электронная
180
печатная A5
351
16+
Там, где живет Волшебство

Бесплатный фрагмент - Там, где живет Волшебство

Сказки, рассказы, легенды

Объем:
108 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-1695-0
электронная
от 180
печатная A5
от 351

Там, где живет Волшебство

За глубокой бурной рекой, среди лесов стоит большой красивый дом с голубой, как небо, крышей и резными окнами. Уже много веков живет в том доме Волшебство. Когда первый луч солнца заглядывает в окно — оно просыпается. Каждый день Волшебство пробуждается в разных обличьях: то маленькой рыжей девчонкой лет десяти, с очаровательной улыбкой, то огромным великаном с мудрыми глазами, то мальчишкой с мордашкой лесного озорного зверька. С самого утра дом наполняется весельем и пением птиц. Но сегодня что-то было не так.

Волшебство с трудом встало с огромной постели, и направилась к зеркалу, чтоб взглянуть на свой новый облик. Из зеркала на него смотрела древняя, морщинистая старуха с бесцветными уставшими глазами и длинными седыми волосами.

— Чиририк! Привет! — услышало Волшебство тонкий голосок своей верной подруги птички Невелички.

Синие крылышки за мгновение донесли Невеличку к зеркалу.

— Что случилось? Я не узнаю тебя!

Волшебство опустилось на пол и горько зарыдало:

— Я знало, что этот день когда-нибудь наступит. Давно стали увядать розы на моем подоконнике — губит их неверие. Я перестало быть нужным. Это последний мой день на земле. Завтра меня уже не станет, как и моих прекрасных цветов…

Невеличка не дослушала. Она просто не могла в такое поверить! Крылья несли её прочь от этих страшных слов. К ним — к ЛЮДЯМ!..

Весь день, без остановки на отдых и еду, летела птичка среди деревьев, через бурные ручьи и глубокие топи. Лишь когда стемнело, на горизонте показались огни окон многоэтажных домов. Невеличке было очень страшно, ведь никогда раньше не видела она людей — знала о них лишь из рассказов своего верного друга. Какие они? Добрые или злые? Маленькие или большие?

Спустившись почти до земли, подлетела она к открытому окну и заглянула внутрь. В углу комнаты Невеличка заметила какое-то шевеление. Тень двинулась к окну, и рядом с птичкой присел маленький старичок с густой седой бородой и добрыми глазами.

— Я — Домовой, — представился он, — а тебя я раньше тут не видел. Откуда ты?

Невеличка поведала своему новому знакомому свою историю.

— Эх, зря ты проделала такой дальний путь. Право Волшебство — людям мы стали не нужны. Посмотри, что творится в моем доме: своему Хозяину я рассказывал по ночам сказки и пел колыбельные. Он вырос и сейчас почти всё время проводит за той странной штукой, которой они называют «компьютер». Его жена не отрывается от штуковины поменьше — «телефона». А дети увлечено смотрят, как по стене бегают неведомые мне существа. Я прятал их вещи, стучал кастрюлями, но они ни на что не обращают внимание. Еду им привозят откуда-то, а чинить вещи приходят чужие люди. Раньше Счастье жило в этом доме, но и оно его давно покинуло.

— Неужели ничего нельзя изменить?! — никак не могла поверить в неудачу Невеличка.

— Ничего.

— Значит, завтра Волшебство не проснется, и я больше его никогда не увижу?!

— Если его не будет, значит и нас не станет, — ещё сильнее загрустил Домовой. — Ты не успеешь вернуться, чтоб попрощаться. Останься же с нами, давай в последний раз я поиграю на своей флейте, а ты подпой мне. Хорошо?

Невеличка согласилась. Она взлетела на ветку дерева, что росло во дворе, и запела. Ветер притих, перестав шуршать листвой, заслушавшись чарующим голосом неведомой в этих краях птички.

Молодая женщина, услышав тихую музыку и щебетание птиц, отложила телефон в сторону и подошла к окну. На землю опустилась тихая ночь. Вдали светила луна и мерцали звезды. Казалось, что мир замер. И вдруг из дома раздались крики — это в телевизоре шел очередной мультик.

