электронная
112
печатная A5
712
16+
Тирамису для одинокого детектива

Бесплатный фрагмент - Тирамису для одинокого детектива

Объем:
682 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-6163-9
электронная
от 112
печатная A5
от 712

Глава 1

Александр Воропаев задумчиво смотрел в лобовое стекло своей машины. Он уже час казалось, пребывал в растерянном состоянии, пытаясь осмыслить ту информацию, что получил только что по телефону. Четыре месяца назад он затеял своё собственное расследование, пытаясь распутать тайны своей личной жизни, когда впервые закралось подозрение о том, что он стал отцом во второй раз.

На свадьбе лучшего друга увидев женщину с малышом на руках, которую любил, был поражён настолько, что поначалу не мог даже логически дать всему этому объяснение. Получив тонкий намёк от молодожёнов о своей причастности к этому казусу, он тут же направился вслед за Маргаритой, которая поспешно покинула свадьбу, чтобы выяснить своё предположение. Но получив в тот день жёсткий отпор от неё, и увидев её категоричное нежелание продолжать этот разговор, поспешно удалился из её квартиры, опасаясь напугать малыша.

Но мысли с того дня стали давить тяжким гнётом на голову, не давая спать по ночам. Постоянно представлял перед глазами лицо мальчика, и ему казалось, что он видел свою точную копию. Его глазки, носик и даже улыбка так напоминали его самого в детстве. Только одна мысль о том, что Маргошка могла в тайне родить от него, переворачивала всё в его душе от радости, и в то же время сжимала сердце в сгусток боли, потому что до сих пор любил её до безумия, и не мог смириться с их расставанием.

Их случайная встреча произошла полтора года назад по вопросам его детективной деятельности и поначалу была похожа лишь на обычные деловые отношения. Она сделала заказ на расследование частного порядка, а он его осуществил.

Внезапные чувства нахлынули гораздо позже, когда между ними, словно проскочила невидимая искра, поразившая их обоих, словно молния. Когда оба поняли наверняка, что расставаться после окончания его работы, уже не захотят никогда. Постепенное и неспешное развитие отношений, когда казалось, он впервые был терпелив до предела и мог ждать её ответного шага навстречу бесконечно.

Дерзкий и своенравный характер, роскошная жгучая красота этой женщины казалось, поработили его и заставили потерять волю и прежнюю любовь к свободе. Он готов был бросить к её ногам всё, что только мог, лишь бы завоевать сердце этой неприступной красавицы. И когда, наконец, испытательный срок для него закончился, и они стали жить вместе, то ему вдруг показалось, что, наконец, его жизнь обрела настоящий смысл, и такое долгожданное счастье. Он засыпал и просыпался рядом с нею, сходил с ума каждый раз от ревности, когда она задерживалась на работе, и умирал от желания, когда снова и снова мог любить её, погружая себя и её в упоительный мир безграничной чувственности и наслаждения.

Разговор о совместных детях завели лишь однажды. Просто в один миг решили отпустить всё на волю судьбы, а всё что оставили себе, любовь и нежность, безграничное обожание и наслаждение друг другом.

Он сделал ей предложение спустя год после их знакомства в первый весенний день. Когда понял в одночасье, что жизнь одинокого волка, должна быть окончена и пришло время создать семью, чтобы, наконец, ощутить полноту и целостность своей жизни. Месяц подготовки к свадьбе, планы и мечты о будущем разбились на осколки стремительно из-за досадного недоразумения, которое привело в итоге к их поспешному разрыву и окончательному расставанию.

В тот фатальный день его не было дома. Задержавшись у своего клиента в офисе дольше обычного, он вернулся в квартиру только поздно ночью и неожиданно застал там свою бывшую жену, наводившую порядок в комнатах. Все шкафы были открыты, и там, где прежде висели вещи Маргариты, зияла абсолютная пустота.

Не став ничего расспрашивать у Елены, он стремительно выскочил на улицу и поехал на квартиру Риты, намереваясь выяснить причину её ухода. Но вместо этого удостоился нелицеприятных оскорблений в свой адрес о своей неразборчивости и адресное направление к своей бывшей жене, чтобы у неё узнать все подробности произошедшего. Он пытался воззвать к её благоразумию, но громко хлопнувшая перед его глазами дверь, была предельно ясным ответом на все его поставленные вопросы.

