электронная
140
печатная A5
536
16+
Темный Волхв

Бесплатный фрагмент - Темный Волхв

Менестрель. Книга 2

Объем:
398 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0051-6987-7
электронная
от 140
печатная A5
от 536

Пролог

Закат отцветал. Угасали краски, цвет за цветом. Алый. Карминный. Вишневый. Фиолетовый…

«Еще один день подошел к концу». — Мелихир отвернулся от окна.

В кабинете, как всегда, был полный порядок. Бронзовые стрелки старинных часов надраены верным Талинилом до зеркального блеска. Пол вымыт, пыль протерта — на стеллажах с фолиантами, на столе, на стенах, на зеркале наиболее вероятной реальности… На новомодном агрегате под названием «компьютер». Десятилетиями сопротивлялся нижний этаж этому нововведению среднего. И не устоял…

Мелихир снова повернулся к окну. В бархате синего неба разгорались далекие миры — звезды. Наводили на мысль: где же тот, кого никто никогда не видел? Кого боятся, деланно игнорируют, почитают. Кого в трактатах древности называли таким количеством имен. Кого он, Мелихир, вроде бы и слышал… но всего один раз. К кому у него был свой, очень важный вопрос — о предназначении.

Но стоит только об этом подумать, как тут же что-то отвлекает!

— Заходи, — выдохнул Мелихир.

Стукнула дверь. Цокнуло по каменному полу.

Мелихир не оборачивался, он и так знал, кто вошел в кабинет. Знал и то, что будет дальше: видел эту картину тысячи, нет, десятки тысяч раз. Глаза низших, чертей и бесов, почти мгновенно меняли природный грязно-желтый цвет на беспросветно-черный. Отражали того, на кого смотрел низший. Существо, казалось, сотканное из самой тьмы…

По правилам, бес должен был доложить причину визита. Но он почему-то молчал.

— Тема? — Мелихир побрезговал локальными правилами. Мало ли, из какой провинции низший. Кто был его прежним командиром, каковы были его порядки? Может, низшему следовало почтительно выдержать паузу?

Однако секунды шли, а бес, несмотря на принятые меры о его благополучии, продолжал молчать. А это уже удивляло.

Мелихир обернулся. В глазах низшего вместо тьмы отражались глаза высшего: два бездонных омута невозможно яркого, светло-светло-светло-лазоревого цвета.

По сгустку мрака прошла волна:

— Говорить сегодня будешь?

— Помилуй…

— По существу. В чем проблема?

Существом проблемы оказался обитатель верхнего этажа ангел-хранитель Эянил.

— Что хотел?

— Хочет до сих пор. Ворота адовы из-за него закрыть не можем. Бес-капитан Раджий должен был заступить на пост номер три. А он до сих пор торчит на среднем этаже — дежурит на Бородинском поле. А Эянил…

— Короче!

— Вступился не по своему праву за двух атеистов.

— Точно атеистов? Сколько лет? Как зовут?

— На вид обоим не больше четырнадцати-пятнадцати. Раньше их не видели, как звать, поняли только из их разговоров между собой. Девчонку — Ритой, парня — Даней. Обоих в списках верующих и, соответственно, разрешенных к жизни нет. Проверили два раза. Эянил вступился не по праву.

— Опять!.. — Колыхнулась тьма.

— Крылатого только развоплощение исправит! — Бес позволил себе пренебрежительную ухмылку.

Эянил был притчей во языцех. Этого хранителя так и подмывало заступиться за неположенные ему души. Когда-то Мелихир пристально следил за его судьбой…

Но именно сейчас, в присутствии беса, думать об этом было нельзя!

— А твое ли это дело? — вкрадчиво осведомился тогда высший.

Низший отступил на шаг. Тем не менее негромко, но вполне отчетливо пробормотал:

— На верхнем только Эянилу такое и прощается. А на нижнем даже чертей отзывают, когда Эянил вступается за очередного грешника!

«Хоть кто-то вступается. — Мелихир неодобрительно посмотрел на беса. — После катастрофы законы для людей ужесточили, и они теперь досрочно попадают в котлы нижнего за любой разрешенный и неразрешенный чих. Сейчас уже до правды не докопаешься: нужная часть архивов сгорела, причем как на верхнем, так и на нижнем… Или их сожгли намеренно? Так или иначе, а концов не найдешь: после катастрофы пострадали все три этажа, а средний вообще изменился до неузнаваемости!»

