электронная
72
печатная A5
386
16+
Тараканы в чужой голове

Бесплатный фрагмент - Тараканы в чужой голове

Ироническое приключение

Объем:
184 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-8786-7
электронная
от 72
печатная A5
от 386

* * * * *

Капли дождя не эстетично ложились на потертую дерматиновую кожу старой сумки. Люся методично размазывала потеки насквозь промокшим носовым платком. Дождь уже час как не прекращался, а жалкое ограждение недавно отстроенной остановки, но уже разгромленное какими-то лицами неспокойного характера, было слабым прикрытием для неосторожно примкнувших под его редкий навес прохожих.

Вечерело, желудок, видимо, уже забыл об обеденном бутерброде с сыром, и настойчиво напоминал о своих нуждах громким урчанием. Люся задумчиво посмотрела на небо, полосатые куски которого выглядывали из-за прореженных досок навеса, и мысленно попыталась успокоить возмущенный орган тем, что еды в ближайшие, как минимум, два часа не предвидится. Желудок, казалось бы, понимающе громко проурчал и замолчал, наверное, на время.

Люся задумалась о целесообразности продвижения домой под дождем без использования зонта, который у нее отсутствовал не только в сумке в данный момент, но и систематически в личной жизни. Туфли были насквозь промокшие, это убедительно подтвердилось легким шевелением пальцев ног, пиджак был тоже мокрым по умолчанию… В общем, ожидать каких-либо глобальных изменений в погоде, могущих привести к более комфортному состоянию тела, было бессмысленно. Кроме того, что еще плохого могло случиться с ее физическим телом июньским ливневым вечером… Люся решительно встала, выкрутила платок, и уверенно шагнула в сторону дома. В короткое мгновение она поняла, что предыдущие ее размышления о черных полосах сегодняшнего вечера были ошибочными, и следовало бы уделить большее внимание обширным градациям серого в цветовой палитре земного измерения.

Жуткого цвета гнилой сливы модель какой-то приземистой и не очень социальной машины остановилась метрах в пятидесяти от нее, и задним ходом вернулась к остановке. Уже менее высокая волна накрыла Люсю, на сей раз только до коленок. Люся вспомнила градиентную шкалу серого на мониторе компьютера и нашла некоторое сходство ее с каплями грязи на своих джинсовых штанах.

— Честно говоря, дико извиняюсь, — сообщило рассеянное лицо мужского пола в приоткрывшееся окно пассажирского сидения.

— Угу, — разрешила Люся и снова выкрутила носовой платок.

— Давайте я Вас подвезу в качестве извинения, — предложил парень.

— А мне потом не придется делать сухую уборку салона в качестве извинения за испачканный интерьер вашего авто? — поинтересовалась Люся.

— Да нет, оно переживет, — устало улыбнулся парень и распахнул двери.

Люся задумчиво посмотрела на небо, прикинула расстояние до дома, и аккуратно полезла в машину. Парень несколько озадаченно наблюдал за движениями вынужденной попутчицы. Когда Люся прикрыла за собой двери, машина тронулась.

— Да Вы насквозь промокли! — убедительно заметил парень спустя минуты три неловкого молчания.

— Да? — Люся удивлено осмотрела себя. — Да, действительно, — подтвердила она и небрежно приподняла перед лицом платок. — То-то я думаю, как-то некомфортно…

— С Вас можно выкрутить как минимум ведро воды.

— А Вам что на улице мало, зачем с меня выкручивать? — насторожилась Люся.

— Это я просто для оценки Вашей промоклости… — извиняясь, проговорил парень.

— А что тут оценивать? Словом «насквозь» все сказано более чем очевидно, — заметила Люся. — Но Вы разрешили мне не убирать за собой, и я бы этим воспользовалась. Знаете, как-то не очень настроение убирать машину.

— Я и не настаиваю, — пожал плечами парень.

— Вам даже не интересно, куда меня везти? — нарушив очередные моменты молчания, подозрительно поинтересовалась Люся.

— Черт! — выругался парень, и машина резко затормозила.

Люся сначала стукнулась лбом о стекло, потом опрокинулась назад на сидение, брызги с ее промокших волос густо усеяли водителя.

— Черт! — еще раз выругался парень, протирая ладонью лицо.

