электронная
80
16+
Тарэновый голод

Бесплатный фрагмент - Тарэновый голод

Объем:
172 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-7058-7

*******пролог *******

Я проваливаюсь в густую черную пустоту. Она обволакивает меня со всех сторон, проникает в моё беззащитное податливое тело, я сам становлюсь частью этой пустоты, растворяюсь в ней, словно вступаю в химическую реакцию. Вливаюсь в этот черный непроглядный туман яркой радугой, пузырюсь и лопаюсь, насыщая окружающую пустоту сочными оттенками. Необычное волшебное ощущение. Законы физики мира людей здесь не имеют никакой силы. Звуки начинают пахнуть, а запахи издают забавные щелкающие и шуршащие звуки. Кардинально меняется ощущение окружающего пространства. Теперь пространство ощущает меня! Нет прошлого, нет настоящего и нет будущего. Нет понятия маленького или большого, громкого или тихого. Все это одно целое. И имя этому целому — Я!

Внезапно состояние умиротворения и гармонии резко поменялось на агонию паники, страха и боли. Тут же пропало ощущение неземной легкости и вселенского блаженства. Мои суставы выкручивает, каждый сустав по отдельности, тело покрывается кровоточащими лапающими язвами, на месте лопнувших волдырей появляются новые. Зубы скрипят друг о друга, ходят ходуном, как будто пара десятков хирургических клещей крутят и расшатывают их корни. Зрачки находятся, где-то далеко в закате, кажется, что глаза втянулись вовнутрь головы, прямо в мозг, и вот-вот вылезут с другой стороны. Хочется заорать, сорвать с себя объятую жгучею болью кожу, вырвать сокращающееся с бешеной частотой сердце, вырвать, вместе с остальными внутренними органами. Легкие раздувает до невообразимых размеров, сейчас они лопнут, желудок скрутило, все тело крутит! Словно в мясорубке. Каждая клеточка тела наполняется болью, каждый нерв воспаленно пульсирует. Попытки заорать или издать хоть какой-то ничтожный звук приводят к тому, что глотка в напряженных судорогах вылезает наружу, извивается и закручивается в узлы, и я тону в потоке немого крика. Это какое-то сумасшествие, просто запредельная, нереальная шиза. Вот он! Вот он, пик! Апогей тарэнового рабства. Разъедающий и уничтожающий сознание тарэновый голод — плата за ничтожную надежду непонятно на что. Это он! Тарэновый голод! Через невыносимую боль и ужас наступает полное прояснение сознания. Я даже в самых страшных кошмарах не мог представить таких мучений, которые с легкостью мог избежать. Искушение было не так велико. Теперь за свою глупость я поплачусь жизнью. И крупно повезет, если моя безнадежно изуродованная душа обретет покой. Печально…. Даже не верится, что совсем недавно все было по-другому и ничего не предвещало этих безумных событий, которые произошли со мной за последний месяц…

«ТАРЭНОВЫЙ ГОЛОД»

Яркий луч утреннего солнца, весело прорываясь сквозь густые белые облака, проник в комнату, залив ее ярким светом. Это была спальня Арлима — спальня ученика жреца. Парень, скинув одеяло, сел на кровать и приветствуя новый день, широко зевнул. Сегодня у него был важный день — «День вещания». Именно в этот день он должен был осуществить контакт с Верхним Миром и получить от ангелов и святых, лично, первые заветы и наставления, а также отличительный знак жреца, который появлялся на тыльной стороне ладони после первого сеанса вещания. До этого дня разговаривать с Верхним Миром имел право только жрец Турам — наставник и учитель Арлима.

