электронная
126
печатная A5
295
18+
Тьма&свеТ

Бесплатный фрагмент - Тьма&свеТ


4.4
Объем:
70 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-4447-3
электронная
от 126
печатная A5
от 295

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

***

Мои стихи лишь те поймут,

Кто светом брошен был во тьму,

Лишь те себя средь них найдут,

Кто не поверит никому.


Мы были преданы добром,

Что говорило: «Тьма — есть дьявол»,

Но мы без света не умрём,

Мы жаждем, чтобы мрак всем правил.


Мои стихи совсем иные,

Я их пишу слезами правды,

Мне не нужны для них чернила,

Прошу, в покое нас оставьте!


Быть тёмным — значит быть другим,

Таким, кого боятся люди.

Но тёмным быть — не значит злым,

Кто нас поймёт, тот не осудит.


Мы лишь узрели мира гнилость,

Узрели подлость, ложь и грех;

Дурак — кто верит в свет и милость,

Вот почему не любим всех.


Мои стихи не все поймут,

Они не писаны чернилом,

Пускай их люди в клочья рвут,

Но свет не будет править миром!

Рассвет

Утром прохладным за час до рассвета

Сам я гуляю в лесу тихом где-то,

Белый туман вниз по склону стекает

И в самом первом луче солнца тает.


Ветер так нежно, почти незаметно,

Тихо колышет дубовые ветви,

Солнечный свет проникает сквозь крону,

Дальних гор пики объявши короной.


Утренний воздух вдыхая всей грудью,

Я на мгновенье о всех вас забуду,

И растворяясь в солнечном свете,

Словно туман, ухожу на рассвете.

Роза

Розы красной изящный куст

С лепестков уронил слезу,

Из безмолвных кровавых уст

Доносился шёпот в лесу.


Протяну я к цветку ладонь,

О шипы больно уколюсь;

Розы яд жжётся, как огонь,

Кровью алою обольюсь.


Окропив куст колючий ей,

Я с печалью в душе уйду,

Потому что, оставшись с ней,

Неизбежно я пропаду.


Мне любить её — тяжкий груз,

Чем сильней её обниму,

Тем сильнее я уколюсь,

Посему лучше быть одному.

Заберите меня домой

Как же грустно бывает порой,

Если знал бы хоть кто-нибудь,

Но печаль прячу под корой

И себе говорю: «Забудь!»


Из меня утекает свет,

И всё больше вползает тьма;

Я ищу на вопрос ответ:

Вечной будет ли эта тюрьма?


За окном идёт дождь с утра,

Ядом горьким печали тень

Нагоняют ко мне ветра,

И проходит так каждый день.


Сердце рвёт боль души моей,

И схожу я уже с ума;

Так хочу я домой скорей,

Чтоб развеять тоски туман.


Там, где я нахожусь сейчас,

Не хочу никогда больше быть.

Бесконечно здесь длится час,

Как же хочется всё забыть.


Слёзы каплями серебра

Упадут из очей моих,

У себя самого забрал

Я возможность не тратить их.


Как скучаю по маме своей,

Что ждёт дома одна меня,

Каково же, должно быть, ей

Не видать сыновей ни дня.


Не хочу больше быть один,

Мне наскучила грусть моя,

Я судьбе своей господин,

Надоело сидеть в тенях.


С грустной песнею на уме

Я купаюсь в слезах небес,

И ничто так не нужно мне,

Как сбежать от проблем всех в лес.


Никогда не бросай свой дом —

Ты соскучишься по нему;

Под дождём попивая ром,

Не поплачешься никому.

Вечером с чашкой тёплого чая

Вечером с чашкой тёплого чая,

Глядя в окошко, по дому скучаю;

Нервные будни меня угнетают,

Грусть, словно сахар, моя пусть растает!


Мятные листья в воде утопают,

Первый глоточек стресс мой снимает;

В чашке стеклянной витают чаинки,

Я утираю безмолвно слезинки.


Пар ароматный над чашкой поднялся,

Я, улыбаясь, в мечтах затерялся;

Пусть за окном нестихающий ливень,

Дождик бывает по-своему красивым.


Пусть и тебя ничего не тревожит,

Лишь выпей чаю — сразу поможет,

Всё позабудь, что тебя угнетает,

Пусть и твоя грусть, как сахар, растает.


И остаются на дне моей чашки

Мятные листья и листья ромашки,

Капли последние уж допивая,

Всё хорошо будет — я понимаю.

Сияние

Снедаемый печальною тоской,

Во тьме ты прибываешь постоянно,

Но в жизнь придёт однажды день такой,

Когда печали тень исчезнет безвозвратно…


Внутри тебя зажжётся свет,

И заиграет на лице улыбка,

Ты темноте вдруг скажешь: «Нет!»

Поймёшь, что грусть была ошибкой.