Впервые за долгое время женщина осознала, что её дети предоставлены сами себе: на часах почти полночь, а они не спят — смотрят телевизор. Уверенным шагом она подошла и выдернула из розетки шнур. Сын и дочка, одновременно подняли на неё удивленный взгляд…

Мужчина оторвал довольный взор от экрана, на котором большими буквами святилось «Победа». Снял наушники, потянулся и хотел было попросить жену налить ему кофе… Но увидел, что он один дома. Телевизор молчал, дети не сидели возле него на полу. Телефон супруги лежал на диване. Она даже не вышла из соц. сетей, и кто-то упорно писал ей сообщения. Мужчина знал, что там ей посвящают стихи, признаются в любви и зовут замуж. Когда-то и он вел себя так же: рассказывал ей смешные истории, пел песни под гитару и разыгрывал театральные представления лишь для одного зрителя — для неё, для своей возлюбленной. А вдруг, она ушла от него? Ушла навсегда. Забрав ребят, покинула этот дом. Первобытный страх одиночества сковал тело сильного и смелого мужчины. Никого. Тишина. Пустота…

Пение Невелички долетело до его слуха. Мужчина вышел во двор и увидел сидящую на скамейке свою любимую жену и детей. Из соседних квартир стали выходить люди. Им тоже хотелось услышать дивные звуки, доносящиеся с кроны дерева.

Ночь, как старый приятель, встречала новых гостей, укрывая каждого теплым чёрным покрывалом, приглашала в теплые дружеские объятья. Невеличка допела, Домовой перестал играть. Ничего не нарушало тишину.

— Уже поздно, пора спать, — с грустью в голосе напомнила Хозяйка из квартиры, куда залетела несколько минут назад синекрылая птичка.

— Мы не хотим!!! — закричали дети.

— Хотите, я расскажу вам сказку, — вмешался в их разговор Хозяин. — Когда я был маленький, мне рассказывали её ночью, когда не спалось.

Домовой заулыбался, вспомнив те прекрасные времена.

— Конечно, хотим!

— А нам можно? — спросили соседские ребята.

— Садитесь поближе и слушайте…

С дерева слетели золотистые искорки. Касаясь людей, они растворялись.

— Смотри! — закричала Невеличка и взлетела на плечо Домового. — Это же Радость! Она совсем маленькая, но теперь будет жить в сердце этих людей. Они снова поверили в волшебство!!! У нас получилось!!!

Дети, прижимаясь к родителям, слушали сказку про дедушку Домового и его друзей. Глаза их закрывались, сон тихими шагами подкрадывался к людям, провожая их в красочный мир мечты и фантазии. А сказка всё лилась и лилась из уст мужчины, будто только этого и ждала все эти годы.

Когда первые лучи коснулись голубой крыши домика с резными окнами, расцвели на подоконнике прекрасные розы с лепестками, прозрачными как утренняя роса. Волшебство проснулось.

Лесной волшебник

На берегу реки Мрассу в Азасской пещере жил ОН. Рыжеватая шерсть покрывала его серовато-черную шкуру, волосы на голове слегка касались могучих плеч, а всё тело покрывала короткая шерсть. Его крупное лицо с выступающими скулами, сильно выдающейся челюстью, мощными надбровными дугами и крупными белыми зубами порой пугало, встреченных им животных. Люди называли его Йети, Снежный человек или Бигфут, но родители нарекли его Нивис. Давно это было… Может 100 лет назад, а может и больше. Какое это имеет значение для того, кто знает, что у него еще впереди много-много времени?

Нивис осмотрелся вокруг. В его доме просторно и немного прохладно, рядом протекает чистейший ручей. Вблизи пещеры можно встретить следы лис, именно они и приводят охотников к различным невиданным раньше тропам… И теперь не только лисы стали их добычей. С некоторых пор они охотятся и за Йети. Многие утверждают, что хотят лишь увидеть ЕГО, но Нивис знал, что вовсе не любопытство движет этими людьми. Они боятся. А страх порождает жестокость.

