электронная
200
18+
Такса судьбы

Бесплатный фрагмент - Такса судьбы

Цикл «Айболиты города N»

Объем:
204 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0051-3487-5

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

У Лоры был неудачный день. Она в очередной раз довела хозяйку до белого каления, хотя, видит бог, совершенно этого не хотела. В желудке тяжёлым комом болталась ненавистная перловка. Дождь помешал насладиться прогулкой. И, ко всему прочему, к вечеру привычно разболелась спина.

Такса Лора медленно шла по коридору вдоль стены, когда из кухни показался Андрей. Запах перегара ударил ей в нос, и она брезгливо поморщилась, опустив голову и спеша разминуться с хозяином.

— Что ты под ноги лезешь, тварь?! — рявкнул мужчина.

Лора не заметила, как он замахнулся, и в следующее мгновенье отлетела к противоположной стене. В голове промелькнуло: «Странно, ударил по животу, а болит спина». Потом боль вспыхнула с такой силой, что стало не до раздумий. Лора заползла в угол и осталась лежать, тихонько поскуливая. Её тело сотрясала крупная дрожь, но, по крайней мере, хозяин успел позабыть о ней и оставил в покое.


Глава первая,
в которой мы знакомимся с ветеринарной клиникой

Девушке казалось — только что она крепила на форму бэйджик «Дубровская Екатерина Андреевна, вет. врач». Но часы говорили другое — прошла уже половина дня. «Кажется, пару часов назад я собиралась в туалет», — обреченно подумала Катя, вызывая на приём следующего пациента. На государственной ветеринарной станции всегда было много народу, и эта пятница выдалась особенно тяжёлой. Люди шли сюда толпой, несмотря на изобилие частных лечебниц. Кто-то думал, что здесь услуги дешевле, кто-то считал, что качественнее, а бабульки и вовсе не мыслили, что можно идти куда-то, окромя «государственной поликлиники». Ветеринарный центр был действительно крупный: отделение хирургии, терапии, своя лаборатория. Здесь можно было сделать УЗИ и рентген, и даже побывать у звериного дерматолога. Даже кабинет вакцинации, где делали прививки и выписывали питомцам справки на выезд, никогда не пустовал.

«Ради богатой практики можно и потерпеть», — успокаивала себя Катерина. Ее не пугало обилие работы, а кроме того, она гордилась дружным коллективом станции. Лишь изредка ее посещала мысль сбежать в частную контору на нормальную зарплату. Но сегодня смена выдалась такая, что хотелось просто сбежать. Часы показывали 18.10, а ни она, ни её коллеги ещё не обедали. Несколько животных, поступивших в тяжёлом состоянии, одна экстренная операция — и стройное расписание плановых операций по записи слетело окончательно. Хозяева копили возмущение, их питомцы нервничали. Прождав в очереди несколько часов, люди заходили в кабинет слегка осатаневшими.

Девушка вела самостоятельный приём в течение 2 лет, а еще 2 года отработала на станции ассистентом, ведь красный диплом Ветеринарной Академии был получен уже 4 года назад. Катя вспомнила, насколько проще было работать фельдшером — зарплата почти та же, а ответственность меньше. И всё же девушка не променяла бы должность хирурга ни на какую другую работу.

«До конца смены всего три часа, — прикинула Катя, — чёрт с ним, с обедом, надо раскидать эту толпу». Вдруг она увидела бледно-зелёное лицо Насти, своего ассистента и по совместительству — анестезиолога.

— Настена, иди-ка перекуси на кухне!

— Я в порядке, Екатерина Андреевна, поем вместе с вами попозже.

— Иди, кому сказано! Я в кабинете чаю глотну, — Катя с улыбкой подумала, что по кольцам на кружке можно посчитать, сколько раз за этот день она уже хотела попить чаю. Старая хромая овчарка отправилась на рентген локтевого сустава, поэтому Катя решила воспользоваться моментом и дойти-таки до уборной.

— Девушка!! Мы тут уже три часа сидим!!

Объемистая женщина загораживала выход из кабинета. Усталость и голод нашёптывали Катерине злобные язвительные ответы:

«Дверь там»

«Вы сидите, а я работаю»

«И ещё столько же просидите».