— Дико извиняюсь, — совершенно спокойно и неискренне пробурчала Люся. — Чего стоим? — через некоторое время спросила она у попутчика.

— Я не знаю, куда нам ехать, — совершенно наивно сообщил парень.

— А еще недавно Вы уверенно куда-то ехали… — констатировала Люся. — И ехали бы дальше, а на выезде из города — налево.

— На выезде из города? — обреченно округлил глаза парень. — Нам так далеко? — машина снова тронулась.

— Ну, подвезите куда-нибудь не так далеко, а там уж я как-то сама, — успокоила водителя Люся.

— Да нет, раз уж взялся, довезу куда надо!

— А Вы, что урбанизированный дед Мазай? Спасаете промокших? — критически поинтересовалась Люся.

— Только тех, кто промок по моей вине.

— Честно говоря, промокла я не по Вашей вине. Промокла я задолго до Вас. Вы лишь слегка загрязнили мою верхнюю одежду.

— Тогда мне придется Вас еще и постирать, — задумчиво протянул парень.

— О, не стоит, мне вполне достаточно, что Вы меня куда-нибудь довезете, желательно в направлении дома.

— А у Вас там дома дети, кот, муж? — незаинтересованно зевнул парень.

— Да нет… По крайней мере, с утра не было.

— Т.е. никто Вас там не ждет?

— Почему это никто не ждет? — Люся даже почти обиделась. — Меня мама ждет… Наверняка она уже час как звонит, чтобы просветить меня о моих недостатках.

— Звонит куда? — уточнил парень.

— На телефон, — с точки зрения Люси это было более чем очевидно.

— Пусть на мобильный звонит, — предложил парень.

— На мобильный она и звонит, — заверила его Люся.

— А чего он тогда не звонит? — подозрительно посмотрел на нее парень.

— С чего Вы взяли, что он не звонит? — Люся осмотрела попутчика, на телепата он был похож мало.

— Ну, он же не звонит!

— Вы так убедительно утверждаете, что я даже почти поверила в это, если бы только не была уверена, что забыла телефон дома.

— Тоже вариант, — тупо заметил парень и замолчал. — А хотите, позвоните с моего, — вдруг, нарушив тишину, предложил он.

— Если Вы не против, то я бы воспользовалась предложением, — улыбнулась Люся, Кирилл протянул ей телефон. — Мне кажется, что он сел… — после нескольких попыток включить телефон сообщила Люся.

— Не может быть! — Кирилл взял телефон и удивленно его осмотрел. — Он же был почти полностью заряжен, — Кирилл подключил телефон к зарядке и они опять замолчали.

Люся рассматривала мелькающие за окном городские пейзажи, размазанные косыми потеками дождя на окне. Водитель, молча, всматривался в дорогу, виртуозно лавируя между заполненными дождевой водой ямами. Иногда они искоса посматривали друг на друга, но тут же неловко отворачивались. Дождь усиливался, вдали сверкнула молния, еще одна, загремело, совсем близко мелькнула зигзагообразная вспышка, послышался треск, и в нескольких метрах от машины упало большое дерево. Водитель резко затормозил, и машина уперлась носом в густую крону, кажется, клена. Люсин лоб снова столкнулся со стеклом, а дождевая вода с ее волос снова рассыпалась на водителе.

— Черт! — снова выругался он, вытирая лицо рукавами.

— Да! — согласилась Люся. — И ремни безопасности следует применять, — заметила она для себя на будущее.

— А меня сейчас дома кот ждет… — задумчиво проговорил парень.

— А как зовут? — устало поинтересовалась Люся.

— Кирилл… — обреченно проговорил парень.

— А я слышала, что котов человеческими именами называть нельзя… — апатично проговорила Люся, потирая ушибленный дважды лоб.

— А кота зовут Кодекс, — вяло продолжил парень.

— Значит юрист, — сделала вывод Люся.

— Не, сиамец, — уточнил парень.

— Что? — как будто очнулась Люся и удивленно посмотрела на парня.

— Я Кирилл, а кот — Кодекс, сиамской породы, — пояснил парень. — А Вас как зовут?

— Я, Люся, — протянула руку Люся.

