электронная
360
печатная A5
552
16+
Темпоральная психология

Бесплатный фрагмент - Темпоральная психология

В измерениях времени и за его пределами

Объем:
296 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-1319-4
электронная
от 360
печатная A5
от 552

Идея вечности у каждого из нас связана с тем периодом младенчества, когда время еще не началось.

Д. Винникотт

О книге «Темпоральная психология»

Нестоящая книга призвана обобщить все мои работы, написанные на тему взаимодействия души со временем.

Тема отношений души и времени проходит красной нитью сквозь многие направления психологии, начиная с психоанализа З. Фрейда с его методом возвращения в прошлый опыт жизни человека.

Особенно значима тема времени в сфере практической психотерапии, где часто приходится встречаться с отсутствием видения перспектив развития, будущего человека или вычеркивание отрезков времени из собственной жизни, нежеланием взглянуть на свою жизнь с точки зрения вечности.

Еще более значима тема взаимодействия человека со временем в социальной психологии, когда мы встречаемся с переосмыслением исторического опыта группы людей или целого государства. Что уж говорить, когда страна живет только своим будущим, жертвуя благополучием своих граждан в настоящем, или старается определить и изменить свое будущее?

Некоторые статьи книги посвящены отдельным понятиям, которые являются ключевыми в смысловом поле темпоральной психологии, например, такие как будущее, прошедшее, настоящее и вечность. Иногда их определения расширены точками зрения разных школ психологии и имеют авторские дополнения и мнения.

Есть страницы, представляющие отдельных ученых и мыслителей, в творчестве которых мы находим подтверждение нашим идеям и которые способствуют развитию темпоральной психологии.

Книга писалась много лет и обобщает множество мыслей и идей, которые не только способствуют совершенствованию психических процессов, но и отвечают на вопросы тысячелетней давности. Например, душа вечна, или рождается и умирает вместе с телом?

Книга — психотерапевт

Психотерапевтический эффект книги существует всегда. Даже в тех случаях, когда автор намеренно этого не добивается. Я же ставлю такую задачу и не скрываю ее от моих читателей. Более того, читатель сам может усилить психотерапевтический эффект от прочтения книги, если будет вчувствоваться в вопросы и проблемы, которые автор пытается решить.

Например, до прочтения книги вы считали, что живете в физическом пространстве, с химическими процессами и элементами, среди биологических существ, чья психика является функцией их мозга. И вот появляется текст, описывающий психосферу и глобальное сознание, охватывающее все человечество. Более того, глобальное сознание взаимодействует с физическим миром и уже имеет в себе то, чему только предстоит произойти. И это еще не все! Голографическая вселенная не только содержит в себе все и всегда, но присутствует вся в своих отдельных малых частях.

Что же касается человека, то мало сказать, что его мозг может не производить некоторые психические функции, а только участвовать в их моделировании, воспроизведении или отражении. Можно утверждать, что мозг только участвует и в сотворении настоящего с опорой на все прошедшее и будущее. Другими словами, даже в самый скучный, серый осенний день, когда вы листаете эту книгу, вместе с вами ее листают все ваши близкие, родные, предки и потомки. А в самом незначительном движении чувства и мысли после воскресного полуденного сна в вас пульсирует сознание человечества и природа животного мира.

Во всем этом многообразии красок, звуков, сил и состояний вы выделяете свое лицо и понимаете его уникальность и смысл. Только так можно не потеряться в этом разнонаправленном потоке, и очень важно не только выделить свое лицо, но и подчеркнуть его выразительность, чтобы сохранить душевное здоровье или вернуть его.


Особенно книга может быть полезна в кризисные моменты развития личности, которые, даже при лучшем раскладе жизни, неминуемо приходят как переходные периоды между основными возрастами, например, между молодостью и зрелостью, зрелостью и старостью.

Уважаемый читатель!

Только ли время — поле душевного существования?

Мое обращение к вам продиктовано желанием представить в краткой и выразительной форме то, что собой представляет темпоральная психология и что меня заставило написать эту книгу.

Лет десять тому назад, когда уже существовали некоторые разрозненные части этой книги, у меня сформулировалась одна интересная мысль, что душа живет не только во времени, но и за его пределами.