Но у девушки было железное правило — не жаловаться и не хамить. Она согласилась на эту работу, значит, будет делать её хорошо, независимо от условий и уровня зарплаты. Нет, за грубость её не уволят — а кто работать-то будет? Однако… вспоминая личные посещения «казённых» заведений — почты, Сбербанка, поликлиники, она каждый раз обещала себе: я не опущусь до их уровня. Грубить клиентам неприемлемо и надо привыкать к этому здесь и сейчас.

Недовольная женщина продолжала что-то говорить и, наконец, выпалила:

— Помрёшь тут, пока ждёшь! Дайте жалобную книгу!

«Кажется, я что-то пропустила», — Катя спустилась с небес на землю и процедила, поджав губы:

— Книга жалоб находится в регистратуре. Я продолжу приём через несколько минут. Пожалуйста, сядьте и успокойтесь.

Мягкие по характеру люди не задерживались в хирургическом отделении, переходя в лабораторию или терапию. Екатерина же чувствовала себя на своём месте и могла в нужный момент вспомнить, что у неё есть хребет. С невозмутимым видом она прошла по коридору вдоль очереди, стараясь не сутулиться. И малодушно задержалась в уборной. Девушка намыливала руки снова и снова, смывая пену ледяной водой (горячую отключили). Умыла лицо, благо красилась она редко. С сожалением отметила, что руки все в цыпках, а уж маникюр… Ногти обрезаны под корень, вокруг заусенцы. Латексные перчатки, мыло и спирт, сменяя друг друга весь день, уничтожали её кожу. «Надо принести на работу крем, — подумала Катя. — Руки как у средневековой прачки». Она очень надеялась, что пока её нет, второй хирург, Ольга Михайловна позовёт на приём ту скандальную бабу. Тогда сама она могла бы заняться милым пенсионером с воспитанной немецкой овчаркой. Катя привычно прикинула в уме дозу обезболивающего для мохнатого пациента, вероятно, страдающего от артроза. Но её надеждам не суждено было сбыться. Старичок со своим «немцем» всё еще ждал результатов рентгена, Ольга Михайловна до сих пор не выходила из операционной, а тётка была, что называется, «на низком старте».

— Следующие на первичный приём, проходите, пожалуйста! — громко отчеканила Екатерина.

Баба засуетилась, взялась втолковывать что-то невзрачному мужику с мрачным лицом, потом взметнулась надевать бахилы и, наконец, вытащила из-под стула старую спортивную сумку и устремилась в кабинет. Катя молча ждала. Раздражение глухой волной поднималось в груди. Но тут женщина открыла сумку и умиление, невольно охватило Катю, вытесняя гнев. «Моя бедная сосисочка», — прошептала девушка, глядя на собаку. В блестящих карих глазах плескалась тревога. Эта такса разительно отличалась от Джульки, но в то же время неуловимо напоминала о ней. Катя вспомнила детство и свою первую собаку. Черно-подпалая такса была полноправным членом семьи долгие шестнадцать лет. Когда тебе семь, сложно сказать, кто за кем присматривает — собака за тобой, или ты за ней. Позже, когда Джулька состарилась, подросшая хозяйка взяла на себя весь необходимый уход. В 10 лет у Джульетты воспалилась матка. Катина мама обратилась к ветеринару по рекомендации знакомых, и тот оперировал ее прямо на кухонном столе. Тот врач наложил внутренние лигатуры из шелка, и до конца жизни у Джульки свищевали бока. Девушка помнила, как промывала любимице гнойные раны и запальчиво обещала научиться лечить животных как следует.

Спустя годы Катин энтузиазм столкнулся с реалиями жизни. Лечить животных оказалось дорого, а врачу принимать решения за владельцев — невозможно. Каждую рабочую смену Кате приходилось упражняться в красноречии и выискивать пути экономии, а не блистать в качестве чудо-диагноста. Нередко, включив очередной сезон «Доктора Хауса», девушка недовольно бурчала, что так каждый дурак может — МРТ по щелчку пальцев, любые лабораторные исследования, да еще и пациент рассказывает, что с ним не так.

