электронная
240
печатная A5
437
0+
Таркаши: первое приключение Кота

Бесплатный фрагмент - Таркаши: первое приключение Кота


Объем:
90 стр.
Возрастное ограничение:
0+
ISBN:
978-5-4496-5252-2
электронная
от 240
печатная A5
от 437

Глава 1. вот он мир

В величественном мире Таркаш, есть три холма, их омывает море. Во всём этом дивном мире, есть всего один остров, а за ним бесконечный океан. Так гласит тараканья мудрость, главная притча тараканьего мира. Первый холм — Холм даров севера. Это место, богатый рудой и лесом край, живописный, и по своему, суровый. Там живут твёрдые характером таракашки, которые больше всего ценят достаток и спокойствие. Будет горе тому, кто позариться на их собственность, они всегда заберут её обратно. Мало того, они, найдут виновника и заберут у него причитающиеся и даже больше.

Жители места внушают страх жителям других холмов, но бывают по-своему простодушны. Глупые и твердолобые (по правде говоря у них мягкие лбы, твердолобость тут имеется в виду, как упрямство) таракашки северного холма меж тем, любят спокойную жизнь соседей и часто мечтают, хоть немного пожить на вершине холмов озёр и леса.

Холм озёр и леса заселяют фруктолюбивые таракашки. Озёра с пресной водой служат домом для многих видов жизни среднего холма. Занимаются жители озёрного и лесного холма в основном земледелием. У них самые вкусные и редкие корешки во всех трёх холмах.

С жителями среднего холма, (это второе название холма озёр и леса), никто не хочет конфликтовать, они трудолюбивы и часто, им просто некогда ссорится с обитателями других мест или с соседями. Они необычайно дружны и всегда помогут друг-другу. Главным праздником у жителей сердцевины считается «парад весенней радуги», который проходит, каждый год и в это время над каждым озером появляется радуга и держится над водой весь день, а обрамляет всё это великолепие самая большая радуга из всех радуг в мире, он начинается на востоке холма, у границы с жителями даров севера и заканчивается на западе у жителей курортного холма.

Побывать хоть разок на празднике весенней радуги, мечта почти любого обитателя Троехолмья, кроме некоторых жителей курорта, высокомерных и заносчивых, но при этом очень добрых и по-наивному глупых. Есть даже присказка: нет существа глупее, наивнее и безалабернее, чем букашка курортного холма, рождённая в ночь после весенней радуги.

Курортный холм — дом для лентяев и бездельников, если бы не тёплое море, за которым гонится летом любая мало-мальски состоятельная таракашка, курортные букашки давно бы от голода съели бы весь свой остров. Имея землю, по плодородности сопоставимую с землёй обитателей леса и озёр, они абсолютно её не возделывают, что растёт, то растёт. Фрукты высоких деревьев, их любимая пища, за которыми кое-как ухаживают червячи-поставщики. Они и приносят кусочки вниз на торг летнего базара.

На курортном холме, самое долгое и тёплое лето. Куча домов и хижин у моря и на вершине. Вершина же курортного холма, практически не заселена. На ней живут всего пару десятков таракашек-монахов, которые умеют предсказывать дождь и знают ритмы самой древней музыки. У них есть конкуренты это учёные северных даров, самые точные счётоводы на земле и шаманы озёр и леса, умеющие показывать небывалые видения из будущего, через великий артефакт, название которому — портал памяти. Вот и все угодья наших таракашек вредителей, а вернее почти все. Далеко за холмом даров севера и небывалой далью невидимых жителей облаков, есть ещё один островок, раньше на него отправляли отступников.

Провинившимся, в те времена, выдавали билет на лодку в одну сторону, даже не заботясь проверить, доплыли они или нет. Ведь отступники несли опасность жизни таркаш трёх холмов. Так было раньше. Теперь этот таинственный край, хорошее местечко для жизни. Лучше, как известно в троехолмье, живут лишь те, у кого есть домик на пляже у курортного холма или замок у верхнего лесного озера.

А населяют всю эту чудесную страну, как вы уже поняли, таркаши. Чудесный народец, очень похожий на нас, не внешне, разумеется.

У каждого таракаши, свои мысли, свои идеи, свои цели. Они совсем как мы с вами. У каждого таркаши есть основное имя, которое даётся ему через 12 дней после рождения и фамилия, которая даётся позже. Фамилия зависит от ростка. У всех таркашей, есть росток на теле или голове, у кого-то это клубничка, у кого-то вишенка, есть и картофелеголовые, и морковноплечие, всех и не перечислишь.