Душа живет во времени и за его пределами. Это было очевидно как белый день. На семинаре по темпорологии при МГУ я тогда все время сталкивался с усилиями ученых из различных областей знания постичь природу времени. Их интуиции порой явно выходили за пределы времени, откуда они и пытались охватить его суть и представить в виде рациональных схем. Мое восприятие времени к тому моменту было уже достаточно обогащено опытом психотерапевтической практики и практики консультирования в сфере социальной психологи, где переживание времени очень существенно.

Душа живет во времени и за его пределами. Это именно так. Особенно, когда мы встречаем в жизни людей, страдающих душевными расстройствами, или наблюдаем группы людей, живущих в периоды безвременья.

Душа живет не только во времени настоящем, прошедшем или будущем, но порой она переживает и вечность. Вечность нельзя назвать временем в обычном смысле слова, но ее нельзя и обособить от времени полностью. Вечность охватывает все измерения времени и без этого чувства и переживания человек не может считаться человеком в полном смысле слова. Все самое возвышенное, духовное и ценное в человеческой цивилизации связано с понятием вечности. А теперь я хочу посмотреть на человека, который скажет мне, что для психологии это не объект исследования!

Душа живет не только во времени, но и за его пределами. За пределами времени начинается поле безвременья. И совершенно не важно, что это поле существует только в душевном пространстве. Важно только то, что оно существует как для отдельной личности, так и для социальных сообществ в целом. В состояниях безвременья человек теряет себя, теряют лицо и социальные группы. Что может быть важнее, чем познать это душевное поле, сводящее с ума целые народы? Что может быть важнее, чем найти выход из этого состояния?

Душа живет, а значит рождается, начинает жить и умирает, или живет вечно без рождения и смерти? Вновь всплывает вопрос времени, который пронизывает душевную жизнь насквозь, становясь ее центральной темой. Или уважаемый критик скажет мне, что время и душа в вопросе жизни несовместимы? Душа и время в данном вопросе становятся тождественны! Более того, душа и живет то только во времени. У души нет пространственного измерения. Только время — поле душевного существования. По стереотипному мышлению многие теоретики в психологии стремятся психическое представить в физических пространственных конструкциях, схемах или рисунках. Я тоже для большей наглядности грешу немного в этом смысле и в этой книге. Если уж быть последовательным до конца и стремиться найти физический аналог душевных процессов, то более всего для этого нам подходит человеческое тело и особенно — лицо человека. Лицо — физическое представление психического. Лицо — физическая представленность души. Лицо — явленность скрытого мира душевных процессов.

Душа живет, отражаясь в лице, и взаимодействует с другими душами порой только через лицо. Особенно, когда люди разделены во времени. Представленность человеческих душ в лицах, отраженных в портретах — ключевой элемент мировой культуры, так как именно в портретном искусстве души и их лица преодолевают прошедшее время и несут свои состояния в настоящее, и понесут его в будущее. Таким образом, лицо и его портрет — ключевой физический объективный элемент представленности душевных состояний в мире явленном и настоящем, соединяя настоящее с прошедшим, и, распространяясь в будущее, тем самым представляя нам вечность.

Более того, душа отражена в лице не только в своем сознательном состоянии, но и в бессознательном, хотя сам человек зачастую не осознает бессознательные процессы, которые исподволь все ж таки представлены.

Концентрация внимания на лице во время портретирования, когда идет синхронно психоаналитическая работа, помогает нам постичь скрытые от поверхностного взгляда субличности. Эти субличности в своем подавляющем большинстве связаны с прошедшим индивидуальности, семьи и рода, но иногда они открывают нам перспективы и будущего. Особую сложность составляют переживания безвременья, так как они отражаются в лице символами смерти, тем самым разрушая линию жизни и вводя нас в тупик. Именно здесь начинается основная работа специалиста, который практикует темпоральную психотерапию. Забегая вперед, важно заметить, что преодоление состояний безвременья возможно и очень важно. Преодолеть же их можно только в диалоге с субличностями рода Танатоса, приобщаясь к изначальной сущности человека, способной творить мир из ничего и творить себе подобных из праха земного. Это не психология искусства, это психология творчества, творения, как первоосновы вечной душевной жизни.

