электронная
80
16+
Тарэновый голод

Бесплатный фрагмент - Тарэновый голод

Объем:
172 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-7058-7

*******пролог *******

Я проваливаюсь в густую черную пустоту. Она обволакивает меня со всех сторон, проникает в моё беззащитное податливое тело, я сам становлюсь частью этой пустоты, растворяюсь в ней, словно вступаю в химическую реакцию. Вливаюсь в этот черный непроглядный туман яркой радугой, пузырюсь и лопаюсь, насыщая окружающую пустоту сочными оттенками. Необычное волшебное ощущение. Законы физики мира людей здесь не имеют никакой силы. Звуки начинают пахнуть, а запахи издают забавные щелкающие и шуршащие звуки. Кардинально меняется ощущение окружающего пространства. Теперь пространство ощущает меня! Нет прошлого, нет настоящего и нет будущего. Нет понятия маленького или большого, громкого или тихого. Все это одно целое. И имя этому целому — Я!

Внезапно состояние умиротворения и гармонии резко поменялось на агонию паники, страха и боли. Тут же пропало ощущение неземной легкости и вселенского блаженства. Мои суставы выкручивает, каждый сустав по отдельности, тело покрывается кровоточащими лапающими язвами, на месте лопнувших волдырей появляются новые. Зубы скрипят друг о друга, ходят ходуном, как будто пара десятков хирургических клещей крутят и расшатывают их корни. Зрачки находятся, где-то далеко в закате, кажется, что глаза втянулись вовнутрь головы, прямо в мозг, и вот-вот вылезут с другой стороны. Хочется заорать, сорвать с себя объятую жгучею болью кожу, вырвать сокращающееся с бешеной частотой сердце, вырвать, вместе с остальными внутренними органами. Легкие раздувает до невообразимых размеров, сейчас они лопнут, желудок скрутило, все тело крутит! Словно в мясорубке. Каждая клеточка тела наполняется болью, каждый нерв воспаленно пульсирует. Попытки заорать или издать хоть какой-то ничтожный звук приводят к тому, что глотка в напряженных судорогах вылезает наружу, извивается и закручивается в узлы, и я тону в потоке немого крика. Это какое-то сумасшествие, просто запредельная, нереальная шиза. Вот он! Вот он, пик! Апогей тарэнового рабства. Разъедающий и уничтожающий сознание тарэновый голод — плата за ничтожную надежду непонятно на что. Это он! Тарэновый голод! Через невыносимую боль и ужас наступает полное прояснение сознания. Я даже в самых страшных кошмарах не мог представить таких мучений, которые с легкостью мог избежать. Искушение было не так велико. Теперь за свою глупость я поплачусь жизнью. И крупно повезет, если моя безнадежно изуродованная душа обретет покой. Печально…. Даже не верится, что совсем недавно все было по-другому и ничего не предвещало этих безумных событий, которые произошли со мной за последний месяц…

«ТАРЭНОВЫЙ ГОЛОД»

Яркий луч утреннего солнца, весело прорываясь сквозь густые белые облака, проник в комнату, залив ее ярким светом. Это была спальня Арлима — спальня ученика жреца. Парень, скинув одеяло, сел на кровать и приветствуя новый день, широко зевнул. Сегодня у него был важный день — «День вещания». Именно в этот день он должен был осуществить контакт с Верхним Миром и получить от ангелов и святых, лично, первые заветы и наставления, а также отличительный знак жреца, который появлялся на тыльной стороне ладони после первого сеанса вещания. До этого дня разговаривать с Верхним Миром имел право только жрец Турам — наставник и учитель Арлима.

Общение проходило в «зале вещания», в храме фермерской общины. Посреди зала стоял алтарь, а в углу находилась священная «плита даров и вознесения». Контакт с Верхним Миром устанавливался только после долгого чтения тайных молитв. Жрец вставал подле алтаря и начинал молиться, вскоре на алтаре возникал образ одного из святых архангелов, образ был бледен и прозрачен, голос его напоминал некое шипение, легкое успокаивающее шипение. Жрец не поднимая глаз, соединив руки в молитвенном жесте, общался только шепотом и только на языке Верхнего мира. Каждый день, после заката, на вечернюю проповедь жреца, в храм набивалось около четырех сотен человек. После проповеди прихожане, как один, читали вечернюю молитву, заканчивалась молитва также неожиданно, как и начиналась. Выдержав некоторое время абсолютного молчания, люди расходились каждый по своим делам. Это были фермеры, люди трудолюбивые и богобоязненные.

Храм Верхнего Мира величественно возвышался над скромными домами фермеров. Их община занималась выращиванием злаков, овощей, фруктов, скотоводством, у многих были свои пасеки. За усердный труд и послушание Верхний Мир даровал фермерам дождь и солнце, для облегчения труда служили чудо машины, с помощью которых фермеры обрабатывали землю, сеяли, собирали урожай. Эти божественные механизмы не только облегчали работу, но так же являлись защитниками людей от демонов, изредка приходивших из Запретного леса, чтоб поживиться фруктами или овощами. Так же эти тёмные сущности не брезговали и скотом. Демоны могли утащить поросенка или овцу и сожрать, набивая свои мерзкие глотки. Взрослые пугали детей, что жители Запретного леса утащат их в глушь, если они не будут слушаться.

Этот мрачный лес находился на севере. Корявые макушки причудливых деревьев, угрожающе раскачиваясь на ветру, создавали иллюзию живого дышащего организма, а может это была и не иллюзия вовсе. Но машины Верхнего Мира надежно охраняли территорию фермы. При появлении демонов божьи механизмы приходили в ярость, они топтали нарушителей, рвали их на части, но самым главным их оружием был испепеляющий световой луч, вырывавшийся, откуда — то из глубины машины и обращавший в пепел мерзких тварей.

Случаи расправы машин над демонами были крайне редки, сам Арлим за всю свою жизнь только пару раз видел в действии световое оружие этих божьих механизмов.

Демоны — материализация греховных мыслей людей.

Согласно священному писанию в далёком прошлом люди совершенно не чтили Всевышнего. Они жили в пороке. Развращенные блудом, пораженные алчностью, под влиянием культа желтого металла, многие забыли о существовании небесных правителей.

Божьи Силы долго пытались поставить глупцов на верный путь — путь гармонии и духовного просвещения, но люди были глухи, они безвозвратно потеряли связь с Верхним Миром, забыли о своем предназначении. Кара Всевышнего была неминуема! Человечество подлежало уничтожению!

Лишь небольшое количество людей помнило истинные ценности жизни, они не забыли о своей священной миссии. Этими людьми были фермеры.

Миссия человека, как творения божьего, заключалась в бережном, трепетном хранении и вынашивании в своей земной оболочке души — тонкой и хрупкой материи. Душа человека — его природная сущность, которая требует надлежащего ухода, определенной выдержки. Она подобно корням растений впитывает в себя окружающий мир, её легко отравить, погубить еще до того, как она окрепнет, расцветёт, вознесется в царство Верхнего Мира и упадёт в объятия Всевышнего! Если же душа загублена, то пользы от земного тела не больше, чем от пустого ореха. Одна оболочка, а внутри пусто.

После того, как Всевышний избавил Нижний Мир от бесполезной скорлупы — пустышек, во избежание повторения подобного марально-духовного падения людей и в целях напоминания о высшей миссии, он наделил мысли человеческие некой материализацией. Греховные мысли порождали демонов — мерзких тварей, существование которых — вечные мучения, тьма и злоба.

В целях профилактики появления темных сущностей, жрец лично проводил чистку среди фермеров. Если же в результате проверок выявлялся человек, носивший в себе греховные мысли, его, дабы он не распространил заразу, приговаривали к испепелению.

На берегу озера строился деревянный плот, посреди него устанавливался столб, к столбу привязывали носителя греховных мыслей. Плот отталкивали от берега длинными шестами. После того, как грешник отплывал на некоторое расстояние, жрец испепелял неверного вместе с судном ярким пучком голубого света, который он испускал из священного жезла, дарованного самому первому жрецу ангелами Верхнего Мира и передававшегося много поколений от учителя к ученику.

После исполнения приговора от плота и его пассажира не оставалось и следа, лишь только густой белый пар поднимался над водоемом.

После ухода Турама с поста жреца, Арлиму предстояло стать хранителем священного жезла. Данное событие ожидалось через два года, после того, как душа жреца созреет для вознесения.

Обряд Вознесения проходил раз в год. Все жители общины, имеющие возраст шестидесяти лет, (именно такой срок требовался, согласно священному писанию, для созревания души), рассаживались в зале вещания на священную плиту. Их называли Вознесенцы. Лица этих людей излучали бесконечное счастье и благо.

В процессе длительного ритуала, проводимого жрецом, желтая стальная рамка, выполненная по периметру плиты, медленно поднималась вверх. После достижения определенной высоты, происходила яркая вспышка, тут же рамка стремительно падала на плиту… и… о чудо! Поверхность плиты становилась совершенно пустой! Низкий вибрирующий звук, уходящий, куда — то на восток, извещал о том, что души людей начали свой путь по артериям Верховного…

Священное слияние…

Фермеры блаженно вскидывали руки, радуясь за вознесенцев, восхваляли Всевышнего, обнимались, смеялись, поздравляли друг друга с Великим праздником.

Вознесение — вот ради чего жили и работали фермеры. Каждый член общины ждал этого события, этого времени, момента, когда душа наберется сил и энергии, обратится импульсом божьим и устремиться далеко-далеко, на небеса. Радость за вознесшихся родных и близких была безгранична!

Теперь фермеры укладывали на священную плиту все, чем были богаты: фрукты, овощи, мясо, яйцо… Дары Верхнему Миру были прямым доказательством, что жители общины чтят трудолюбием и послушанием заветы Всевышнего. Продукты так же исчезали с плиты и уносились божьим импульсом на восток. После последнего подношения люди продолжали праздновать, петь песни, танцевать до самой ночи.