Почему так повелось никто не знает, и знать не может, но древние в один голос твердят одно: овощная растительность, чаще всего, встречается у северных поселенцев, а ягодная у озёрных. И если у тебя фруктовая пропарина можно сказать почти точно, что ты курортный житель. Смотрится это вполне комично очень влияет на думалку и самомнение таракашки.

Живут эти необычные кудесники, все по-разному. Северяне в небольших бревенчатых домиках и кирпичных замках. Подальше от соседей с оградой своих угодий со всех сторон. Про них говорят: еще и дом не заложен, они уже ворота строят.

Озёрные жители в водных пансионах, все вместе, чтобы было удобно трудиться или в высотных виллах при виноградниках. А о трудолюбивости жителей леса и озера ходит шуточная молва: не было бы у них не озёр ни леса, «они бы озёра выкопали, да лес посадили»!

Грусть берет говорить о жизни пляжных таракашек на курортном холме. В любом случае природа балует эти простые дома с соломенными крышами, маленькими окошками, и причудливыми дверцами, часто из доски для сёрфинга. Жители курортного холма, почти всегда ведут себя словно дети. Даже в преклонном возрасте, одной ногой в земле, потрясывая бородкой можно встретить пожилого тара-сёрфера у крупных волн Мыса смерти. Поверьте мне, пляжные жители — этот тот ещё народец! Ещё совсем недавно половину из них сослали бы на остров небывалой дали, но закончились уже, те старые и злые времена.

Глава 2. Знакомство

Утром сорок четвертого дня лета таракашка по имени Кот, пребывала в раздумьях. С одной стороны жутко хотелось поплавать на доске для сап-сёрфа вокруг центрального пляжа курортного холма. Или даже спуститься по реке к бухте виноградной радости со своими друзьями. С другой стороны, она совсем недавно устроилась на работу. Работа заключалась в уходе за ананасовой фермой. Она даже отработала на этой ферме до первых выходных, но прогуляв с друзьями Арлом и Фикки, она совсем не хотела работать. «Зачем мне деньги», — думала она. «У меня всё есть! Солнце, доска и море. Что ещё нужно? Еду всегда можно купить взаймы у северных купцов, пообещав им вернуть всё к среде хи-хи».

Тут я вам кое-что расскажу по секрету. В Троехолмье, чаще всего на курортной его части, любой долг, взятый в среду на неделю, можно не отдавать, кредитор обязательно забудет о нём, а если и не забудет, то закон принятый пятой весной мира, точно гласит: «О долге среды забудь, возврата не жди, пока не пойдут семь дней к ряду дожди». Но на курортном холме, дожди никогда не шли так долго. А торговец, был обязан работать и в среду.

В этот раз деньги Коту, нужны были совсем не на еду, доску или оплату каких-либо других развлечений, Кот хотела попасть на остров неизведанной дали. Зачем? Да просто из своего любопытства, утихомирить которое не смогли бы и Боги. Она слышала, что на этом самом острове с некоторых пор нет денег, что волны там выше, пляжи больше, а жить можно в уютных скалах с подземными водами, которые так приятно щекочут брюшко, что иное название этого острова «Рай»! Но вот незадача, добраться до этого острова очень и очень трудно. Охотники на водную пиявку не заплывают так далеко, пассажирские паромы ходят лишь вокруг холмов, а до острова идёт всего один корабль, и имя ему: «Лайнер ста гребцов и старого мотора». В нём не так много мест, чтобы хватило бы на всех, кого Кот видела хоть раз в жизни и она Кот, обязательно попадёт на этот корабль и приплывёт на нём в небывалую даль!

Что ж, теперь, когда волевое решение было принято, Кот быстренько собралась и отправилась на работу. По пути она встретила Элли, свою старую подругу, с которой она так давно грезила о новых свершениях и приключениях, но Элли, как и Энни и все другие подруги Кота, теперь повзрослели и были втянуты в бесконечную рутину жизни, имя которой «взрослая жизнь», а это бесконечный и скучный комплекс, состоящий из работы и дома. Кот поёжилась, больше всего на свете она не хотела бы стать одной из них. Элли была с пузиком, а значит, она уже стала взрослой «таракашкой с таракашками», как шутили на пляже про молоденьких мам. Не думайте о Коте плохо, Кот конечно хотела таракашек, просто не сейчас, чуть позже. У Кота, даже был любимчик, на которого она давно положила глаз, ещё со второй весны взросления — это был пухляк Тоби, что в нём такого было, Кот сказать не могла, но у него точно были самые симпатичные усики и самый цветастый панцирь, из всех знакомых ей обитателей пляжа!