Однако вслух Мелихир не сказал ничего. Потянулся к сконструированному им зеркалу наиболее вероятной реальности. Усмехнулся про себя: обитателей среднего этажа, услышь они такое название, постигло бы разочарование. Зеркало не показывало будущее, оно досконально отражало объект, его душевный настрой и ключевые моменты настоящего и прошлого. Именно из этих составляющих и при умелой настройке складывалась наиболее вероятная реальность.

…Которая в этот момент как-то подозрительно двоилась.

— Хм-м… — Мелихир любил загадки.

А тут пришлось повозиться, прежде чем он смог правильно настроить зеркало…

— Только не это! — Почему-то попятился бес.

Хлопнула дверь.

Высший не обращал на своеволие низшего абсолютно никакого внимания. Он смотрел на уже четкую, хоть и двоящуюся картинку.

Зеркало показывало Эю. Именно Эю, живую девушку во плоти, не ангела-хранителя Эянила, которым она стала. Эя таяла, уходила в небытие и оставалась живой одновременно. Как Эе удавалось пребывать на стыке двух реальностей, Мелихир не понимал. Зато знал другое: он, Мелихир, был обязан Эе тем, что до сих пор существует. В тот день…


…В тот день он, еще студент Академии Чистого Света, очнулся в теле солдата.

Ощущений было много, и все новые, ведь у серафимов нет материального тела. И среди этих чувств особо выделялся страх, причем не его собственный: все вокруг было буквально им пронизано. И не только ним — яростью. Грохотом.

Только когда Мелихир привык к грохоту, он смог осознать: с его телом что-то не так. Что именно, студент определить не мог, ведь в тренажерном зале Академии все было по-другому. Но потом он все-таки догадался осмотреть свое новое тело… И понял: у его материального тела была оторвана правая нога, почти по колено. Боли, вопреки тому, что было написано в учебниках Академии, не было.

«А ведь исчезну, — понял Мелихир. — Истеку кровью и исчезну».

Ему вдруг отчаянно захотелось выжить. Ведь именно сейчас, за какие-то минуты до полного растворения в небытии, Мелихир почувствовал, что это такое — жить.

Тогда он усилием воли остановил кровь. Это была кратковременная мера: если через несколько минут не подоспеет помощь, воплотившийся высший ангел не сможет противостоять законам материального мира.

— Эй, служивый! — Раздался звонкий девчачий голос. — Помощь не требуется?


— …Мель.

Вроде знакомый голос.

— Мель.

Это Талинил. Тот, кто последовал за ним сюда, на нижний этаж. Друг.

Высший медленно приходил в себя.

— Мель? Там за дверью бес-полковник перепуганный трясется, аж уменьшился в размерах чуть ли не до полутора метров. Но все равно требует распоряжений. И…

— Что, Таль?

— Ты светишься как прежде… Ладно, хочешь мрачнеть — дело твое. Но пожалей бедолагу, отдай ему распоряжение!

— Прикажи полковнику поставить на пост номер три другого низшего вместо капитана Раджия. Это раз. С атеистами Ритой и Даней сложнее, они пока живы. Обстоятельства известны?

— Появились в небе прямо над реконструкцией Бородинского сражения, да еще и вдвоем под одним куполом. Из-за них представление свернули, смотрят, как на… Как на англосаксов как минимум. Причем, оба фронта.

— А что нарушители?

— Держатся за руки, тем самым вторично нарушая закон. Оба одеты в спецодежду.

— Камуфляж? — нахмурился Мелихир.

Картина, нарисованная другом, не подходила ни под одну из стандартных ситуаций. Нарушители не в курсе, что разнополым запрещено приближаться друг к другу без особого на то разрешения? Что за это обоих могут отправить в каменоломни? А то и вовсе казнить?

Но это была только половина загадки: если нарушители — славяне, то почему они десантировались на виду у огромного количества народа во время важного общественного мероприятия? Неужто в человеческом военном ведомстве кто-то окончательно выжил из ума? А если это заокеанские англосаксы, то как их пропустила противовоздушная оборона империи? Или после катастрофы славяне настолько утратили бдительность, что перестали стеречь рубежи?