Общение проходило в «зале вещания», в храме фермерской общины. Посреди зала стоял алтарь, а в углу находилась священная «плита даров и вознесения». Контакт с Верхним Миром устанавливался только после долгого чтения тайных молитв. Жрец вставал подле алтаря и начинал молиться, вскоре на алтаре возникал образ одного из святых архангелов, образ был бледен и прозрачен, голос его напоминал некое шипение, легкое успокаивающее шипение. Жрец не поднимая глаз, соединив руки в молитвенном жесте, общался только шепотом и только на языке Верхнего мира. Каждый день, после заката, на вечернюю проповедь жреца, в храм набивалось около четырех сотен человек. После проповеди прихожане, как один, читали вечернюю молитву, заканчивалась молитва также неожиданно, как и начиналась. Выдержав некоторое время абсолютного молчания, люди расходились каждый по своим делам. Это были фермеры, люди трудолюбивые и богобоязненные.

Храм Верхнего Мира величественно возвышался над скромными домами фермеров. Их община занималась выращиванием злаков, овощей, фруктов, скотоводством, у многих были свои пасеки. За усердный труд и послушание Верхний Мир даровал фермерам дождь и солнце, для облегчения труда служили чудо машины, с помощью которых фермеры обрабатывали землю, сеяли, собирали урожай. Эти божественные механизмы не только облегчали работу, но так же являлись защитниками людей от демонов, изредка приходивших из Запретного леса, чтоб поживиться фруктами или овощами. Так же эти тёмные сущности не брезговали и скотом. Демоны могли утащить поросенка или овцу и сожрать, набивая свои мерзкие глотки. Взрослые пугали детей, что жители Запретного леса утащат их в глушь, если они не будут слушаться.

Этот мрачный лес находился на севере. Корявые макушки причудливых деревьев, угрожающе раскачиваясь на ветру, создавали иллюзию живого дышащего организма, а может это была и не иллюзия вовсе. Но машины Верхнего Мира надежно охраняли территорию фермы. При появлении демонов божьи механизмы приходили в ярость, они топтали нарушителей, рвали их на части, но самым главным их оружием был испепеляющий световой луч, вырывавшийся, откуда — то из глубины машины и обращавший в пепел мерзких тварей.

Случаи расправы машин над демонами были крайне редки, сам Арлим за всю свою жизнь только пару раз видел в действии световое оружие этих божьих механизмов.

Демоны — материализация греховных мыслей людей.

Согласно священному писанию в далёком прошлом люди совершенно не чтили Всевышнего. Они жили в пороке. Развращенные блудом, пораженные алчностью, под влиянием культа желтого металла, многие забыли о существовании небесных правителей.

Божьи Силы долго пытались поставить глупцов на верный путь — путь гармонии и духовного просвещения, но люди были глухи, они безвозвратно потеряли связь с Верхним Миром, забыли о своем предназначении. Кара Всевышнего была неминуема! Человечество подлежало уничтожению!

Лишь небольшое количество людей помнило истинные ценности жизни, они не забыли о своей священной миссии. Этими людьми были фермеры.

Миссия человека, как творения божьего, заключалась в бережном, трепетном хранении и вынашивании в своей земной оболочке души — тонкой и хрупкой материи. Душа человека — его природная сущность, которая требует надлежащего ухода, определенной выдержки. Она подобно корням растений впитывает в себя окружающий мир, её легко отравить, погубить еще до того, как она окрепнет, расцветёт, вознесется в царство Верхнего Мира и упадёт в объятия Всевышнего! Если же душа загублена, то пользы от земного тела не больше, чем от пустого ореха. Одна оболочка, а внутри пусто.

После того, как Всевышний избавил Нижний Мир от бесполезной скорлупы — пустышек, во избежание повторения подобного марально-духовного падения людей и в целях напоминания о высшей миссии, он наделил мысли человеческие некой материализацией. Греховные мысли порождали демонов — мерзких тварей, существование которых — вечные мучения, тьма и злоба.

В целях профилактики появления темных сущностей, жрец лично проводил чистку среди фермеров. Если же в результате проверок выявлялся человек, носивший в себе греховные мысли, его, дабы он не распространил заразу, приговаривали к испепелению.