Таким образом мы подошли к одному очень важному умозаключению. Душа может жить вечно, если приобщается к первоосновам душевной жизни, выражающимся в творении мира, и душа может умереть, не родившись, если не сможет преодолеть патологического одиночества состояний безвременья. Если в процессе психотерапевтической помощи душа все же преодолевает безвременье, то можно с уверенностью утверждать, что психотерапия способствовала рождению души вечной. Здесь мы примиряем Аристотеля с Платоном и всех тех, кто уже тысячи лет ведет спор о том, вечна ли душа, или рождается и умирает вместе с телом?

Думаю, мой уважаемый читатель, эти мысли достаточно значимы, чтобы им посвятить время и оформить все написанное в отдельную книгу — темпоральную психологию.

Введение

Жизнь души начинается и заканчивается внутренним диалогом времен.

В 25-ти главах книги представлен материал, позволяющий осознать всю уникальность, красоту и сложность взаимоотношений человека с измерениями времени и тем, что происходит вне их. Пропутешествовав по всем главам, читатель сумеет осознать все части своей души, разбросанные в душевной вселенной, и почувствует себя целостным как никогда ранее.

Коснувшись в первой главе космической сущности человека и способности сознания постигать природу времени, отождествляясь с ним, мы перейдем к одному из ключевых понятий данной книги о темпоральной психологии и психотерапии — «Безвременью».

Каким бы нибыло оно пугающим на первый взгляд, но мимо него никому еще не удавалось пройти, так как безвременье проявляет природу времени, как тень подчеркивает свет. Постигая с возрастом его сущность, человек начинает понимать и мудрость мироздания, так как постичь свою природу человек может только в преодолении состояний безвремень. В безвременьи заключены и первопричины некоторых душевных расстройств, преодолевая которые, мы невольно приобретает особую крепость личности.

В третьей главе мы начнем исследование той части окружающего нас мира, которая спрятана ближе всего и надежнее всего. Она лежит прямо перед наши носом, в пробелах нашего восприятия, в белых пятнах сознания. И что особенно важно, настоящее упрощается нашим мозгом как гиперопекающей мамой до тех пор, пока мы не будем готовы его замечать и не сосредоточимся на нем специально. Поток нашего сознания открывает себя только в настоящем, и нужно быть готовым увидеть ту бездну, что он скрывает за собой. Но полнота картины мира нам становится доступной только в этом случае.

В следующей главе мы столкнемся с проблемой будущего. Относительно будущего есть масса установок. Над ними размышляли и все великие умы человечества. Виктор Гюго, например, выскадывался так: «У будущего есть несколько имен. Для слабого человека имя будущего — невозможность. Для малодушного — неизвестность. Для глубокомысленного и доблестного — идеал». Познание будущего, его предвидение соприкасается в настоящий момент с передним краем науки. Если нам удасться доказать, что будущее постижимо, то современная наука опрокинется с ног на голову, так как один из основных принципов — принцип причинности — будет опровергнут. Как бы там нибыло, но будущее всегда присутствует в душевной жизни человека и в значительной степени определяет ее. Мы должны уделять ему значительное внимание и познавать его, если хотим быть разумными существами. Вопросу будущего и методам его постижения автор в свое время посвятил отдельную книгу «Предвидение. Шестое чувство».

Пятая глава раскрывает тему прошлого. На первый взгляд — всем изместная тема, но каково же было мое удивление, когда я столкнулся с совершенной пустотой относительно прошлого в современном интернете, в том числе и в Википедии. Какие-либо статьи на тему прошлого почти совершенно отсутствуют. И это при том, что психология и психоанализ построены на переживаниях прошлого, на работе с ним, на его коррекции. То, что нам кажется простым и всем известным, при более пристальном рассмотрении, оказалось белым пятном. Потому данная глава, на мой взгляд, открывает тему прошлого, как психологический феномен, для современного читателя.

В главе о вечности мы встретим то, что может придать нашему существованию жизнь вечную. На эту тему, с точки зрения ученых атеистов, писать незачем, несмотря на то, что в основах современных наук лежат интуиции Платона о вечной душе и вечном знании. Все мировые религии и философии не могут отстраниться от этой темы, она пропитывает наше сознание везде, где бы мы нибыли. Основные человеческие инстинкты произрастают на почве Вечности и питаются ее силой. Темпоральная психология, где психическое и временное, переплетаясь, подменяют друг друга, тему вечности исследует как одну из основных.