— Вот и познакомились, — дружелюбно пожал руку Кирилл.

— Ну, я пошла, — Люся схватилась за ручку двери.

— Куда? — удивился Кирилл.

— Домой, — невозмутимо заметила Люся.

— Там ливень, а мы даже еще не на выезде из города, — спокойно отметил Кирилл.

— Да ладно, я доберусь, все равно уже промокшая, — криво улыбнулась Люся.

— Давайте так, во-первых, Вас дома, кроме телефона, никто не ждет, а меня ждет кот; во-вторых, поздно и дождь; в-третьих, я не могу Вас бросить просто тут, посреди улицы. Вывод — мы едем ко мне! — убедительно проговорил Кирилл и завел машину.

— В принципе, зачатки рациональной логики есть, но, по-моему, на основании Ваших высказываний можно и к другим выводам прийти. Давайте лучше так: я перехожу на ту сторону дерева и вызываю такси, — схватилась за руль Люся.

— Спасибо, что хоть зачатки логики во мне нашли. Видите, как заметили Вы сами, есть во мне что-то хорошее. Обещаю, я к Вам приставать не буду! — заверил ее попутчик. — Вы высохнете и пойдете себе утром домой, или даже не так — я Вас утром отвезу домой.

— Я хочу домой прямо сейчас! Я Вас вижу первый раз и не хочу ехать к Вам! А вдруг Вы маньяк? — парировала Люся.

— Успокойтесь, Вы даже не в моем вкусе! — машина развернулась и тронулась в обратном направлении. — Просто из чисто человеческого чувства любви к ближнему, я не могу Вас бросить здесь!

— А у Вас правило — одно доброе дело в день? Помощь обездоленным, промокшим, голодным… — с сарказмом заметила Люся.

— Вот и проявите гуманность, помогите человеку выполнить план по добрым делам, — так же с сарказмом попросил Кирилл. — Кстати, почему одно дело? Я стремлюсь к совершенству, количество добрых дел в сутки ничем не ограничивается… разве, что возможностями.

Люся обиженно сдвинула брови и шмыгнула носом. Судя по суровому тону последнего высказывания, возражать смысла не было, денег на такси тоже не было. Поэтому Люся обреченно уткнулась носом в стекло и замолчала. Уже привычную тишину салона авто, сопровождаемую фоновыми звуками дождя и однотипными шумами скользящих по залитому водой асфальту колес, резко нарушило громкое урчание Люсиного живота. Люся виновато сглотнула слюну и тайком покосилась на соседа.

— Кормление можно будет засчитать за второе доброе дело, и это только за сегодняшний вечер, — подытожил, скорее для самого себя, Кирилл.

— Чувствую себя инструментом исполнительного органа, — сама себе пробурчала Люся.

— Вы еще скажите, что я Вами пользуюсь.

— Ну, по крайней мере, это наиболее добродетельный способ использования кого-то. В принципе, интересы обеих сторон учтены, — заметила Люся.

— А Вы тоже юрист? — поинтересовался Кирилл.

— Не, я пофигист, — уточнила Люся.

— Пофигист по мировоззрению, а по классификатору приношения пользы обществу?

— Меня можно только как вредителя классифицировать, — печально проговорила Люся.

— И какую профессию Вы используете для вредительства?

— Преподаватель по ударным инструментам.

— Почему же вредительство? Немного необычно, как для девушки, а так, ничего… — подверг сомнению Люсино высказывание Кирилл.

— А некоторые считают, что ударные — это зло, — Люся вспомнила о маме, которая была одной из ярых противников ударных.

— По крайней мере, не самое большое зло на свете, — успокоил ее Кирилл.

— Спасибо, мне сразу стало как-то легче…

— Можно засчитать за еще одно хорошее дело, — важным тоном произнес Кирилл. — Моральная поддержка.

— Вы сегодня на мне хотите за неделю отыграться? — улыбнулась Люся.

— Ну, простите, просто Вы сегодня попали в струю…

— Скорее под струю, — Люся кончиками пальцев оттянула штанины, показывая капли грязи на них.

— Своей констатацией фактов, Вы просто сводите не нет все мои попытки совершать добрые дела, — наигранно обреченно пожаловался Кирилл.