Оставалась, конечно, ненулевая вероятность того, что нарушители явились с Охристого материка… Только это вряд ли: не могли людоеды додуматься до парашютов.

— Не в камуфляже они, Мель! В каких-то непонятных цветах. Девушка в красном с голубым, юноша — темно-синем с белым.

— Система парашютов?

— Типа «крыло», — ответил Талинил. — В записи посмотрел. Только, Мель… Не злодеи они. Потому Эянил за них и вступился.

Серафим замолчал, давая своему другу осмыслить ситуацию. Потому что уже очень скоро им станет известно об этом происшествии буквально все. А Мелихир любил загадки.

Однако Мелихир не думал над происшествием как над загадкой. Он думал об Эяниле, и не как о бесплотном ангеле. Как об Эе. Не по нутру ей, видишь ли, была участь смертных, попавших в беду. Тянуло ее на подвиги — защищать гибнущих, с ее точки зрения, несправедливо, несмотря на угрозу развоплощения. И в то же самое время за годы, проведенные на верхнем этаже, Эя так и не смогла выбрать себе постоянного подопечного…

— Еще что-нибудь по этому делу есть? — Мелихир тряхнул головой, прогоняя образ ангела. — Как отреагировали власти славян?

— Реакция властей славян мне неизвестна. Да и неважно это. Имен нарушителей в списках верующих нет, а у нас не церемонятся с атеистами. Сам знаешь почему. Думаю, не пройдет и суток, как сам обо всем у них спросишь… Дело отдавать?

Талинил был уверен, что друг ответит сразу и утвердительно.

Однако Мелихир медлил. В другой раз, да еще и при таких отягчающих обстоятельствах, он, наблюдатель от верхнего этажа на нижнем, и не подумал бы заступаться за грешников. Но сейчас он не мог так просто отмахнуться от нарушителей. Ведь за них вступилась Эя…

— Не отдавай дело, мне надо в нем разобраться, — решился Мелихир. Перед Талинилом замерцала огненная грамота. — Нарушителей пусть отведут в Резиденцию Света и Тьмы. На верхний этаж доложи сам. Только…

— Что, Мель? — участливо посмотрел на друга Талинил.

И Мелихир вдруг заметил: серафим посерел. А ведь раньше его свет было чистым-чистым, даже не раскладывался в спектр, проходя через призмы среднего этажа. И одновременно в высшем ангеле по-прежнему чувствовалась сила чистоты — едва ли не большая, чем прежде. Как такое могло быть?

— Только поосторожнее, Таль! — Кокон мрака на миг озарила вспышка света. — Эю… Эянила выгороди, представь дело как-нибудь так… А еще лучше, направь ее… его прямо ко мне. Этих Риту и Даню отконвоируй сам. И…

Мелихир замолчал — чтобы еще раз проверить, правильно ли он отдал этот, граничащий с должностным преступлением приказ. Видя состояние друга, Талинил пришел к нему на помощь:

— Скорее всего, Эянила удастся выгородить по нигде не написанному закону парных случаев. И ты об этом прекрасно знаешь, сам же и вывел закон. Неужто не веришь, что сработает?

Талинил хотел сказать что-то еще, но вгляделся в глаза друга и переменился во вмиг осветившемся лице.

— Ты сделай, как я попросил, — еще плотнее закутался во тьму Мелихир. — Сперва появись на верхнем, скажи, что я вызвал Эю… Эянила для разбирательства. Потом отдай ей… ему приказ появиться у меня, а сам займи ее… его место в конвое. И проводи нарушителей в Резиденцию на среднем этаже.

— Ты повторяешься, Мель. Я все сделаю.

Талинил исчез.

Мелихир повернулся к окну. В небе ярко горели звезды. Но не их видел сейчас омрачившийся серафим — закат. Алый, кровавый закат. Тот, на который он, только в человеческом теле, когда-то смотрел. Долго-долго…

А рядом, нисколько не мешая своим присутствием, сидела, обхватив колени загорелыми руками, Эя. Странная бессмертная девица, непонятно как оказавшаяся на поле боя.