Пока природа защищает его дом. Сверху над пещерой пространства достаточно мало, заваленные деревья и сплошной мох, который прикрывает опасные места и если встать, не зная куда, можно провалиться вниз. Иногда это останавливает людей, но с каждым годом их становится всё больше и вскоре Нивису придется покинуть своё убежище. Только это будет потом, а сейчас нужно раздобыть еду.

Потемнело, последний луч солнца скрылся за горизонтом, когда почти трёхметровый Снежный человек вступил на тропу, известную одному ему. Со стороны казалось, что он движется неуклюже и тяжело, но ни одна ветка не подломилась под ним, ни одно человеческое ухо не уловило бы постороннего звука. Вдруг Нивис почувствовал, что в лесу есть кто-то еще. Удивительная способность читать мысли и чувства на расстоянии подсказала нашему герою, что это человек и ему очень плохо. Нивис хотел отогнать это тягучее чувство, но, чем дальше он уходил, тем сильнее ощущал боль.

И он вернулся. На поляне лежал взрослый мужчина. Рука его находилась на уровне груди, глаза были прикрыты, а губы стиснуты до синевы.

Вдруг перед глазами Нивиса, как на экране, появились кадры из жизни этого человека… Уютный дом. Молодая невысокая женщина с красивой черной, как крыло ворона, длинной косой держит на руках ребенка. Малыш очень похож на отца. Ему весело, он тянет маленькие ручки к платку на голове матери, а та, улыбаясь, рассказывает ему сказку о лесном волшебнике.

Йети вышел из укрытия. Человек не отреагировал на его появление. Лишь желание еще раз увидеть жену и сына поддерживало жизнь в его слабеющем теле. Нивис прикоснулся к нему и боль отступила.

— Там больше не будет болеть, — мысленно передал Нивис мужчине.

Тот удивленно открыл глаза и не смог ничего ответить. Перед ним сидел ОН. Тот, кого незадачливый охотник и не думал встретить. И ОН спас ему жизнь!

Снежный человек бесшумно поднялся и быстро исчез среди деревьев. Лишь тогда мужчина опомнился и выкрикнул ему вслед «спасибо!» Нивис уже далеко ушел и мог не услышать его слов, но он услышал, почувствовал. Теперь йети знал, что не все люди злые. А это значит, что у Снежного человека есть будущее. Он не уйдет, а станет помогать тем, в чьем сердце живет добро и любовь. Нивис станет тем самым добрым лесным волшебником, о котором, в ожидании отца домой, рассказывает любящая мать своему сыну.

Дух Тайги

Среди сибирских лесов, на берегу реки Кондомы в столице прекрасной Горной Шории Таштаголе стоял маленький домик. Он был построен несколько лет назад, когда в семье появилась маленькая Дашенька. Малышка росла очень похожей на маму — те же густые, те же темные волосы, те же длинные ресницы, та же улыбка и ямочки на щеках. Лишь глаза её с самого рождения святились мудростью лазурного неба, что видели они над тайгой.

Дашенька росла очень активным ребенком и уже в пять лет часто пряталась в высоких кустах, не на шутку пугая тем своих родителей. В тот день ярко святило солнце, а лес притягивал прохладой. Недолго думая, девочка решила ослушаться маму и погулять по тропе, что шла к ручью в лесу. Осторожна ступая по огромным камням, шла она навстречу новым впечатлениям. Запах трав и хвои кружил голову, солнце припекало, а ручей был еще далеко.

Даша присела под кустик и уснула. Разбудило её легкое нежное прикосновение. Девочка открыла глаза и ахнула. Перед ней на корточках сидело большое лохматое существо. Она видела похожих существ в книгах, что стояли на полках в их доме. Только это были не они…

Дашенька с интересом рассматривала густую шерсть существа, в которой играли лучики света, крупное лицо с сильно выдающейся челюстью.

— Ты потерялась? — услышала девочка вопрос в своей голове.

Даша с удивлением заметила, что существо не говорило, а именно передало ей этот вопрос. Мама рассказывала ей, что так умеют общаться лишь Духи Тайги. И именно они забирают с собой не послушных детей.

— Не бойся, я провожу тебя, — прозвучало в её голове.

Дух Тайги поднялся, увлекая за собой вверх Дашу. Веточки коснулись головы девочки, успокаивая её: «домой, ты идешь домой!»