Гряда дождливых чёрных туч

Забудется тобою пусть,

А солнца яркий светлый луч

В тебе сжигает мрак и грусть!


По истечению сотни лет

В очередной свой день рождения

Сиянью скажешь ты: «Привет!» —

Оно поднимет настроение.

Я отправляюсь в мечту

Мой старый дом на обломке земли

Мир свой покинул родной;

Двери наружу сейчас же запри

И в путь отправляйся со мной!


В свете космическом тает реальность,

Я отправляюсь в мечту;

Мне надоела людей аморальность,

Новую жизнь я начну.


В небо взлетая всё выше и выше,

Я отдаляюсь от вас,

Ваш приземлённый шёпот не слыша —

Шёпот тупых серых масс.


Время не властно над миром этим,

Я здесь — бессмертный король,

И возрождаясь в неоновом свете,

Буду играть свою роль.


Прошлое звёздною пылью взлетает

И исчезает во тьме,

Так постепенно я забываю,

Кто кем приходится мне.


Я стал рабом мира грёз и фантазий,

Мне сладких снов пожелайте;

Я не вернусь в мир уродов и мразей

И лишь скажу всем: «Прощайте!»

Мечтать не вредно?

Сказал однажды кто-то, что мечтать не вредно

И что вредней гораздо вовсе не мечтать;

«Всё относительно, — скажу я непременно,

Скажу: — Во всём необходимо меру знать!»


В мечтах возможно мир построить

И в нём же время коротать,

Но чувство меры нужно помнить

И про реальный мир не забывать.


В мечтах всегда намного лучше —

В них солнце ярче, травы зеленей,

В сравненьи с ними сей мир — худший,

В нём хочется мечтой забыться поскорей.


Всем нам порой необходимо

О лучшем мире помечтать,

Но помните о чувстве меры,

О нём не стоит забывать.


И игнорировать сей просьбы

Не смейте, люди, никогда!

В мечтах забыться очень просто,

Они затянут навсегда!

Камень желаний

С небес на землю камень как-то раз упал.

И слух прошёл, что он волшебной силой

обладал…

Лишь стоило его коснуться, как он желанье

исполнял,

И сразу же толпу народа камень тот вокруг себя

собрал…


У каждого своё желанье было:

Кому богатство, а кому любовь;

Но уступать никто уж был не в силах,

За камень стала проливаться кровь.


Вскружила алчность голову народу,

В толпе друг друга люди стали убивать;

Покуда к камню не было проходу,

В людской крови земь продолжала утопать.


В итоге жив один лишь среди них остался,

Желание своё он наконец-то загадал,

Но то обычный камень оказался;

За что народ здесь столько крови проливал?


Подумал про себя мужчина:

«Урок сей навсегда учту».

В миру всем правит бесовщина,

На что же вы готовы за мечту?

Сон

Тёмной ночью я и ты

В царстве мёртвой тишины;

Звёзды шепчут нам с небес:

«Полночь — это час чудес».


По земле ползёт туман;

Это сон, а сон — обман,

И раз так, идём со мной —

Потанцуем под луной.


В небе сумрачном комета

Дарит нам крупицы света;

В романтичной тишине

Ты прошепчешь что-то мне.


Мир холодной красоты,

Недоступной высоты,

Безграничностью маня —

Создан только для меня.


Здесь сбываются мечты,

Здесь лишь я и здесь лишь ты;

Здесь нет лета и весны,

Здесь реальность — это сны.


По траве пускает волны

Ветер в свете луны полной;

Распускаются цветы:

Роза — я, мимоза — ты.


Жаль, что нереален ты,

Мир холодной красоты;

Я хочу остаться здесь,

Мир мечтаний, я твой весь.


Я тону в своём сознаньи

Средь песчинок мирозданья;

Если это только сон —

Не закончится пусть он!

Лунный свет

Средь ночи я проснусь от сна

И выйду в сад под лунный свет;

Холодный луч мне шлёт луна,

Я в нём любой найду ответ.


Кто я такой и кем мне быть?

Ответ мне дай, о свет луны;

Как долго здесь я буду жить,

И значат что все эти сны?


«Ты тот, кем ты хотел бы быть,

Но чтобы стать им, должен ты

Про всё на свете позабыть

И вверх расти, как все цветы.


Забудь о тьме и свет забудь;

Сны говорят, но ты молчишь,

Самим собою только будь

И смысл снов своих услышь».


В туман уходит луч луны,

Вопрос задан и дан ответ;

Реальность то иль только сны —

Мне всё равно, значенья нет.

Голос во тьме

Посвящается Дмитрию Иванчикову

На себе ощущаю этот пристальный взгляд,

За своею спиною твои слышу шаги,

И во снах тебя встретить я всегда буду рад,

Но скажи, почему в них ты кричишь: «Помоги»?