И вот мы подошли к пониманию природы времени. Глава о времени излагает основные точки зрения на время, показывая его многоликую природу. Тема времени конечно же рассыпана и по всей книге, так как понятие темпоральности тождественно понятию временности. Темпоральность (от англ. tempora — временные особенности) — временная сущность явлений, порожденная динамикой их особенного движения. В социологии, психологии и культурологии понятие темпоральности используется для описания таких динамических объектов, как личность, ценность, социальная группа, общество.

Восьмая глава о геронтологии — науке, изучающей социальные, психологические и биологические аспекты старения человека, его причины и способы борьбы с ним (омоложение). Она содержит идеи автора относительно присутствия будущей старости в настоящей молодости, и влияния образа старости на настоящее состояние.

Роль гипноза в познании будущего и/или прошлого со временем растет и мы не могли обойти эту тему. Гипнозу посвящена девятая глава. Гипнотическая прогрессия способствует постижению будущего, а регрессия — прошлого. Можно спорить об истинности данных методов познания, но несомненно одно — переживания пациентов в гипнотических состояниях раскрывают новые горизонты в способностях человека познавать измерения времени.

В десятой главе мы неминуемо подходим к теме диалога. Диалог — это существенная общечеловеческая реальность, условие формирования сознания человека. В любом психическом расстройстве всегда присутствует нарушение или отсутствие внутреннего диалога, и главной задачей психотерапии является развитие этого диалога. В рамках нашей книги диалог рассматривается как особое качество взаимодействия с измерениями времени. Настоящее всегда ведет диалог с будущим и/или с прошлым. Вечный диалог с Эросом и Танатосом определяет качество нашей жизни. Но Эрос и Танатос часто незримо присутствуют в состояниях вечности и безвременья, потому мы порой, ведя диалоги в рамках измененных состояний сознания сами с собой, не осознаем истинной природы сторон диалога. Исход внутренних диалогов предрешает нашу жизнь. Искусство внутреннего диалога — искусство жизни. Тысячи лет искусство диалога присутствует в нашей культуре и мы можем ему обучиться и применять. Вывести глубинные процессы сознания на уровень диалога, осознать их структуру и качество, присоединиться, возглавить и способствовать развитию конструктивных отношений — вот уникальная работа, которую может проделать каждый из нас, тем самым поднимаясь над средним уровнем серой индивидуальности и приближаясь к состоянию личности со своим лицом. В даной главе приведен пример развернутого внутреннего диалога субличностей всех уровней души и измерений времени, где можно увидеть наряду с гармоничными и дисгармоничные, конфликтные отношения.

Одиннадцатая глава посвящена понятию «духовность», которая, например, помогает нам понять не только суть уникального явления, но и открыть его потенциалы, которые способны преобразить человека, наделив его такими способностями, которые для современного человека кажутся невероятными. Одна из таких способностей — предвидение и предвосхищение будущего. Духовность определяется как отрешенность от низменных, грубо чувственных интересов, стремление к внутреннему совершенствованию, высоте духа.

Духовность может быть определена и как совокупность проявлений духа в мире и человеке, и таким образом уже разделяется место присутствия духа: человек и мир людей, другими словами — личное и коллективное сознание или бессознательное. Е.И.Рерих пророчит, что все аппараты будущего для собирания и конденсации тонких энергий будут нуждаться в наличности психической энергии высшего качества, или духовности в операторе.

Духовное состояние — особое состояние сознания человека, характеризующееся различной степенью слияния сознания личности с духовными переживаниями, вплоть до отделения сознания от физического тела. Достигается в молитве, медитации, в гипнозе, в аутогенной тренировке или с помощью иных методов, способных вызвать в мозгу человека тета-ритмы, и не упустить его сосредоточенность на духовных образах. Дополнительной особенностью духовного состояния сознания является выход за пределы животных потребностей (пищи, секса, безопасности и т.п.) и за пределы настоящего времени, в сферы безвременья или вечности.

В двенадцатой главе дается более развернутое описание измененных состояний сознания (ИСС), которых мы уже коснулись в предыдущей, описывая духовное состояние. Измененное состояние сознания (ИСС) — сон, медитация, пиковые или пароксистические (Маслоу) моменты жизни (внезапное сильное душевное возбуждение, бурная эмоция), или вершинные переживания, гипноз, перед смертью, в алкогольном или наркотическом опьянении и др. Автор приводит примеры опыта переживания ИСС и использование данных состояний с целью решения актуальных задач жизни и предвидения будущего.