— Я, между прочим, делаю все, что в моих силах, чтобы Вам помочь! — и, как бы в подтверждение, желудок еще раз громко заурчал.

Кирилл в ответ широко улыбнулся. Люся обиженно посмотрела на свой живот и прикрыла его мокрой сумкой. На улице опять грянул гром, засверкали молнии, опять совсем рядом послышался раскат, и перед машиной упало дерево, вроде бы опять клен. Машина резко затормозила и въехала в зеленую крону упавшего дерева. Люся успела подставить под лоб сумку, тем самым смягчив удар о стекло.

— Черт! — Кирилл тяжело опустил голову на руль и прикрыл ее сверху руками.

— А Вы тоже не близко живете, — заметила Люся, и откинулась на сиденье.

В машине стало тихо и как-то уютно. Приятный полумрак салона освещали индикаторы приборной доски автомобиля, а лобовое и боковые стекла были мило украшены мокрыми листьями. Люся повернула голову и стала внимательно рассматривать Кирилла. Парню было за тридцать, густые русые волосы, большие карие глаза, ровный маленький нос, желтые ухоженные тонкие пальцы… «Наверное, много курит» — подумала Люся и осмотрелась, нигде не валялось хоть какой-нибудь пачки сигарет, как это обычно было заведено у водителей.

— Со вчерашнего дня бросаю курить, — Кирилл откинулся на сиденье, и посмотрел на Люсю. — Можно сказать, начинаю новую жизнь… пытаюсь начать, — грустно улыбнулся он ей.

— Это всегда так, когда что-то пытаешься изменить в жизни, встречаются всякие препятствия… — задумчиво проговорила Люся, уставившись в окно на дерево.

Кирилл переключил свое внимание на Люсю. Она была, наверное, такого же возраста, как он, рыжие волнистые волосы, курносый носик и огромные зеленые глаза, немного грустные. Больше похожая на озорного мальчишку — немного нелепая одежда и полное отсутствие макияжа. Только вот веснушек ей недоставало, а может она просто не натуральный рыжик…

— Это еще с детства, — улыбнулась Люся. — Помню, еще малявкой была, а всякие заботливые мамашки, выгуливающие своих чад, бабушки-одуванчики: «Какая прелесть, а куда же ты веснушки спрятала». А их просто нет и все, не все же рыжие должны быть с веснушками. Неужели это обязательное правило где-то прописано?

— Веснушки… — Кирилл на мгновение задумался, а потом широко улыбнулся. — Рыжий, значит с веснушками… зная я одну девочку, у нее тоже не было веснушек. Так что, не все стереотипы применимы ко всем. — они опять замолчали, просто сидели и рассматривали потолок.

* * * * *

На улице было тихо, ни звуков дождя, ни шума колес. Через некоторое время они посмотрели друг на друга. Люсин живот опять громко заурчал. Они засмеялись, просто как дети, сидели и смеялись, тем самым нарушая непривычную тишину внезапно наступившего темного и уже не дождливого вечера.

— А у Вас во сколько завтра утро начинается? — успокоившись, поинтересовался Кирилл.

— Как встану, так и начнется.

— Это хорошо, у меня тоже завтра выходной, — обрадовался Кирилл. — Поехали ужинать!

Машина завелась и отъехала назад. Упавшее дерево перекрыло только часть трассы, они объехали густую крону и двинулись вперед по освещенной только лунным светом дороге, ровной, без ухабов, без луж.

Вдоль шоссе росли аккуратно кругло подстриженные деревья, а под ними шелковая гладь зеленой травы. Было необычайно красиво, аккурат посередине выстроенного прямой линией полотна дороги висела оранжевая огромная Луна. Машина набирала скорость, было одно удовольствие мчаться по ровному пути, словно по воздуху, неслышно и мягко. Люся восторженно осматривалась вокруг, и Кирилл, расслабившись в кресле водителя, наслаждался ездой. Наверное, это могло длиться бесконечно, они посмотрели друг на друга, улыбнулись и… Несколько секунд они рассеяно смотрели друг на друга, потом Кирилл резко нажал на тормоз, и Люся снова вписалась в лобовое стекло лбом.

— Так вот почему оно называется лобовым, — глубокомысленно заметила Люся.