Солнце клонилось к горизонту. Лишь в доме на берегу реки в первый раз было тихо. Мама девочки сидела на крыльце, ожидая отца с работы. Её глаза покраснели от слез, а волосы растрепались, и всё равно Дашеньке она показалась самой красивой. Девочка бросилась к ней со всех ног и обняла за шею. Мать не могла поверить в своё счастье. Она обнимала и целовала дочь, боясь даже поругать её — вдруг она спит и дочка исчезнет…

Дух Тайги наблюдал за этой сценой из леса. Он видел слезы счастья на глазах женщины и улыбку девочки. Теперь он навсегда останется в их сердцах, будет оберегать эту семью. А через много лет Даша еще встретит своего Духа Тайги, и они обязательно поговорят о тех местах, которые они так любят.

Рада

В стародавние времена, когда на земле нашей росли деревья выше великанов, а по небу летали змеи страшные, одноглавые, а то и трёхглавые, разоряя деревни и сёла, жила под градом Киевом семья большая — одиннадцать деток росло в ней: десять сыновей-богатырей и лапочка-дочка Рада.

Росла девочка не по дням, а по часам. Ни в чем от братьев не отставала: и поле пахала, и рыбу ловила, а могла и поколотить толпу обидчиков. Родители не могли нарадоваться на своих детей — каждый рослый, сильный, трудолюбивый. За что не возьмутся — непременно сделают. Многие породниться с такой семьей желали, молодые девицы за парнями так и бегали. Постепенно стали они дома строить, сватов к своим суженным засылать, да свадьбы играть. Лишь дочь в отчем доме осталась. Хотя сердечко своё давно она отдала парню ясноглазому с соседнего двора, что Радиславом отродясь кличут.

Приметили это родные жениха, да заслали и они сватов к Раде. Приняли их с хлебом, да солью. Не захотели счастью мешать — согласились на свадьбу. Стали готовиться… Девушка так и светилась вся от счастья. Лишь Радислава это не радовало, не о том он мечтал. Виделось ему во снах, что станет он героем всей Руси и возьмёт в жёны княжескую дочку, а не крестьянку ничем не приметную.

Услышали боги его просьбу. Прошёл слух, что появился в их краях Змий страшный, огнедышащий — посевы губит, да народ ест. Кто чудище одолеет, тот с князем править будет, зятем его возлюбленным станет.

Засобирался Радислав в путь дорогу — биться с врагом страшным. Не остановили его не уговоры родителей, не слёзы невесты. На верную смерть шёл, наперекор родительскому благословению. Запросилась и Рада с ним.

— Куда ты собираешься? Али не поймешь, что не бабье это дело в походы ходить, да чудищ бить?! — возмущались все.

— Мне без Радиславушки свет не мил. Коли сгинем, так вместе.

— Не пристало до свадьбы с мужчиной быть.

— А мне молва не страшна! Сердце моё давно с ним. Боги нас благословят, коли люди охают.

Делать нечего — отпустили родители дочь, возлюбленную с благословением. Решено было, что отправятся они поутру, как первые петухи прокричат. Вся деревня провожать их хотела…

Радислав же иначе решил. Как только месяц осветил дорогу, вышел он, как вор крадучись, из дому и направился к конюшне. Только вывел коня своего верного, а навстречу ему невеста шагает.

— Ох, Радиславушка, не спалось мне, чувствовала, что покинуть меня захочешь. Только не пущу я тебя одного.

Делать нечего, запрягли они коней и отправились вместе в путь. Шли они сквозь леса дремучие, сквозь болота топкие. К вечеру следующего дня подошли к реке широкой, да бурной. На берегу её дубины, и мечи разбросаны, кости и большие, и малые лежат, а чуть в стороне белеет гора из черепов человеческих. Глазницы черные пугают — поворачивай коня, уходи. Да поздно. Вышло чудище навстречу людям.

— Чую-чую русский дух, — повел носом Змий. — Видимо, мне ужин привели? Девиц я больше люблю, они не такие жёсткие.

— Не потчевать тебя я приехал, а сразиться в бою не на живот, а на смерть!