Глава вторая,
в которой мы встречаемся с парализованной таксой

Лора поняла, что дело неладно, когда хозяйка затолкала ее в сумку и куда-то потащила. Обычно после поездки на машине она оказывалась где-нибудь на природе, и ради этого стоило потерпеть тошноту и неприятный запах прокуренного салона. Но в этот раз ее привезли совсем в другое место. Из сумки Лора ничего не видела, но она могла слышать и обонять. И такса почувствовала, что вокруг полно других людей и животных. В помещении витали запахи странных веществ, но даже они не могли перебить дух болезни и смерти. У собаки по соседству кровоточила лапа, кот в переноске описался и орал дурным голосом. Лоре было больно, в спину как будто вонзили иглу. Но еще больше ей было страшно. Страх распирал изнутри и искал выхода, поэтому воздух выходил из ноздрей с громким свистом. Хозяйка гаркнула: «Хватит скулить!» — и пнула сумку ногой для острастки. Лора пыталась замолчать и сосредоточиться, но это было выше ее сил. Наконец, сумка снова поднялась в воздух и закачалась. Послышался звук открываемой молнии и в глаза ей ударил яркий искусственный свет. Лора встретилась глазами с девушкой в странной одежде. От нее тоже пахло кровью и незнакомыми веществами, но глаза смотрели с добротой, а голос был таким теплым, что Лоре захотелось повилять хвостом в ответ, чтобы поздороваться. Жаль, что глупый хвост отказывался шевелиться. Такса стала выбираться из сумки, хотя движение давалось ей с невероятным трудом.

Катя посмотрела на собаку. В случае с этой рыжей таксой проблема была очевидна. Собака выползла из сумки на передних лапах, задние безвольно волочились за ней. Из-за толстого вытянутого тельца псина напоминала тюленя, такого же неуклюжего на суше.

— Что случилось?

Дежурный вопрос Екатерины вызвал новую волну гнева.

— А вы что, не видите?! — возопила хозяйка таксы.

Подобные выпады Катя давно научилась пропускать мимо ушей. Девушка начала терпеливо перечислять интересующие ее моменты:

— Сколько ей лет? Раньше такое случалось? Как давно отказали лапки? Когда собачка последний раз писала?

Женщина успокоилась и, всплеснув руками, начала рассказывать:

— Доктор, перестала ходить вчера. Ей богу, на ровном месте. Ни с того, ни с сего. Когда в туалет ходила — бог знает, но уж после паралича ни разу. Никогда такой напасти не было. Возраст лет пять или шесть. Думали придуривается, ждали пока пройдет, да только она от еды отказалась, а уж этого за ней никогда не наблюдалось. Вот и решили показаться.

Катя кивнула и присела рядом с таксой. Аккуратно прощупала позвоночник — вот оно! Собака вскрикнула от боли, место довольно типичное. Девушка словно увидела внутренним взором межпозвоночную грыжу. Представила, как лопнувший диск сдавливает спинной мозг. Для доказательной медицины одной догадки мало, нужно обосновать диагноз для владельцев. Екатерина Андреевна быстро написала направление на рентген, хотя знала, что грыжу на снимке не увидишь. Мысли теснились у девушки в голове: «Нужно КТ или МРТ, а у нас в клинике такого оборудования нет. Нужны ли тогда рентгеновские снимки? Нужны, исключим опухоль и перелом позвоночника»

Катя всегда подробно рассказывала владельцам, что такое грыжа диска. Она объясняла, что пекинесы, французские бульдоги, таксы и некоторые другие породы находятся в группе риска. И что золотой стандарт лечения — это операция на позвоночнике, как можно раньше после появления симптомов. Консервативное лечение может немногое — снять отек стероидными гормонами. В то же время, три из четырех парализованных такс встанут на ноги без операции. Только вслепую не скажешь, в какой процент попадет та или иная собака. Интуиция подсказывала Кате, что Лоре (так её имя было записано в карте) операция не светит. Это дорого. Мысленно Екатерина уже составила план лечения. Прежде всего следовало опорожнить переполненный до невообразимых размеров мочевой пузырь. Потом — капельница с обезболивающим и гормонами. Расписать лечение на три дня. Катя повернулась к хозяйке:

— Надо сделать снимки грудного и поясничного отделов позвоночника, вот направление на рентген. Кабинет прямо напротив, с результатами возвращайтесь без очереди. Владелица таксы не торопилась взять протянутый бланк, поэтому Катя положила листочек рядом с собакой и села за компьютер заполнять карту. Женщина вышла, но уже через минуту вернулась вместе с мужем. Собаки нигде не было не видно.