На берегу озера строился деревянный плот, посреди него устанавливался столб, к столбу привязывали носителя греховных мыслей. Плот отталкивали от берега длинными шестами. После того, как грешник отплывал на некоторое расстояние, жрец испепелял неверного вместе с судном ярким пучком голубого света, который он испускал из священного жезла, дарованного самому первому жрецу ангелами Верхнего Мира и передававшегося много поколений от учителя к ученику.

После исполнения приговора от плота и его пассажира не оставалось и следа, лишь только густой белый пар поднимался над водоемом.

После ухода Турама с поста жреца, Арлиму предстояло стать хранителем священного жезла. Данное событие ожидалось через два года, после того, как душа жреца созреет для вознесения.

Обряд Вознесения проходил раз в год. Все жители общины, имеющие возраст шестидесяти лет, (именно такой срок требовался, согласно священному писанию, для созревания души), рассаживались в зале вещания на священную плиту. Их называли Вознесенцы. Лица этих людей излучали бесконечное счастье и благо.

В процессе длительного ритуала, проводимого жрецом, желтая стальная рамка, выполненная по периметру плиты, медленно поднималась вверх. После достижения определенной высоты, происходила яркая вспышка, тут же рамка стремительно падала на плиту… и… о чудо! Поверхность плиты становилась совершенно пустой! Низкий вибрирующий звук, уходящий, куда — то на восток, извещал о том, что души людей начали свой путь по артериям Верховного…

Священное слияние…

Фермеры блаженно вскидывали руки, радуясь за вознесенцев, восхваляли Всевышнего, обнимались, смеялись, поздравляли друг друга с Великим праздником.

Вознесение — вот ради чего жили и работали фермеры. Каждый член общины ждал этого события, этого времени, момента, когда душа наберется сил и энергии, обратится импульсом божьим и устремиться далеко-далеко, на небеса. Радость за вознесшихся родных и близких была безгранична!

Теперь фермеры укладывали на священную плиту все, чем были богаты: фрукты, овощи, мясо, яйцо… Дары Верхнему Миру были прямым доказательством, что жители общины чтят трудолюбием и послушанием заветы Всевышнего. Продукты так же исчезали с плиты и уносились божьим импульсом на восток. После последнего подношения люди продолжали праздновать, петь песни, танцевать до самой ночи.


В обычные дни подобные импульсы приходили с запада, минуя ферму. Не редко они были адресованы непосредственно в храм. По средствам импульсов на священной плите появлялись новые чудо машины, различные приспособления к ним, лекарственные микстуры, препараты.


Арлиму до вознесения было еще далеко — сорок лет. В двенадцать лет ему, как и любому члену общины, архангелы Верхнего Мира определили жизненный статус — статус жреца. Арлиму явно повезло. Вот уже, как восемь лет он живёт в храме на правах ученика.

Остальным подросткам достались статусы фермеров. Статус девушек пересматривался в пятнадцать лет, не редко он менялся на статус жрицы.

В этом случае за девушками прилетал челнок в сопровождении ангела. Души жриц были на редкость хрупкими, поэтому ангелы сами вели контроль за их созреванием.

Юноши, помимо статуса фермера и жреца, могли получить статус воина света. В этом случае они так же отправлялись на челноке в сопровождении ангела — воина, в школу стражей Нижнего Мира. В будущем эти ребята сражались с демонами, патрулировали окрестности. Воины света были опорой и защитой простых людей.

Несколько раз за день их патрульные челноки пролетали высоко в воздухе в поисках нарушителей, рядом с челноком величественно и непринужденно парил их наставник и командир, один из представителей касты ангелов Небесный страж ангел — воин.

Иногда челнок приземлялся на территорию фермы. Солдат приглашали к столу, расспрашивали о службе. Небесный страж ни с кем не общался, он заходил в храм, в зал вещания и если ему что-то было нужно, он вызывал к себе жреца, который робко топтался за дверью. Воины рассказывали множество интересных историй о своих геройских подвигах, битвах с демонами, о силе орудий света. Солдат всегда угощали самым лучшим, с упоением слушали их.