— А её, зачем привёз? — Искренне удивилось чудище. — Хотя, мне без разницы кого первым есть.

Выпрямился Змий во весь свой рост. Стоит, небо головой подпирает, лапы больше коня, кожа гладкая переливается, из пасти огонь рвётся. Сошлись в неравном бою богатырь с чудищем. Схватил Змий юношу, затрещали его доспехи, вылетел меч из рук могучих. Того и гляди раздавит. Не смогла Рада смотреть, как гибнет её друг сердечный. Кинулась на врага с кулаками. От неожиданности отпустил тот Радислава, рухнуло едва живое тело его на сырую землю. Повернулся чудище к девице, что он так небрежно ужином посчитал. Рада же в то момент извернулась, схватила меч жениха булатный и отрубила Змию голову, упала та в реку бурную и унесли её воды тёмные вдаль.

Кинулась подруга боевая помогать жениху, а тот отталкивает девушку, не рад заботе и вниманию.

— Как посмела вмешаться ты в бой наш? Опозорить весь род мой надумала?

— Что ты, свет очей моих! Никому в жизнь я не скажу о том, что случилось здесь. Это ты, и только ты, одолел Змия!

— Нет, не поверила в мои силы. Не невеста ты мне отныне. Ступай своей дорогой! Мне же в родные края дороги нет!

Радислав с трудом забрался на своего коня и поехал в сторону Киева. За спиной его рыдала девушка, готовая жизнь отдать ради мужчины, её не достойного.

Много ли, мало ли времени прошло. Утёрла Рада слёзы, собрала свои нехитрые пожитки и отправилась в другую сторону — в земли лютые, не изведанные. Домой дороги без мужа не было, хоть перед отцом с матерью не провинилась ни в чем, а стыд за проступок этот сжигал дотла.

Вскоре в родных краях забыли о них. Радислав так и не стал князем, то ли в болотах сгинул, то ли не сдержал правитель слова, да погубил богатыря. О девушке, победившей чудища, никто никогда не слышал. Видели лишь, как уходила она в края неизведанные, холодные. Говорят, что на суровой земле, где почти восемь месяцев господствует зима, растут деревья выше неба и водятся дикие звери, живут её потомки — люди, чья смелость известна всему миру, которые покоряют небо и космос, спускаются под землю и несут тепло по всей Руси-матушке. Уважают их за характер твёрдый, да за сердце доброе, а кличут — сибиряками.

Бабушкины серьги

Марьяна шла не оглядываясь. На кладбище вообще советуют идти, глядя лишь вперёд, а она покидала могилу бабушки, которая умерла три дня назад, подарив ей на память, свои серебряные серьги со странными камнями, названия, которых девушке были не известны, и, завещав жить в своём доме на краю леса.

О доме этом ходила дурная молва. Люди считали бабушку Агафью слугой нечистой силы, при этом, не забывая бегать к ней за лечебными травами, да заговорами. С молодых лет все сторонились черноглазой темноволосой ведьмы, разговор не заводили, в жёны не звали. Устав от одиночества, Агафья подалась в город к дальним родственникам, но меньше чем через год вернулась в родные края с ребенком на руках. Никто никогда так и не узнал от кого она родила.

Сын подрос, выстроил дом в другом краю деревни, женился и всё реже и реже навещал мать. Агафья сильно и не докучала молодой семье, позовут — рада, забудут — не упрекнет. Долго без детей они жили, пока Агафья не дала жене сына отвар из трав местных, да в первый раз в жизни строго настрого велела пить ежедневно. Та не ослушалась и вскоре у молодых родилась дочь Марьяна. С первых дней бабушка с внучкой полюбили друг друга, даже мать ревновала порой дочь к Агафье. Так ревновала, что хотела даже разлучить их, увезти дочь, но, вспоминая добро свекрови, каждый раз отгоняла от себя эти мысли.

Когда Марьяна подросла, окончила школу, продали её родители свой домик, собрали всё нажитое за эти годы и переехали в город. Девушка каждый день звонила бабушке, они долго разговаривали по вечерам, но Агафья скрывала от любимой внучки, что её дни сочтены. Лишь однажды, в середине лета, когда Марьяна получила диплом, позвала она её к себе, позвала, чтоб проститься.