— Прости, — спешно извинился Кирилл и выскочил из машины.

Люся приложила ко лбу еще мокрый носовой платок и тоже медленно вышла из машины. Кирилл стоял возле дерева и ощупывал листья, потом присел и осторожно провел руками по траве. Люся подошла и присела рядом. Трава стелилась ровным шелковистым ковриком, лунный свет мягко отражался от ее глянцевых травинок. Люся провела рукой, пушистые, как перинки, травинки, пощекотали ее ладошку.

— Совсем не мокрая… — удивилась Люся.

— И совсем не помню такого шоссе у нас в городе… Тем более в этом районе… — Кирилл задумчиво посмотрел на Люсю.

— Да, странно… — Люся встала и огляделась. — Дождя, как будто и не было… И, честно говоря, ко мне домой ближе.

— Да, честно говоря, ко мне домой уже пол часа назад как…

— А что ж Вы пол часа назад не как? — поинтересовалась Люся.

— Дорога классная, давно так не ездил, — мечтательно улыбнулся Кирилл.

— Да, красиво, — Люся осторожно стала на траву и прижалась к дереву. — Как раз вспоминала, как в детстве в деревне бегала по полю, тогда была такая сочная трава, запах обалденный, бежишь, а потом падаешь на спину и лежишь, греешься под солнышком… Может быть появятся веснушки, они же, как говорила бабушка, от солнышка появляются… Люблю веснушки… — Люсин взгляд задумчиво уперся в траву.

Кирилл подошел к машине, присел на капот, оперся подбородком на руки и мечтательно посмотрел на Луну. Люся еще раз наклонилась к траве, погладила ее руками и пошла к машине. Кирилл сидел, как маленький мальчик, который широко раскрытыми восхищенными глазами смотрит в бесконечность неба и мечтает стать космонавтом.

«Милая картина, — подумала Люся. — А вот цвет машины просто жуткий, это же расстройство желудка ежедневно…»

— Мне папа ее подарил, — Кирилл соскочил с капота и пошел к двери. — Он всегда хотел, чтобы я выделялся из толпы. Папа у меня классный, не хочется его обижать, вот и езжу на этой сливе… Сам бы предпочел классический черный.

— Да, черный был бы милее, — согласилась Люся и села в машину.

Кирилл развернул машину, и они поехали назад. Минул пятнадцать они, молча, ехали, созерцая пейзажи. Машина летела непривычно легко и быстро. Кирилл покосился на спидометр и чуть-чуть замедлил ход.

— Знаете, когда мы второй раз оказались перед упавшим деревом, после бесконечного виляния между пробелами финансирования дорог, т.е. ямами, у меня была только одна мысль — попасть на нормальную европейскую трассу и насладиться поездкой на крутом спортивном авто… — Люся с сомнением посмотрела на соседа. — Давайте цвет в этом месте опустим, — попросил Кирилл.

— Да, фиг с ним, с цветом, — успокоила его Люся.

Они опять замолчали. Скорость на спидометре поднялась до 240 км/ч. Кирилл напряженно всматривался в дорогу, Люся тоже уже начала волноваться.

— Мне кажется, что мы уже больше возвращаемся, чем ехали вперед… — неуверенно произнес Кирилл, спустя некоторое время. — Мы точно правильно возвращаемся? — он с надеждой посмотрел на Люсю.

— Я, конечно, не такой опытный водитель как Вы, точнее я вообще совсем ни капельки и не водитель, но даже я в состоянии сориентироваться на этой трассе. Мы не могли физически неправильно возвращаться, потому, что других вариантов просто не было, — уверенно произнесла Люся. — Чтобы поехать не по той дороге, нужно, как минимум, иметь хотя бы две дороги.

— Я всегда знал, что женская логика железная, просто хотел убедиться, что я не сошел с ума, — печально проговорил себе под нос Кирилл.

После еще минут десяти приятной езды, Кирилл остановил машину у края дороги и несколько встревожено забарабанил пальцами по рулю. Люся, скорее уже по привычке, приложила ладони ко лбу и аккуратно его потерла. Кирилл взял мобильный и попытался кому-то позвонить. Штук пять кого-то были не на связи. Он покрутил телефон в руках, еще раз попытался чего-то от него добиться, но телефон никак не реагировал на попытки осуществить связь с миром посредством непосредственно мобильной связи. Кирилл бросил телефон рядом с сиденьем и опять забарабанил пальцами по рулю.