И во мраке мелькает тёмный твой силуэт,

Ты сидишь на кровати со мной рядом в ночи,

Только ты исчезаешь, стоит мне включить свет,

Если ты сейчас рядом, то прошу, не молчи!


Знак подай с того света и скажи, что ты здесь,

Снова тенью явившись, ты со мной говори,

И я твёрдо уверен в том, что призраки есть,

Но зачем же во снах ты кричишь: «Помоги»?


Ты погиб слишком рано, не успев и пожить,

Не успев всё то сделать, что так сильно хотел,

Что тебя так тревожит, умоляю, скажи,

Тебя небо забрало, Боже, как ты посмел?


Когда кроме меня в доме нет никого,

Я боюсь засыпать, слыша голос во тьме;

Я хочу познать тайны сильных мира сего,

Скажи, как научиться говорить с тобой мне?


Ночью снова и снова ожидаю тебя

И за дверью я слышу по паркету шаги,

Ручку двери тихонько потяни на себя,

И, во сне меня встретив, закричи: «Помоги».

Лжегоспод

Капли крови на осколках стекла,

На полу погашенные свечи,

И на стенах висят зеркала,

За окном надвигается вечер.


Уже блекло сияет луна,

Хотя солнце ещё и не село,

И на стуле сидит Сатана,

Как Господь, в одеянии белом.


Он приходит ко всем по ночам

И за Бога себя выставляет;

Присмотрись к его жёлтым очам —

Они пламенем адским сверкают.


Но людей так легко обмануть,

И особенно тех, кто так верит,

Что их крест, согревающий грудь,

Им поможет во зло не поверить.


И Лжегоспод их нежно жалеет,

А потом завлекает во мрак,

Где дух грешников заживо тлеет,

Обращаясь затем в белый прах.


Не спешите довериться свету,

Очень правильно кто-то сказал,

Что опаснее, чем благодетель,

В арсенале нет маски у зла.

Запретный плод сладок

На древе познанья в глубинах Эдема

Под солнечным светом плоды созревают.

И глупая Ева на пару с Адамом,

Сорвав плод запретный, свой рай потеряют.


Их Господ просил не вкушать этих яблок,

Но змей-искуситель бессовестно манит.

И как удержаться? Запретный плод сладок!

Как было им знать, что змея их обманет?


Но разве соврал негодяй им в чём-либо?

Случилось всё в точность, как он обещал, —

Адам вместе с Евой познали всё, ибо

Вкусили тот плод, что любезно он дал.


Их разум постиг просторы вселенной,

Все тайны планеты в себя он вобрал,

Постиг саму сущность души их нетленной,

А Бог их за это из рая изгнал:


«На вечные веки мой рай вы покиньте!

О, сын мой, Адам, ну как же ты мог?

Упавши на землю, в земле и умрите!

На свете всё знать может только лишь Бог!»

Бог в нас не верит

Ветер чуть тёплый дует с Востока,

Дождь ударяет тихо по крыше,

Как же мне вновь обрести веру в Бога,

Если он наши молитвы не слышит?


Бог безразличен к страданиям нашим,

Мы для него — нелюбимые дети.

Как покаяние ты ни покажешь,

Грех твой не сдует порывистый ветер,


Грех не отмоют дожди проливные,

Снег не покроет ошибок твоих;

Мы — дети Бога, но мы неродные,

Господ всегда будет помнить других —


Тех, кто был первым и кто его предал,

Кто не послушал отца своего,

Кто вопреки ему правду изведал,

Кто недостоин был веры его.


Милости просим Иисуса Христа,

Чтоб он распахнул перед нами в рай двери.

Все правду ищут, а правда проста:

Не мы атеисты, а Бог в нас не верит.

Когда-то верил в чудеса

Когда-то верил в чудеса,

Казалось — магия повсюду,

Волшебны были все леса,

Я думал, что всегда так будет.


Но шли года, и я взрослел,

И мир со временем менялся;

Я зло, не истину воззрел,

Мир стал не тем, чем показался.


Здесь только холод, только боль,

Нет ни добра, ни состраданья;

Любви цена здесь — это ноль,

Напрасны были ожиданья.

Муки творчества

С белой свечки стекает воск,

Будто слёзы с усталых глаз,

И печаль наполняет мозг,

Угнетая собою нас.


Муки творчества, что стена,

Не пускают меня в мир грёз,

Я всё жду, что падёт она,

Утопая в дожде из слёз.


Догорает моя свеча,

Аккуратно крадётся тень,

Я бы мог всё с нуля начать,

Но увы, не даёт мне лень.

Черновик

Никогда не поздно меняться,

Словно феникс — из пепла рождаться,

Если вдруг совершаешь ошибку,

То с лица не теряй ты улыбку.


Если перед тобою тупик,

То возьми в руки ты черновик,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 126
печатная A5
от 295