передачи нашей мысли другому человеку. Взгляд, улыбка, выражение лица… мы можем только догадываться о смысле этих жестов, но слово переводит эфирную материю в реальную. И ты уже можешь потрогать его — это чувство другого человека — вернуться к нему ещё раз, при желании, перечитав слово.

«Здравствуй, Игорь!

Антонина. Март 2014»

Я с нетерпением ждала ответа. Репетиции были не каждый день, какое-то время пришлось потомиться. Если учесть, что текст письма был хоть и небольшим, но достаточно смелым, даже откровенным, то я, конечно, рисковала. Ведь могла быть какая угодно реакция, но я читала в его глазах: он тактичный и скромный. Он не обидит меня, в крайнем случае, он просто закончит игру. Через день я получила от него ответ.

Он передал мне его на репетиции. Сердце колотилось, в горле стоял комок, а мне ещё петь! Мне не терпелось прочитать ответ. Не помню, где это было: в машине или дома, но я не могла оторвать глаз от этих строчек. Я перечитывала и перечитывала их снова. Какая удача! Я не ошиблась, он действительно тонкий и глубокий, и я ему интересна, и он меня услышал.

«Дорогая Тонечка, я благодарен тебе за чуткое и нежное письмо. Смогу ли я так же изысканно изложить пару глупых своих мыслей?

Твои сомнения лишь подтверждают, что ты — человек тонкий и думающий. Это удивительное и редкое качество. И мне очень понятны твои многоточия… Тебе не о чем беспокоиться. Запретные желания живут в каждом из нас. И пусть они будут и даже иногда сбываются, потому что отсутствие желаний — Ад. Внутреннее иррациональное эго не стоит безжалостно подавлять. Думай о хорошем! А наши «танцы на грани весны» останутся тайной.

Игорь. Апрель 2014»

Тогда ещё у каждого была своя жизнь. Много работы, других дел, которые имели значение. Они и потом имели значение, но с какого-то момента мы перестали жить отдельными жизнями.

Началась череда наших писем. Мы писали друг другу обо всём. Это были и очень личные письма, и просто мысли. Всегда это был порыв что-то сказать. Это не было обязанностью или договорённостью: написал — ответь. Они всегда были неожиданными. Надо учесть то, что в нашем небольшом городке мы ещё и достаточно часто встречались. Но письма могли передать то, что неловко или не к месту было сказать при встрече, а не поделиться уже невыносимо. Мы с ним нашли друг в друге своего благодарного читателя и с удовольствием делились собой.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 288
печатная A5
от 335