электронная
400
печатная A5
483
18+
Тайпан

Бесплатный фрагмент - Тайпан

Детектив

Объем:
154 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-8696-1
электронная
от 400
печатная A5
от 483

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Я откинул папку в сторону и задумался. За пятнадцать лет работы в отделе убийств такое дело мне встретилось впервые, хотя чего я только не навиделся. Дело было абсолютно нулевое и бесперспективное, это я уже понял, после прочтения отчетов экспертов. К тому же, метод убийств, вернее, орудие убийства, встречалось только в Австралии и Новой Гвинее, но никак не в моей стране, а значит, ничего легкого не предвиделось, и вероятнее всего надо будет лететь в Австралию.

— Черт, — я уже стал сердиться, — шефу очень комфортно повесить на своего зама, вернее, меня, три нераскрытых дела, и к тому же добавить такое особенное, что даже ФБР им занимается. Вот и пусть занимается, мало ли, что убили сына мэра большого города, полиция тут причем? К тому же это уже не первое убийство, а серийные — это удел федералов. — Я перебирал пальцами по столу, когда зазвонил телефон. — Легок на помине, — хмуро ухмыльнулся я.

— Джон, возьми папку и зайди ко мне. — Генри как всегда был краток, но только на работе. В компании, да еще если подопьет, от него можно было умереть со смеху, вернее, с его нескончаемой болтовни.

Мы знали и работали вместе уже давно, Генри был старше меня и в полицию пришел раньше. Именно поэтому он, а не я занимал сейчас место шефа. Но мы общались с ним на равных, хотя последнее слово всегда оставалось за ним. Я даже иногда посылал его к чертовой матери, и он никогда не обижался.

— Привет, Генри, — сказал я, очутившись в его кабинете, — ну и дело ты мне подкинул. Это так сказать, по дружбе? — Я уселся в кресло перед ним и положил папку на стол. — Здесь же ни одной зацепки, все уже прочесало ФБР, слева направо и сверху вниз, я только не понял, что ты хочешь от меня?

— Джон, я знаю, что дело пустое, только, как и у тебя, у меня есть свое начальство, и поверь, что мне просто посчастливилось отбиться, чтобы от нас в него втянули не меня лично, а хотя бы моего зама. Да, не скрою, мне посчастливилось прикрыться тобой. Но будь ты на моем месте, то сделал бы то же самое, — его взгляд был грустным.

— Хоть честно сказал, — усмехнулся я. — Ладно, буду ждать когда тебя куда-нибудь уберут, а я сяду на твое место, и буду поступать так же, как и ты со своими подчиненными. Что, не мог подсунуть Лари? Ему полгода до пенсии.

— Ты дело читал? — вдруг серьезно спросил он.

— Недавно закончил. Ты, наверное, хочешь спросить, что я по этому поводу думаю? Ни хрена я не думаю, как и федералы тоже. Есть орудие убийства и, приблизительный метод, все остальное как корова языком слизала. — Я вздохнул.

— Зато какие! — выдвинулся он вперед.

— Да, уж, какая-то самая ядовитая змея в мире укусила сына большой шишки. Может он сам ее завел и она его цапнула?

— Ты же знаешь, что нет, — покачал тот головой. — Яд был введен в тело посредством иглы. И змея эта водится только в Австралии, на другом конце света от нас. Что же получается, что она приехала к нам, чтобы остановить свой выбор на единственном сыне такого известного человека, как Дональсон? А семь похожих случаев за последние два года? Федералы взяли на себя эксгумацию трупов, чтобы установить, та ли самая змея укусила и остальных. Да, все они умерли от змеиного яда, и, как ты видел, не случайно. Короче, вызвал меня мой шеф и приказал заняться этим делом вместе с ФБР. То есть, у тебя будет напарник.

— Еще лучше, — язвительно сказал я, — естественно, я буду у него в подчинении.

— Ты же лучше меня знаешь, что именно так и будет. Только на это дело бросают не простого федерала, а тоже зам начальника отдела серийных убийств. Два зама, два профи одинаковой ориентации, и они, федералы, будут возглавлять расследование, но у них же и сил больше, они могут то, что не можем мы, короче, вопрос решен. Вот тебе телефон, — он протянул мне визитную карточку, которую я, даже не посмотрев, автоматически сунул в карман, — свяжитесь сегодня и начинайте, время пошло.

— Как, ты мне никого не дашь в помощники? — удивленно посмотрел я на него. — А остальные три дела?

— Их я пока у тебя забираю, новое дело важнее. — Он потянулся за трубкой телефона. — Можешь идти, и не подведи.

— Да пошел ты, — поднялся я, забрал дело и вышел из его кабинета.