Староста Батум в любое время был готов пронять дорогих гостей. Специально для подобных застолий во дворе его стоял огромный стол. Батум рассаживал солдат, а его жена и дети впопыхах накрывали стол. Люди соседних домов сбегались во двор послушать рассказы бойцов. Это было целое событие!


То, что Арлим являлся учеником жреца, не освобождало его от работы. До обеда нужно было успеть окучить картофельное поле, так как после полудня Всевышний прольёт дождь на поля.

Окучивать картофель было не так уж и сложно, даже интересно. Эта работа выполнялась машиной, под названием «окучник». Арлим ловко управлялся с этим механическим помощником. Машина бесшумно передвигалась по полю, окучивая стройные ряды картошки.

Арлиму поскорее хотелось начать сеанс вещания. Он сильно волновался. Быть посредником между Верхним Миром и людьми — это большая ответственность и почет. Юношу переполняла гордость за самого себя. Но он старался не подавать вида, даже перед самим собой.

Наконец, закончив работу, молодой жрец поехал в храм, где его, переминаясь с ноги на ногу, ждал, Турам. Окучник был оставлен около дверей храма. Обменявшись горячими крепкими объятьями, Старик с Арлимом отправились внутрь. Жрец с трепетом вручил своему ученику ритуальное одеяние. После того, как Арлим был переодет, Турам, кинув на парня теплый отеческий взгляд, произнес:

— Я горжусь тобой, мой мальчик, ты будешь отличным жрецом!

— Я не подведу, учитель. Ведь меня обучали вы! — Скрывая волнение улыбкой, ответил Арлим.

Оглядев еще раз своего ученика, Турам отворил дверь в зал «вещания». Арлим, не спеша переступил порог. Дверь с тихим скрипом закрылась за его спиной. Теперь всё зависело только от него. Парень подошел к священному алтарю, принял подобающую позу и шепотом начал читать молитвы… И вот чудо произошло… На алтаре возник образ архангела. «Получилось» — с трепетом подумал Арлим.

В это время, за дверью, Турам нервно теребя подол рясы, не находил себе места от волнения. Парня он любил как сына, сильно переживал за него. Однако, если молодой жрец не оправдывал надежды Верхнего Мира, если архангелы не даровали ему отличительный знак жреца, в этом случае, учитель должен был предать ученика казни, путем испепеления.

Турам никогда не говорил об этом Арлиму, навряд ли он смог бы привести данный приговор в действие.

Жрец, приложив ухо к двери, пытался понять, как дела у его ученика, но двери были сделаны из толстого пористого бруса, обитые железом, они плотно закрывались, и через них невозможно было услышать, что твориться в зале вещания.

Прошло уже около получаса, а по ощущениям не меньше двух. Ожидание было весьма томительным, с каждой минутой Турам нервничал все больше и больше.

Наконец дверь открылась, и из нее вышел Арлим, лицо его расплывалось в широкой улыбке, а на руке, поднятой над головой, гордо красовался знак жреца! Турам был счастлив, слезы радости брызнули из его глаз, он кинулся к своему ученику и крепко обнял парня:

— Я верил в тебя мой мальчик! — Сквозь смех и слезы кричал старик — Верил!..

— Это было не так уж и сложно, — начал отшучиваться парень, — я разговаривал с архангелами, это было так… так…

— Общение с Верхним Миром придает нам сил, — произнес старик глядя ученику в глаза, — это волшебно… Ты прав, мой мальчик… Я так рад за тебя! — И снова крепкие объятия. — Нужно отметить день твоего первого вещания, у меня есть отличная вишневая настойка! За такое дело не грех осушить один из кувшинов! — Турам, подмигнув парню, похлопал его по плечу.

Счастливый ученик и учитель удалились в столовую. Старик усадил парня за стол, а сам отправился в погреб за настойкой. Вскоре Турам появился с запотевшим кувшином в руках, поставил сосуд на стол, вытер с него капли конденсата и только после этого налил прохладный напиток в глиняные кубки, украшенные причудливым узором.