С мыслями о приключениях, Тоби и прочей всяко-всячине Кот и не заметила, как оказалась на работе. Ананасы, за которыми она ухаживала, вырастали очень и очень быстро без всякого на то предупреждения. Только успевай бегать вокруг да подрезать верхушечку. При падении они становились мягкими, и их нужно было хорошенько спрессовать для энергетического джема, продажей, которой и занималась компания, в которую Кот устроилась на всё лето. Это была её первая работа и как многие пляжники, она мечтала просто преподавать сап-сёрф или водить экскурсии для состоятельных северян, которых в последнее время стало мало. Все они теперь едут на озёра. Они же пресные и совсем без волн! «Ну, как-так», — думала Кот.

О том, куда сейчас едут северяне, ей рассказывал Тоби, который переехал на озёрный холм, поскольку для жителя побережья он был слишком трудолюбив и амбициозен. Наверно, Тоби был самым известным тружеником курортного холма, но даже его, труженики озёр, за глаза называли трутнем и бездельником! «Дорогу осилит идущий», — думала Кот. «Может, если мне заплатят достойно, я возьму Тоби с собой, и мы всю зиму будем вместе. Интересно, он уже хочет таракашек? Или ещё нет! Я ему покажу, как не хотеть таракашек», — погрозилась кулачком в небо Кот.

Её удивительной особенностью было то, что в отличии от остальных обитателей пляжного холма она почти всегда добивалась своего и часто, совсем непонятно зачем, грозилась кулачком в небо. Это был её ритуал, то, что как она считала и помогало ей добиваться успеха Над этим жестом, потешались все её друзья и даже Папа.

Отец Кота, нёс службу, помогал мудрецам вершины и считался букашкой важной и мудрой. К его совету прислушивались все на холме, кроме Кота. Она была непоседлива со своей первой луны и такой оставалась всегда.

Кот жалела, что рассказала отцу о своём желании путешествия. Ведь теперь он не хотел отпускать её и потребовал, чтобы та совершила восход на три вершины к трём мудрецам, которые бы и дали ей напутствия, которые, как тот считал, помогут ей в далёкой дороге.

Глава 3. В дорогу

Прошли за декадами, три луны к ряду и Кот была готова. Скопленных финансов ей хватало на длинный путь к самой её заветной мечте. И чего бояться? Первая высь, это так близко. Поднялся на холм, спустился с холма и леса, леса, леса. Кот побаивалась лесов, севера и озёрного города ладно бы если это пальмы, но на учебниках леса были дремучими, как в страшных книжках. Про всадника без головы или Дракулу. Страшно, очень страшно. Вот бы найти кого с собой на это путешествие? Но кто рискнёт? Смельчаков то на пляже хоть отбавляй, но все они ленивы для безумия. Кто сможет помочь? Монахи? «Может они помогут мне, — думала Кот». Подъём — вещь не очень трудная, думала Кот.

Как же она ошибалась! Тот странный велосипед, на который она поменяла доску, был десятипедальным, а не восьми, как нужно было Коту. Да и багажник маловат, всего то и влезла палатка, припасы, кулёк карт, старых и новых. Эти карты делали северные торговцы, Кот не всё понимала, что в них написано. Но идея подъёма проста, ехать вверх где это возможно, а где невозможно тащить велосипед ввысь как тележку. При всех своих недостатках, при желании у велосипеда возможен второй пилот, на которого Кот так рассчитывала. Она посчитала, что для большего антуража, впереди её велосипеда, на переднем багажнике, должны быть пара длинных багетов, и молоко с пледом. Она разделит этот вкусный ужин или завтрак со своим попутчиком, когда они будут спускаться с горы, а пока, как салат который стоит на новый год, булочки дразнили Кота и даже мешали обзору. «Эх, Кот, неужели ты не понимаешь, что булочки затвердеют, а молоко испортиться», — это восклицание читалось в глазах друзей и знакомых, — но все были так взволнованы или ленивы, что никто ничего не сказал. Нечего скрывать, мыслила Кот в тот момент картинками.