— Пойдем, покурим, — наигранно бодро предложил он Люсе.

— Пойдем, — Люся радостно схватилась за ручку двери.

Они вышли из машины и, задумчиво всматриваясь вдаль, несколько раз прошлись вперед-назад по дороге. Шоссе было пустынное, они уже около часа здесь ездили, но не встретили ни одной машины. Люся прощупала свою одежду, о недавнем дожде напоминали только серые капли грязи на ее джинсах. Она подошла к машине, и устало завалилась на капот. Кирилл подошел и лег рядом.

— Странно, — задумчиво проговорил он. — Даже не знаю, что тут можно сказать…

— Да уж, как-то все странновастенько, — согласилась Люся и повернулась боком к собеседнику.

Кирилл перевернулся на бок, уперся локтем в капот и ладонью подпер ухо, Люся приняла такую же позу. Они молча рассматривали капот, водя пальцами по его гладкой поверхности. Желудок Люси снова напомнил о себе громким урчанием. Люся виновато улыбнулась, Кирилл снисходительно пожал плечами. Внезапно они резко округлили глаза, посмотрели друг на друга, на капот машины, потом опять друг другу в глаза, как ошпаренные, соскочили с машины и отбежали в сторону.

— Вы это тоже видите? — Кирилл немного рассеянно указал пальцем на машину, Люся медленно и неуверенно кивнула. — Это как вообще возможно? — он спрятал руку в карман и сделал пару шагов назад.

— Я еще от дороги в легкой рассеянности, а на счет машины я вообще в шоке, — она тоже отошла назад, поближе к Кириллу.

Люся задом припарковалась к дереву на противоположной стороне дороги и медленно сползла вниз на траву. Кирилл подошел, устало упал рядом, и тяжело откинулся спиной на дерево. Дерево качнулось и на траву рядом с ними упало несколько больших красных яблок. Люся оживилась, взяла одно яблоко, протерла слегка руками и принялась его жевать. Кирилл несколько секунд с жадность смотрел на девушку, потом тоже потянулся за фруктом.

— Очень аппетитное, — довольно проговорил он и откусил кусок яблока.

— Классное, — согласилась Люся. — Как раз, когда этот предательский орган напомнил о своем существовании, я подумала, что неплохо бы съесть свежего спелого яблочка. Я их обожаю! — Люся с наслаждением закрыла глаза, смакуя сочный плод.

Кирилл поднял голову вверх и посмотрел на дерево, с которого упало яблоко. Это был клен. Он опустил голову вниз и посмотрел на еще одно яблоко, лежащее на траве. Постепенно интенсивность пережевывания у обоих замедлялась, оба одновременно проглотили остатки еды и испуганно посмотрели друг на друга.

— Так, Вы только что подумали о том, что неплохо бы съесть яблоко? — подозрительно поинтересовался Кирилл, Люся рассеянно кивнула. — А еще раньше мы оба подумали, что черной машина смотрелась бы симпатичнее…

— А Вы хотели проехаться по европейской трассе — ровной, без ям и луж, — продолжила Люся.

— А Вы думали о зеленой сочной траве, — оба аккуратно поднялись и медленно вышли на дорогу.

— А еще я подумала, что дождь надоел, хотелось, чтобы было сухо… — неуверенно проговорила Люся.

— А такие аккуратные клены я видел, когда ездил в Германию к друзьям. У них такой уютный маленький городишко, и такая же опрятная дорога… — Кирилл грустно посмотрел вдаль дороги. — Только она с развилками и не бесконечная… А клены без яблок…

— То есть здесь есть все, о чем мы думаем, — наконец, спокойно подытожила Люся.

— Вы это считаете нормальным? — упрекнул ее Кирилл.

— Ну, это не самое худшее, что может случиться в жизни, — так же спокойно заметила Люся.

— Но это же ненормально, — продолжал настаивать Кирилл. — Это вообще нонсенс!!! А Вы так спокойно это все воспринимаете.