Жрец и юноша подняли свои кубки. Только Турам хотел произнести поздравительную речь, как вдруг с запада послышался приближающийся звук божьего импульса…

— Хороший знак, — улыбаясь, произнес жрец.

Они ожидали, что импульс уйдет на восток, но звук, приблизившись к храму, остановился под ним. Это означало, что архангелы прислали свои дары, которые должны появиться на плите. От парня не ускользнуло удивление старика, ведь каждый раз перед появлениями посылок архангелов Турам получал необходимые указания и инструкции от небесных правителей. Будь то лекарственные препараты или механизмы для чудо-машин, даже простейший инструмент на подобие лопаты или топора не появлялся без предупреждения. На сегодня, посылок не ожидалось, импульс должен был уйти на восток. Удивление старика сменилось тревогой.

— Скорее к плите! — Произнес жрец, ударив кубком о стол.

Ворвавшись в зал вещания, Турам и Арлим обнаружили, что плита пуста. Происходящее, уже не входило ни в какие рамки. Арлим бросил взгляд на учителя, Турам был в недоумении. Вдруг пол и стены комнаты задрожали, рядом с плитой появилась небольшая трещина, которая через мгновение превратилась в паутину крупных трещин, еще через мгновение раздался оглушительный взрыв! Пол разлетелся на куски, плиту даров и вознесения подкинуло в воздух и отшвырнуло в сторону. Арлим, в последний момент, увлеченный Турамом, успел скрыться от разлетевшихся кусков напольной плитки за алтарем.

Зал наполнился густым облаком пыли, сквозь которое виднелась тень чего — то крупного. Чего то, что появилось после взрыва. Арлим в страхе смотрел на эту непонятную тень. Неожиданный скрипучий лязг железа заставил юношу вздрогнуть. Пыль начала оседать, сквозь нее уже можно было разглядеть очертание непонятного предмета.

Это была какая-то дьявольская машина. Стальная, грубая и угловатая. Передняя часть ее имела, что — то наподобие огромного бура, элементы которого вращались в разные стороны, множество мелких лампочек, располагавшиеся по всему корпусу, тускло моргали красным и зеленым светом. Помимо облака пыли видимость ухудшал толи дым, толи пар, исходящий клубами от этого неуклюжего железного чудовища.

Звук, заставивший вздрогнуть молодого жреца, был вызван открыванием крышки люка, расположенного в боковой части этого агрегата. Из отверстия, кашляя и сморкаясь, вылезло мерзкое и отвратительное существо.

Пришелец был похож на человека. Морда его была покрыта копотью и грязью, черные сальные длинные волосы на макушке были собраны в тугой пучок, маленькие злые глазки бегали в разные стороны, но разглядеть обстановку сквозь дым и пыль было сложно.

«Демон!» — пронеслось в голове Арлима.

Следом вылез еще один незваный гость. Второй демон был крупнее первого, и еще омерзительнее, волосы его имели ядовито красный цвет, располагались они на голове в виде гривы, состоящей из множества косичек, торчавших беспорядочно в разные стороны.

Демоны, суетливо переглядываясь, нервно озирались по сторонам и о чем — то спорили. Арлим с удивлением обнаружил, что Турама нет поблизости. Молодому жрецу стало не по себе и немного страшно. Это точно были демоны — плоды, материализация греховных мыслей, и эти двое были настолько отвратительны, что трудно было представить, в результате каких таких мыслей появились эти твари со своим чудовищным буром.

Арлим, еле шевеля губами, проклинал всех грешников, всех этих балбесов, которым не живется спокойно, и из-за которых не могут жить спокойно окружающие люди. Он каждого испепелил бы вместе с их мерзкими демонами, всех до единого!

Пришельцы были одеты в черные одежды, усыпанные множеством карманов, за спинами каждый имел небольшой рюкзак, плотно пристегнутый к телу. Первый демон держал в руках огромный нож необычной формы.