На своём забавном велосипеде Кот поднималась вверх, дорога была то песчаной, то каменной. Редкие переправы в виде натянутых канатных мостиков Кот преодолевала на велосипеде. В случае, если Кот могла проехать по мосту не слезая с велосипеда, Кот считала себя очень храброй, но когда мост был хрупкий или маленький, Кот слезала с велосипеда сама-себе тараторя: «безопасность дороже, безопасность дороже».

Первую луну, Кот даже не думала о том, что оставила свой любимый пляж, свой город, свою маленькую родину, но к середине второго дня, когда до ближайшего ночлега, согласно карте, было больше суток, Кот распереживалась. «Эх, как там Герасим», — думала Кот, — совсем, наверное, от скуки цвести перестанет, ах… с кем я его оставила, с Гадриком кто угодно загрустит.

Гадриком, если вам стало любопытно, был её кот! Да-да у Кота тоже может быть кот. Вид и имя, абсолютно разные вещи. Дак вот, Гардик самый спокойный кот в мире, он ест и спит. Больше он ничего не делает, и лишь изредка выйдя на веранду, он скребёт усиками плетёное кресло-качалку. И то, только под закат, и в тёплые вечера, в остальное время Гардик лежит в своей плетёной корзинке на своей фиолетовой подушке. Гардик — недвижимость! А Герасим и того проще, Герасим — цветок, только вот не простой, Герасим из тех старых цветов, которые любят общаться, сейчас это вымирающий в мире флоры вид, и именно поэтому, таракашки реже заводят цветы дома. Какой от них толк? Не выслушают, не помогут советом, слова доброго не скажут, цветут редко, а хлопот требуют о-го-го. Кот ехала и ехала, теряя ниточки своих мыслей и единственное, что она понимала точно, это ту грусть, которую испытывает букашка, которая осталась совсем одна.

С грустными мыслями Кот и не заметила, как колесо велосипеда попало между камней. Кот ничего не успела толком понять, просто плюхнулась в траву и больно ушибла панцирь. Кот слышала миф о том, что некоторые букашки раньше не могли перевернуться при падении. «Это глупые букаши», — думала Кот, все знают, достаточно просто раскачиваться из бока в бок и цепляться за все, что можно лапами. Поднявшись Кот осмотрела велосипед, он был испорчен. Шина лопнула, а переднее колесо помялось так сильно, что выписывало восьмёрки направо и налево.

Кот поняла, нужно ночевать тут, она достала палатку и спальный мешок и разбила лагерь, совсем рядом с дорогой, для того чтобы попросить помощь, как только будет у кого, ведь дорога была бестаркашной От грусти, Кот съела чёрствый батон, привязанный к велосипеду, и запила всё это апельсиновым джемом с газированной водой. Кот больше любила мандариновый, но на мандариновый джем сейчас не было настроения. Думая о доме, близких, путешествиях и мандариновой жиже Кот уснула. Уснула так быстро, что не успела увидеть все звёзды ночи, как мечтала раньше. «Звёзды подождут», — думала Кот и была права!

Глава 4. Гадкое пробуждение

Проснулась Кот от странного толчка, толкали её вместе с палаткой и куда толкали — непонятно! Гадкое чувство — просыпаться, а уж тем более в полдень. Кот высунула мордочку и что она увидела. «Эх, и хватает наглости вам будить меня в такую рань», — сказала Кот, и спросила, вы собственно кто?

По солнцу Кот определила, что на дворе почти полдень, а вот похитителей она определить не смогла, ведь куда севернее, обычно, живут те дикие букашки, которые могут похитить тебя, — размышляла Кот.

Браконьеры тараканьего мира используют сачки и уж никак не волокут палатку в неизвестном направлении. Вот и что это за безобразие?

Тем временем один похититель подошёл к Коту и очень вежливо, настолько насколько вообще может быть вежлив похититель, спросил:

— Вам не холодно спать на обочине?

— А почему Вас вообще волнует, холодно ли мне и кто вы, червь вас дери, такой?

— Я Гас, и я перемещаю вас!

— Вас не учили, Гас, не перемещать незнакомых людей без спроса? Да и вообще, какое это перемещение! Это самое настоящее похищение! Я кричать буду!

— Ну и кричи! Тут все равно нет никого.

И правда, смысл кричать, если никого рядом не было. Кот стала вежливой и поинтересовалась:

— А куда, тогда, вы меня тащите. Ой!