— А что я должна, по-вашему, делать? — развела руками Люся. — В этом месте я должна впасть в истерику, разреветься или просто упасть в обморок?

— Да нет, это совсем не обязательно… — рассеянно пробормотал Кирилл. — Просто Вы ведете себя так, как будто каждый день попадаете в подобные ситуации.

— Ну не в подобные, но ситуации бывают разные, и похуже, между прочим, — невозмутимо заметила Люся. — Например, сводить группу школьников в театр, на классический спектакль! В любом случае, из любой ситуации можно найти выход. Я просто воспринимаю жизнь такой, какая она есть, — Люся уверенно прошла к дереву и подобрала еще одно яблоко.

Кирилл критически повел бровями, но тоже пошел к дереву и уселся на траву. Люся села под соседним деревом и принялась медленно пережевывать свое яблоко. Кирилл лег на траву и задумчиво посмотрел на небо. Люся начала тихо хихикать, Кирилл покосился на соседку, но тоже не выдержал и засмеялся.

— Да, действительно, как в анекдоте про корову и яблоки, — весело заметил он.

— Вы тоже про этот анекдот подумали? — засмеялась Люся. — Интересно, а если мы захотим, например, бутерброд, откуда она появится? — Люся улеглась на траву и посмотрела на верхушки деревьев.

— А почему Вы уверены, что он обязательно должен появиться? — поинтересовался Кирилл.

— А как же по-другому? — невозмутимо заметила Люся. — Я мыслю логически. Если появилась классная дорога, зеленая трава, яблоки, и машина окрасилась в черный цвет, то и бутерброд должен тоже появиться… Если мы, конечно, его захотим… А Вы, кстати, хотите бутерброд? — поинтересовалась она у Кирилла.

— Вообще-то, нет, — он выкинул огрызок яблока и положил руки под голову. — Наверное, именно поэтому он и не появляется, — убедительно заметил он.

— Ну да, именно поэтому, — согласилась Люся и встала.

Она молча постояла, осматриваясь вокруг, потом решительно направилась вглубь деревьев.

— А что Вы там рассчитываете найти? — с сарказмом прокричал ей вслед Кирилл. — Мне, пожалуйста, горячее кофе со сливками.

Люся, не обращая внимания на него, продолжила свое путешествие в чащу. Кирилл нащупал еще одно яблоко и принялся, не спеша, смакуя вкусом, расслабленно наблюдать за движением редких серых тучек на небе.

— Это, наверное, тоже Вам, — внезапно нарушила тишину Люся.

Кирилл подскочил и удивленно посмотрел на девушку. У нее в руках была большая чашка, из которой шел пар, и прозрачный целлофановый пакет с шоколадными пряниками. Кирилл испуганно сглотнул слюну и еще раз недоверчиво посмотрел на Люсю.

— Где Вы это взяли? — наконец проговорил он.

— Там, — Люся показала пальцем на деревья и всучила Кириллу чашку и пряники.

Она уселась на траву, достала из второго пакета бутерброд с сыром и принялась жевать. Кирилл осторожно поднес нос к чашке, втянул пар, скривился и отпрянул. Люся критически на него посмотрела, достала из кармана бутылку с соком, открыла и начала пить. Кирилл присел рядом, он все еще ошарашено смотрел на спутницу, не решаясь принять внутрь содержимое своей чашки.

— А это точно можно есть? — наконец, поинтересовался он.

— Точно можно, — убедительно проговорила Люся, достала из второго кармана пиджака какие-то бумаги и протянула их Кириллу.

— Что это? — с подозрением поинтересовался он.

— Ну, Вы же, как минимум, юрист, значит читать должны уметь, — Люся взялась за второй бутерброд.

Кирилл пошел к дороге, поставил чашку на ее ровную поверхность, сам присел рядом и принялся изучать бумаги. Люся растянулась на земле, и начала руками водить по траве. Кирилл досмотрел документы и озадаченно почесал подбородок. Он критически посмотрел на девушку, совершенно беззаботно развалившуюся на травяном коврике, и жалобно, как обиженный щенок, на ароматно парящее кофе… Наконец, он вздохнул, подошел к Люсе, и сел рядом.