Домой вернулся в мрачном и подавленном настроении. Он не мог найти объяснение всему случившемуся. Переступив порог своей квартиры, опустился на стул у окна в кухне и молча посмотрел на свою бывшую жену, которая как ни в чём не бывало, помешивала в сковороде приготовленный ужин и рассказывала ему о том, сколько им пришлось пережить с сыном, прежде чем они вернулись в Россию. На его вопрос о том, как она оказалась в квартире, и что случилось с Ритой, отвечала уклончиво. И пыталась привлечь его внимание, только к своей персоне.

Скандальный развод со вторым мужем, вынудил её поспешно покинуть Америку и вернуться в Россию. Отсутствие родственников и подруг в городе заставили её воспользоваться ключами от их некогда общей квартиры. Елена пыталась воззвать к его чуткости и заботе о сыне, и позволить им остаться у него в доме хоть на несколько дней. Просила прощение за прошлое и молила дать шанс им обоим, попробовать начать всё сначала.

Воропаев слушал её признания равнодушно. Их развод четыре года назад по причине её измены давно перечеркнул всё хорошее, что было между ними когда-то, и о возврате к прошлому, о котором она ему в тот вечер твердила, не переставая, не могло быть и речи. Только ради сына позволил им остаться у него в квартире на пару дней, после чего сам подыскал им подходящее жильё и, оплатив его на первый период времени, помог перевести все вещи.

Но попытка вернуть Марго после их переезда так и не увенчалась успехом, несмотря на его ежевечерние дежурства возле её дома и днём на работе. Их последний разговор, состоявшийся в её кондитерской за несколько минут до закрытия, дал ему окончательный ответ. И вынесенный вердикт, прозвучавший с её уст, окончательно перечеркнул все его планы и надежды о дальнейшей совместной жизни с любимой женщиной.

— Сашка, ну ты чего застыл? — стук в стекло, и громкий голос друга заставил его прервать воспоминания и посмотреть в окно.

Полонский держал на руках дочь и обнимал жену за плечи, которая крепко прижимала к своей груди огромный букет роз. — Ну, давай быстрее, они скоро появятся, — Ростислав махнул ему рукой, поторапливая.

Воропаев натянуто улыбнулся и, распахнув дверь машины, вышел на улицу. Открыв задние двери, достал букет белоснежных роз и направился вслед за друзьями к лестнице, расположенной у входа в перинатальный центр.

Остановившись на первой ступени, он перевёл взгляд на Марго, которая держала на руках сына и небольшой круглый букетик цветов. Её короткое платье цвета осенней листвы нежно обволакивало её стройную фигурку. Изящные босоножки на шпильке подчёркивали стройность ног и визуально делали её несколько выше.

Она повернула голову, заметив на себе его пристальный взгляд и молча кивнув в знак приветствия, снова перевела взгляд на лестницу.

Александр опустил глаза и посмотрел на малыша. Мальчик в нарядном комбинезончике тёмно-синего цвета и белой рубашечке с вышитым рисунком, болтал ножками в крошечных сандаликах и держал во рту указательный пальчик правой руки. Он смотрел на Воропаева с улыбкой и Александр невольно улыбнулся ему в ответ.

Раздавшиеся внезапно громкие крики и овации, заставили его резко повернуть голову и посмотреть на Стефанию и Эльдара, который держал в своих руках два одинаковых атласных кружевных конверта, отличающихся лишь цветом опоясывающих их атласных лент. Одна из них была синей, вторая розовой.

Новоиспечённые родители ослепительно улыбались и провожали счастливыми взглядами огромные связки воздушных шаров, которые были отпущены в небо прямо перед их глазами, многочисленными друзьями и знакомыми.

Томашевский коснулся губами щеки Стефании и медленно начал спускаться по ступенькам вниз.

Желающие взглянуть на новорождённых столпились возле него плотным кольцом, и когда мордашки мальчика и девочки предстали взору собравшихся, всеобщей радости и эйфории не было предела, от чего два долгожданных представителя рода Томашевских сморщили носики и в два голоса отчаянно заревели.

Стеша забрала из рук мужа дочь и прижав к себе, принялась успокаивать малышку.