В обычные дни подобные импульсы приходили с запада, минуя ферму. Не редко они были адресованы непосредственно в храм. По средствам импульсов на священной плите появлялись новые чудо машины, различные приспособления к ним, лекарственные микстуры, препараты.


Арлиму до вознесения было еще далеко — сорок лет. В двенадцать лет ему, как и любому члену общины, архангелы Верхнего Мира определили жизненный статус — статус жреца. Арлиму явно повезло. Вот уже, как восемь лет он живёт в храме на правах ученика.

Остальным подросткам достались статусы фермеров. Статус девушек пересматривался в пятнадцать лет, не редко он менялся на статус жрицы.

В этом случае за девушками прилетал челнок в сопровождении ангела. Души жриц были на редкость хрупкими, поэтому ангелы сами вели контроль за их созреванием.

Юноши, помимо статуса фермера и жреца, могли получить статус воина света. В этом случае они так же отправлялись на челноке в сопровождении ангела — воина, в школу стражей Нижнего Мира. В будущем эти ребята сражались с демонами, патрулировали окрестности. Воины света были опорой и защитой простых людей.

Несколько раз за день их патрульные челноки пролетали высоко в воздухе в поисках нарушителей, рядом с челноком величественно и непринужденно парил их наставник и командир, один из представителей касты ангелов Небесный страж ангел — воин.

Иногда челнок приземлялся на территорию фермы. Солдат приглашали к столу, расспрашивали о службе. Небесный страж ни с кем не общался, он заходил в храм, в зал вещания и если ему что-то было нужно, он вызывал к себе жреца, который робко топтался за дверью. Воины рассказывали множество интересных историй о своих геройских подвигах, битвах с демонами, о силе орудий света. Солдат всегда угощали самым лучшим, с упоением слушали их.

Староста Батум в любое время был готов пронять дорогих гостей. Специально для подобных застолий во дворе его стоял огромный стол. Батум рассаживал солдат, а его жена и дети впопыхах накрывали стол. Люди соседних домов сбегались во двор послушать рассказы бойцов. Это было целое событие!


То, что Арлим являлся учеником жреца, не освобождало его от работы. До обеда нужно было успеть окучить картофельное поле, так как после полудня Всевышний прольёт дождь на поля.

Окучивать картофель было не так уж и сложно, даже интересно. Эта работа выполнялась машиной, под названием «окучник». Арлим ловко управлялся с этим механическим помощником. Машина бесшумно передвигалась по полю, окучивая стройные ряды картошки.

Арлиму поскорее хотелось начать сеанс вещания. Он сильно волновался. Быть посредником между Верхним Миром и людьми — это большая ответственность и почет. Юношу переполняла гордость за самого себя. Но он старался не подавать вида, даже перед самим собой.

Наконец, закончив работу, молодой жрец поехал в храм, где его, переминаясь с ноги на ногу, ждал, Турам. Окучник был оставлен около дверей храма. Обменявшись горячими крепкими объятьями, Старик с Арлимом отправились внутрь. Жрец с трепетом вручил своему ученику ритуальное одеяние. После того, как Арлим был переодет, Турам, кинув на парня теплый отеческий взгляд, произнес:

— Я горжусь тобой, мой мальчик, ты будешь отличным жрецом!

— Я не подведу, учитель. Ведь меня обучали вы! — Скрывая волнение улыбкой, ответил Арлим.

Оглядев еще раз своего ученика, Турам отворил дверь в зал «вещания». Арлим, не спеша переступил порог. Дверь с тихим скрипом закрылась за его спиной. Теперь всё зависело только от него. Парень подошел к священному алтарю, принял подобающую позу и шепотом начал читать молитвы… И вот чудо произошло… На алтаре возник образ архангела. «Получилось» — с трепетом подумал Арлим.

В это время, за дверью, Турам нервно теребя подол рясы, не находил себе места от волнения. Парня он любил как сына, сильно переживал за него. Однако, если молодой жрец не оправдывал надежды Верхнего Мира, если архангелы не даровали ему отличительный знак жреца, в этом случае, учитель должен был предать ученика казни, путем испепеления.

Турам никогда не говорил об этом Арлиму, навряд ли он смог бы привести данный приговор в действие.

Жрец, приложив ухо к двери, пытался понять, как дела у его ученика, но двери были сделаны из толстого пористого бруса, обитые железом, они плотно закрывались, и через них невозможно было услышать, что твориться в зале вещания.

Прошло уже около получаса, а по ощущениям не меньше двух. Ожидание было весьма томительным, с каждой минутой Турам нервничал все больше и больше.

Наконец дверь открылась, и из нее вышел Арлим, лицо его расплывалось в широкой улыбке, а на руке, поднятой над головой, гордо красовался знак жреца! Турам был счастлив, слезы радости брызнули из его глаз, он кинулся к своему ученику и крепко обнял парня:

— Я верил в тебя мой мальчик! — Сквозь смех и слезы кричал старик — Верил!..

— Это было не так уж и сложно, — начал отшучиваться парень, — я разговаривал с архангелами, это было так… так…

— Общение с Верхним Миром придает нам сил, — произнес старик глядя ученику в глаза, — это волшебно… Ты прав, мой мальчик… Я так рад за тебя! — И снова крепкие объятия. — Нужно отметить день твоего первого вещания, у меня есть отличная вишневая настойка! За такое дело не грех осушить один из кувшинов! — Турам, подмигнув парню, похлопал его по плечу.

Счастливый ученик и учитель удалились в столовую. Старик усадил парня за стол, а сам отправился в погреб за настойкой. Вскоре Турам появился с запотевшим кувшином в руках, поставил сосуд на стол, вытер с него капли конденсата и только после этого налил прохладный напиток в глиняные кубки, украшенные причудливым узором.

Жрец и юноша подняли свои кубки. Только Турам хотел произнести поздравительную речь, как вдруг с запада послышался приближающийся звук божьего импульса…

— Хороший знак, — улыбаясь, произнес жрец.

Они ожидали, что импульс уйдет на восток, но звук, приблизившись к храму, остановился под ним. Это означало, что архангелы прислали свои дары, которые должны появиться на плите. От парня не ускользнуло удивление старика, ведь каждый раз перед появлениями посылок архангелов Турам получал необходимые указания и инструкции от небесных правителей. Будь то лекарственные препараты или механизмы для чудо-машин, даже простейший инструмент на подобие лопаты или топора не появлялся без предупреждения. На сегодня, посылок не ожидалось, импульс должен был уйти на восток. Удивление старика сменилось тревогой.

— Скорее к плите! — Произнес жрец, ударив кубком о стол.

Ворвавшись в зал вещания, Турам и Арлим обнаружили, что плита пуста. Происходящее, уже не входило ни в какие рамки. Арлим бросил взгляд на учителя, Турам был в недоумении. Вдруг пол и стены комнаты задрожали, рядом с плитой появилась небольшая трещина, которая через мгновение превратилась в паутину крупных трещин, еще через мгновение раздался оглушительный взрыв! Пол разлетелся на куски, плиту даров и вознесения подкинуло в воздух и отшвырнуло в сторону. Арлим, в последний момент, увлеченный Турамом, успел скрыться от разлетевшихся кусков напольной плитки за алтарем.

Зал наполнился густым облаком пыли, сквозь которое виднелась тень чего — то крупного. Чего то, что появилось после взрыва. Арлим в страхе смотрел на эту непонятную тень. Неожиданный скрипучий лязг железа заставил юношу вздрогнуть. Пыль начала оседать, сквозь нее уже можно было разглядеть очертание непонятного предмета.

Это была какая-то дьявольская машина. Стальная, грубая и угловатая. Передняя часть ее имела, что — то наподобие огромного бура, элементы которого вращались в разные стороны, множество мелких лампочек, располагавшиеся по всему корпусу, тускло моргали красным и зеленым светом. Помимо облака пыли видимость ухудшал толи дым, толи пар, исходящий клубами от этого неуклюжего железного чудовища.

Звук, заставивший вздрогнуть молодого жреца, был вызван открыванием крышки люка, расположенного в боковой части этого агрегата. Из отверстия, кашляя и сморкаясь, вылезло мерзкое и отвратительное существо.

Пришелец был похож на человека. Морда его была покрыта копотью и грязью, черные сальные длинные волосы на макушке были собраны в тугой пучок, маленькие злые глазки бегали в разные стороны, но разглядеть обстановку сквозь дым и пыль было сложно.

«Демон!» — пронеслось в голове Арлима.

Следом вылез еще один незваный гость. Второй демон был крупнее первого, и еще омерзительнее, волосы его имели ядовито красный цвет, располагались они на голове в виде гривы, состоящей из множества косичек, торчавших беспорядочно в разные стороны.

Демоны, суетливо переглядываясь, нервно озирались по сторонам и о чем — то спорили. Арлим с удивлением обнаружил, что Турама нет поблизости. Молодому жрецу стало не по себе и немного страшно. Это точно были демоны — плоды, материализация греховных мыслей, и эти двое были настолько отвратительны, что трудно было представить, в результате каких таких мыслей появились эти твари со своим чудовищным буром.

Арлим, еле шевеля губами, проклинал всех грешников, всех этих балбесов, которым не живется спокойно, и из-за которых не могут жить спокойно окружающие люди. Он каждого испепелил бы вместе с их мерзкими демонами, всех до единого!

Пришельцы были одеты в черные одежды, усыпанные множеством карманов, за спинами каждый имел небольшой рюкзак, плотно пристегнутый к телу. Первый демон держал в руках огромный нож необычной формы.

Разглядывая пришельцев, Арлим краем глаза заметил фигуру своего учителя. Турам шел во весь рост, крепко сжимая в руках священный жезл! Он без тени страха, полный решительности направил священное оружие на незваных гостей.

