электронная
400
печатная A5
459
12+
Точка отсчёта

Бесплатный фрагмент - Точка отсчёта

Философская лирика

Объем:
122 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4490-3361-1
электронная
от 400
печатная A5
от 459

Точка отсчёта

В каждой маленькой песчинке

Своя крутится земля.

Даже в маленьких росинках

Свои плещутся моря.

Во всём есть своё начало

Самых главных величин.

Всё рождается как малое

И становится большим.

Так же буковка, сначала —

Слово, строчечка, скользя.

А глядишь, и написалась

Биография твоя.

И весь мир — всего частица

От рожденья своего.

А кругом — моря и птицы,

И всё просто и легко.

В каждой маленькой песчинке

Своя крутится земля.

Даже в маленьких росинках

Свои плещутся моря.

Во всём есть своё начало

Самых главных величин.

Всё рождается как малое

И становится большим.

Причал

Судьбу свою я укачал,

Где океан швыряет злобный.

Разрушен старый мой причал

И не дано мне знать, где новый.

Волна соленая бьёт в грудь.

Все компаса уже ни к чёрту.

Куда несёт и есть ли путь

У парусов почти что мёртвых…

Чаша

Не расплескай, несущий, чашу,

В которой до краёв вода.

И не забудь о дне вчерашнем,

Где иссушала всё жара…

Хотелось капельки бы влаги

Губам потрескавшимся дать.

Да чашу полную, что дали,

Тогда сумели расплескать…

Не звонят и не приходят

Не звонят, нет у порога.

Видно кончилась нужда.

Старость — это вещь убогая,

И кому она нужна?!

А ещё вчера, все в очередь,

У дверей ждали меня.

Дай, старик нам пару строчек —

Сроки музыки горят.

Нужна песня до зарезу,

Нужен шлягер снова твой.

И писал, куда я денусь,

Когда встали над душой.

А сегодня всё иное.

Говорят не тот формат.

Под фанерное такое

Твои рифмы не звучат.

Всё испето, всё испито.

Серебро искрит волос.

И концертами забыто,

Что ты в строчках перенёс..

Но у времени закон есть —

Сердцу трудно всё равно

Жить без наших старых песен,

Что не пелись так давно.

И моя сегодня старость —

Это молодость моя.

А что нужно — только малость,

Чтобы слушали тебя…

Иное

В чертах твоих любимых, вдруг родное

Однажды начинает исчезать.

А иногда далёкое, иное

Способно близким и знакомым стать.

И не понять, закон ли то привычки

Или устал от постоянства глаз.

А может просто ищем необычное

Не в том, что окружает нас сейчас…

Высший смысл

В чём высший смысл — порой и не понять.

Верней, конечно, что — то понимаем,

Но как — то вскользь, ещё не принимая

Как данность, и как божью благодать.

Да как принять,

Что не дано понять?

Тот бред

Горячечный тот бред

Приносит сон мне снова:

Душа даёт обет —

Не обретаться словом,

Священным тем «прости»

За ветхие заветы,

Где нянчили любви

Наивные приветы.

А сна струится пот

По лбу и по подушке.

Душа зовёт и вот,

Как — будто я послушник,

У всех монастырей,

Напялив лик от Бога,

Прошу душу скорей —

Исповедай немного…

Последний шаг

Хочу ступить последний шаг

Не там, где ветер мнёт дорогу —

По этой пройдено так много,

Что не забыть её никак…

Хочу найти другую нить,

Дороги той, что показалась,

Ещё никак не развязалась,

И только метит новый путь…

О плохом

По — плохому всё сойдётся.

Да, бывает иногда.

Но сойдётся — разойдётся

И исчезнет навсегда

Не само — собой, конечно,

Нужна крепкая рука,

Чтоб плохое всё навечно

Твой запомнило кулак…

О себе

Шальная молодость уходит

И остаётся на душе

Всё то, что пенной брагой бродит,

И поцеловано уже…

Часы и время

Время можно изменить,

Время можно подкрутить

Хоть назад, а хоть вперёд —

Всё равно куда идёт…

Но всё это на часах,

С ремешочком на руках.

На деле, тем не менее,

Совсем не стрелки время.

И как бы мы не тужились

Оно всегда как нужно

Идёт и в уходящем,

И в новом приходящем.

А то, что видим на часах —

Секунды только впопыхах…

Вперекор судьбе

А у причалов поезда.

Гудят по рельсам пароходы.

Вот так всегда, вот так всегда

Всё перепутано на годы.

Тому, что надо по воде,

Идёт по этим рельсам странным,

А что-то, вперекор судьбе,

Всё ищет дебри океана…

Что черти иль не черти

Что черти иль не черти,

У последней у черты,

Даже самая черта

Уже не стоит ни черта…

Собирается по шёпоту

Собирается по шёпоту,

Понемногу, по слогам.

И приходит слово с опытом

И со слухом пополам.

И не важно, как услышано,

И кем понято вполне.

Главное, что слово вышло

На родимом языке.

Не забывай слова иные

Не забывай слова иные.