— Давайте все по машинам и к нам в особняк. Там продолжим наш праздник, — Эльдар махнул рукой и, обняв жену за плечи, направился вместе с ней к своей машине.

Большой дом семейства Томашевских был заполнен людьми до отказа. Сегодня сюда пустили даже журналистов, чтобы, жизнь скандального в прошлом олигарха, после того, как он обрёл своё долгожданное семейное счастье, наконец, стала для всех открытой и прозрачной.

Покормив и оставив детей в спальне, Стефания спустилась к гостям и, взяв Эльдара за руку, села во главе стола.

— Ну, многодетный папаша, поздравляю! — произнёс Ростислав, поднимая бокал в воздух. — Несмотря на то, что я женился раньше, он сумел одним махом обогнать меня по количеству детей. Да, тут явно без его таланта везде преуспеть не обошлось.

Томашевский улыбнулся и, обняв жену за плечи, хитро посмотрел на Полонского.

— Вам никто не мешает догнать нас количеством, тем более думаю самое время. Ваша принцесса уже подросла, — он показал глазами на Надюшку, которая важно вышагивала по полу в красивом атласном длинном белом платье, крепко удерживая своими пальчиками руку его племянника Стаса.

— Мы уже работаем над этим вопросом. Так что недолго вам быть в лидерах… — Ростислав улыбнулся и накрыл руку жены своей ладонью. — Хочу сегодня пожелать вашей семье здоровья, любви и тихого семейного счастья. Чтобы вы все были здоровы, ну а мамочке терпения и ещё раз терпения.

— Спасибо, Слава! Ты прав. Терпение мне понадобится больше всего в ближайшее время, — Стеша улыбнулась и коснулась губами щеки мужа. — Саша, что с тобой? — она обратилась к Воропаеву, который смотрел куда-то в сторону.

Томашевская перевела взгляд, заметив, как он не сводит глаз с мальчика Риты.

— Прости, Стеша, просто задумался, — Воропаев улыбнулся и поднялся на ноги с бокалом в руках. — Да, мои дорогие, Славка, абсолютно прав, самое главное в семье это любовь и счастье, но ещё важнее, — он перевёл взгляд на Риту. — Это сохранить эту любовь и не потерять её. Потому что, только потеряв, понимаешь, чего ты лишился на самом деле, и насколько это было важно для тебя. За вас и ваших детей! За всех четверых! — он осушил бокал до дна и присев за столом, снова перевёл взгляд на Маргариту.

Она смотрела на него, не моргая, и лишь периодически опускала голову и нежно касалась губами волос сына. Его сына. Он это точно знал. Для того чтобы увидеть это, не нужно было делать никакие генетические экспертизы. С каждым месяцем его маленький тёзка становился, очень похож на него.

Дома каждый вечер подолгу держал перед глазами две фотографии свою и маленького Сашки, после того как сделал её втайне от Риты на дне рождении Надюши Полонской. И сходство с малышом было настолько очевидным, что ему невольно хотелось завыть в голос от отчаяния.

Воропаев снова отвлёкся от своих мыслей и, осмотревшись по сторонам, заметил, что за столом он остался практически один. Не спеша, поднявшись на ноги, обвёл взглядом зал и, заметив сына, который играл с остальными детьми на ковре, стремительно направился в его сторону.

Опустившись на колени, он молча смотрел на мальчика и когда тот, подняв на него свои глазёнки серебристого цвета, с улыбкой протянул ему какую-то игрушку, сердце Воропаева казалось, разорвётся на части от той нежности, что затопила его сердце до отказа. Он подхватил малыша на руки, и крепко прижав к себе, уткнулся лицом в его волосы, пахнущие спелой ароматной малиной. Несмотря на то, что они практически не были знакомы, малыш не закатился громким криком, а напротив прижался к его груди, словно маленький котёнок и осторожно перебирал пальчиками ткань его рубашки.

— Сыночек мой… — тихо проговаривал Воропаев, нежно касаясь губами его волос. — Как же я тебя люблю… — он пристально всматривался в широко распахнутые глаза малыша.

— Господи, Ритка, как ты можешь на всё это спокойно смотреть? — Стеша дёрнула подругу за руку. — Мне кажется, у меня сердце сейчас разорвётся от боли. Жестокая ты женщина.