Тринадцатая глава посвящена иррациональному и бессознательному, которое принципиально познаваемо, и такое познание является важным и даже необходимым процессом любой развивающейся личности, желающей разумно преодолевать психологические проблемы.

Рабочим инструментом познания скрытого мира может служить интуиция — способность непосредственного постижения истины:

— без обоснования с помощью доказательств;

— без предварительного логического рассуждения, основанная на предшествующем опыте. Здесь важно заметить, что предшествующий опыт может быть и неосознанным.

Близкое интуиции понятие Инсайта (проницательность, проникновение в суть) как интеллектуального процесса, проявляющегося во внезапном усмотрении сути проблемной ситуации. Важно и то, что сложилась традиция трактовать инсайт как акт непосредственного познания, в котором не используется логический анализ.

Созерцание как внечувственное познание идей, интуиция и инсайт помогают нам приблизиться к пониманию скрытого мира, который в значительной степени определяет мир проявленный и который охватывает все измерения времни.

В следующей главе мы посмотрим на лицо человека как на целостную живую картину явленной миру сущности человека. Вместе с этим, важно понять отличие лица индивидуальности от лица личности и лица лидера. Все это разные лица по своей сути. И суть лица может быть выражена в портрете. Портрет преодолевает время и входит в пространство вечности, если на нем нет масок. Поиск истинного лица порой превращается в настоящую проблему нашего времени. Поиск своего лица как сверхзадача в обезличенном обществе. Если же мы хотим познать другие времена, то именно портрет может нам помочь преодолеть барьеры времени, если у нас есть способность к концентрации внимания и к перевоплощению. Портрет может стать своеобразным порталом доступа к особенностям и времени жизни портретируемого.

Все выше изложенное не может существовать само по себе без своей методологии, которой и посвящена пятнадцатая глава. Исследования времени ставят перед нами ряд вопросов, среди которых следующие два:

— Обратимо ли время?

— Возможно ли вневременное бытие?

Для темпоральной психологии они является ключевым, так как понятия Вечности и Безвременья могут переживаться только с позиции вневременного бытия.

Поток сознания в научном методе реализуется во времени. Озарения, в том числе и относительно будущего, происходят мгновенно, словно выходя за пределы потока времени. Переживание Вечности и Безвременья возможно только в особых состояниях сознания, что предполагает способность исследователя входить в эти состояния. Более того, теория темпоральной психологии и практика темпоральной психотерапии предполагает возможность восприятия человеком мира во всех измерениях времени и пространства.

Пространство и время в зависимости от психического состояния индивидуума могут быть сведены до незаметной точки, и наука не может этим пренебрегать.

Далее мы исследуем новое архетипическое образование нашего времени — архетип Одиночки. Архетип Одиночки изолирует сознание от бессознательных процессов, вернее, суть архетипа Одиночки противоречит самой природе диалога сознания с бессознательным. Одиночка отвергает сам диалог с миром как таковой. Его можно сравнить с Черной дырой в астрофизике. Архетип Одиночки — черная дыра человеческого сознания. Время техногенной культуры и атеистического мировоззрения вырастило людей с сознанием одиночек. Одиночество стало архетипическим признаком жизни. Возник архетип Одиночки, характеризующийся полной внутренней изоляцией, пустотой и холодом, остановкой времени и бесцельностью существования. Если диалоги отшельников или затворников с Богом и миром их религии всегда имели узнаваемые признаки, находились в рамках культурных ценностей и могли быть определены как откровения, то в наше время диалоги душевно больных атеистов нужны только психиатрам, чтобы обосновывать диагнозы.

Все виды патологических зависимостей или созависимостей — следствие переживания архетипа Одиночки, который неминуемо сталкивается с Танатосом, так как в его диалогах отсутствуют боги. Человек становится зависимым от чего-либо или кого-либо, спасаясь от патологии одиночества.

Далее — предчувствие — слабо осознаваемое восприятие вероятных событий будущего, которое может иногда кардинально повлиять на мотивы деятельности и принятие решений в ситуации выбора. Предчувствие предполагает такое восприятие действительности, которое в основном недоступно осознанию, но отдельные его сигналы все же достигают порога сознания. Теория предчувствия может опираться на теорию опережающего отражения действительности, но иногда допускает и возможность восприятия тех событий будущего, которые с помощью обычных органов чувств воспринимать в настоящем невозможно.