— Девушка, сколько это стоит? — хозяйка швырнула направление на стол и грозно нависла над Катей.

— Полторы тысячи рублей.

— А еще и ваш прием оплачивать? Сколько?

Закусив губу, Екатерина прикинула сумму — катетеризация мочевого пузыря, установка внутривенного катетера и капельница, внутримышечный укол, сам осмотр. Покупка медикаментов.

— Вместе с лекарствами до двух с половиной тысяч.

— Что-о-о?! У меня с собой всего пятьсот рублей, в регистратуре сказали пятьсот рублей осмотр!!

— Осмотр — да, но любые лечебные процедуры оплачиваются отдельно.

Пауза затягивалась и Катя почувствовала себя неловко. Прежде всего потому, что её время пропадало даром, а очередь в коридоре не уменьшалась. Тётка устало плюхнулась на стул и спросила прямо:

— Это вообще лечится?

У девушки от волнения пересохло во рту. Катя начала пылко убеждать владельцев, что у собаки хорошие шансы восстановиться даже без операции. Однако ее резко перебили:

— Как часто капельницы?

— Два раза в день.

Хозяйка поморщилась так, будто перед ней положили нечто дурнопахнущее.

— Это не-ре-аль-но. Не натаскаешься.

Катя решила наплевать на собственную принципиальность и протоколы лечения в надежде найти компромисс с проблемными клиентами:

— Давайте попробуем внутримышечные уколы, будете делать их дома сами.

Тетка раздраженно замахала рукой.

— Да кто их делать будет. Так! Усыпление сколько стоит?

У Кати закружилась голова. То ли от голода, то ли от неожиданности. Она надеялась, что ослышалась или просто неправильно поняла слова женщины.

— Послушайте, давайте попробуем метипред в таблетках. Да что метипред! Можно не делать совсем ничего, и все-таки иннервация со временем восстановится. — Вот только есть одна проблема, и Катя добавила чуть тише: — Вам нужно только помогать ей опорожняться первое время…

Девушка поняла, что проиграла, услышав в ответ «фирменное»:

— Знаете, мы собаку мучить не хотим.

Мужик впервые подал голос и припечатал:

— Девушка, выпишите талон на усыпление, где тут кабинет нужный? Вам все уже сказали, сколько можно ломаться?

Настёна вернулась с обеда и с удивлением увидела пылающие щеки своего врача:

— Екатерина Андреевна, все в порядке?

Катя собиралась припомнить владельцам, что у них якобы с собой только пятьсот рублей, а усыпление стоит полторы тысячи, но вслух произнесла совершенно другое:

— Вы можете прямо сейчас оплатить эвтаназию и кремацию, а собаку оставьте здесь. Там очередь на терапии, а вы и так уже насиделись.

— Это точно, — буркнула женщина, но уже без прежнего запала. Мужчина вернулся с чеками и собакой в закрытой сумке. Катя хотела поговорить с ними напоследок, но пара стремительно покинула клинику.

Сумка зашевелилась. Катя открыла молнию и посмотрела на таксу. Собака скулила не переставая и порывалась ползти за хозяевами. Еще раз прочитав имя на карточке, девушка тяжело вздохнула:

— Привет, Лора, будем знакомы. Пойдем-ка, лечиться будем. Кусаться будешь? По глазам вижу — будешь, ох уж эти таксы…

Приговаривая всякую ерунду, чтобы немного успокоить собаку, Катя отнесла ее в смотровую, где первым делом сделала намордник из бинта, а затем отвела мочу из переполненного мочевого пузыря. Из операционной вышла Ольга Михайловна. Она Катино приобретение не одобрила, но обещала помочь:

— Катюш, сбегай до вакцинации, возьми у них сканер. Проверим, чипированная или нет. Ну и в аптеку нашу зайди, капельницу поставим. Если встанет без операции — пускай живет. Усыпить-то никогда не поздно. Хорошо, что воскресение сегодня, начальства нет, нам проблем меньше.