Часть I 

Волчьей тропой

Глава 1,
в которой воспитанники Заповедника сдают экзамен по воздушной стихии

«Две тысячи метров». — Рита привычно бросила взгляд на высотомер.

Далеко-далеко внизу расстилалась земля. Стихийные корпуса по краю огромной поляны. Сосняк, окружающий территорию магического Заповедника. Огромное озеро… Сейчас все-все-все можно было окинуть одним взглядом!

Давно миновал тот день, когда Рита и ее друзья сдали зачет по предполетной подготовке. Остались в прошлом и первые прыжки с крыла драконихи-оборотня. Сегодня всем четверым предстояло отправиться в самостоятельный полет. Без наставника рядом, готового прийти на помощь в любой момент…

Две тысячи пятьсот! Уже больше половины подъема позади.

В небе были легкие облачка, в одно из них влетала дракониха.

— Не дрейфь, Ритка! — обернувшись, подмигнула она девушке. — Все будет хорошо. Я проверяла!

Из облака дракониха с седоками вынырнула уже на высоте трех тысяч метров.

Рита прокрутила в голове сценарий полета. Вроде все понятно. Оговорено, и не один раз, куда можно залетать на крыле, куда — нет. Где приземляться, тоже было показано (и уже не раз испробовано). Наставник Андрей даже объяснил, кому из ребят на какой корпус «разбегаться», чтобы не оказаться друг над другом во время раскрытия купола…

Однако ситуация не успела стать привычной для девушки. А сейчас и вовсе требовала напряжения всех сил.

Четыре тысячи метров!

Раскинув крылья, дракониха зависла над Заповедником.

— Все в порядке? — Наставник Андрей осмотрел каждого из четверых подопечных по очереди.

— Да!

— Готовы продолжить постигать стихию воздуха?

— Да!

— Кто первый?

Первым на крыло скатился Коля, боевой маг. Вот он оглянулся на наставника, кивнул в знак готовности…

— Поехали! — Дракониха резко опустила крыло.

Коля ушел, провалился вниз!

Второй вызвалась Рита. Девушке было и страшно, и любопытно одновременно: как там в одиночку, без учителя?

Но опасения опасениями, а Рита, повинуясь знаку наставника, уже привычно съехала по теплому чешуйчатому боку драконихи и встала на крыло. То, по сути кожистое и легкое, казалось нерушимым, точно Слиток, корпус металлистов.

Рита бросила взгляд вниз. Под ней плыло белое пушистое облако. Еще ниже, далеко-далеко, лежала изумрудная земля.

— Поехали!

Крыло ушло из-под ног.

В ушах, набирая силу, завыл, загудел ветер.

                                      * * *

Это было здорово, непередаваемо, остро здорово — нестись сквозь многокилометровую толщу, пронизанную солнечным светом. Впитывать мощь воздушной стихии, вбирать энергию светила. Это был не восторг — выше, звонче восторга! Сейчас, когда наставника не было рядом, когда не надо было четко следовать чужим указаниям, стихия ожила. Воздух очищал, обновлял, убирал все отжившее и ненужное. Стихия устанавливала свои законы, им было невозможно противоречить, но по ним можно было жить. Жить и смотреть на мир — такой огромный, сверкающий, изумрудно-синий… Рите в какой-то момент даже показалось, что ей не нужен никакой парашют: она сможет одними звуками, которыми рождала воздушная стихия в ее душе, затормозить падение и плавно опуститься на землю!

Но внизу на поляне стояла комиссия: начальник Заповедника волхв Борилий, в миру Борис Кириллович. Старший друид Максим, настоящий добрый волшебник. Наставники других первоэлементов: земли, воды, огня и металла. Дракониха-оборотень Лиса, наверняка успевшая вернуться на землю и принять человеческий облик… И папа, разумеется. Поэтому Рита ограничилась спиралями и сальто, нашла глазами корпус друидов, полетела к нему, и… тысяча метров, высота раскрытия!

Девушка бросила «медузу», после чего ее уже привычно рвануло вверх…

                                      * * *

— Зачет! — Волхв Борилий пристально наблюдал за поведением экзаменующихся в воздухе.