Не успела весть о смерти бабушки разлететься по деревне, как пошли сплетни, что старуха передала свой дар (или проклятье?) внучке. Марьянка же ничего особенного за собой не отмечала и предпочитала на слухи не обращать внимания. Теперь на её плечи и так многое свалилось.

* * *

Новая хозяйка зашла в дом и сразу заметила на столе бабушкин подарок. Когда она их сюда положила? Взяв в руки, долго рассматривала девушка украшения и, наконец, решилась, одеть. В тот же появился перед Марьяной старичок с длинной абсолютно белой бородой.

— Приветствую, хозяюшка. Я — домовой, Мефодием меня зовут. Теперь тебе буду по хозяйству помогать. Не волнуйся, всё хорошо будет.

— Ты главное молочка нам подливать не забывай, — вмешался кот Василий. — А то, который день не балуешь.

Так и зажили они втроём. Марьяна попыталась устроиться на работу в местную больницу, но главврач, которому постоянно нужны были люди, ответила, что «штаб укомплектован и вакансий нет». Впрочем, это не помешало ей через пару недель принять медсестрой дочку продавщицы из магазина. Девушка расстроилась, но унывать не стала. Вон, какой огород большой — прокормит, да и Домовой помогать не забывал, порядок и уют поддерживал. Когда грусть всё же подкрадывалась, Марьяна уходила в лес. Травки лечебные на чай собрать (бабушка её этому научила) или просто душой отдохнуть.

В один из таких дней встретила девушка в лесу молодого, красивого, высокого, темноглазого мужчину. Михаил оказался местным лесником, который уже много лет живет совершенно один в домике на опушке. Следит за порядком в лесу, а вот деревню не жалует — не ходит туда. Часто засиживалась Марьяна в его доме до позднего вечера, заставляя не на шутку волноваться своего чёрного кота.

* * *

Не прошло и месяца, как постучали в её окно с мольбой о помощи. Заболела дочка учительницы — жаром тело полыхает, а врачи лишь руками разводят, сделать ничего не могут. Набрала Марьяна трав, заварила, дала наказ как пить. Лишь первые лучи коснулись крыши, вновь прибежала та женщина с дарами. На поправку ребёнок пошел, спала температура, и девочка даже поела. Марьяна радовалась вместе с ней. Теперь она знала, как здорово иметь возможность помочь.

Весть о молодой ведьме распространялась быстрее пожара в лесу и вскоре к девушке выстроилась очередь нуждающихся в её помощи. Не за всё бралась молодая колдунья. Привороты делать отказывалась, мужей чужих уводить не советовала, тем нажила немало врагов себе в лице дурных баб. Но беда пришла, откуда не ждали.

Девушка редко ходила по деревне, а тут пришлось ей идти к дальней родственнице, которая привезла из города посылку от родителей Марьяны. В этот момент и приметил её Степан — муж Ларисы, продавщицы местного магазина. Надо отметить, что мужчина по молодости был очень красив, но утопил всю привлекательность в бутылке. Алкоголь, как вор, прокрался в жизнь, лишив близких ему людей любви, заботы, внимания. Синяки не сходили с лица и тела ни у супруги, ни у двух дочерей-подростков, но женщина всё терпела и даже мысли не допускала о том, чтоб расстаться с алкоголиком и тунеядцем. Страсти не шуточные кипели в их семье, женщина ревновала его даже к бабе Зине, отметившей полгода назад восьмидесятилетие. Впрочем, Степан давал повод, не пропуская ни одной юбки. Лариса мужа не ругала, а вот на возможных соперниц кидалась, как разъярённая кошка.

— Куда путь держишь, красавица? Может, составишь мне компанию? — Степан в очередной раз был не трезв и кричал вслед прохожим различные пошлости, не обращая внимания, на стоящую рядом жену. Марьяна не ответила, лишь ускорив шаг, постаралась скорее скрыться от испепеляющего взгляда Ларисы.