Разглядывая пришельцев, Арлим краем глаза заметил фигуру своего учителя. Турам шел во весь рост, крепко сжимая в руках священный жезл! Он без тени страха, полный решительности направил священное оружие на незваных гостей.

Пришельцы заметили приближение жреца. Первый демон сразу осознал, какую опасность сулит для них этот старик, нож незамедлительно был пущен в ход! Со свистом, рассекая воздух, стальной клинок вонзился в грудь Турама. Старик пошатнулся, лицо его застыло в страшной гримасе, из последних сил он все же выпустил из жезла мощный смертельный луч, который в доли секунды превратил демона в облако пепла.

Воздух в помещении страшно накалился, оставшийся демон бросился прочь от действия поражающего пучка света. Турам, закатив глаза, начал медленно сползать на пол. Жезл не переставал испускать смертоносный луч, который резал стены и полосовал внутреннюю отделку храма с легкостью горячего ножа идущего по маслу.

Арлима окутало горячим воздухом, невыносимый жар обжигал лицо и руки. Парень в агонии бросился на пол, истерично извиваясь от боли. Одежда начала дымиться прямо на теле. Арлим завыл в отчаянье!

Красноволосый демон так же, корчась, катался по полу. Наконец жезл прекратил свое действие, старик уже лежал на спине без признаков жизни. Рот жреца был испачкан запекшейся кровью, зрачки закатились, жезл выпал из руки Турама и теперь безобидно лежал рядом с неподвижным телом.

После того как жар отступил, Арлим бросился к бездыханному телу своего учителя, на глазах парня выступили слезы горечи и отчаянья. Тураму до вознесения оставалось четыре года, теперь душа его загублена. Горечь за своего учителя сменилась жаждой мести и неутолимой злобой. Парень бросил взгляд в сторону демона, который уже оклемался и теперь неистово крушил священный алтарь! Зал вещания полыхал, огонь стремительно пожирал внутреннюю отделку храма. Арлим вытер предательские слезы, схватил ближайший увесистый обломок напольной плитки и с истошным криком кинулся на мерзкого демона. Красноволосый на атаку отреагировал мощным ударом тыльной стороны ладони, откинув Арлима в сторону. Юноша больно ударился о пол, а демон продолжил крушить алтарь. И вот, наконец, незваный гость добился того, что алтарь дал трещину вдоль. Демон огромными ручищами разорвал его на две половины, извлек какую-то маленькую прямоугольную коробочку и с силой кинул ее о пол, после начал топтать ногами обломки. Арлим оклемавшись от удара, с ужасом наблюдал за действием пришельца, ненависть и ярость сменили чувство страха и ощущение полной беспомощности. Парень попытался взять себя в руки и трезво оценить сложившуюся обстановку. Ситуация была не из рядовых. Храм полыхал, демон ковырялся в обломках алтаря, Турам был мертв. Нужно было принимать какое-то решение. Арлим вспомнил о священном жезле, демон видел его в действии и навряд ли догадывался о том, что воспользоваться этим мощным оружие мог только жрец. Жезл находился далеко, в другом конце зала. Арлим резко вскочил, и стремительно ринулся к священному оружию. Но демон уловил краем глаза движение и тут же кинул в молодого жреца обломок алтаря. Снаряд попал по ноге Арлима, парень бухнулся на пол. Сверху посыпались деревянные балки, до жезла оставалось совсем немного. Арлим сделал решительный рывок и вот, наконец, достиг своей цели. Демон понимая, что парень в любую секунду может пустить в ход лучевое оружие, рванул к выходу. Арлим, положив жезл в руку мертвого учителя, произвел залп, который разнес в щепки дверь выхода. Демон, не останавливаясь, ворвался в огонь, охвативший выход и исчез в языках пламени. Пожар набирал обороты, едкий дым проникал в легкие и щипал глаза. Арлим, с ужасом для себя, осознал, что единственный выход был перекрыт огненной преградой. Одержимый паникой, молодой жрец, схватив, зачем то жезл, кинулся вслед за демоном. Прикрывая лицо руками, Арлим выпрыгнул из зала вещания. Пламя нещадно обжигало, но парню удалось выбраться из этого пекла.