Марго смотрела на Воропаева и сына, не моргая.

— А он поступил со мной не жестоко? Вернувшись к своей жене, когда мы жили вместе.

— Что за глупости ты говоришь? Он же тебе сказал, что её появление в его квартире было абсолютно случайным. Она развелась с мужем, и ей просто негде было остановиться с сыном в Питере, а ты вспылила и всё разрушила, — обратилась к ней Маша.

— А разгуливание по его квартире нагишом, это тоже совпадение?

— Но ведь ты не видела его в этот момент с ней рядом. Возможно, его и не было тогда дома.

— Не было? Она при мне обращалась к нему, будто он находился в ванной комнате.

— Не верю я в то, что Сашка был способен изменить тебе, да ещё с бывшей женой. Ты лучше вспомни, как он долго добивался тебя, — Маша с укором смотрела на подругу.

— Помню, добивался. Но я девочки, знаю Воропаева лучше, чем вы, и поверьте, он ещё долго будет оставаться бабником.

— Знаешь, то же самое я думала и о Томашевском, когда начинала с ним жить. Только знаешь, когда мужчина находит женщину, которая становится всем в его жизни, он не ищет никого на стороне, так что послушай более опытных женщин.

Марго улыбнулась.

— Девчонки, спасибо вам за нотации, но не могу я простить его, не могу всё время ходить по краю лезвия и ждать какого-то подвоха с его стороны. Тем более нам никто с Сашенькой не нужен.

— А Воропаеву? Ты хоть раз подумала, каково ему смотреть на своего сына каждый раз и не иметь возможности подойти к нему, взять на руки, прижать к себе, — обратилась к ней снова Стефания.

— Он не знает, что это его сын.

— Не знает? Да это уже для всех стало очевидно. Ты только посмотри на них, да они тянутся друг к другу, — Стеша показала рукой на малыша, который уже сидел у Воропаева на шее и обнимал его ладошками за голову. — У малыша явно не твой характер, Марго, он даже этим пошёл в своего отца.

Марго фыркнула и, посмотрев на Воропаева, который приближался к ним с малышом, резко развернулась и стремительно покинула комнату.

Александр снял мальчика с шеи и не спеша подошёл к Стеше и Марии.

— Девчонки, присмотрите за ним. Я сейчас приду, — обратился он к ним.

— Конечно, присмотрим. Иди ко мне, мой хороший, — Маша взяла маленького медвежонка на руки и, поцеловав его, улыбнулась. — Саша ты не волнуйся, всё с малышом будет в порядке. Иди за ней, и будь настойчивее… — она подмигнула ему.

Воропаев улыбнулся и стремительно направился вслед за Марго.

Приоткрыв большую дверь, Рита остановилась в зимнем саду у окна и задумчиво принялась смотреть в стекло.

Воропаев медленно подошёл к ней и встал за её спиной так близко, что она почувствовала его тёплое дыхание на своей шее.

— Зачем ты пришёл?

— Поговорить.

— Мне кажется, мы всё уже обговорили.

— Давай поговорим снова, — он резко развернул её к себе, крепко сжимая пальцы на её талии.

— Сашка, пусти меня… — она упёрлась руками в его грудь.

— Но ведь ты не хочешь этого… — он склонился и провёл носом по её шее, заставляя её прикрыть глаза. — Зачем ты наказываешь нас обоих и нашего сына?

— Что ты сказал? — она распахнула веки и пристально всмотрелась в его глаза. — Саша не твой сын.

— Да? И поэтому ты назвала его моим именем?

— Я назвала его не потому, что так звали тебя, просто я…

— Марго, ты никогда не умела врать, — он провёл пальцами по её щеке. — Ты же знаешь мои возможности, и если бы я захотел, то уже сегодня бы на моём столе лежала экспертиза, подтверждающая моё отцовство. Но я не сделаю этого никогда, потому что мне не нужно лабораторное исследование. Я, итак, вижу, что этот мальчик моя точная копия, — он сорвался на крик. — Почему ты всегда всё делаешь назло? Как ты не поймёшь, что жизнь — это не театр, где всё можно переиграть. Моему сыну через четыре месяца исполнится год, и весь этот год он живёт без меня, без моей любви и ласки. Ты всю жизнь тянешь всё на себе сама, не подпуская никого близко. И ты считаешь, что это правильно?