И наконец — прекогнитив — человек, познающий что-либо наперед, накануне того, как предмет, событие или мысль становятся доступны кому-либо для мышления или восприятия органами чувств. Более того, в прекогнициях могут быть и диссонансы. Они относятся к будущему, они только грядут, но уже доступны для восприятия особо одаренными людьми. Важно отметить, что диссонансы могут быть восприняты и из прошлого (ретрокогнитивный диссонанс), так как противоречия не были решены когда-то и их важно разрешить в настоящий момент.

Следующие две главы посвящены прогнозу и пророчеству. Если прогноз — это предсказание будущего с помощью научных методов, то пророчество — сообщение, содержащее информацию, которая считается полученной в результате откровения или под воздействием особого вдохновения. Прогнозы и пророчества в наше время уживаются в нашей жизни и важно понимать их различие, природу и предназначение.

Невозможно было обойти и тему пси-феноменов, понятие, которое объединило феномены, (ранее именуемые «паранормальными явлениями») двух категорий: экстрасенсорное (внечувственное) восприятие и телекинез. Следует подчеркнуть для тех, кто скептически относится к данной теме, что Васильев Леонид Леонидович (1892—1966), — психолог и психиатр, член-корреспондент АМН СССР, был основоположником научной парапсихологии в России. Исследовал физическую природу передачи мысленного внушения. Открыл первую в России лабораторию парапсихологии в Ленинградском университете.

Двадцать вторая глава посвящена сознанию коллективному и общественному, где бессознательное личное и коллективное присутствуют неминуемо. Уникальный проект Глобального сознания делает теоретические конструкты прошлого наблюдаемыми в феноменах настоящего времени.

Двадцать третья глава помогает нам осознать сон, как утверждение, свободное от влияний со стороны сознания, отражающее внутреннюю правду индивида, его внутреннюю действительность — такую, «какова она на самом деле: не мои гипотетические предположения относительно этой действительности, не то, какой сам индивид хотел бы ее видеть, а именно ее самое». Сновидения и просоночные состояния продвигают нас естественным путем к тайнам собственной природы и к видению жизни в других измерениях времени. Управляемое сновидение приобщает нас к опыту диалога с бессознательным и открывает нам новые возможности.

Сферы и миры проявленные и скрытые в двадцать четвертой главе. Голографическая вселенная Девида Бома предполагает, что вселенная — сплошная «мысль», а реальность существует постольку, поскольку мы мыслим. Линейное деление времени на прошлое, настоящее и будущее есть не что иное, как очередная конструкция разума. Факт, что вы можете предсказать определенные вещи, имеет очень маленькое значение, если не считать, что мы можем что-то получить от предсказания.

Тема темпоральности подводит итог и завершает нашу книгу. У психических процессов нет пространственной представленности в этом мире, но они хорошо представлены во времени. Именно временные особенности (темпоральность) отражают их сущность. Темпоральная психология только формируется, и данная книга является первой ласточкой в этом бесконечном поле. Ее польза очевидна не только в понимании скрытых связей психики и временных измерений, но и в том, что мы уже можем применять выявленные закономерности в психотерапевтической практике и в саморазвитии.

Настоящую книгу нельзя рассматривать как завершенное исследование. Она больше напоминает заметки, записи мыслей, собрание материала из психотерапевтической практики и практики самопознания. Но очевиден факт формирования нового направления в психологии и в науке вообще. Книга ставит вопросы не только перед психологами, но и перед каждым серьезным ученым, так как вопросы времени и состояния сознания человека всегда присутствуют в каждом мгновении нашей жизни.

С.А.Кравченко перед заседанием семинара по темпорологии при МГУ. Москва, 2008 год. Фото Ю. А. Лебедева.

1. АНТРОПНЫЙ ПРИНЦИП

Антропный принцип (АП) — это удивительная приспособленность Вселенной к существованию в ней человека. Во Вселенной существует точная подгонка фундаментальных физических констант, и даже малые отклонения от стандартных физических значений привели бы к такому изменению свойств Вселенной, что возникновение в ней человека стало бы невозможно. АП — одна из наиболее острых и спорных проблем современного миропредставления. Область его применения — роль и место разумной жизни во Вселенной, а более конкретно — человека.

Космический человек

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 552