Не те, что в летний звездопад

Тебе влюблённо говорились,

Что душу хоть сейчас в оклад.

А те, когда уже в сединах,

Пришла последняя зима

И звёзды вроде не сердиты,

За не иные те слова…

Когда последним вдохом обретёшься

Когда последним вдохом обретёшься

В случайном сне.

То, испугавшись, вновь проснёшься —

Всё это — не ко мне…

А в жизни, вдохом задохнувшись,

Когда не дышит он,

Уже не выйдет запахнуться

Случайным сном…

В меня летели пули — годы

В меня летели пули — годы,

И убивали наповал.

А медсестра всё с поля боя.

Пыталась вынести меня.

Всё с поля боя этой жизни,

Где я ничем не знаменит.

Прости, сестрёнка, что так вышло.

Тем более, что я убит…

Старят не морщины

Старят не морщины —

Это не причина.

Старят не года —

Это не беда.

Старит то, что летом,

Тем июльским где — то,

Потерял ты детство

С каплями дождя…

Нитка тонкая свисает

Нитка тонкая свисает,

Держит пуговку мою.

И ещё того не знает —

Всё давненько на краю.

На краю давно паденья,

За которым не сыскать

Этой пуговки стремленья

Закатиться под кровать..

Истоки дней бегут ручьями

Истоки дней бегут ручьями,

Ладошку ждут твоей руки.

А мы огромными глотками

Всё уменьшаем путь реки.

Всё уменьшаем, уменьшаем

Её спокойный поворот,

А там уже никто не знает —

Что нас за поворотом ждёт…

Не забывай про старые места

Не забывай про старые места.

Хотя, как знать, а что подаст нам память:

Бокал с вином, где юная лоза,

Или стакан и то, что в нём осталось…

Суть неизменного

Всё меняется — моды, погоды,

Иногда даже серые дни.

Не меняются только заботы.

Как всегда, неизменны они…

И что этим заботам неймётся,

Как управу на подлых найти?!

Только с этими мы разберёмся,

Ан, другие уже на пути…

И что ты снова снишься Богу

И что ты снова снишься Богу —

При том, уже в который раз?!

Так понемногу, понемногу,

Всё оставляя про запас…

А в том запасе вновь убога

Твоя извечная печаль —

А как молиться надо Богу,

Чтоб было никому не жаль…

Пока она летит

Не исчезай, пока она летит,

Звезда, с почти исполненным желаньем,

Когда вся юность возвращается в пути,

Но не назад, а в вечность мирозданья…

Наш путь

Наш путь проходит чрез раздумья

О нашей жизненной судьбе…

Капель весны, стенанья бури,

Хмельные ветры на земле…

А мы идём, траву сминая,

И сердце вдохом жмёт в груди,

И что — то помним, что — то знаем,

И что — то хочется найти

За тем далёким поворотом,

Что назначает новый путь,

Как откровение от Бога,

И что никак нельзя минуть.

Все времена похожи

Все времена похожи

Одним.

Когда все схожи

Огни —

И майских звёзд,

И тех степных костров,

С которыми огонь принёс —

Любовь…

Прости, веселый Бог

Прости, веселый Бог

За то, что ты скрываешь

Всю поросль тех туч.

И с нами понимаешь,

Что в вате этих черт

Не наш извечный черт,

А то, что сам не знаешь…

,

Блюду судьбу

Блюду судьбу и не перечу

Её идее кривизны.

А просто так иду навстречу

Туда, где больше белизны.

Где чистый лист простой бумаги

Не даст слукавить и соврать.

И кто — то карандаш оставил,

Чтоб что — то прямо написать…

В скрипящих ступенях памяти нашей

В скрипящих ступенях памяти нашей

Есть жалкий удел воровства.

Отмычку вставляешь, а всё — таки страшно —

А вдруг есть секрет у замка…


Отмычка застрянет и дверь не откроется

И надо ни с чем уходить.

А вроде ты к этому долго готовился

И много хотел прихватить…


В скрипящих ступенях памяти нашей

От воровства что — то есть.

И даже тогда, когда дверь нараспашку —

В квартиру боишься залезть…

Невидимка

Когда нежданно-негаданно

Томить начнут серостью дни —

Набросьте накидку тумана,

Чтобы исчезнуть в дали.

Чтобы исчезнуть навеки

От всей мирской суеты

До самой невидимой вехи,

До самой последней версты…

Я учусь по слогам

Я учусь по слогам

Книгу жизни читать.

Ещё мало я там

Что могу разобрать.

Ещё многое в ней

Меня ждёт впереди.

И хочу поскорей

Я к словам перейти.

Книга жизни моя.

Пахнут вкусно листы.

Всё понятней слова

И всё мельче шрифты…

За чередой бегущих дней

За чередой бегущих дней,

Я свято верю только ей

Надежде в то, что напоследок

Сяду за стол не из объедок

И даст мне Бог, чтобы поднял

С красивой женщиной бокал.

И ПУСТЬ ТВОИ УСТАЛИ НОГИ

И пусть твои устали ноги

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 400
печатная A5
от 459