— Правильно! — Марго разомкнула его руки. — Так для меня и моего сына будет лучше. Мы живём спокойно и знаем, что нас никто и никогда не предаст.

— Что ты такое говоришь? — он взял её за руку и снова притянул к себе.

— Знаешь, Воропаев, я любила тебя и мечтала о счастливом будущем. Собиралась выйти за тебя замуж, рожать и воспитывать твоих детей, но с тобой осуществить всё это оказалось попросту невозможно.

— Почему?

— Потому что ты, как волк, которого сколько не корми, он всё равно в лес смотрит.

— О чём ты говоришь? Ведь всё то время, что мы вместе, я ни разу не обманул тебя и не причинил боли.

— Не обманул? — она едва не захлебнулась от ярости. — Понимаю, связь с бывшей женой, обманом не считается, ведь у вас это всё по-семейному.

— Что ты несёшь? Я и Елена, давно чужие друг другу люди. Я не прикасался к ней с момента как она, изменив мне, уехала со своим любовником заграницу.

— Ну, видимо её возвращение поспособствовало тому, что вы потянулись друг к другу.

— Рита, ты хоть сама себя слышишь?

— Воропаев, умей признать свою вину. Хватит оправдываться.

— Какую вину? Меня не было дома в тот день, когда она приехала, и ты застала её в нашей квартире. Я вернулся лишь поздно вечером, когда уже обнаружил отсутствие твоих вещей.

— И поэтому она разгуливала по твоей квартире, в чем мать родила, когда я открыла дверь своим ключом. Как она попала в нашу квартиру? Может, объяснишь?

— Я не забрал у неё ключи, после развода. Я ведь не думал, что она когда-нибудь захочет ими воспользоваться. Рита, послушай меня. Я тебе клянусь всем самым дорогим в моей жизни, я не был в квартире, когда она приехала. Поверь мне, прошу тебя. Дай мне ещё один шанс, доказать тебе, что я ни в чём не виноват.

— Нет…

— Почему?

— Потому что этих шансов у тебя не осталось. И главное… — она немного помедлила. — Я больше не люблю тебя, — она обошла его и направилась на выход, но тут же на пороге была перехвачена его руками.

Воропаев крепко прижал её к себе и, несмотря на её яростное сопротивление, накрыл её губы своими.

Хлёсткие удары её рук обрушились на его спину и лицо, но Александр казалось, не чувствовал ничего. Крепко прижимая её к себе, он ласкал её губы и нежно проводил пальцами по её спине.

Рита на мгновение затихла в его руках, и когда он отпустил её, она подняла на него глаза, полные слёз.

— Зачем ты делаешь это, Воропаев?

Он горько усмехнулся.

— А зачем я вообще хожу за тобой уже четыре месяца, как привязанный. Караулю дома и на работе. Потому что я не могу без тебя. Не могу, понимаешь. Все в моём доме напоминает о тебе. Каждая кружка куплена твоими руками, каждая салфетка и полотенце. Ты думаешь так легко избавиться даже мысленно от человека, с которым связаны лучшие воспоминания твоей жизни?

— А ты думаешь, мне было легко в первое время… — она отошла от него в сторону и, опустившись у стены на корточки, склонила голову. — Я ведь думала, с ума сойду, после того как на крыльях прилетела к нам домой с полными сумками вкусностей и хотела рассказать тебе о своей беременности. Думаешь, мне было легко увидеть твою жену, разгуливающую по твоей квартире голой и демонстрировавшую мне сытую удовлетворённую радость на лице, будто бы она только вылезла из твоей постели.

— Ритка… — Александр присел с ней рядом. — Послушай меня, — он взял её лицо в свои ладони. — Не было у меня с ней ничего, и быть не может. В тот день, когда ты пришла, меня не было дома. Чёрт подери, я не знаю, как тебе это доказать. Ну, послушай меня, давай оставим все обиды, умоляю тебя. Дай шанс и мне и себе. Мы должны быть рядом ради Сашки. Я ведь с момента как догадался, что он мой сын места себе не нахожу. Я ведь люблю, люблю вас обоих, — он смотрел в её глаза, не отрывая взгляда. И как только заметил, как по её щекам покатились прозрачные слезинки, склонился и, нежно собрал губами солёные капли с её кожи.