Пришельцы заметили приближение жреца. Первый демон сразу осознал, какую опасность сулит для них этот старик, нож незамедлительно был пущен в ход! Со свистом, рассекая воздух, стальной клинок вонзился в грудь Турама. Старик пошатнулся, лицо его застыло в страшной гримасе, из последних сил он все же выпустил из жезла мощный смертельный луч, который в доли секунды превратил демона в облако пепла.

Воздух в помещении страшно накалился, оставшийся демон бросился прочь от действия поражающего пучка света. Турам, закатив глаза, начал медленно сползать на пол. Жезл не переставал испускать смертоносный луч, который резал стены и полосовал внутреннюю отделку храма с легкостью горячего ножа идущего по маслу.

Арлима окутало горячим воздухом, невыносимый жар обжигал лицо и руки. Парень в агонии бросился на пол, истерично извиваясь от боли. Одежда начала дымиться прямо на теле. Арлим завыл в отчаянье!

Красноволосый демон так же, корчась, катался по полу. Наконец жезл прекратил свое действие, старик уже лежал на спине без признаков жизни. Рот жреца был испачкан запекшейся кровью, зрачки закатились, жезл выпал из руки Турама и теперь безобидно лежал рядом с неподвижным телом.

После того как жар отступил, Арлим бросился к бездыханному телу своего учителя, на глазах парня выступили слезы горечи и отчаянья. Тураму до вознесения оставалось четыре года, теперь душа его загублена. Горечь за своего учителя сменилась жаждой мести и неутолимой злобой. Парень бросил взгляд в сторону демона, который уже оклемался и теперь неистово крушил священный алтарь! Зал вещания полыхал, огонь стремительно пожирал внутреннюю отделку храма. Арлим вытер предательские слезы, схватил ближайший увесистый обломок напольной плитки и с истошным криком кинулся на мерзкого демона. Красноволосый на атаку отреагировал мощным ударом тыльной стороны ладони, откинув Арлима в сторону. Юноша больно ударился о пол, а демон продолжил крушить алтарь. И вот, наконец, незваный гость добился того, что алтарь дал трещину вдоль. Демон огромными ручищами разорвал его на две половины, извлек какую-то маленькую прямоугольную коробочку и с силой кинул ее о пол, после начал топтать ногами обломки. Арлим оклемавшись от удара, с ужасом наблюдал за действием пришельца, ненависть и ярость сменили чувство страха и ощущение полной беспомощности. Парень попытался взять себя в руки и трезво оценить сложившуюся обстановку. Ситуация была не из рядовых. Храм полыхал, демон ковырялся в обломках алтаря, Турам был мертв. Нужно было принимать какое-то решение. Арлим вспомнил о священном жезле, демон видел его в действии и навряд ли догадывался о том, что воспользоваться этим мощным оружие мог только жрец. Жезл находился далеко, в другом конце зала. Арлим резко вскочил, и стремительно ринулся к священному оружию. Но демон уловил краем глаза движение и тут же кинул в молодого жреца обломок алтаря. Снаряд попал по ноге Арлима, парень бухнулся на пол. Сверху посыпались деревянные балки, до жезла оставалось совсем немного. Арлим сделал решительный рывок и вот, наконец, достиг своей цели. Демон понимая, что парень в любую секунду может пустить в ход лучевое оружие, рванул к выходу. Арлим, положив жезл в руку мертвого учителя, произвел залп, который разнес в щепки дверь выхода. Демон, не останавливаясь, ворвался в огонь, охвативший выход и исчез в языках пламени. Пожар набирал обороты, едкий дым проникал в легкие и щипал глаза. Арлим, с ужасом для себя, осознал, что единственный выход был перекрыт огненной преградой. Одержимый паникой, молодой жрец, схватив, зачем то жезл, кинулся вслед за демоном. Прикрывая лицо руками, Арлим выпрыгнул из зала вещания. Пламя нещадно обжигало, но парню удалось выбраться из этого пекла.

Успешно минуя огонь, Арлим вдруг обнаружил в своих руках жезл, это оружие неплохо может послужить в качестве устрашения демона. Лишним он уж точно не будет.

Конкретного плана действий не было. Что делать дальше, будет видно по обстоятельствам… Скорее всего демона уже испепелил окучник, стоявший рядом с храмом, ведь машины Верхнего Мира на дух не переносят демонов!

Раскаленный воздух пожарища сменился приятной прохладой, резко ударившей в лицо парню. Молодой жрец огляделся, ожидая увидеть расправу над незваным гостем. К его удивлению окучник мирно стоял на своём месте, не предпринимая никаких действий, более того, действовал демон, а не окучник!? Красноволосый лихо, оседлав машину, размашисто орудовал топором, которым еще утром колол дрова Турам. Парень был удивлен и обескуражен, почему машина не уничтожила эту мерзкую тварь? Демон уже оторвал кусок обшивки окучника, и теперь он сосредоточенно ковырялся во внутренностях машины.

Арлим действовал решительно, в его руках был священный жезл! С помощью него он был намерен отогнать демона подальше в лес. На тревожные звуки из домов начали выходить фермеры соседних домов. Ощущение, что он не один, взбодрило молодого жреца. Люди, заметив красноволосого демона, вооружались тем, что первым попалось под руку: вилы, палки, топоры. Кто — то схватил палено. Теперь демону точно несдобровать!

Арлим, угрожающе, выставив перед собой жезл, с диким криком ринулся на пришельца! Демон, искоса, поглядывая на молодого жреца, потянулся к топору, но тут же отстранился от него, увидев далеко в небе патрульный челнок. Он снова, пригибаясь, начал ковыряться во внутренностях машины. Арлим не сбавляя ходу, все так же угрожая священным жезлом, приблизился к пришельцу, но, кажется, демон раскусил парня. Вдруг окучник ожил! Арлим облегченно вздохнул, попытки демона оказались напрасны, сейчас он свое получит!

Но к удивлению юноши, демон лихо оседлал машину, и уверенно направил ее на Арлима, пытаясь задавить парня. Молодой жрец успел отпрыгнуть в сторону, жезл выпал из его рук. Окучник резко затормозил, развернулся и ринулся прочь — в запретный лес! Арлим в последний момент, во время разворота машины, успел запрыгнуть, в пустой кузовок окучника, служивший для перевозки сельскохозяйственного инструмента. Из-за высокой скорости машины и сумасшедшей тряски парню с трудом удавалось не вывалиться из кузовка.

Арлим так же заметил приближение челнока, нужно было, как то помешать беглецу!

Окучник успешно, миновав, огороды рвался к лесу. Челнок уверенно настигал беглеца. Вот уже можно разглядеть рядом с ним небесного стража, гордо, парящего в воздухе. Демон, не оглядываясь, продолжал вести машину вперед. Окучник прыгал на ухабах, вилял из стороны в сторону, продолжал свой путь к запретному лесу. Патрульный челнок вспыхнул залпом световых лучей, воины в летающей посудине пустили в ход свое оружие! Через мгновение пучки испепеляющего света тяжелым градом взорвали землю позади мчащейся машины. Арлим в ужасе осознал, что вместе с демоном воины испепелят и его! Окучник уже не так трясло, парень с намерением впиться в глаза пришельцу приподнялся и приготовился к обезвреживанию подлой твари. Вдруг демон резко развернул машину и ринулся навстречу преследователям. Из окучника, в направлении челнока, вырвалась очередь смертельных лучей.

Арлима сильно обескуражило умение пришельца пользоваться машиной Верхнего Мира на таком уровне! Ведь никто, даже Турам, не имел таких познаний в области управления окучником! Лишь только сами чудо машины могли пускать свое оружие в ход!

Демон продолжал поливать воинов света огнем световых лучей. Те отвечали на агрессию своим оружием.

Все вокруг рвалось на части, разбрасывая огромные куски земли. Арлим, крепко вцепившись в борта кузова, прижался к машине. Не смотря на маневры челнока, лучи демона, уже дважды попал в цель! Челнок потеряв свою скорость, начал заваливаться на бок, и вот уже камнем пошел вниз. Демон, не прекращая стрельбу, взял в прицел ангела — воина, который отвечал на атаку мощными одиночными залпами, точности, попадания которых мешал беспорядочный огонь с земли.

Световые лучи окучника, встречая на своем пути какую — то невидимую преграду, не причиняли ангелу никакого вреда. Они, не долетая до цели, просто разлетались в стороны.

Взрывная волна очередного залпа с воздуха перевернула окучник! Арлима накрыло под машиной, от травм его спасло, то, что он находился в кузове машины. Во время переворота демон ловко спрыгнул с водительского сиденья. Следующий выстрел ангела отбросил машину в сторону. Арлим увидел, как демон выхватил из-за спины небольшую трубу, вскинул её на плечо и дал мощный залп, который пробил невидимое защитное поле небесного стража! Снаряд, по касательной поразил цель. Периодически, зависая в воздухе, ангел начал падать.

Зависнув, в последний раз в метрах в пяти от земли, он тяжело рухнул в кусты можжевельника. Демон, выхватив из-за спины большой тесак, ринулся к кустам! Ангел, неуклюже ломая ветки можжевельника, пытался выбраться из кустов, голова его была залита кровью, орудие при падении отлетело, куда-то в сторону, одежда была порвана, его качало из стороны в сторону.