Всем зачет. Ребята справились с заданием, но к основной цели обучения направилась только Рита. В принципе, она могла приземлиться без парашюта даже во время этого прыжка.

Темному волхву Данимиру, в миру Дане, пришлось тяжелее всех. Чем дальше он отдалялся от поверхности Земли (и биосферы), тем слабее становился. Но парень справился с заданием, совершил свой личный подвиг.

Коля и Ваня, с их упорством и серьезным отношением к спорту как таковому, через какое-то время могли выступать на соревнованиях — по фристайлу там, групповой акробатике, скайсерфингу… или в том виде, в каком их душа пожелает. О полетах без парашютов для них речи не шло, но им это и не было нужно.

О чем волхв и заявил членам экзаменационной комиссии. Лиса была согласна с мнением начальства более, чем полностью. А вот старый друид Максим с сомнением качал головой:

— Может, обождать, Кириллыч? Парням всего по четырнадцать! Убьются еще…

— А будь им по семнадцать, — глаза волхва зажглись едким желтым, — ты был бы другого мнения?

— Но…

— Коля с Ваней и так ждали полтора года, — не согласился с другом волхв. — Извелись вон, прыжков дожидаясь.

Он не стал говорить, что старому друиду следовало переживать за Риту, а не за парней. Волхв смотрел, как девушка виснет на шее у отца, как в ауре мага-металлиста Вячеслава, помимо законной гордости за смелую дочь, зажигаются забота и тепло… И не чувствовал ничего, кроме тоски. И дело было даже не в том, что воздушная стихия была капризна и своенравна, а для простых земных магов еще и очень опасна! Сегодня она тебя слушается, а завтра запросто может выкинуть какой-нибудь фортель… Дело было в другом. В том, что Риту простым земным магом можно было назвать только условно.

— Борис Кириллович? Вроде все получилось? — Наставник Андрей, он же в прошлом человек, а сейчас боевой маг с полуторагодовым стажем, приземлился в метре от руководства.

Он был счастлив: за какие-то две недели получить такие результаты у всех четверых! Дать все необходимые знания, научить вести себя в свободном падении, управлять крылом, приземляться в цель…

— Вроде. — Борис Кириллович не счел нужным скрывать свое настроение.

— Что-то не так, Кириллыч? — насторожился наставник. — Ты что-то заметил? Кто-то из ребят не выполнил задание?

Или, что еще хуже, кого-то из них сорвало в так называемое «БП», беспорядочное падение? Тогда надо перепрыгивать, и немедленно, иначе в душе начинающего парашютиста поселится страх…

— С выполнением задания все в порядке, — невесело усмехнулся волхв, он же абсолютный телепат. — Все были на высоте, как в прямом, так и в переносном смыслах, не переживай… Это я о своем задумался. А ты давай, строй свой отряд, рассказывай ребятам, какие они молодцы. Сколько у них еще прыжков запланировано?

— По… два каждому, — боевой маг хотел сказать «по три», но передумал.

Слишком уж сумрачным было настроение руководства.

— Хорошо, пусть будет по три, — на автомате прочитал мысли сотрудника начальник Заповедника, — но не больше. И попроси, пожалуйста, Лису, чтобы поднималась на высоту не четверть часа, а мгновенно.

— И почему? — Наставник считал, что ребятам полезно отработать навык слежения за высотой во время подъема.

— А потому, — стоял на своем волхв. — Потому что иначе вы опоздаете на праздничный обед по случаю успешной сдачи экзамена по прыжкам. А мне потом с расстроенным домовым под одной крышей жи…

Начальник Заповедника не договорил. На пределе слышимости для человека, но очень даже ощутимо для него, волхва воздушной природы, завыла сирена.

— Тон первый, — прислушался к вибрациям воздуха волхв. — Развлечения отменяются. Скажи своим пионерам укладывать парашюты и ждать особых указаний!

Глава 2,
в которой Рита и Даня проверяют силу домового

Времени до обеда оставалось хоть отбавляй. Высотомеры и шлемы были убраны, системы уложены и отнесены в класс по предполетной подготовке. Конечно, наставник Андрей будет потом их проверять и укладывать заново… И только зря потеряет время: ребята контролировали друг дружку во время всего процесса укладки.