Катина жизнь здорово изменилась с того дня. Она брала собаку с собой на работу, а все выходные возилась с ней дома. Через неделю Лора самостоятельно ходила, хотя задние лапки у нее еще заплетались. Катин кот Филимон укоризненно наблюдал за собакой единственным глазом, лениво замахивался на нее лапой, но больше для порядка.

Лора не понимала, что происходит. Вместе со спортивной сумкой пропала последняя связь с домом. Она больше не чувствовала запаха хозяев, не получала привычной еды, не могла ходить. Весь ее мир сжался до странной девушки, которая казалось доброй и приветливой, но всякий раз делала Лоре больно. После ее странных манипуляций одна из задних лапок словно горела огнем, а после капельниц ужасно хотелось в туалет. Всякий раз Лора угрожающе морщила нос и скалилась, чтобы люди не думали, что она сдастся без боя. Но в отличие от хозяина, девушка никогда не била ее за это. Только смеялась и ловко накидывала на нос тугую петлю из марлевого бинта. Тогда Лоре оставалось только пускать слюни пузырями и ворчать. Когда наступало время кормления, такса теряла силу воли. Ей нравились эти незнакомые ароматные сухарики, хрустящие на зубах. Лора все время чувствовала голод, но не могла встать столбиком, чтобы выпросить что-то со стола как раньше. Боль в спине слабела с каждым днем, и Лора мечтала о том моменте, когда сможет задать хорошую трепку высокомерному черному коту. Однажды тот уронил со спинки дивана мягкую игрушку, и Лора утащила ее на свою лежанку. Ритмично работая челюстями, она почувствовала, как успокаивается, и часами мусолила добычу, пока не порвала на мелкие клочки. Такса была готова к наказанию, но его так и не последовало.

Глава третья,
в которой Лора начинает
безобразничать

Прошел месяц, с тех пор как Лора поселилась у Кати. Девушка была близка к отчаянию. Однажды, вернувшись домой с работы, она нашла под дверью записку от соседей. «Если ваша собака не перестанет выть, мы будем жаловаться в милицию». Лора кинулась к хозяйке, изо всех сил виляя хвостом и кружась на одном месте. Она улыбалась во всю пасть и оставляла на полу грязные земляные следы. Девушка отодвинула от себя радостную таксу и с нехорошим предчувствием прошла в комнату. Карниз упал, штора была порвана. На полу лежал огромный кактус — единственное растение в Катиной маленькой квартире. Кот Филимон с оскорбленным видом сидел на шкафу и умывался.

Девушка села и расплакалась. Она все еще не пришла в себя после тяжелой смены. На работе приходилось сдерживать эмоции, и они скопились внутри тяжелым комком. Особенно жаль было азиатскую овчарку, которая погибла от заворота желудка. Катя не сумела её спасти, не успела. А тут этот кактус! Лора скулила и тыкалась носом в мокрые Катины щеки. Потом начала скрести ее когтистыми лапами. Принесла мячик. Девушка рассмеялась, и такса запрыгала вокруг.

— Приберусь потом. Пойдем-ка погуляем, негодница! Пахать бы на тебе надо, а ты дома без дела сидишь.

Катя взяла питомицу на поводок и побежала вниз по лестнице. Погруженная в собственные мысли, не выспавшаяся после смены, девушка потеряла бдительность. Пока она открывала тяжелую железную дверь подъезда, Лора стремительно проскользнула в щель и рванула вперед. Поводок выскользнул у девушки из рук, а подлая такса с угрожающим рычанием подлетела к чужому мопсу и вцепилась ему в шею.

Хозяин мопсика не растерялся и мгновенно подхватил питомца на руки. Лора лаяла и крутилась вокруг.

— Девушка, заберите своего крокодила, а то я за себя не ручаюсь!

Катя опомнилась, и взяла Лору на поводок.

— Простите меня, пожалуйста, я не знаю, что на нее нашло!

Лицо парня немного смягчилось, он буркнул:

— Вам к кинологу надо, а пока гуляли бы в наморднике!