Успешно минуя огонь, Арлим вдруг обнаружил в своих руках жезл, это оружие неплохо может послужить в качестве устрашения демона. Лишним он уж точно не будет.

Конкретного плана действий не было. Что делать дальше, будет видно по обстоятельствам… Скорее всего демона уже испепелил окучник, стоявший рядом с храмом, ведь машины Верхнего Мира на дух не переносят демонов!

Раскаленный воздух пожарища сменился приятной прохладой, резко ударившей в лицо парню. Молодой жрец огляделся, ожидая увидеть расправу над незваным гостем. К его удивлению окучник мирно стоял на своём месте, не предпринимая никаких действий, более того, действовал демон, а не окучник!? Красноволосый лихо, оседлав машину, размашисто орудовал топором, которым еще утром колол дрова Турам. Парень был удивлен и обескуражен, почему машина не уничтожила эту мерзкую тварь? Демон уже оторвал кусок обшивки окучника, и теперь он сосредоточенно ковырялся во внутренностях машины.

Арлим действовал решительно, в его руках был священный жезл! С помощью него он был намерен отогнать демона подальше в лес. На тревожные звуки из домов начали выходить фермеры соседних домов. Ощущение, что он не один, взбодрило молодого жреца. Люди, заметив красноволосого демона, вооружались тем, что первым попалось под руку: вилы, палки, топоры. Кто — то схватил палено. Теперь демону точно несдобровать!

Арлим, угрожающе, выставив перед собой жезл, с диким криком ринулся на пришельца! Демон, искоса, поглядывая на молодого жреца, потянулся к топору, но тут же отстранился от него, увидев далеко в небе патрульный челнок. Он снова, пригибаясь, начал ковыряться во внутренностях машины. Арлим не сбавляя ходу, все так же угрожая священным жезлом, приблизился к пришельцу, но, кажется, демон раскусил парня. Вдруг окучник ожил! Арлим облегченно вздохнул, попытки демона оказались напрасны, сейчас он свое получит!

Но к удивлению юноши, демон лихо оседлал машину, и уверенно направил ее на Арлима, пытаясь задавить парня. Молодой жрец успел отпрыгнуть в сторону, жезл выпал из его рук. Окучник резко затормозил, развернулся и ринулся прочь — в запретный лес! Арлим в последний момент, во время разворота машины, успел запрыгнуть, в пустой кузовок окучника, служивший для перевозки сельскохозяйственного инструмента. Из-за высокой скорости машины и сумасшедшей тряски парню с трудом удавалось не вывалиться из кузовка.

Арлим так же заметил приближение челнока, нужно было, как то помешать беглецу!

Окучник успешно, миновав, огороды рвался к лесу. Челнок уверенно настигал беглеца. Вот уже можно разглядеть рядом с ним небесного стража, гордо, парящего в воздухе. Демон, не оглядываясь, продолжал вести машину вперед. Окучник прыгал на ухабах, вилял из стороны в сторону, продолжал свой путь к запретному лесу. Патрульный челнок вспыхнул залпом световых лучей, воины в летающей посудине пустили в ход свое оружие! Через мгновение пучки испепеляющего света тяжелым градом взорвали землю позади мчащейся машины. Арлим в ужасе осознал, что вместе с демоном воины испепелят и его! Окучник уже не так трясло, парень с намерением впиться в глаза пришельцу приподнялся и приготовился к обезвреживанию подлой твари. Вдруг демон резко развернул машину и ринулся навстречу преследователям. Из окучника, в направлении челнока, вырвалась очередь смертельных лучей.

Арлима сильно обескуражило умение пришельца пользоваться машиной Верхнего Мира на таком уровне! Ведь никто, даже Турам, не имел таких познаний в области управления окучником! Лишь только сами чудо машины могли пускать свое оружие в ход!