Арлим не верил своим глазам, жители Верхнего Мира бессмертны! А тут, какой — то жалкий демон лишил ангела — воина способности летать, а сейчас хочет прирезать его словно глупую скотину! Красноволосый на бегу полоснул ножом по горлу противника. Голова небесного стража беспомощно откинулась назад, глубокая рана нелепо похожая на второй рот, разинула свою алую пасть! Кровь струёй брызнул из горла. Вторым ударом демон отсек голову напрочь…

Демон ликовал! Арлим не мог понять происходящего, такого просто не могло быть, он сидел рядом с перевернутым окучником и шептал молитву, ему казалось, что вот сейчас ангел — воин встанет, воспарит над землей и обрушит свой гнев на мерзкое порождение тьмы. Но ничего подобного не произошло, обезглавленное тело неподвижно валялось в кустах можжевельника, залитое кровью, избитое и поломанное при падении. Демон суетливо рылся в кустах в поисках оружия. После того, как он его нашел, красноволосый начал обыскивать труп.

В итоге в качестве трофея демон снял с тела ангела пояс, вскинул на плечо оружие и побежал к окучнику.

Подбежав к машине демон, кряхтя и бранясь, поставил окучник на колеса, сила у этого порождения тьмы была явно не человеческая. Арлим перестал лепетать под нос, огляделся. До фермы было не так уж и далеко, демон рвался в лес, навряд ли он будет преследовать его, скорее всего, скоро прибудет следующий патруль. Второй раз так не повезет, и эта тварь знает об этом, торопится, спешит скрыться подальше в свой проклятый, гадкий лес. Хочет быстрее забиться в свою глубокую нору и тихо так, чтоб никто не услышал, разложив перед собой трофеи, торжествовать свою подлую победу, свою варварскую, вероломную вылазку на территорию безобидных фермеров. Тварь!

Но такая выходка не пройдет! Будет мощная облава, про которые Арлим слышал от солдат.

Облава с привлечением населения фермы. И он — новый жрец возглавит общину! Нужно испепелить все это демоническое отродье! Сжечь лес! Перевернуть каждый камень! Все уничтожить! Искоренить зло!

Это все потом, а сейчас, во, что бы то не стало, нужно вернуться на ферму! К своим! Рассчитав все за и против, Арлим резко вскочил и побежал, что есть сил? Так быстро он никогда не бегал, трава хлестала по ногам, ветер дул прямо в лицо. Демон уже, где то далеко, но вдруг, что — то больно ударило в голову парня, в глазах потемнело, и Арлим потерял сознание.

Очнулся Арлим в кузове окучника, руки и ноги его были связаны, сильно трясло. Запретный лес огромной стеной, приближался навстречу машине. Над головой со свистом пролетел яркий смертельный луч, за ним еще один, Арлим поднял голову.

Погоня за окучником возобновилась! Ещё один патрульный челнок, сверкая вспышками выстрелов, стремительно преследовал беглецов. Воины света слишком далеко, тень леса волною накрыла окучник и его пассажиров. Надежды нет! Душа молодого жреца обречена, сгинуть в пучине корявых ветвей запретного леса.

Окучник с треском влетел в колючие кусты запретного леса. Ветви с острыми шипами больно хлестнули по лицу, Арлим, получив первый удар, тут же пригнул голову, демон пытался прикрыть лицо руками, но судя по его звериному крику, это ему совсем не удалось. Ветки хлестко били по лицу, царапая кожу демона, шипы глубоко вонзались в щеки, так и норовя поразить глаза.

Неожиданно, со свистом, раскаляя окружающий воздух, пролетел мощный сгусток испепеляющего света, воспламеняя на своем пути ветки деревьев. Залп был дан явно из орудия ангела — воина, пролетев, он с силой врезался в землю. Взрыв, раскидав ошметки почвы, оставил на своем месте небольшую дымящуюся воронку. Демон с трудом миновал неожиданное препятствие. В голове Арлима вновь возникли опасения за свою жизнь. Очередной луч, чудом не поразивший кузов машины, только подтвердил его опасения!

Через мгновение окучник, попав колесом в русло небольшого ручейка, опрокинулся на бок. Арлим выкатился из кузова на влажную землю, покрытую мхом. Заросли колючек, охваченные огнем, остались позади. Демон, удачно сгруппировавшись, приземлился на ноги, он, по инерции, пробежал несколько шагов, выхватил свой огромный тесак и ринулся к Арлиму!

«Вот и конец!» — зажмурив глаза, обреченно вздохнул молодой жрец. Демон грубо, рванув парня за ноги, перерезал веревки, руки освобождать не стал. Арлим с ужасом открыл глаза. Красноволосый, схватив парня сильными руками, рывком поставил его на ноги:

— Очнись, щенок! И давай за мной, если хочешь жить!

Град световых лучей тут же заставил юношу последовать совету демона, который, не теряя времени, уже вовсю улепетывал, мелькая, среди огромных деревьев своей яркой гривой. Бежать со связанными за спиной руками, было крайне неудобно, Арлим то и дело спотыкался и падал. Ощущая за спиной погоню, молодой жрец уже не сомневался, что от солдат не стоит ждать ничего хорошего, ведь никому нельзя было заходить в запретный лес, даже заплутавший скот испепеляли, если животное возвращалось со стороны леса. Инстинкт самосохранения заставлял двигаться парня прочь от воинов света. Арлим тупо бежал за красноволосым демоном, мысли о ферме, Тураме, Верхнем Мире уже не тревожили его ум. Хотелось просто спрятаться куда-нибудь подальше от всего этого и сидеть в укрытии хоть целую вечность, лишь бы подальше от смертельных лучей, то и дело норовивших поразить беглеца. Демон уже исчез из виду, воины света покинули челнок и продолжили преследование пешим ходом, голоса их были слышны совсем близко. Стрельба прекратилась, за спиной замелькали фигуры солдат. Арлим в очередной раз споткнулся и кубарем скатился в небольшой овраг, парень жутко устал, дальше бежать уже не было сил. Жадно глотая ртом воздух, он лег на спину и закрыл глаза. Было слышно, как хлюпают тяжелые ботинки воинов, Арлим ощутил вокруг себя их присутствие, мощный удар ботинком в бок подтвердил это ощущение. Арлим, согнувшись, издал громкий стон.

— Смотри, какой глупый демон! — Раздался голос одного из солдат, — связал себе руки, наверное, для того, чтоб быстрее бегать!

Арлим хотел было открыть глаза, и тут же подвергся многочисленным ударам солдатских ботинок. Били молча. Сквозь удары Арлим слышал лишь тяжелое сопение и лязг обмундирования.

— Прикончить эту мразь прямо здесь? — Со злостью прошипел один из бойцов.

— Отставить! — Раздался голос старшего патрульного, который пробирался сквозь заросли колючих кустов. — Приказ верховного стража!

— Давайте вырежем ему его грязный язык! — Предложил один из солдат, — без языка он наверняка останется жить.

Старший патрульный с презрением оглядел парня. Арлим был весь испачкан кровью и грязью, он, прижавшись к земле, взглядом побитой собаки смотрел на своих мучителей и все так же тяжело дышал.

— Жалкая мерзкая тварь! — С презрением в голосе произнес старший патрульный, — непонятно, как такое ничтожество смогло справиться с целой патрульной командой, да еще вдобавок одолеть верховного стража.

— Это не я сбил челнок! — Вдруг завопил Арлим.

— Заткнись, демон! — Прикрикнул на парня один из солдат, пихнув его при этом ногою в бок.

— Я не демон! — истерично залепетал парень, — я ученик жреца Турама! Демоны ворвались в наш храм, одного он испепелил жезлом, но тот успел… тесаком… прямо насквозь! А вы ногами бить!

Из глаз парня брызнули слезы, утираясь грязным рукавом молодой жрец не переставал тараторить:

— Я погнался за вторым, хотел его… за Турама… — Арлим, не находя слов, сжал кулаки. — Вы что не можете отличить демона от человека?!

Солдаты немного успокоились, все взгляды были устремлены на старшего патрульного. Парень действительно не был похож на порождение тьмы, грязный и побитый, но человек. У Арлима получилось высвободить руки.

— А что? Пожалуй стоит отрезать ему язык, — Произнес старший патрульный, — хоть ты и похож на человека и знак на руке, — услышав эти слова, Арлим демонстративно задрал рукав, показывая всем отличие жреца, — а может, — патрульный вдруг перешёл на крик, — ты был в сговоре с демоном! Убил своего учителя! И в лес рванул! Продался, щенок, этим мразям?!

— Нет! Это не правда! — Замотал головою парень — не правда, … я просто погнался за демоном…. А тот первый Турама…. Насквозь!

— Заткнись, урод! Тошнит от твоих соплей! — Оборвал Арлима старший патрульный, — сейчас ты сдохнешь жалкая тварь! — С этими словами он вытащил нож, — я лично перережу твою глотку!

Арлим просто не мог поверить в происходящее. Те, кого он считал защитниками, героями вдруг оказались его мучителями, просто садистами какими то. Слишком много событий для одного дня…

Арлим уже потерял связь с реальностью, он уже не ощущал боли, не слышал издевательских реплик солдат и крика старшего патрульного, который с наслаждением, брызжа слюной и источая смрадный запах из рта, описывал молодому жрецу долгую и мучительную смерть, которая ждет его с минуты на минуту.

Вдруг, старший патрульный перестал смаковать предстоящую расправу, прижал ладонь к уху и повернулся к бойцам:

— Вы, двое, — он указал пальцем на пару солдат, — доставляете задержанного на ферму живым и здоровым, а остальная группа двигается на сигнал небесного стража!

Один из солдат после слов командира немедленно достал какой-то прибор из небольшого нагрудного кармана, разложил его и взвел небольшой рычажок. На приборе появилась мерцающая красная точка. Старший патрульный склонил голову над прибором и, ткнув пальцем в красную точку, скомандовал: «Вперед!». Группа солдат тут же растворилась в лесу, оставив в овраге избитого замученного парня и двух солдат — конвоиров. Бойцы резким рывком поставили Арлима на ноги и, тыкая его прикладом в спину, повели в сторону фермы.


В то время как Арлим потерял демона из виду и был схвачен воинами света, красноволосый, ловко маневрируя меж деревьев, выбежал на небольшую полянку. Остановившись, беглец, оглядываясь, начал прислушиваться к окружающим звукам.