Девушка не выдержала и снова разрыдалась.

— Мы занимаемся с кинологом! Мне просто нужно время! Пожалуйста, не обращайтесь никуда, она научится себя вести, я обещаю! Эта такса, она… Она очень дорога мне.

Молодой человек погладил хрюкающего от волнения мопса и улыбнулся.

— Девушка, у вас все в порядке? Не переживайте так, пожалуйста. Мерлин — джентльмен, и кажется, он в порядке. Что значит никуда не обращаться? Ветеринару мы обязательно покажемся. Дело в том, что это не мой мопс, и я должен вернуть его в целости и сохранности, когда родители вернутся.

Катя вытерла слезы.

— Я сама ветеринарный врач. Позвольте мне его осмотреть.

Парень с сомнением покосился на опухшее лицо незнакомки:

— Спасибо, не стоит.

Тогда Катя протянула ему визитку:

— Если возникнут какие-то проблемы, позвоните, пожалуйста. Я оплачу осмотр и лечение, ведь это по моей вине Мерлин пострадал.

Дома девушку ждала уборка. Лора свернулась калачиком на лежанке и, хотя не спала, вела себя необычайно тихо.

Лора не понимала, что она делает не так. Новую хозяйку не обрадовала отвага, проявленная на прогулке. Она почуяла этого пса еще с лестницы и была полна решимости защищать свою территорию! Это ее человек, ее подъезд, ее двор! Этот увалень с нелепой плоской мордой даже не защищался, и Лора была уверена в победе, но двуногие испортили всю потеху. Такса помнила, что атаки на крупных собак были единственным, за что хвалил ее прежний хозяин. Может быть, этот мопс был слишком незначительной целью? Лора переживала все сильнее. Ей нравилось в этом доме и очень хотелось тут остаться. Она схватила резиновый мячик, который ей накануне вручила хозяйка и принялась кусать его снова и снова, представляя, что впивается в шею наглому мопсу.

Глава четвёртая,
в которой Катя едет к своей подруге

Утро выходного дня было для Кати редкой возможностью посидеть за чашкой чая и никуда не бежать. Девушка давно смирилась с тем, что работа заняла всю её жизнь, но иногда ей хотелось хотя бы ненадолго отвлечься от пациентов.

— Ни хобби, ни парня, что со мной не так? — пробормотала она, погладив кота, чья тяжелая туша пыталась уместиться у нее на коленях.

Последний ее молодой человек заявил, что если Катя хочет жить вместе, ей надо избавиться от кота. Якобы у него аллергия. И вот Филимон здесь, бодает её руку, а в личной жизни полный штиль. Зато на работе ценят. Зазвонил мобильник, на экране высветилось имя школьной подруги. Наташа звонила редко, особенно после рождения дочки, но Катя всегда была рада ее слышать.

— Привет, подруга, говорить можешь, или у тебя там руки по локоть в крови?

— Привет, Наташ, а вот и не угадала, у меня впереди два законных выходных!

— Приезжай ко мне, поболтаем.

Катя вздохнула и с сомнением покосилась на рыжую таксу, которая мусолила олений рог, лежа на диване.

— Я бы с радостью, но не могу. Помнишь, я тебе рассказывала про собаку свою, да, ту, новую. Стараюсь не оставлять ее одну, соседи жалуются, что она воет и лает.

— Не проблема, бери с собой. У меня животин нет, конфликтовать не с кем. Пусть побегает по участку.

— Заманчиво! Тогда скоро будем. В магазине надо чего?

— Ничего не надо, сейчас поставлю пирожок яблочный печься.

Катя вышла из машины и с наслаждением вдохнула запахи свежей земли, дыма и цветов. Лора тут же унеслась в сад, но девушка не волновалась за нее — забор был сделан на совесть. Катя подставила лицо весеннему солнцу и уже хотела вызвонить Наташу, чтобы посидеть вместе на садовых качелях. А потом увидела, чем занимается Лора, и бросилась ловить подлую зверюгу. Такса уничтожила клумбу с цветами, вырыв в рыхлой земле приличную яму. Лора, успевшая погрузиться в нору на половину корпуса, была разочарована тем, что ее прервали, но покорно отправилась мыть лапы в доме.