— Давай, попробуем начать всё сначала. Ведь я чувствую, ты любишь меня до сих пор… — он коснулся губами её мокрых ресниц.

Она крепко обхватила его руками за плечи и уткнулась лицом в его рубашку.

— Забирай малыша, и поедем ко мне. Я безумно соскучился. Поедем. Я комнатку для него оборудовал.

Рита подняла на него глаза и улыбнулась.

— Правда?

— Правда. Хочу, чтобы он её освоил, как можно быстрее. Ну, иди за ним.

Рита молча кивнула и поднялась на ноги.

— Я сейчас… — она стремительно направилась на выход из комнаты.

Воропаев поднялся на ноги и, остановившись у стены, прикрыл глаза и улыбнулся.

Его трудный, уложившийся в несколько месяцев марафон, наконец, закончился и теперь он мог вздохнуть, наконец, свободно. Уже сегодня и Рита, и сын будут рядом и он, наконец, почувствует полное облегчение и долгожданный покой.

Внезапно зазвонивший телефон в кармане его брюк, заставил его прервать мысли и с улыбкой посмотреть на экран. Но тут же его настроение резко испортилось.

— Да.

— Саша, у меня проблемы с жильём, — раздался в трубке жалобный голос Елены.

— Какие ещё проблемы? Что ты выдумываешь?

— Хозяйка отказала мне в проживании и сказала, что вернёт деньги за те месяцы, что ты оплатил на год вперёд.

— А в чём дело?

— Её дети переехали в Питер и им негде жить, поэтому мы с Алексеем съезжаем сегодня. Я хотела попроситься пожить у тебя, пока мы не найдём новое жильё.

— Лена, это невозможно, я…

— Что значит невозможно? Это, между прочим, твой сын. Ты и так не принимал участия в его воспитании четыре года, а теперь хочешь, чтобы мы с ним ещё и ночевали на улице, — она повысила голос.

— Прекрати кричать! Я не хочу, чтобы вы ночевали на улице. Подожди немного, я забронирую для вас номер в гостинице.

— Номер? Воропаев ты сбрендил? Я вернулась в Питер насовсем. Насовсем понимаешь? Я буду искать работу, сына оформлять в новую школу. И ты полагаешь, что нам всё это предоставят, если мы будем жить в гостинице?

— А что ты хочешь, чтобы я сделал? Прописал вас обратно?

— А почему нет? Ты несёшь ответственность за сына, а я его мать. Я родила его тебе.

Воропаев обречённо коснулся рукой головы и тут же перевёл взгляд на улыбающееся лицо Риты, которая стоял на пороге зимнего сада с малышом на руках. Она показывала ему пальчиком на него и что-то шептала ему на ухо.

— Ты что молчишь? Ты меня слышишь? Воропаев, я к тебе обращаюсь, между прочим. Так мы можем приехать к тебе сегодня? — кричала в трубку Елена.

— Я заеду за вами сам. Где вы находитесь? — тихо произнёс Воропаев в трубку.

— Там, где ты нас оставил в прошлый раз. Мы на чемоданах. Поторопись, пожалуйста, мне ещё передать ключи хозяйке нужно.

— Через час буду.

— Хорошо, — Елена повесила трубку.

Воропаев убрал телефон в карман, подошёл ближе к Рите и, остановившись рядом, нежно погладил малыша по волосам и, склонившись, коснулся губами его щеки.

— Саш, что-то случилось? Куда и за кем ты поедешь?

— Ритуль, понимаешь… — он взял её пальцы в свою руку и коснулся их губами. — Елене с сыном отказали в съёмной квартире, и мне придётся…

— Понятно… — она развернулась, чтобы уйти.

— Рита, подожди. Куда ты уходишь?

Она резко обернулась.

— Куда? Я еду домой. Ребёнок устал и ему пора спать. Благо у нас с ним есть свой дом и нам не придётся делить его с твоей первой семьёй.

— Ритка, ну как ты не поймёшь, Лёшка ведь тоже мой сын, и я обязан думать и о нём.