А на следующий день мужчина умер. Позже вскрытие показало, что он отравился палёной водкой. Но в тот час, когда катафалк отъехал от их дома, Лариса уже назначила виновную.

— Это ведьма во всём виновата! — Крик Ларисы разнёсся по всей улице. — Она моего мужа сгубила! Сиротами нас оставила! Муж мой любимый, кормилец наш! Как же нам жить тепеееерь?!

— Сжечь ведьму! От неё у нас беды! — поддержали вдову.

— Сжечь! Сжечь! Сжечь! — Как эхо повторяли всё новые и новые голоса.

Никто позже и вспомнить не смог кто принёс бензин и спички, откуда в их руках появились ножи, да дубинки. Разъярённая толпа двинулась к дому на окраине леса.

* * *

Ещё с первыми лучами солнца, Марьяна ушла в лес. Только это и спасло её от скорой расправы. Обозлённые люди буквально снесли с петель хлипкую дверь. Василий спрыгнул с печи и угрожающе зашипел.

— Лови его! Держи! Убить кота!

Толпа наступала, недолго думая, рванул Васька в слегка приоткрытое окно, которое его хозяюшка забыла закрыть перед уходом. Люди кинулись следом, но догнать кота не смогли. Со злости облили они весь дом бензином и подожгли. Пламя быстро уничтожало бревно за бревном, доску за доской старинного дома.

У самого леса сидели домовой Мефодий и кот Василий, с печалью глядя, как горит их родной дом.

— Что я Хозяйке скажу? — Сокрушался домовой. — Не уберёг, не сохранил…

— Радуйся, что хоть сами ноги унесли. Не порадовала бы Марьяну наша гибель. А теперь нам её нужно найти раньше ЭТИХ.

— Ты прав, мой друг. Поспешим.

Будто подслушав их разговор, начали и люди подбираться к лесу.

Домовой и кот бежали со всех ног, и чуть не сбили лесника.

— Куда вы спешите? Что случилось? Где Марьяна? И что там так горит?

Не дождавшись ответа, Миша побежал по тропинке, которой ходила молодая ведьма, оставив в недоумение двух друзей, не ожидавших, что с ними заведут разговор.

Жители деревни, к сожалению, встретили Марьяну раньше. Девушка, почувствовав беду, спешила к дому, когда путь ей преградила толпа злых, обиженных на всё людей. В первых рядах стояла Лариса, держа в руке осколок от бутылки. Она же и сделала первый шаг навстречу удивленной девушке, стремясь быстрее покончить с «проклятьем»,

Как призрак, возвышаясь во весь рост, встал между толпой и Марьяной огромный бурый медведь. Обнажив белоснежные клыки, двинулся хищник на толпу. Люди, бросая на бегу своё оружие, с криками, сломя голову мчались назад, домой. Никто даже не подумал захватить с собой ружьё, не на медведя шли — на хрупкую девушку.

Когда последний человек скрылся с глаз, Марьяна подошла к своему спасителю и нежно дотронулась до громадной лапы:

— Так вот ты какой, Миша… А я ведь не признала сразу.

Лишь звери лесные и птицы стали свидетелями, куда в тот вечер уходила странная компания — молодая ведьма, могучий медведь, домовой и кот.

* * *

Когда стрелки часов перевалили за полночь, на месте, где ещё недавно стоял дом, появился силуэт девушки. Марьяна собрала ещё теплый пепел и двинулась по главной улице деревни. Все спали, даже собаки не слышали тихих, невесомых шагов. Лишь ветер, выхватывая из её ладоней частички пепла, разносил их в каждый дом, да бабушкины серьги, отражая свет луны, полыхали холодным огнём в ночи.

Утром оказалось, что пропали все кошки и коты. Не вернулись они ни через день, ни через неделю. Некоторые жители посёлка привезли котят из других деревень, закрывали их в доме, но лишь наступала ночь, те пропадали.

Волнение охватило деревню. Лишь хороший урожай ненадолго притупил тревогу. Люди радовались крупным плодам и кореньям, делали заготовки на зиму. Погреба оказались забиты в каждом доме. Народ связывал небывалую удачу с тем, что они наконец-то избавились от ведьм и теперь живут в мире. Куда подевалась Марьяна, никто не интересовался, только надеялись, что разорвал её в клочья тот дикий медведь, что до паники напугал их летом.