— Подальше от пропасти. Сколько лет живу, ни разу не видел, чтобы кто-то разбивал лагерь на резком повороте у дороги!

— У меня велосипед сломался, я с него упала, гордо заявила Кот, показывая воображаемое сальто с неожиданным приземлением своему собеседнику.

У вас ещё, наверно, ушиб головы, Вам врачу показаться нужно, заявил незнакомец. «Заботливый, общительный и глупый», думала Кот, но вот почему глупый, сказать толком не могла, но разве будет кто умный, трогать таркашу во время сна у живописного обрыва. А идея с дорогой сработала, надо только попросить починить велосипед и можно дальше в путь.

— Ты хороший, спросила Кот.

— Нормальный, — сказал Гас хитро улыбаясь.

— Это хорошо, помоги мне пожалуйста, я сломала велосипед, и мне нужно наверх, иначе я не смогу попасть на остров.

— На какой остров?

— На самый верхний, в Небывалую даль, ты не слышал о ней?

— Так то слышал, но я думал, что это легенда!

— Глупый, глупый путник, это всё правда взаправдошная!

— Даже если и правда, в небывалую даль проще добраться по побережьям, не нужно лезть в гору.

— Я знаю, но одно из условий, чтобы мой отец отпустил меня в такую даль, поход к трём мудрецам.

— На это уйдёт столько времени. Твой отец, наверное, хочет отговорить тебя, мой старик точно такой же. Вечно бурчит на меня, что бы я не сделал, а когда я ничего не делаю, бурчит, что я ничего не делаю. Желает мне как лучше и только усложняет жизнь.

— Ты сейчас, составил портрет моего отца, мой ещё добавит, что если что-то сделал, то неправильно, что он лучше делал и все в его время лучше делали.

— В точку! Нам, кстати, по пути, мне тоже наверх, я везу мудрецам овощи.

А велосипеды ты умеешь чинить», — виновато спросила Кот.

— Немного умею, но не на дороге, поехали со мной? Сделаем тебе велосипед.

— Ну поехали, похититель палаточных дам!

Когда Кот собралась и запрыгнула в машину. Старый большой жукваген, ей наконец стало спокойно, теперь у неё есть попутчик, пусть ненадолго, но её мечта сбылась это и есть те приключения, которых ей так не хватало! Спать теперь совсем не хотелось и Кот начинала мучить вопросами своего нового друга.

— Зачем ты возишь овощи?

— У нас ферма, а у меня такая работа.

— А какая у тебя есть мечта? Только вот самую-самую говори!

— Я хотел бы жить очень долго, практически вечно, это очень интересно. Я бы столько всего повидал.

— И куда бы ты поехал?

— Как куда? Я бы остался на ферме.

— Что за глупости, жить вечно и остаться на ферме.

— У нас на ферме, много всего интересного, есть пруд, в нём живут рыбы, они очень умные.

— Ты с ними в шахматы играешь?

— Почему в шахматы?

— Ну раз они такие умные, почему бы с ними в шахматы не поиграть?

— Вот ты шутишь всё, а я обидеться могу!

Кот не хотела обижать своего спасителя, но такой у неё был характер, а оправдываться она не привыкла, но в этот раз она сдала на попятный.

— Извини меня, просто я думаю, что глупо всё это, иметь вечную жизнь и сидеть на ферме. Я бы проколесила весь мир. Весь. Совсем-совсем. Это и есть моя мечта и я воплощу её, какой бы длинной не была моя жизнь.

— И где ты уже была?

— Да пока почти нигде, я ещё только начинающая путешественница.

Гас улыбнулся, Коту эта улыбка показалась самой спокойной и самой привычной, за долгое-долгое время! А автобус мчался всё выше и выше, порой подпрыгивая на ухабах. Дорога петляла и извивалась, как только могла, но Кот точно знала, первую вершину, она уже покорила.

Она, как обычно, ошибалась.

Глава 5. Неожиданный маршрут

Тряска по кочкам продолжалась почти сутки, Кот и её новый друг почти всё время болтали о всякой всячине, и вели совсем не взрослые беседы. Обсуждали любимое мороженное, даже подрались из-за этого. Кот любила сливочное, а Гас фруктовое. «Эх… И как можно быть таким ограниченным. Любой лёд заморозь и получишь ты свой щербет», — думала Кот. Пару раз наши герои останавливались на кемпинг. В первый раз на просторном зелёном лугу, они купались в бесконечной зелени лета, а во второй купались в одном из озёр, вода в котором, была непривычно холодная для курортного холма.