Судя по отсутствию стрельбы и криков солдат, погоня прекратилась. Демон суетливо скинул со спины рюкзак, вытряс из него трофеи и еще, какой-то непонятный хлам. Бегло осмотрев пояс, красноволосый начал тыкать пальцем в небольшой стеклянный экран, находившийся на поясном ремне, отнятого у небесного стража.

Заметив краем глаза движение в воздухе, демон резко рванул прочь с открытого места. В небе парил ангел — воин. Величественно рассекая воздух, он, сквозь огромные кроны гигантских деревьев, пытался рассмотреть второго беглеца, который сумел ускользнуть от солдат. С помощью специальных очков небесный страж мог увидеть сквозь ветви любое теплокровное существо. Первого беглеца солдаты легко поймали и тут же доложили об этом. Убивать его пока не стоило. Второй был не так прост, матерый демон, он легко скрылся из виду, подбитый патруль это его рук дело…

Вот, наконец, парящий наблюдатель обнаружил беглеца. Путь демона следовало изменить в сторону солдат, с этой целью страж произвел пару выстрелов. Демона можно было бы легко убить, но он нужен был живым. Мощные заряды подобно молнии прорвались сквозь ветви и листву деревьев, и с громким грохотом врезались в землю, вздымая куски почвы. Демону тут же стало более чем понятно, что его место нахождения обнаружено. Красноволосый продолжал бежать, виляя из стороны в сторону, но серия очередных выстрелов не давала двигаться вперед. Демону стал ясен замысел противника. Угрозу с воздуха нужно было ликвидировать любым способом.

Трофейное оружие против ангела — воина было бесполезно. Защитное поле не пропустит заряд из световой пушки. Электромагнитная базука уже была использована в недавней схватке, это орудие было одноразовым, аккумулятора хватало лишь на один выстрел, от его поражающего фактора защитное поле не спасало. Электромагнитной базуки не было… Но был трофейный пояс и несколько гранат!

В голове демона бешено крутились мысли, паники не было, направление движения было изменено, это должно усыпить бдительность воздушного пастуха. Лезть под обстрел световых лучей — не вариант… Игра шла по правилам небесного стража. Чтоб изменить правила нужны были рисковые, решающие действия, и у демона был план таких действий.

Красноволосый на бегу накинул пояс, движения были четкими, в его обращении с поясом ясно проглядывалось, что он не первый раз обращается с подобным летательным устройством. Пояс был активирован! Демон, с шумом разрывая зеленую завесу деревьев, стрелою взмыл в небо.

Небесный страж, вел демона в сторону солдат. Довольный успехом своей стратегии, ангел играючи корректировал движение демона обстрелом с воздуха, попутно отдавая, по средствам связи, приказы старшему патрульному.

Неожиданно, прорываясь сквозь листву деревьев, дезориентируя мощным огнем светового оружия, навстречу небесному стражу, разрывая воздух, стремительно вылетел преследуемый! Ангел — воин успел в ответ выпустить пару залпов, которые прошли совсем рядом с демоном, но не задели его! Красноволосый столкнувшись с противником, мощными объятьями обездвижил соперника, ловким движением руки сунул гранату за пояс ангела — воина, и, оттолкнув, произвел удар в голову сразу двумя ногами, а после камнем полетел вниз.

Ангел — воин был слегка оглушен, эффект неожиданности принес свои плоды, последнее, что он увидел перед взрывом это злобную улыбку демона, который, по-детски, махал ему рукой словно прощаясь, небесный страж успел напоследок выстрелить и так ничего и не поняв разлетелся на куски. Некоторое время на месте взрыва еще парило багровое облако, которое, вскоре подхватил ветер и унес куда то вдаль.


Двое солдат конвоиров вели пленника по лесу, попутно описывая ему предстоящие муки, которые падут на его долю перед неминуемой смертью. Всячески издеваясь, над парнем, они, при этом, не скупились на пинки и тычки прикладов в спину. Конвоиры в изобилии кормили парня рассказами предыдущих расправ, которые они учиняли в прошлом, намеренно преувеличивая, а в большинстве случая, фантазируя. Громко хрипели, изображая предсмертную агонию своих жертв и браво демонстрировали свои боевые винтовки, создавая вид полных придурков. Арлим и без этих «храбрых воинов» отлично понимал всю безысходность сложившейся ситуации. Сознание молодого жреца находилось в некой прострации, в состоянии безразличия к окружающему миру, он уже не питал никаких иллюзий на счет своего будущего. Как только он ступил в этот проклятый лес без разрешения архангелов, неважно по своей воле или нет, он тут же приобрел статус «неверного», а с подобными изгоями разговор короткий. Испепеление! Начался дождь, обещанный архангелами. Арлим поднял голову к небу, подставляя испачканное лицо редким крупным каплям. «Ну, хоть картошку вовремя окучил» — бездумно произнес молодой жрец.

— Чего ты там бурчишь? — прикрикнул на парня один из конвоиров, не забыв угостить при этом пленника тычком приклада в спину.

Арлим споткнулся и упал на четвереньки. Дождь усилился.

— Неплохо было бы спрятаться от дождя, — поглядывая на кроны деревьев, произнес один из конвоиров.

Он кивнул головой в сторону огромного дерева, в корнях которого можно было отлично устроится.

— Да, совсем не хочется мокнуть. — поддержал товарища второй боец. — А с этим что?

— А что с ним сделается? Пусть поваляется в грязи, ему все равно недолго осталось, нам его отлично будет видно из укрытия, никуда не денется. Если что завалим.

— Ты слышишь?! — крикнул патрульный в ухо Арлима. — Сиди и не дергайся!


Старший патрульный Трэйд вел свою группу, состоящую из двенадцати бойцов, в направлении сигнала ангела — воина. Сквозь гущу леса слышались выстрелы с воздуха. Верховный страж вел беглеца на солдат. Трэйд получил приказ «устроить засаду», демона нужно было взять живьем. Он жестами обозначил позицию каждому бойцу. Засада была организована. Пальба усилилась, помимо выстрелов с воздуха до группы так же донеслись звуки атаки с земли. Через несколько секунд раздался грохот взрыва, а после тишина…

Воины света устремили свои удивленные взгляды в сторону старшего патрульного, тот пожимая в ответ плечами, с ужасом обнаружил, что сигнал ангела — воина пропал. Трэйд знаком дал понять бойцам, чтоб каждый оставался на своем месте. Попытка связаться с небесным стражем не увенчалась успехом. Начался дождь. Через какое-то время среди деревьев под прикрытием струй дождя показался силуэт, его заметил один из солдат, о чем тут же оповестил товарищей. Бойцы затаились.


Небесный страж был удачно ликвидирован. Пояс жутко барахлил, срабатывал только на подъем, да и то через раз. Благодаря густым веткам высоких деревьев демону удалось избежать тяжелых травм при возвращении на землю.

Начался дождь.

Демон проверил световую винтовку. Заряд аккумулятора был на минимальной отметке, красноволосый поставил регулятор мощности на самый низкий уровень. Демон был сбит с пути, ориентироваться на незнакомой местности было сложно, небо затянули облака, а все карты и навигаторы находились у напарника, которого испепелил старик. Интуиция подсказывала, что нужно быть на стороже, солдаты могли быть совсем близко. Операция по проникновению в храм фермеров была выполнена относительно удачно, оставалось только выбраться из этого проклятого места.

Необходимо было убедиться в отсутствии преследователей и определить нужное направление. Демон пытался передвигаться, по возможности осторожно и незаметно, за каждым кустом, каждым деревом ему казался притаившийся солдат. Нервы были на пределе, опыт подсказывал, что засада где-то рядом. Левая рука надежно сжимала световую пушку, готовую в любой момент поразить врага. В правой находился огромный тесак. Тело демон было напряжено, он в каждую секунду ожидал атаку противника. Дождь предательски снижал слышимость. Несмотря на шум, звук ломающейся ветки, где-то слева, заставил демона произвести выстрел в сторону раздражителя.

В этот же момент со спины на красноволосого кинулся один из солдат. Боец отточенным движением выбил винтовку из рук противника, но он не взял в расчет наличие холодного оружия и тут же поплатился за свою ошибку. Демон резко с разворота полоснул соперника по лицу. И не теряя ни секунды, сорвав с бойца оружие, в надежде укрыться из зоны видимости противника, бросился за ближайший ствол дерева. И тут же наткнулся на ещё одного солдата, который должен был подстраховать своего товарища. Реакция демона была молниеносна, выстрел в упор отбросил патрульного. Красноволосый успешно скрылся за стволом дерева. Старший патрульный Трэйд тут же дал команду своим бойцам на уничтожение противника.