— Знаете, тут моя логика работать совершенно отказывается, — жуя пряник, пожаловался Кирилл. — Кофе с сертификатом качества я еще никогда не пил… пряники тоже… не ел… с сертификатом… Ну, в смысле, не сертификаты… Да, ладно…

— Там еще детская карусель была, но я ее тащить не стала, если вам так уж хочется, то сами идите.

— Пряники, детские карусели — любимые воспоминая детства… — задумчиво протянул Кирилл. — А еще обожал мороженое в рожке, продавщица выдавливает его, а у меня уже в желудке революция…

— А мороженое или клубничное, или шоколадное, или банановое, или ванильное… — продолжила Люся.

— Точно, — засмеялся Кирилл. — А как Вы догадались? Я ведь всегда в растерянности стоял перед прилавком и никак не мог определиться, какое мороженое взять.

— Я не догадалась, а Вы прямо сейчас можете пойти и взять любое, — спокойно заметила Люся. — Там целый автомат стоит…

— Ах, ну да, совсем забыл, — перестав смеяться, вздохнул Кирилл.

— Пойдемте есть мороженое? — Люся подскочила к Кириллу и потянула его за рубашку.

Кирилл неохотно встал, Люся настойчиво потащила его за собой. Кажется, настроение у Люси поднялось, и она вошла во вкус происходящей ситуации. Кирилл снисходительно пожал плечами и вяло потащился за Люсей.

На просторной поляне стояла большая детская карусель и автомат с мороженным. Над поляной висела полная красивая Луна. Кирилл осмотрелся, махнул рукой и побежал к автомату. Недолго думая, выдавил в рожок первое попавшееся, клубничное мороженное. Он протянул порцию Люсе, выдавил себе и, немедля, начал его слизывать. Люся засмеялась, наблюдая за его ребячеством. Утолив свое первое желание, он перевел взгляд на карусель, ехидно улыбнулся и сделал еще две порции уже шоколадного десерта.

— Вы любите карусели? — живо спросил Кирилл, протягивая Люсе мороженое.

Люся радостно кивнула и полезла на карусель. Кирилл перехватил мороженое в одну руку и помог девушке подняться. Люся умостилась на слонике и, смеясь, начала поочередно слизывать то одно, то другое мороженое. Кирилл по-молодецки заскочил следом, резво обошел животных-седушек по кругу, выбирая себе место и, наконец, умостился на жирафе. Карусель медленно закружилась. Они звонко засмеялись, как два маленьких ребенка.

— Сто лет не катался на карусели, — тяжело дыша, сказал Кирилл.

— А я никогда ночью не каталась, — засмеялась Люся.

Они, задрав ноги, лежали на траве, касаясь макушками, и в маленькие телескопы рассматривали светлеющее небо. Луна уже уползла из круга, образованного верхушками деревьев, посветлело, началось глубокое утро.

— Может это просто сон, — неуверенно спросил Кирилл, хотя совершенно не хотел, чтобы это было сном, или, по крайней мере, пусть бы он пока что не заканчивался.

— Не знаю, но щипать меня не нужно, проверяйте на себе, — пробормотала Люся.

— Ладно, — решительно сказал Кирилл и отложил телескоп.

Люся насторожилась, не убирая телескоп от глаз, она покосилась на соседа. Кирилл сел на корточки и, с надеждой глядя на девушку, решительно вздохнул. Люся не отреагировала. Кирилл намеренно громко зашевелился. Люся неохотно отложила телескоп и присела. Кирилл уверенно оттянул рукав рубашки и пристально посмотрел на нее.

— Ну, щипайте уже! — настояла Люся.

Кирилл решительно ущипнул себя и скривился от боли. Люся только пожала плечами и встала.

— Не понимаю… — Кирилл встал и засунул руки в карманы брюк.

— А Вы захотите объяснений, — порекомендовала ему Люся. — Может за следующим деревом лежит картонная папочка «Дело №…». И там, заверенное министерством здравоохранения, МВД, пожарной безопасностью, и еще, не знаю кем еще… с грифом «Совершенно секретно»… В общем, совершенно логическое объяснение всего происходящего.

— Сейчас посмотрю, — засмеялся Кирилл и скрылся за деревом.

— Наверное, просто в туалет пошел, — прошептала себе под нос Люся и направилась к дороге.

* * * * *

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 386