Гас спросил:

— Неужели ты никогда не поднималась так высоко?

— Не приходилось.

— Я был однажды, на северной части моря, там очень холодно и никто не купается, а вода там, почти пресная, её практически пить можно.

— И как там кататься на доске по волнам?

— А никак, никто там не катается, тамошний народ, больше любит собирать водоросли, а не веселиться. Они не могут себе позволить жить так беспечно, как мы. Ведь зима у них за всё спросит.

— В каком смысле спросит?

— Это выражение такое, северное, оно означает, что те, кто не готовится к зиме, до следующей могут не дожить!

— Как это ужасно!

— И это ещё не всё, климат там настолько суров, что порой, некоторые теплолюбивые таркаши, по четыре декады к ряду месяца из дома не выходят!

— Вот почему они такие скупые?

— Наверное.

— А ведь север, это конечная точка моего путешествия.

— Я тебе очень советую, добраться туда до осени.

— Я постараюсь, мне кается, через декаду-другую, я уже буду там, пообщаюсь с мудрыми, сяду на судно и убегу в Небывалую даль.

— А почему тебя туда так тянет?

— Трудно сказать точно, я вот живу всю жизнь в одном месте, как привязанная и не могу понять, что меня тут держит. Друзьям я буду писать письма, а в любимые места я вернусь. Да и любимыми они быть перестанут, просиди я в них всю жизнь, в сотый раз или двухсотый. Я вот раньше очень причал любила, каждый вечер там каталась и загорала, но вот теперь, мне больше по душе Тихая бухта, там спокойнее волны и меньше таркашей, а ведь место не менялось, значит, изменилась я!

— ТЫ СЛИШКОМ МНОГО ДУМАЕШЬ, ТЕБЕ ЭТО НИКТО НЕ ГОВОРИЛ?

— Постоянно говорят, но что я могу поделать?

— Ну не знаю, но скоро у тебя будет возможность пообщаться, на верхнем пруду и я знаю парочку очень болтливых рыб!

— На каком пруду?

— Как каком? Верхний пруд, там мы оставим машину и пересядем с грузом на переправу, там нет дорог. По спирали мы поднимемся к самой верхушке. У нас будет много времени, и я точно успею починить твой велосипед. А до вершины там, всего ничего.

Кот начинал понимать коварный замысел своего родителя, а к мудрецам то не так просто добраться. Вот на что он надеется, что я вернусь и заброшу свою затею. Ну уж фигушки! Кот добьётся своего! Кот всегда добивается своего! Ну, может и не всегда, но в этот раз точно добьётся.

— Прости, а это что ты говорил про рыб?

— Ооо, рыбы мои друзья. Я знаю всех, кроме некоторых морских. Мы часто тусуемся вместе, и порой я даже жалею, что я букаш!

— А что такого в этих рыбах? По мне так надменные, задиристые плавники.

— Ты не понимаешь.

— Что? Объясни.

— Ну, с ними интересно, у них ведь тоже жизнь своеобразна, она как наша, только растения у них все в слизи, дома из камня и песка, их воздух — вода, а солнце — ядро!

— Какое такое ядро?

— Ну, нижнее, земное ядро, понимаешь?

— Оно же горячее?

— Так и солнце горячее!

— Так я тебя не понимаю и рыб тоже не понимаю, я вас не понимаю и это у вас общее!

— Что ты вообще понимаешь?

— Я понимаю, что если будешь меня доставать, я тебя стукну.

Путь к водному кольцу не занял много времени, друзья общались, ссорились и ругались, в целом, вели себя, как и все друзья на свете. Те, что настоящие, те, что если и ругаются то по очень серьёзной причины, например из-за любимого супергероя или милой таркаши.

При всей живописности мест, Кот представить себе не могла, как вода опоясывает вершину и как они поедут на барже. Почему она этого не знала? Кто-то говорил, кажется. Давно-давно. В школе.

А как они на барже поплывут против течения и что там за рыбы такие? От всего этого жутко клонило в сон, время было под вечер и, всматриваясь в бесконечную песчаную дорогу, Кот уснула.

Глава 6. Переправа

— Приехали, переправа, закричал Гас.

— Уже, сколько я спала.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 240
печатная A5
от 437