Нарушитель был матер, связь с небесным стражем потеряна, демон в одну секунду уничтожил двух бойцов, не стоило испытывать судьбу. Стрелять на поражение! Солдаты начали окружать противника, любая попытка беглеца высунуться пресекалась редкими очередями световых винтовок. Дождь усилился. Демон спрятал свой клинок за спину, надежно сжал в руках световую винтовку убитого солдата, и произвел несколько выстрелов вслепую. В ответ бойцы начали обстрел ствола дерева, демон обошел свое укрытие и бросил гранату в наступающих, взрывная волна отбросила пару солдат. Оба остались живы, но были слегка оглушены. Темп наступления слегка замедлился, патрульные не решались подойти ближе, их световые винтовки сильно уступали мощи пушки, которую могли иметь только верховные стражи. Демон понимал, что солдаты не дадут ему покинуть свое укрытие, а задерживаться здесь и держать осаду было просто самоубийством, если ангел — воин не отрапортует в ближайшее время о исходе операции, то не стоит сомневаться, что прилетит еще один челнок а возможно и не один. Мысли демона лихорадочно крутились в черепной коробке, единственное, что приходило ему в голову это вновь воспользоваться неисправным трофейным поясом, рисковый ход. Солдаты могут подстрелить его в воздухе, а если и не подстрелят, пояс может подвести в любую секунду, перспектива шлепнуться с высоты в несколько десятков метров совершенно не привлекала. Но другого выхода не было. Демон произвел по два выстрела с каждой стороны ствола и тут же активировал пояс, после чего взмыл в воздух. Красноволосый решил двигаться вдоль ствола, чтоб не попасть под обстрел солдат. Траектория полета находилась в опасной близости с толстыми ветвями дерева, чудом удалось достигнуть верхушки, не сломав себе шею. Оказавшись на конце ствола, демон, надежно устроившись на нем, начал выглядывать своих преследователей. Кажется, солдаты не заметили его исчезновения, но короткая очередь с земли доказывала обратное. Патрульные начали обильно поливать огнем крону дерева, смертельные лучи рвали в клочья листву и ветки. Роль живой мишени демону была не по нраву, выпустив несколько залпов в ответ, красноволосый совершил очередной рисковый прыжок. Густая листва надежно скрывала нарушителя, солдаты все же потеряли его из виду. Однако второй прыжок оказался не таким удачным, чудом удалось зацепиться за ветку, световое оружие выскользнула из рук и упало, куда-то в низ. Спускаться за ним было опасно, с досадой сплюнув, демон вновь привел пояс в действие.

Вскоре беглец спустился с деревьев на землю. Дождь не унимался. Крупные капли текли по щекам демона, он утер лицо рукой и облегченно вздохнул. Кажется, ему удалось уйти от преследования. Солдаты были, где-то позади. Дождь потихоньку стихал, в какой-то момент он совсем прекратил шуметь. Во время затишья демон уловил какие-то голоса, совсем недалеко. Осторожно пробираясь сквозь заросли колючих кустов красноволосый шел на звуки. Разговаривали двое. Беседа их была легка и непринужденна. И вот он, сквозь струи вновь усилившегося дождя, увидел фигуру паренька.

Арлим так и сидел под дождем. Его конвоиры, удобно устроившись в корнях огромного дерева, громко говорили, смеялись, вели себя так, словно выбрались на прогулку. Мысли пленного были далеко. Еще утром он не подозревал, что станет участником подобных событий. То светлое будущее, которое представлялось еще вчера: статус жреца, служение Верхнему Миру, спокойная жизнь на ферме, где все понятно и ясно. Все это рухнуло менее чем за пару часов. Дальнейшая жизнь не имела смысла. Воины света, казавшиеся ему единственной защитой, теперь предстали перед ним грубыми садистами, палачами. Бессмертные боги оказались не такими уж и бессмертными. Демон — порождение нечистых мыслей повел себя совсем иначе, чем ожидал Арлим…

Глубоко погрузившись в свои мысли, пленный даже и не заметил, как над укрытием его конвоиров осторожно с тесаком в зубах крался демон, появившийся непонятно откуда. Было в его повадках, что-то от насекомого, демон крался по столбу дерева вниз головой, сжимая в зубах свой огромный нож. Арлим сидел спиной к солдатам, те продолжали общаться, не подозревая о приближающейся опасности.

— Чего — то долго нет парней, — произнес один из бойцов.

— Трэйд таскает ребят по этому проклятому лесу, — усмехнулся второй боец. — Нам повезло, что мы тут с этим сопливым улбюдком. Ты должен быть ему благодарен.

— Эй! Ублюдок! — крикнул первый боец, швыряя мелкие камни в сторону парня. — Поверни свою убогую рожу! Я хочу отблагодарить тебя!

Арлим не реагировал на окрики патрульных, до тех пор, пока один из камней не угодил ему в голову. Парень вздрогнул и повернул голову в сторону своих мучителей, глаза пленного резко округлились, трясущейся рукой он указывал, куда-то вверх, в сторону от солдат, из груди вместо слов вырывалось какое-то нелепое мычание.

— Ты чего? Совсем, человеческий язык забыл? Тварь! — негодовал первый боец.

Второй боец, заподозрил неладное, рука его потянулась к винтовке. И тут сквозь брезент плащ палатки, укрывавшей бойцов от дождя, сверкнув металлическим блеском, скользнул огромный тесак. Лезвие прошло точно, промеж глаз кричащего солдата, который так ничего и, не поняв, просто умолк. Нож исчез так же резко и неожиданно, как появился. Пораженный боец рухнул на землю. Кровь струйкой хлынула из раны на землю, глаза как будто смотрели, куда-то вдаль, мышцы лица медленно расслабились, и недовольная гримаса сменилась лицом спокойным и безразличным.

Товарищ погибшего, не теряя времени, кувырком вылетел из укрытия, умело сгруппировался и встал на колено, направив оружие чуть выше навеса. Убийцу нигде не было видно. Свист клинка, рассекающего воздух, выдал положение врага, но было уже поздно. Тесак раскроил череп бойца. Демон стоял во весь рост по левую сторону от противника.

— Бывает мачете лучше любой пушки, — усмехнулся красноваолосый.

Мачете, как назвал свой огромный тесак демон, не без усилия было извлечено из головы убитого. После этого холодное оружие было спрятано за спину. Оружие солдат было в спешке собрано, помимо винтовок демон присвоил себе еще какие-то вещи, которые засунул в свой рюкзак. После демон подлетел к Арлиму, который все еще пребывал в шоке от увиденного. Он схватил парня за грудки, поставил его на ноги, хорошенько встряхнул.

— Вставай, чучело! — рявкнул демон. — Бежим! Ты меня слышишь? Тупой раб, — с этими словами красноволосый швырнул парня на землю, — хочешь сдохнуть? Это твой выбор.

Демон рванул в кусты. Арлим вышел из ступора, оглянулся. В лесу было жутко и страшно. Воины света могли появиться в любую секунду. Недолго думая, парень, превозмогая боль, нырнул в кусты вслед за демоном.

Вскоре на месте расправы появились остальные члены патруля, бойцы, молча, тащили убитых товарищей. Когда они обнаружили еще два трупа, негодованию их не было предела. Казалось, демон мог выскочить, откуда угодно. Солдаты слегка поддались панике. Трэйд, врезав парочке бойцов по морде, быстро привел в порядок их боевой дух. Вскоре дождь прекратился.

Беглецы в этот момент ушли уже довольно далеко в глушь. Арлим спотыкаясь и падая, пытался поспеть за своим спутником. Демон, заметив усталость и страдания парня, кажется, даже замедлил темп, но то и дело ругал Арлима за его нерасторопность. Постепенно ландшафт лесной чащи сменился болотистой местностью. Гнус метлешащим облаком висел над болотом. Попадая в глаза, рот и уши насекомые сильно мешали продвижению. Из-под ног то и дело выпрыгивали, какие-то земноводные. Крупные твари, размером с кролика. Диск солнца неумолимо уходил за горизонт, вскоре сумерки жадно поглотили лес, видимость сильно упала, и только благодаря чистому небу и полной луне можно было, хоть и с трудом, но все же разглядеть окружающую местность. Твердую почву под ногами сменила, черная жижа, которая здорово засасывала, изматывая все сильнее и сильней. Демон яростно махал своим мачете, расчищая путь от зарослей болотной травы, высотой в два человеческих роста, и все время, что-то бормотал себе под нос:

— Проклятый лес! Нам сильно повезет, если мы выберемся из этого болота живыми…

Голос его дрожал, глаза были полны страха и отчаянья:

— Не видно же ничего, если мы сейчас зажжем факел, нас тут же накроет вульвой пьяной обезьяны, нутром чую, что нас давно уже пасет какая-то мразь, гляди в оба, сопляк.

Арлим и сам уже несколько раз краем глаза сквозь заросли травы замечал некие движения. Напряжение росло, демон вскинул световую винтовку. Из рюкзака он достал изъятый у мертвых солдат факел, который, представлял собой короткую палку, согнул его пополам, в результате чего, освещая заросли болотной травы, факел засиял зеленым огнем. И тут же на источник света выпрыгнуло, что-то огромное черное хищное. Арлим совершенно не успел ничего понять, он просто шлепнулся на задницу, прямо в жижу. Винтовка из рук демона была отброшена, факел отлетел еще дальше в траву, свет его тускло испускал лучи, в которых парень мог наблюдать нападение, какого-то существа похожего на гигантскую многоножку с длинным блестящим телом и множеством мерзких конечностей расположенных по всему телу.

Хищник кольцами обвил тело демона, который, хрипя, свободной рукой держал огромные жуткие челюсти, пытающиеся вонзится ему в горло. Хвост животного, раздваивающийся на конце, бешено колотил по жиже разбрызгивая грязь вокруг. На источник света набросилось еще несколько тварей, в дикой пляске теней трудно было, что-то разглядеть, к винтовке было не подобраться. Неожиданно взгляд Арлима уловил блеск стали. Нож демона лежал в грязи. Парень, недолго думая, схватил мачете, и начал рубить напавшую на демона многоножку. Демон с ужасом в глазах наблюдал за своим спасением, удары клинка то и дело норовили попасть красноволосому в голову. Хватка животного ослабла.

— Хватит дурень! Ты ж меня порубаешь, зарежешь, как свинью! — Зашипел демон на своего спасителя.

Пляска теней вокруг факела внезапно прекратилась, существа явно обратили внимание на Арлима и его спутника.

— Где же они? — выдавил из себя молодой жрец.

— Дай сюда заточку, — прорычал демон, скидывая с себя, трепыхающееся в предсмертных конвульсиях, грузное тело многоножки. — Вот сейчас, щенок, начнется веселье, тебе точно понравится, — продолжал он, выхватив нож из рук парня.

Болото охватила тишина, только лишь, какие-то щелчки, похожие на стрекот, приближались из зарослей травы.