Вернувшись к себе я опять задумался. Нет, сомнений не оставалось, дело повесили на меня и притом на полном серьезе. ФБР? Конечно, их человек будет всем командовать, но и отдуваться по большей части придется ему. А что мне? Слушаюсь и повинуюсь. Но сначала придется с ним познакомиться, посмотреть, что за фрукт. Я потянулся к телефону и набрал номер.

— Майк Харрисон, — услышал я недовольный голос.

— Это Джон Престон, из центральной полиции, отдел убийств. Короче, меня заставили с вами связаться.

— Ах, вот оно что, — его голос потеплел, — значит, коллега. Да, дело нам подкинули еще то, наши уже полгода им занимаются, и ничего. Так бы и дальше занимались, если бы не этот сынок, вернее, его папочка. Давай сразу на ты? — предложил он.

— Как скажешь, — усмехнулся я, — ты тут начальник.

— Джон, а вот это мне уже не нравится, — я уловил нотку огорчения, — считай, что начальников у нас нет, а есть дело, и мы, как последняя инстанция, два профессионала и зама должны его раскрутить. Хочешь, командовать будешь ты, между нами, мужиками? А я просто буду отписываться.

— Да нет уж, — его тон мне понравился. — Ладно, лично мне никуда не деться, я готов начинать хоть сейчас. Как у тебя со временем?

— Давай в кафе Мехико через час.

— Как скажешь, — я повесил трубку.

Майк оказался примерно моего возраста, лет сорока, и, как мне показалось, он был мягче и деликатнее чем я, то есть, уже начав беседу, он где только было можно, срезал острые углы, и ни на что не обижался. Это мне сразу понравилось, и разговор пошел без остановок.

— Это уже восьмой случай за последние два года, хотя без эксгумации трудно сказать, точно ли они связаны, — рассказывал Майк. — Все случаи — укол, скорее всего шприцем со змеиным ядом, в руку, ногу, ягодицу, короче, куда попало. Все случае в нашем городе, и все жертвы — мужчины нашего с тобой возраста. Никакой связи между убитыми нет, проверили, хотя, наш аналитический отдел сделал заключение, что не всем, но хоть чем-то они похожи внешне. Игла очень тонкая и маленькая, уколы в толпе людей, в метро в часы пик, и так далее. Связи между местами преступлений тоже не обнаружено. Поверь, — устало сказал он, — просмотрены тысячи видеокамер, опрошены тысячи людей, но никакой зацепки не найдено.

— А что, разве нет никакой вакцины от укусов ядовитых змей? — спросил я.

— Их называют сыворотками, и они есть почти в каждом госпитале, только вот одна зацепка в последнем деле потянула за собой кучу вопросов. Змея-то необычная, какой-то Тайпан из Австралии, говорят, что жутко ядовитая. И откуда же этой змее тут у нас взяться? — он посмотрел на меня.

— А может самой змеи-то и нет, только ее яд. А какие хоть мотивы, у вас же лучшие аналитические умы?

— Мотивов несколько. Месть, например, шизофрения, ну и так далее. Раз ни в чем нет сходства, наши аналитики тоже не боги. Они даже не могут уверенно сказать, кто это делает, мужчина или женщина, только говорят, что возраст убийцы приближен к возрасту жертв.

— Ценнейшая информация, — усмехнулся я. — Только понять не могу, как мы эту цепочку с тобой вдвоем распутаем, если ваши за полгода не сдвинулись с места? Мы что ли боги? А что даст эксгумация?

— Дело в том, что яд точно от змей из семейства аспидов, жутко ядовитые твари. Но в этом семействе их много, и вот хотят сделать расширенный анализ яда, то есть, разные это были аспиды, или только какая-то определенная змея. Мысль неплохая, если от разных, — то у убийцы может быть что-то своего террариума или серпентария. Если же одна и та же, то, скорее всего, действительно каким-то образом яд доставили из Австралии сюда.

— Послушай, Майк, — не удержался я, — ты, видно, продвинутый в этих змеях, только ты мне объясняй свои термины, а то я вообще ничего не пойму.

— А, это ты насчет серпентария? Это типа змеиной фермы, или просто как в зоопарке, кто-то их коллекционирует. Да я и сам в этом туповат, — он махнул рукой, — пришлось в Интернете полазить, да и экспертов послушать. Все эксгумации и анализы сделают уже на этой неделе, нашему с тобой делу дали гриф СРОЧНО, только что сейчас делать — ума не приложу. В деле есть все, все подробности, только никто не видел, как, когда и где делался этот смертельный укол. Ну а кем — я вообще молчу, всегда в толпе, куча народа, давка, движение, но ни одно лицо не совпало, тем более, такой укольчик почти и не почувствуешь, а надо этого яда она лишь маленькая капелька.

— Да, уж, — посмотрел я в окно, — но с чего-то начинать придется. Давай свои предложения.

— Мои? — усмехнулся он. — Пока у нас есть анализ последнего убитого, там точно написана какая змея. Надо найти какого-нибудь крупного специалиста, и хотя бы побольше узнать об этой змее.