— А твоя бывшая жена так в довесок? Слушай, Воропаев, ты или дурак или прикидываешься. Ты что не понимаешь, зачем она заявилась к тебе сразу же после развода с Дэвидом?

— Зачем?

— Твоя жена приспособленка и ей всё равно с кем жить под одной крышей. Лишь бы было уютно и комфортно, и пока у неё нет никого более подходящего, сгодишься и ты, а потом за ненадобностью, она снова тебя вышвырнет. Только я не подбираю то, что вышвыривают другие. Я, знаешь ли, более избирательна в этой жизни. И не смей больше появляться в нашей с Сашей жизни и клясться мне в вечной любви. Тебя для нас больше нет.

— Ритка, не говори так. Ты только послушай… — он схватил её за руку, резко притягивая к себе.

— Отпусти мою руку и не смей больше касаться меня! Понял? — закричала она.

Сашенька сморщил носик и громко заплакал.

Воропаев протянул к нему руки, но Маргарита смерила его уничтожающим взглядом.

— Ну, всё, моё солнышко, не плачь, — она коснулась губами волос сына. — Мальчик мой любимый. Сейчас поедем домой, — она пересадила его на другую руку и, развернувшись, стремительно покинула зимний сад.

Воропаев дошёл до окна и, остановившись у подоконника, пристально всмотрелся в стекло, заметив, как она, попрощавшись с Эльдаром и Стешей, стремительно направляется к своей машине.

Снова зазвонивший телефон начинал действовать на нервы. Вытащив и снова увидев номер телефона Елены, Воропаев от злости запустил им в стену.

— Эй, ты чего разрушаешь моё семейное гнездо? — Томашевский стоял на пороге зимнего сада вместе с Полонским. Он держал в руках два бокала с шампанским.

— Извини, накипело… — Воропаев нервно поправил рукой волосы.

— Что-то случилось? — Ростислав подошёл к нему ближе.

— Чёрт, только помирился с Риткой, а тут Ленка снова нарисовалась на горизонте.

— Что ей нужно? — спросил Томашевский.

— Хозяйка отказала в квартире, и она….

— Напросилась к тебе? — Эльдар улыбнулся.

Воропаев молча кивнул.

— Сашка, крутит она, похоже, что-то. Она не вернуть тебя задумала?

— Я что мальчик безвольный, чтобы меня приближать, потом выгонять за ненадобностью?

— Я просто предположил. Послушай, если им жить негде, может, пусть ко мне переедут? — предложил Ростислав.

— Или к нам? — Томашевский улыбнулся.

— Да, только здесь у вас моей «Елены Прекрасной» и не хватало. Надоело жить спокойно? — он посмотрел на обоих друзей. — Нет уж, пусть живёт у меня. Три комнаты, поделим как-нибудь. Я всё равно туда только спать прихожу. Завтра же начну им подыскивать что-нибудь.

— А что теперь будет с Риткой? — Ростислав пристально всмотрелся в глаза Воропаева.

— А что с Риткой? Никуда не денется, снова будет со мной. Не я буду, если не добьюсь своего.

— Вот это разговор по-нашему… — Томашевский протянул ему бокал с вином. — Нужна будет помощь, ты знаешь, где нас найти.

— Спасибо, но пока попытаюсь сам. Я сегодня уже кое-какой зелёный свет от неё получил, так что, буду теперь идти вперёд, не останавливаясь.

— Правильно. Это только у Славки всё шло, как по маслу. Нам с тобой, к сожалению, с нашими женщинами всегда было нелегко, — Томашевский улыбнулся, делая небольшой глоток шампанского из бокала.

Воропаев улыбнулся.

— Ну ладно, давай лучше вспомним, зачем мы здесь сегодня собрались. Поздравляю, Дар, от всего сердца. Рад за тебя, дружище! Пусть твои Настёна и Вовка растут здоровыми и счастливыми. Кстати, всё хотел спросить у тебя, почему вы назвали их именно так? Сейчас эти имена уже не очень популярны.

— Это выбор Стеши. Я рассказал ей о своём родственнике, родоначальнике нашей фамилии и его жене, ну вот она и решила малышей назвать в их честь. Сказала, что приняла такое решение, как только узнала, что у неё будет двойня.