— Не двигайся, — прошептал демон, — и даже не дыши.

Арлим оцепенел от страха, красноволосый бесшумно сунул руку в один из своих многочисленных карманов, вынул гранату, снял с предохранителя, активизировал запал и швырнул в сторону приближающихся щелчков.

— На счет три ложись, — произнес демон.

— Что? — непонимающе произнес Арлим.

— Три!!! — заорал красноволосый, увлекая парня в грязь лицом.

Тут же тишину болота разорвал мощный взрыв. На мгновение вспышкой осветило заросли высокой травы и крадущихся в ней множество ползучих хищников, неподалеку показалось тело огромного животного, грузное, неуклюжее оно пребывало состоянии сна, размеры существа были действительно гигантскими, высота в холке достигала роста человек пяти. Существо это спало стоя.

После взрыва тишина сменилась страшными криками и жуткой суетой вокруг. Гигант тут же проснулся, и, издав низкое глубокое мычание, тяжелыми шагами направился прочь от шума. Животные, паникуя, рвались из стороны в сторону, не понимая, куда бежать. Птицы и другие летучие твари огромной тучей взмыли в небо. Взрыв сильно напугал обитателей болота. Путники ничком лежали в болотной жиже, боясь поднять головы. Вскоре все это сумасшествие прекратилось. Красноволосый нащупал в темноте руку Арлима и помог парню встать на ноги. Факел, втоптанный в грязь, все же испускал тусклый холодный свет. Демон поднял его, многоножек вроде нигде не было, рядом с факелом лежала световая винтовка, красноволосый вскинул оружие, и для подстраховки выстрелил пару раз во тьму.

— Вроде чисто, — констатировал он, прислушиваясь к тишине. — Валим отсюда.

Арлим послушно последовал за демоном, который бодро пошлепал по болотной жиже, привлекая светом своего факела ночную мошкару. Идти с каждым шагом становилось все труднее и труднее. Жижа засасывала почти по пояс. Приходилось ползти, чтоб не увязнуть в грязи с головой.

Наконец ноги путников ступили на более твердую почву. Растительность болота постепенно сменялась зарослями колючего кустарника. Демон поймал выпрыгнувшее из под ног земноводное. Он отрезал жертве задние лапы, которые составляли большую часть животного, и сунул их в руки Арлима. Вскоре было поймано еще одно земноводное, демон проделал с ним ту же процедуру.

Болото забрало почти все силы путников, Арлим уже не чувствовал под собой ног. Демон то и дело поднимал своего молодого спутника и уже практически тащил на себе. Наконец он остановился и глубоко вздохнув, произнес:

— Все. Хорош! Привал…

Несмотря на усталость, Арлим не выпустил врученную ему дичь. Демон скинул молодого жреца на землю, снял со спины рюкзак и начал обустраивать привал.

— Куда мы идем, демон? — вяло произнес парень.

— Демон? — усмехнулся красноволосый. — Какой я тебе демон, щенок? Я Корней — бурятский барон. Потомок славного байкальского рода. Род наш идет от самого Матвея Смуглая Кожа. Хорошо тебе промыли мозги иктурианские ублюдки, они это умеют. Какая тебе разница, куда мы идем, тебе сейчас не все ли равно? Вернешься на ферму — тебя либо прикончат свои, либо снова прочистят мозги, либо какая-нибудь тварь сожрет по дороге.

— Кто же ты, если не демон? Появляешься из-под земли, ломаешь все вокруг, жжешь храм.

— Я храм не жег! — возразил Корней, выдергивая из рук парня лапы земноводных. — Это сделал тот старик. Спалил Вовчика и храм заодно. Да оно и к лучшему, Вован Свинорез был еще тем уродом. Убийца стариков, насильник детей. Одним словом добрейшей души человек, — жаль, что все карты и вся навигация была у него. Хорошо, что главный трофей он не успел забрать. — Демон загадочно улыбнулся и вдруг неожиданно сменил тему:

— Давай ка мы с тобой пожрем. Смотри, какой я у патрульных козырный плазменный примус отжал! — Демон продемонстрировал Арлиму, какой-то непонятный прямоугольный плоский предмет.

После нехитрых манипуляций барона с плазменным примусом, воздух наполнился ароматом жареного мяса. Этот запах пробудил дикий аппетит у Арлима. Корней элегантно подал парню кушанье, зубы молодого жреца тут же впились в окорок. Нежное мясо было на редкость вкусным и необычным, оно так и таяло во рту. Арлим лихорадочно жевал, а красноволосый продолжал, что-то говорить. Парню были непонятны многие слова, но он, слушал, своего собеседника не перебивая.

Вскоре веки Арлима стали наливаться тяжестью, глаза то и дело закрывались, голос демона становился все мягче и отдаленнее.

Борьба со сном была проиграна. Парень так и не успел доесть второй окорок, он тихо сопел свернувшись калачиком. Демон после очередных манипуляций с трофейным примусом поставил режим обогрева и, сжимая в руках мачете, лег рядом.


***


Сон Арлима был не спокоен. Ему снились злобные солдаты, ужасные хищные многоножки обвивающие тело, ангелы и архангелы изрыгающие пламя, проклинали его. Снился Турам совсем как живой… Такой родной… Хотелось плакать, но не получалось.

Видения менялись одно за другим, накатывали волнами, накрывали с головой, кружили и вертели, словно лист подхваченный ветром. Сквозь сон Арлим почувствовал, что на его груди находится, что-то тяжелое, что-то щекочет ему лицо. Парень, прилагая усилие, открыл глаза, ощущение тяжести на груди не прошло, после сна на глазах образовалась легкая пленка, через которую молодой жрец увидел размытый силуэт головы, какого-то огромного насекомого. Наконец Арлим полностью пришел в себя. Вскрикнул и брезгливо отбросил от себя членистоногое. Насекомое отлетело на несколько метров и угрожающе встало в дыбы, выставив, свои жевала высоко вверх. Существо напоминало собой муравья, размером с небольшую собаку, муравей шевелил поднятыми вверх лапами и усами, звонко щелкал челюстью.

Точный удар мачете отсек муравью голову.

— Какой резкий! Как понос детский! — усмехнулся Корней, вытирая клинок травой. — Ты там, в штаны не наделал? — Он выкинул пучок травы, и пнул бьющееся в конвульсиях обезглавленное тело насекомого, а после, обнажив ряд стальных зубов ухмылкой, проговорил: — Чего всю ночь стонал? Баба что ли снилась?

— Что это за тварь? — с ужасом выдавил из себя Арлим.

— А я откуда знаю? Ты что думаешь, я живу здесь что ли?

— А разве нет?

— Ну да. А это мой лучший друг, — красноволосый взглядом показал на муравья. — Ты вообще как то странно представляешь себе реальность. Слышал я о подобных экспериментах иктурианских ублюдков. Я ж тебе вчера разъяснял правду жизни. По ходу тебя так уморило с дороги, что ты только головой кивал, а сам уже дрых. На счет этого муравьишки, могу сказать, что нам не стоит здесь долго задерживаться. По ходу это просто разведчик, скоро прибудет вся армия. Собирайся!

Собирать Арлиму было совершенно нечего. Все тело ныло и болело. Лицо распухло от побоев солдат. Парень с трудом встал на ноги. Бурятский барон закинул примус в рюкзак, проверил винтовку и, подмигнув своему спутнику, двинулся в путь. Арлим кряхтя и охая, двинулся вслед за Корнеем.


***


Вот уже наступил третий день, как Арлим покинул ферму. Третий день пути. Лес изменился, он уже не был таким густым, но все так же вызывал тревогу и был полон опасности. Несколько раз путники отбивали атаки, каких-то хищных млекопитающих с огромными белыми клыками и маленькими красными злыми глазками. Световая винтовка была не заменима при встрече с этими мерзкими тварями.

Всю дорогу Корней пытался втолковать парню, что жители Верхнего Мира — это просто люди — иктурианцы.

Иктурианская цивилизация, имела явное превосходство в развитии. Они главенствовали над всей планетой и считали себя высшими существами. Остальные народы и племена были в их понимании низшими расами, которых они рассматривали, как подопытных для своих зверских сумасшедших экспериментов. Плоды их работ породили множество монстров, как человекообразных, так и мутантов различных животных. Может быть, они и не были богами, но поиграть в творца это была их любимая забава. Так иктурианцы, по словам бурятского барона, тешили свое самолюбие.

Арлим слушал своего спутника, но не принимал на веру его слова, он еще не мог разобраться, кто перед ним друг или враг. Попытки молодого жреца оспорить суждения демона вызывали у последнего только нервный смех.

Преодолев череду глубоких оврагов, путники решили сделать привал.

— Ничего, сопляк, если мы доберемся до цивилизации, ты сам все увидишь и поймешь. Пока просто слушай меня.

— А тот демон, который был с тобой в храме, он кто? — перебил барона молодой жрец.

— Вован то? Я же рассказывал тебе про него, хотя…. — барон махнул рукой, — Вован Свинорез и его банда вышли на меня через бурятскую диаспору в иктурианской провинции Карбон. Понимаешь хоть мы и низшая раса в понимании некоторых небожителей, но есть еще среди бурятского народа славные сыны отечества, — с этими словами Корней похлопал себя в грудь.

— Свинорез тоже бурят?

— Кто? Свинорез? — поперхнувшись прохрипел Корней. — Тупой цыган! Он и его шайка способна только торговать паленным тарэном, да прессовать барыжных торгашей. У него никогда бы не хватило мозгов на столь грандиозный план. Их поджарили бы как цыплят на вашей ферме, не говоря уже о врезке в телепортационный кабель и электромагнитную базуку, которая действительно пробивает защитное поле иктурианских солдат! Видел, как я завалил того фраера? С одного выстрела, а все потому, что снаряд базуки имеет противоположный заряд, и естественно защитное поле притягивает его к себе и вдобавок еще и ускоряет! Мое изобретение.