— Наташа, прости меня, там небольшая авария в саду! Не знаю, как она успела, я на минутку всего отвлеклась.

— Не переживай, клумбу я поправлю. Давай запрем твою таксу дома, тут много места, пусть бегает.

Из кухни доносился запах яблочного пирога с корицей. Наташа поставила на пол миску с водой для Лоры, заварила чай и начала сплетничать обо всем на свете. Катя грела руки об кружку и поддакивала в нужных местах. Ей было хорошо и уютно.

— Мужика, говорю, тебе надо завести, а не собаку! Ты вообще меня слушала?

— Конечно! Кстати, а куда пропала Лора?

— Да куда она денется, на улицу ей не выбежать. Кстати! Дочка-то у меня выпросила-таки питомца. Подарила ей на 6 лет хомячка, это такой прикол…

— Кого?! Хомяка?? Что ж ты сразу не сказала!

Катя вскочила с кресла и замахала руками:

— Быстро, быстро, показывай, где клетка стоит! Ну скорей, Наташ, что ты как вареная!

— Катя, я знаю, что ты любишь животных и все такое, но чтоб настолько?! Пойдем, покажу. Но он все равно днем спит.

Девушки поднялись на второй этаж в детскую спальню. Лора забралась на стол и скребла клетку когтями, из её пасти текли слюни. Они падали прямо на хомячка. Весь мокрый, зверек опрокинулся на спину и верещал, оскалив зубки. Такса алчно скулила и даже не повернулась в сторону двери. Наташа охнула и бросилась защищать грызуна:

— А ну пошла вон, тварюга!

Девушка замахнулась на собаку и попыталась отпихнуть ее от клетки, а в следующую секунду уже прижимала к себе укушенную руку. Лора спрыгнула на пол и спряталась за Катины ноги. В розовый ковер с сердечками впитывалась моча — собака не выдержала накала страстей.

После происшествия оставаться в гостях было невозможно, и скоро подруги уже прощались:

— Наташа, не забудь завтра поменять повязку! На ночь пропитай спиртом. И если будет сильный отек — сразу звони.

— Кать, просто езжайте уже. Скоро Дашку мама приведет из садика, и к этому времени собаки здесь быть не должно. Я, конечно, сама виновата, но и ты меня пойми.

Лора скулила на переднем сиденье серебристой «четвёрки» и царапала дверь лапами. Катя села за руль, погладила собаку и с тяжелым сердцем выехала на шоссе.

Свернувшись на переднем сидении автомобиля, Лора чувствовала себя почти счастливой. Сколько, оказывается, мелких зверьков живет на белом свете. Их запах заставлял Лору забыть обо всем на свете. Она поняла, для чего нужны ей мощные когти, не для дивана, а для того, чтобы вырыть этого крота. А хомяк! Слюнки текли при одной мысли о нем. Только хозяйка опять мрачнее тучи. Должно быть оттого, что вторая двуногая отобрала у нее, Лоры, добычу. Собака знала одно — больше она никому не позволит безнаказанно бить себя.

Глава пятая,
в которой Лора снова всё портит

В тот день Екатерина не смогла уйти с работы вовремя. Ночная смена заканчивалась в 9 утра, но начальник устроил внеплановый разбор полетов, и на часах было уже 10:30. Досталось на планерке и ей — в прошлом месяце не выполнила план, мало сдала денег в кассу. Впрочем, оклад ее от этого не зависел, поэтому девушка пропустила упреки мимо ушей.

Проблема заключалась в другом: курьер из зоомагазина не застал ее дома. Угораздило же его приехать ровно в 10 утра (доставка стояла с 10 до 14, и Катя планировала уже быть дома). К счастью, заказ согласилась принять ее знакомая, живущая через пару домов. Тамара Александровна была одинокой бодрой пенсионеркой с 3 котами. Благодаря котам Катя с ней и познакомилась и за несколько лет тесного общения негласно взяла над Тамарой Санной шефство.

Вернувшись домой, Катя рухнула спать. Разбудил ее звонок Тамары Александровны:

— Катюш, ты когда коробки-то свои заберешь? Я полы помыть хотела, а прихожая заставлена.