— Мы на площадку, вы с нами? — Коля спрашивал по привычке.

Ни Рита, ни Даня не были фанатами бесконечных тренировок по боевой магии. Одно дело освежить в памяти навыки, чтобы не растерять их во время летних каникул. И совсем другое — пропадать на площадке часами, оттачивая до невидимого наблюдателю совершенства один и тот же удар.

— Не, Коль, — Рита ответила за себя и за друга. — С сентября.

— Вот станешь толстая и некрасивая, — подколол Ваня, — и Данька не будет тебя… не будет с тобой дружить!

Рита пожала плечами: растолстеть с их распорядком дня? Когда у тебя ежедневная часовая пробежка? Парашютные прыжки с дракона, купание в озере и еще две недели лета впереди? Но Ваня затронул тему не дружбы, а отношений, а на эти шутки девушка отвечать еще не научилась. И покраснела. Ваня открыл было рот для новой остроты, но почему-то посмотрел на Даню… и умолк на полуслове. Насмехаться над темным волхвом, пусть и патологически, по признанию наставников, добрым, ему не хотелось.

Поэтому боевые маги просто ушли. На их месте немедленно материализовалась оборотень.

— Сядем, отличники! — Лиса принялась растить подушку из мягкого салатового мха прямо посреди газона. — Не переглядывайтесь вы так, я ненадолго.

Вопреки обыкновению Лиса не стала хвалить юных магов за выполненные задания там, на высоте. Что-то такое было в ее голосе, настораживающее и пробуждающее любопытство одновременно.

— Случилось что? — Заглянула в искристые глаза оборотня Рита.

Она давно привыкла к Лисе. И к свалившейся на нее, девчонку, полтора года тому назад информации, что Лиса ее родила, а потом волею судьбы не смогла воспитать, тоже. Привыкла заменять понятие «мама» на «друг». Хороший надежный друг. Такой же, как Даня.

— Я отбываю на Варравар. — Лиса явно была в замешательстве.

Так бывает, когда твой друг хочет о чем-то рассказать, но в силу разных причин не может этого сделать.

— Везет! — Даня сделал вид, что не заметил состояния оборотня.

Он еще не был на обновленной планете варров. Поговаривали, с тех пор, как четверо драконов, среди которых была и их собеседница оборотень-дракон, очистили Варравар от траков, по всей поверхности планеты снова выросла густая синяя трава. Драконы на этом не успокоились, насадили по всему Варравару яркие ароматные цветы, и теперь возле них роились сверкающие колибри. Варрам беспокойные пичуги не очень пришлись по душе, но они научились их игнорировать из уважения к благодетелям. А варрам было за что благодарить драконов! Зловредный туман исчез, а с ним и холод, убивающий все живое и не спрятавшееся по ночам. Варры почти каждый день видели Светило и грелись в его щадящих лучах…

— Еще неизвестно, что там стряслось, — покачала головой Лиса. — Не забывай, этого своего отступника, под дудку которого плясал Казимир, варры так и не нашли.

— Равно как и мы — Казимира, — пожал плечами Даня.

Парень искренне недоумевал: мало ли, где прячутся негодяи? Мало ли, что замышляют? Теперь что, дрожать в вечном страхе в ожидании удара?

— Вот и не дрожи, Данимир, — подмигнула Лиса. — И… дочь мою побереги.

Слово «дочь» далось оборотню с явным трудом.

— Все будет в порядке, ма… — Рита тоже не привыкла называть Лису мамой. Да и самолюбие юной магички, только что прошедшей экзамен по воздушной стихии, оказалось задетым. — Честное слово, Лиса!

Оборотень неопределенно хмыкнула: хотелось бы верить, мол… А потом просто обняла Риту, а затем и Даню. И дематериализовалась, оставив подросткам сомнительное право ликвидировать подушку из салатового мха.

Рита тут же почувствовала укол грусти: хоть она и не считала Лису своей матерью, а сильно к ней привязалась. Да и прыжки теперь откладывались на неопределенный срок…

— Ритка! — Юный темный волхв поднялся и потянул девушку за собой. Он ощущал упавшее настроение подруги как свое собственное, а ему не хотелось грустить. — Смотри, у начальства в кабинете происходит что-то интересное.