Демон продолжал поливать воинов света огнем световых лучей. Те отвечали на агрессию своим оружием.

Все вокруг рвалось на части, разбрасывая огромные куски земли. Арлим, крепко вцепившись в борта кузова, прижался к машине. Не смотря на маневры челнока, лучи демона, уже дважды попал в цель! Челнок потеряв свою скорость, начал заваливаться на бок, и вот уже камнем пошел вниз. Демон, не прекращая стрельбу, взял в прицел ангела — воина, который отвечал на атаку мощными одиночными залпами, точности, попадания которых мешал беспорядочный огонь с земли.

Световые лучи окучника, встречая на своем пути какую — то невидимую преграду, не причиняли ангелу никакого вреда. Они, не долетая до цели, просто разлетались в стороны.

Взрывная волна очередного залпа с воздуха перевернула окучник! Арлима накрыло под машиной, от травм его спасло, то, что он находился в кузове машины. Во время переворота демон ловко спрыгнул с водительского сиденья. Следующий выстрел ангела отбросил машину в сторону. Арлим увидел, как демон выхватил из-за спины небольшую трубу, вскинул её на плечо и дал мощный залп, который пробил невидимое защитное поле небесного стража! Снаряд, по касательной поразил цель. Периодически, зависая в воздухе, ангел начал падать.

Зависнув, в последний раз в метрах в пяти от земли, он тяжело рухнул в кусты можжевельника. Демон, выхватив из-за спины большой тесак, ринулся к кустам! Ангел, неуклюже ломая ветки можжевельника, пытался выбраться из кустов, голова его была залита кровью, орудие при падении отлетело, куда-то в сторону, одежда была порвана, его качало из стороны в сторону.

Арлим не верил своим глазам, жители Верхнего Мира бессмертны! А тут, какой — то жалкий демон лишил ангела — воина способности летать, а сейчас хочет прирезать его словно глупую скотину! Красноволосый на бегу полоснул ножом по горлу противника. Голова небесного стража беспомощно откинулась назад, глубокая рана нелепо похожая на второй рот, разинула свою алую пасть! Кровь струёй брызнул из горла. Вторым ударом демон отсек голову напрочь…

Демон ликовал! Арлим не мог понять происходящего, такого просто не могло быть, он сидел рядом с перевернутым окучником и шептал молитву, ему казалось, что вот сейчас ангел — воин встанет, воспарит над землей и обрушит свой гнев на мерзкое порождение тьмы. Но ничего подобного не произошло, обезглавленное тело неподвижно валялось в кустах можжевельника, залитое кровью, избитое и поломанное при падении. Демон суетливо рылся в кустах в поисках оружия. После того, как он его нашел, красноволосый начал обыскивать труп.

В итоге в качестве трофея демон снял с тела ангела пояс, вскинул на плечо оружие и побежал к окучнику.

Подбежав к машине демон, кряхтя и бранясь, поставил окучник на колеса, сила у этого порождения тьмы была явно не человеческая. Арлим перестал лепетать под нос, огляделся. До фермы было не так уж и далеко, демон рвался в лес, навряд ли он будет преследовать его, скорее всего, скоро прибудет следующий патруль. Второй раз так не повезет, и эта тварь знает об этом, торопится, спешит скрыться подальше в свой проклятый, гадкий лес. Хочет быстрее забиться в свою глубокую нору и тихо так, чтоб никто не услышал, разложив перед собой трофеи, торжествовать свою подлую победу, свою варварскую, вероломную вылазку на территорию безобидных фермеров. Тварь!

Но такая выходка не пройдет! Будет мощная облава, про которые Арлим слышал от солдат.

Облава с привлечением населения фермы. И он — новый жрец возглавит общину! Нужно испепелить все это демоническое отродье! Сжечь лес! Перевернуть каждый камень! Все уничтожить! Искоренить зло!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.