— Скоро буду, Тамар Санна, заспалась!

— Не жалеешь себя, девонька, рази можно столько работать! Ну беги, расскажешь мне, что там интересненького в ночи произошло. Ставлю чайник.

Обычно встреча с доброй старушкой неизменно поднимала Кате настроение. Но в этот раз Тамара Александровна решила напомнить названой внучке, что часики тикают, и если она будет продолжать в том же духе, то останется (подобно ей) одна-одинешенька среди кошек. «Что вы, сговорились все что ли», — подумала Катя и поняла, что чаепитие надо сворачивать. Вскоре девушка уже тащила домой неподъемные сумки с кошачьим наполнителем и кормами и недовольно бурчала что-то себе под нос. Сзади послышался голос:

— Девушка! Девушка, подождите, вы же надорвётесь!

Она не сразу поняла, что кричат ей. Обернувшись, она увидела, как ее догоняет симпатичный кареглазый парень. Узнавание настигло ее в тот же момент, как его улыбку на лице сменило изумление:

— О, это вы. Как поживает ваша такса?

Катя почувствовала неловкость, вспоминая, как Лора укусила пожилого мопса этого парня, и ответила не слишком приветливо:

— Скажем так, она всё еще поживает.

— Давайте я вам помогу с сумками, далеко идти? Меня Игорь зовут, кстати.

— Катя, будем знакомы. Я бы донесла, тут совсем близко, в том доме… Но спасибо вам.

Игорь закинул сумки на плечо и охнул.

— Ради интереса, что вы туда напихали?

— Корм, наполнитель, ну и так, по мелочи для животных — погрызушки, новый мячик.

К удивлению девушки новый знакомый только понимающе кивнул. Еще больше она зауважала Игоря после того, как тот поднялся с сумками на 4 этаж без одышки. За дверью лаяла Лора, и молодой человек, покачав головой сказал:

— С такой охранницей ничего не страшно, да? Вы правда занимаетесь с кинологом, или тогда так сказали, чтобы я отвязался?

— Правда, только, как видите, толку мало. Зайдите ненадолго, я сварю кофе. Стараюсь, чтобы Лора привыкла к людям, но друзей у меня мало, все работают… Одним словом, с социализацией пока провал.

— Если гарантируете, что она не отгрызет мне ногу, зайду.

— Если отгрызет — обратно пришью, — фыркнула Катя и повернула ключ в замке.

При виде Игоря Лора попятилась и вздыбила шерсть. Лай перешел в глухое ворчание. Но когда Катя строго отправила ее на место, она охотно ретировалась в комнату. При этом собака пятилась всю дорогу, не спуская глаз с мужчины. Игорь держался молодцом, не делая резких движений. Девушка насыпала в турку коричневый сахар, корицу, соль на кончике ножа и щедрую порцию молотого кофе. Широкоплечий гость казался великаном в её крошечной квартире.

— Подождите в комнате, а то у меня на кухне не развернуться.

Игорь пошел в комнату, вежливо изучая содержимое книжного шкафа. И вдруг воскликнул:

— А это кто тут такой красавец?!

Филимон, смачно потягиваясь, спрыгнул со шкафа на диван и зевнул. Молодой человек заговорил особым «медовым» голосом, нахваливая блестящий мех, роскошные усы и прочие котовьи прелести. «Вот же кошатник», — улыбаясь, подумала Катя, а вслух сказала:

— Это Филя, погладь, если хочешь, он любит внимание!

Лора ворчала, но не покидала своей лежанки, и парень смело направился к черному коту, который показушно когтил спинку дивана. Игорь пощекотал Филимону подбородок и стал наглаживать спину. Но стоило парню присесть, как он тут же вскочил, как ужаленный и нецензурно возопил:

— Это что такое?! Кать, тут что-то мокрое на диване! Твою дивизию, я только что сел в лужу!

Девушка бросилась в комнату изучать пятно. В нос ударил характерный запах собачьей мочи, и ее щеки вспыхнули:


— Игорь, простите, я все исправлю! Снимайте джинсы, я кину их в стиралку и высушу утюгом, я…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.