Иначе зачем еще Гоша накинул полог невнимания на всю избушку?

Кстати, «интересное» было не только в рабочем кабинете волхва. Оказывается, друиды начали растить новую избушку!

— Сколько себя помню, — протер глаза Даня, — тут стояло только две. Наша и начальника Заповедника.

Какое-то время Рита и Даня, открыв рот, смотрели, как многочисленные шишки, повинуясь протяжной песне друидов, пускают в землю корни. А потом темному волхву захотелось выяснить, в чем дело.

— Пойдем к Борису Кирилловичу? — Даня открыл переход.

Посреди газона осталось светлеть пятно мха насыщенного салатового цвета.

                                      * * *

Пройти в избушку начальства Дане не удалось.

— Не выходит! — Темный волхв шагнул обратно на салатовый мох.

Вытянул за собой Риту.

— У тебя? — не поверила своим ушам девушка. — А так бывает?

— Конечно, — пожал плечами парень. — Там кто-то поставил очень хорошую защиту… И это не Борис Кириллович.

— Потому что его щиты, даже хорошие, ты уже научился обходить. — Рита знала, о чем говорит. — Так?

— Так, — почему-то кисло усмехнулся Даня. — Значит, это домовой.

— Какой-то домовой? И ты не можешь с ним справиться?

— Эх, Ритка!.. Ты даже не представляешь, на что способен «какой-то» домовой волхва воздушной природы, когда он при исполнении.

— Допустим. Но мы сдадимся?

Юную магичку, только что сдавшую экзамен по воздушной стихии, так и подмывало на новый подвиг. Защищенная избушка казалась подходящим объектом приложения сил.

— Погоди, — охладил пыл подруги Даня. — Мы и так можем услышать, о чем идет речь в кабинете.

— Это как?

— Мох растила оборотень-дракон! — Темный волхв хлопнул рукой по салатовой подстилке. — Конечно, это не восьми-векторное магическое «ухо», но за неимением сгодится.

Даня уселся на подстилку и приложил к ней обе ладони.

Рита смотрела на друга с нетерпением: когда же, когда он соизволит рассказать ей то, что подслушал? Сама девушка ничего услышать через мох, пусть его хоть трижды растила Лиса, не могла. А она пыталась.

Наконец Даня заговорил:

— Ничего не понимаю! В кабинете начальства сидит какой-то пацан. Звать Архипом. Судя по некоторым признакам, из так называемых мажоров. Точно, приехал в Заповедник на пижонской алой Феррари.

— Сам? — Рита проигнорировала марку машины. — А как этот Архип открыл ворота? А Маня? Почему она его не задержала?.. Впрочем, вижу.

Страж Заповедника, гигантская многоножка по имени Маня, находилась неподалеку. Лежала под крыльцом избушки, недвусмысленно намекая: прохода нет! А ведь Рита уже собиралась предложить простое решение: мол, мимо проходили, вот и заглянули на огонек!

— Не получится, Рит! — Юный темный волхв прекрасно видел мысли девушки. — А отвечая на твой вопрос… Раз этот Архип смог проехать, значит, у него есть соответствующее разрешение.

— Точно! — Рита даже покраснела: как это она упустила такой важный нюанс?

Без разрешения проникнуть в Заповедник простому человеку и даже магу было практически нереально. Даже перелезь непрошенный гость через высоченный бетонный забор, страж Заповедника Маня в два счета бы его задержала. Или убила, неси он Заповеднику угрозу.

А вот то, что Маня караулила гостя возле крыльца, свидетельствовало еще кое о чем. О том, что этот самый Архип — гость, но крайне нежелательный для Заповедника и его обитателей.

— А то, почему его так усиленно от нас скрывают, — Даня кивнул, мысленно одобряя нарисованную Ритой картину, — мы сейчас узнаем.

Темный волхв снова приложил ладони ко мху…

Но уже очень скоро подслушивать перестал.

— Кажется, наш мажор Архип договорился, — отряхнул с ладони прилипшую ниточку мха парень.

— С кем?