— Ну что ж, за малышей, их мамочку и счастливого отца! — произнёс Полонский и, подняв бокал, поднёс его к рукам друзей.

Когда Воропаев, спустя несколько минут покинул дом Томашевского, друзья ещё долго стояли на дороге и смотрели вслед такси, которое его увозило. Обернувшись, Томашевский пристально посмотрел на Полонского.

— Знаешь, я тут подумал сейчас, мы ведь с тобой перед Сашкой в неоплатном долгу на всю жизнь.

— Ты прав.

— Может, пришла пора отдать эти долги?

— Я тоже так думаю. Надеюсь, ты подумал о том же, о чём и я?

— Ну, учитывая теперь его стеснённые обстоятельства с делёжкой квартиры и его Еленой, подозреваю, что он скоро окажется на улице. Поэтому…

— Поэтому я сегодня же сажусь за новый проект, а через несколько дней обсудим его уже с тобой вместе. Согласен?

— Согласен. Расходы?

— Только пополам.

— Может, я всё-таки вложусь больше? — Томашевский улыбнулся.

— Ой, только вот не надо, господин Томашевский, указывать мне на мою меньшую, чем у вас финансовую состоятельность. Я к твоему сведению, прикупил пакет акций одной убыточной строительной компании на юге страны и намереваюсь с её помощью завоевать ещё один рынок. Так что…

— Ну, хорошо, убедил. Пополам, значит пополам, а теперь пошли в дом и продолжим наш прерванный разговор с жёнами.

— Пойдём… — Ростислав обняла друга за плечи, и они не спеша направились к особняку.

****

Открыв входную дверь своей квартиры, Воропаев вошёл в прихожую и, сняв обувь, поставил два чемодана на пол.

Закрыв плотно дверь в детскую, он направился в соседнюю спальню и, обернувшись, обратился к бывшей жене.

— Вам вдвоём придётся разместиться пока здесь в этой комнате. Это ненадолго.

Елена не спеша прошлась по коридору и остановилась у приоткрытой двери.

— Вдвоём? Ты в своём уме, Воропаев? Моему сыну почти четырнадцать лет, а я должна с ним спать в одной комнате? А эта комната для кого? — она резко распахнула дверь детской спальни и замерла на пороге. — Понятно. Значит, ты приготовил квартиру для проживания с этой девкой. Знаешь, я ведь видела её и мальчишку, когда мы приходили с Лёшкой в её кафе.

— Лёша, иди в комнату и переоденься, — Воропаев обратился к сыну и, погладив его по голове, развернулся и медленно пошёл на кухню.

Высокий светловолосый мальчик с грустью в глазах смотрел ему вслед. Он перевёл взгляд на мать и, опустив голову, медленно направился в комнату, прикрывая за собой дверь.

Елена зашла на кухню и становилась в центре комнаты.

— Ты что не хочешь со мной говорить об этом?

— Я не хочу, чтобы Лёшка слышал эти наши разговоры.

— А что здесь такого? Он взрослый парень и всё понимает.

— И что из того, что он понимает? — Воропаев обернулся. — Как ты не поймёшь, эти разговоры могут ранить его. Сначала мы причинили ему боль нашим разводом, теперь этим.

— А что, шило в мешке не утаишь. Молодец, Воропаев, постарался. Заделал ребёнка этой мадам. Как это тебя угораздило? Ты ведь всегда был так осторожен с бабами.

— Послушай, тебе не кажется, что это не твоё дело?

— Не моё дело? А чьё это дело? У нас с тобой общий сын и мы, если я не ошибаюсь, любили друг друга когда-то в прошлом до одури, так что крышу сносило.

— Ты сама уничтожила всё, что было между нами, когда спуталась с Дэвидом.

— Ну, извини, у каждого могут быть ошибки. А что мне оставалось? Ты вечно на работе, в доме лишнего гроша нет. В чём я ходила, как одевалась? Да, и ребёнку приходилось на всём экономить.

— Если с Дэвидом было так хорошо, зачем ты вернулась?

— Дэвид, оказался козлом. Я застукала его с собственной секретаршей, когда она его обслуживала прямо на рабочем месте. Мне всегда доставались по жизни одни бабники.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 112
печатная A5
от 712