— Все вы демоны одинаковы, — махнул рукой молодой жрец. — Непонятно ради чего ворвались к нам, сожгли храм. Чего вам нужно-то было? Не могли вы заниматься своими делами, где — ни будь у себя? Чего вы к нам приперлись?

— Да кому вы нужны? Стадо безмозглых рабов! Вы поклоняетесь этим иктурианским выродкам, словно богам! — с призрением произнес Корней.

— Ангелы, не жгут наши храмы! — закипел молодой жрец. — Не убивают нас, не врываются с погромами на наши фермы! Верхний Мир дал нам все! Дали нам жизнь, землю на которой мы трудимся, дали нам машины, орудия труда! Они защищают нас от таких как ты. От демонов, смысл существования которых разрушение, мрак и пустота!

— Хорошо тебя все-таки обработали, складно чешешь. Ангелы, Верхний Мир… — Закривлялся Корней, пытаясь изобразить Арлима, — для них вы просто расходный материал. Ты же сам говорил, что в шестьдесят лет всех ваших старичков утилизируют со всеми почестями, потому что в этом возрасте они уже не приносят пользы ферме, они обуза!

— Шестьдесят лет — это необходимый срок для созревания души в плотской оболочке! — не унимался Арлим. — Упорный труд и чистые помыслы — вот та малая часть! Тот мизерный вклад, который мы вносим в святое дело Всевышнего!

— Тебя так просто не переубедить, — нервно замотал головой Корней. — Фанатичный баран! Под вашим храмом проходит магистраль телепортационных кабелей. И я тебе снова объясняю, что ни одно живое существо не выдержит сеанса телепортации, даже семена растений после перемещения не дают потом всходы, не говоря уже о ваших старых пердунах, которых, наверное, телепортируют куда нибудь на консервный завод, а после делают из них тушенку или колбасу для ваших бравых воинов света.

— От твоей лжи тошнит, демон! Замолчи! — Закипел юноша. — Все наши предки далеко на небесах. А твой удел сгинуть в пустоте вместе со своими бредовыми мыслями! Так же сгинуть как тот демон-цыган в храме! У всех у вас одна учесть: из пустоты пришли в пустоту и вернетесь. Вы просто мясо, которое говорит, ходит, жрет, и гадит, где только может! А внутри вы пусты.

— Интересно, где бы ты сейчас был, если бы я тебя не освободил от общества твоих горячо почитаемых солдатиков?

— Да наверное уже нигде… — задумчиво произнес Арлим.

— Чего ж так? Я то-думал, тебя примут, как героя! — съехидничал красноволосый.

— В запретный лес можно заходить только с благословения небесных правителей.

— Да ладно!?

Арлима давно уже гложила мысль о том, что демон во многом был прав, но признать это означало предать все свои идеалы, предать покойного Турама, который свято и непоколебимо верил в силу жителей Верхнего Мира, в их желание помочь людям сохранить чистоту души. Сложно было перевернуть свое мировоззрение с ног на голову, а может быть, наоборот, с головы на ноги.

— Зачем же вы явились в храм? — Уже более спокойно задал вопрос молодой жрец.

— Не думаю, что ты что-то поймешь своим мозгом сектанта… Ну… Короче, дело было так:

— Как я и говорил, Свинорез со своей шайкой вышли на меня через бурятскую диаспору в Карбоне. Они где-то нарыли подробную карту этих мест и проект телепортационной магистрали, которая проходила через вашу ферму, прямо под храмом. Именно под храмом был выход, к которому можно было подсоединить мой портативный телепорт. Его можно было врезать в линию и перехватить транспортируемый груз. Свинорез обещал за все это мероприятие хорошее вознаграждение. Нужно было как-то подобраться к телепортационному выходу. Путь под землей казался нам самым безопасным. Вовчик раздобыл, где-то шахтерского «крота». Бур значит двухместный. А дальше он сказал, чтоб я ждал команду на начало операции, при этом заплатил не плохой аванец. Ждал я около месяца. Судя по всему у Свинореза была надежная информация насчет того, что и когда должно было проходить в точке врезки, но мне он ничего не говорил. Вскоре выяснилось, что пока я прожигал аванс, Вован со своими проложили тоннель, но не до конечного пункта. До храма оставалось всего ничего. Дальше следовало идти очень тихо. В общем, мы, непосредственно, с Вованом продолжали этот путь почти две недели, потом еще пару дней ютились под землей, расчеты времени прокладки тоннеля были произведены с запасом. А ведь ни я, и никто другой не пробовал врезаться. Я предполагал, конечно, выход энергии, но не взрыв. В итоге план возвращения тем же путем провалился, а проще говоря тоннель обвалился, но нам все таки удалось извлечь телепортируемый груз. Думаю, Свинорез не питал никаких иллюзий по поводу тоннеля. Возможно, он не был так глуп, как казался. Мне кажется, у него был план возвращения по верху. Если бы мы продолжили движение под землей, нас бы тут же накрыли боевые роботы, ну эти ваши машины. После взрыва Вован взял управление кротом в свои руки, заверяя, меня, что все идет как надо. Я поверил ему, а что еще оставалось? Тем более я видел у Вовчика карты леса и навигатор. План был, это точно. У него были дела на поверхности. Вкратце он поведал мне о них.

Свинорез рассказал мне, где находится передатчик, через который ваши машины получали сигнал ликвидации чужаков. Я при тебе его разбил. Там находился весь узел связи. Ну а дальше ты и сам все видел.

— Что же это был за груз? — заинтересованно спросил Арлим.

— Какой-то новейший образец тарэна 3891, я первый раз слышу о такой серии.

— Тарэн? А что это?

— Ну это препарат такой. Понимаешь? Ну, зелье, короче говоря. Лекарство, которое изначально выводило разную фосфороорганику из организма. Препарат многие пытались совершенствовать. В результате эти таблетки многих спасли от смерти после получения больших доз радиации.

Прием тарэна стал необходим для многих после Карнадоло — Иктурианского конфликта. Огромные территории были поражены невидимым излучением, от которого люди вымирали миллионами. Лет двести назад появились первые образцы тарэна, который реально действовал, но этот образец имел побочные эффекты: галлюцинации, привыкание, сильно садил печень. По природе своей тарэн не должен выробатывать привыкание, так как не вызывает состояние эйфории, но присадки новейших образцов вызывали сильнейшую зависимость, а без этих дополнительных ингредиентов толку от препарата практически не было. Разработки тарэна — всё те же эксперименты. Иктурианцы помешаны на трудах, какого то там древнего философа, посвященных выведению сверх человека. Такому человеку все нипочем. Ни старость, ни болезни. Испытывали препарат на низших расах. Населению, какого ни будь захудалого городишки, находящегося в зоне повышенной радиации предлагали панацею в виде таблеток. Те радовались спасению как дети. Поначалу все шло хорошо. Каждая серия тарэна имела больше плюсов, чем минусов. У многих даже репродуктивные функции восстановились. И вот бесплатный сыр закончился, и цена за него была так высока, что весь этот вшивый городишко работал на иктурианских выродков за мизерные дозы, а зависимость никто не отменял. Тарэновый голод настолько силен, что каждый был готов на любые действия, лишь бы избавится от мучительных страданий. Тарэновые рабы! Мозг этих подопытных до того усох, что они не останавливались не перед чем: продавали детей, родных, сами не задумываясь шли в лапы безумных генетиков. Ну а те единицы, что все же пытались сохранить чувство собственного достоинства, те, что не продались сучьему иктурианскому племени, те сдохли… Все, до единого. Подыхали в жутких муках, выблевывая свои внутренности и харкая кровью. У людей исчезло желание сопротивляться, стремление к свободе и независимости больше не занимало их умы. Механизм отлично сработал, этого и добивался Иктур! Весь мир пал к ногам империи. Хотя, что для тебя весь мир? Твоя засранная ферма?

— Ты, получается, тоже продался? — спросил Арлим, укладывая на плазменный примус кусок сырого мяса недавно пойманной дичи.

— Я?! Продался? — усмехнулся Корней. — Остров Ольхон, откуда я родом, миновало радиационное заражение. Бурятию вообще меньше всех потрепало после всех этих событий. А так может и продался бы… Кто знает? Ты не думай, что иктурианцы контролировали всех, благодаря лишь тарэну. Эту хрень уже лет через двадцать научились делать даже в домашних условиях. Конечно эффект был не тот, но все же некоторые деятели достигли иктурианского качества препарата и начали выпускать его в промышленных масштабах. Иктурианцы были не против, но над тарэновым производством велся четкий контроль. Контроль над массами тарэнозависимых необходим для Иктура.

Иктур всегда был впереди! Машиностроительная индустрия, огромная база научных знаний, и, конечно же, гигантская армия, состоящая в основном из представителей захваченных народов. Армия безграмотных скотов, пушечное мясо. Каждый из них боролся за место под солнцем. Всех, кто пытался сопротивляться, тут же давили, причем свои же! Была такая практика. Если на захваченной территории был поднят бунт или совершено покушение на иктурианца, то тут же, это поселение уничтожали, причем без суда и следствия.

Не имеет смысла бороться со стихией. Нужно просто приспосабливаться. Сотрудничать. Как бы тошно от этого не было.

Аромат жареного мяса вызывал у путников обильное слюновыделение. Корней взял один из кусков, откусил и, жуя, продолжил:

— В, последствии, когда уже все смирились со своей участью, отпала нужда в большом количестве тупых солдат, которые только жрали на халяву. В итоге армию распустили. Просто пинками под зад выкинули на вольные хлеба. Иктур больше не нуждался в услугах тарэнозависимых, его беспокоила только собственная безопасность, которую они успешно обеспечивали без армии.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.