— Не с кем, — наставительно изрек Даня, — а до чего. Отжимался он, очень много раз. И надо сказать, отжимался неплохо. Борис Кириллович уже сто пятнадцать раз насчитал. А потом…

— Что потом?

— А потом, если я ничего не напутал, волхв мажора в сон погрузил… А теперь тише! Делаем вид, что обсуждаем экзамен.

На крыльцо вышли старший друид Заповедника и боевой маг Андрей. Впрочем, на ребят они даже не взглянули, тут же разошлись в разные стороны. Дедушка Максим направился к своим подчиненным, растившим новую избушку, наставник Андрей — куда-то за корпус огневиков.

— Смотри, Дань! — указала на окно избушки волхва Рита.

Окно, казалось, взорвалось радужными брызгами!

— Это ушел телепортом Борис Кириллович, — уверенно сказал Даня. — А перед этим наверняка строго-настрого наказал Гоше, чтобы тот никого не пускал в кабинет. Давай руку, Рит. Ты же ведь хотела понять, на что способен Гоша? Самое время его проверить!

                                      * * *

Памятуя наставление хозяина, домовой честно старался помешать подросткам выйти из телепорта. Переход темного волхва Данимира подчинялся Гоше с трудом: домовым не нравилось иметь дело с темными волхвами как таковыми и любыми проявлениями их жизнедеятельности, в частности. Но Гоша был при исполнении, а потому превзошел самого себя. Даня, сколько ни пытался, зайти на подвластную домовому территорию не мог. И все было бы хорошо, и приказ хозяина оказался бы выполненным… не очнись зачарованный волхвом в положении «упор лежа» Архип. Парень со сна не сумел сориентироваться и пребольно приложился подбородком об пол. Взвыв, он взвился на ноги — искать виноватых. Внимание домового немедленно переключилось на источник большей опасности. Даня, а вслед за ним и Рита уже беспрепятственно шагнули в избушку начальника Заповедника. Увидели незнакомого подростка, злющего, как выкуренный из гнезда шершень. Застывшего в нелепой позе посреди комнаты. Напротив него щерил клыки полуметровый енотообразный домовой.

— Кажется, мы не вовремя, — замер на выходе из телепорта Даня. — Пошли-ка отсюда…

Рита, в последнее время частенько спорившая с другом в силу переходного возраста, сейчас была согласна с парнем более чем полностью: нет ничего хуже, чем вмешиваться в воспитательные процессы начальника Заповедника.

Но ретироваться было поздно.

— А вы кто такие?! — презрительно бросил подросток. — Вас сюда не звали, холопы!

Холопы? Рита и Даня переглянулись. Почему этот юноша принял их за прислугу? Из-за парашютных комбезов, которые они не успели поменять на гражданскую одежду? Решил, что это рабочая униформа?

— Ну, чего встали? — продолжил гнуть свою дугу молодой человек. — Пшли отсюда, нищеброды!

— Тебя не спрашивали! — Дух противоречия Риты проявил себя во всей красе. — Это не твой кабинет, и командовать ты здесь не в праве.

— О правах заговорили холопы! Ты смотри-ка!

И незнакомец грязно, витиевато выругался. Причем настолько витиевато, что Рита даже не поняла смысла сказанного. Но не Даня.

— Как ты о ней сказал?.. — нахмурился темный волхв.

Тут уж Гоша вышел из транса, в который было впал, когда началась несообразная перепалка.

— Архип, а Архип, — вкрадчиво произнес он. — Не хамил бы ты в гостях-то. Вот лучше, займись своим ноутбуком. Рита, Данимир, присядете?

Домовой — а в нем было не более полуметра роста! — выглядел настолько убедительно, что Рита и Даня, не споря, уселись на стульчики. А вот Архип Гошу недооценил. Что уж там парень хотел сделать, так и осталось загадкой. Но как только он двинулся в сторону ребят, его буквально метнуло через полкабинета и впечатало в кресло!

Рите даже стало жаль наглеца: так сильно он брякнулся головой о спинку! Да и хрупнуло как-то подозрительно.

А мера, принятая домовым, подействовала: Архип почти опомнился. Все-таки выругавшись, но уже вполголоса, подросток потянул ноутбук из-под пятой точки. Включил…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 140
печатная A5
от 536