С приходом холодов, посетили людей и главные враги — грызуны. Морковь, картофель, свёкла, редька, репа были съедены менее, чем за месяц. Крысы и мыши доедали крупу. Борьба с ними оказалось бессмысленной. Многие начали голодать, приходилось резать скот, который стало сложно прокормить. Кто мог, покидал деревню. Лишь немногие дома обошло крысиное нашествие, да младенцы с каждым днём росли и крепли, здоровый румянец красил щёчки, в то время, как их родители почти голодали. Находились очевидцы, которые рассказывали, что видели, как по ночам их из бутылочки кормит маленький старичок с большой белой бородой.

Тогда и вспомнили вновь о Марьяне. Самые смелые ходили в лес, звали девушку домой, совсем забыв, что на месте дома остались лишь головешки. Ведьме некуда было возвращаться.

Тяжело пережили жители деревни зиму, но и горе не вечно. Едва растаял снег, расчистили мужики поляну у леса, отстроили новый дом, оставили в нём молоко и хлеб, да вновь попросили Марьяну вернуться. Она не пришла на их зов, зато поутру, жители обнаружили у крыльца своих «потеряшек», все до единой кошки вернулись в дом и активно начали борьбу с вредителями.

* * *

Много лет прошло, дом пустовал, не дождавшись хозяев. И о ведьме почти забыли, только встретила в лесу молодая девица парня-красавца, темноволосого, большого, как медведь и влюбилась без памяти. Оказались чувства взаимными, и преподнёс он невесте в дар старинные серьги серебряные, камнями украшенные, точь-в-точь, как у Агафьи были… Так началась новая история, на этот раз ещё более счастливая, поверьте на слово старику Мефодию.

Тайная жизнь Кощея

Солнце едва пропускало настойчивые лучи сквозь могучие заросли тёмного старинного леса. На поляну, погреться, выбрались лесные жители. Самые смелые из них разместились на ступенях огромного каменного замка. Вдруг чуткий слух зверей уловил глухие шаги — хозяин приближался к двери, в то же мгновения поляна опустела. Взору, спрятавшихся животных, предстал высокий, худощавый, не молодой колдун, одетый в чёрные одежды и тяжёлые доспехи. Имя его знакомо с самого детства практически всем, сам Кошей Бессмертный вышел на прогулку.

Выбрав подходящий по размеру валун, Кощей сел на него, воткнул в землю меч-кладенец, вытянул костлявые конечности, подставив их щедрому солнцу. Лицо злодея выражало усталость.

— И не стыдно им так врать обо мне! — Возмущался бессмертный князь. — Обижаю я мужей, говорят! Будто это я к ним в дом с мечом иду! Что не месяц, так убивать идут, не пытаются и сговориться. Я может и сам уже рад бы был Василису замуж отдать! Или выдумала тут — мода! Надела юбку короче, чем у меня кольчуга, говорит, что все нынче так ходят. Бедный Водяной, её увидев, инфаркт получил, зато и обратил её в лягушачью шкуру — пусть бы извинялась! Так нет же! Она и в таком облике мужа себе нашла!

Умна не по годам дочь моя, только в женихи себе-то дураков, то царевичей (что по мне, так одно и то же) выбирает. Чем ей Вий не мил? Силён, могущественен. Правили бы царством Нави, горя не зная.

Женил бы её, а там может и сам… Сколько веков мне Яга мила! Я ж её совсем молоденькой помню. Вылитая Василисушка. И характер тяжелый, лишь она рядом со мной жить сможет — кому поможет, а кого и съест. Только где уж с этой строптивицей сладишь?! Глазом моргнуть не успею, она уже в мире Яви любовь крутит.

Ох, это от неё и идёт слух о моём характере злом. Вон, что удумала — дочкой морского царя очередному царевичу представиться! Сама же потом обиделась, что пришлось в дом родной возвращаться. Будто я виноват, что царевич её храпит, когда спит; а спит он много, ведь считает, что победил зло в моём лице, теперь можно и отдыхать.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 351