— А я бы поговорил с вашим специалистом, который делал анализ, — добавил я, — это же можно устроить?

— Короче, я найду специалиста по змеям, ученого какого-нибудь, и потом вместе идем к нему, а ты беседуешь с нашей лабораторией, пропуск тебе сразу же выпишут, я позабочусь. Так пойдет? А лучше, если все будем делать вместе.

— Прекрасно. Тогда если ты к себе, прихвати и меня, пока суть да дело, мы с тобой поговорим с вашими.

Мы расплатились и поехали в Центральное бюро.

Центральная лаборатория занимала весь этаж, и хоть везде было написано, что ход воспрещен, Майк не раздумывая открывал разные двери, пока не махнул мне рукой. В чистом, выдраенном до блеска кабинете, как в клинике, сидела симпатичная женщина, примерно нашего возраста, и с интересом разглядывала меня. Я сразу же представился.

— Катерин, — улыбнувшись ответила она, — мистер Гибсон занят, но я помогала делать ему тот анализ, и готова ответить на все ваши вопросы. И вообще, — она опустила глаза, — зовите меня просто Кэт.

— Она зам лаборатории, — подсказал Майк, — очень крутой специалист. Так что спрашивай и не стесняйся.

— Ладно, — я вздохнул, — ну, вот, например, как действует этот яд? Скорость, эффект, последствия?

— Яд Тайпана, это точно, очень сильный, ведь эта змея из наземных считается самой ядовитой. В Австралии была изобретена сыворотка, так вот, даже с ней, из двух укушенных выживает только один. Кобре до Тайпана как до Луны. — Кэт говорила как на экзамене. — След от укола мы обнаружили, это был укол, может быть иглой со шприцем, или простой булавкой, смоченной ядом, только этого яда достаточно буквально сотой доли миллиграмма, чтобы убить человека. Яд тайпана оказывает преимущественно нейротоксическое действие: блокирует мускульные сокращения, что вызывает паралич дыхательной мускулатуры и нарушает свёртываемость крови. Как и у всех аспидов местные явления в области укуса почти не развиваются: нет ни опухоли, ни покраснения, зато быстро наступает смерть вследствие угнетения нервной системы, в первую очередь паралича дыхательного центра. — Неожиданно она замолкла. — Наверное я не понятно рассказываю?

— Что вы, Кэт, — улыбнулся я, — конечно, многие термины мне не знакомы, но в целом я все понял. Давайте представим, что меня укололи, через сколько я умру, и можно ли меня спасти?

— Могу сказать, что через четыре часа вы будете мертвее мертвого, и спасти вас вряд ли удастся. Представьте, что вас привозят в клинику и видят по вашему состоянию, что вас укусила змея. Сразу же становятся вопросы: какая? Что за яд? А так как кровяных сывороток от Тайпана вы, скорее всего, не найдете ни в одной клинике, то ее надо будет заказывать где-то, а время идет. Нет, я бы не дала вам ни одного шанса. — Она серьезно посмотрела мне в лицо.

У Кэт были какие-то очень красивой формы голубые глаза, и вообще, она была какая-то чистая и честная, а чуть вздернутый носик делал ее просто симпатичной, хотя, естественно, морщинки у глаз уже потихонечку начали собираться. Я поймал себя на мысли, что даже любуюсь ею. Майк тем временем просто слушал и не задал ни одного вопроса.

— Спасибо, Кэт, — я поднялся и протянул ей руку, — в общем, вы мне все рассказали, что я хотел бы узнать. Скажите, а откуда вы так много знаете про всякие змеиные яды? — Я задал последний вопрос, просто потому, что не хотел так быстро прощаться.

— Просто опыт, — скромно ответила она, — и образование, конечно. Кстати, — она вдруг полезла по карманам, — я оставлю вам мой домашний телефон, если вдруг возникнут еще вопросы. — Она протянула мне визитку.

— А я вам не помешаю? — улыбнулся я. — Может ребенок спит, или у мужа вопросы появятся?

— Я разведена, — вдруг рассмеялась она, немного покраснев, — и детей нет. Так что даже не сомневайтесь.

— Я тоже разведен, — кивнул я, — и тоже бог детей не дал, только это было уж очень давно. Значит, я вам обязательно позвоню.

— Только не обманите, — она просто как-то сияла, хотя и опустила глаза.

Мы с Майком вышли из комнаты.

— За ней многие ухаживали, — сказал мне по дороге Майк, — только никто ее не добился, сильно серьезная. Хотя у вас даже какой-то контакт получился.

— А ей и вправду можно позвонить? — как бы мельком спросил я.

— Ты же сам слышал, даже пообещал. Тебе что-нибудь нового этот разговор дал?

— Кое-что. Значит, кололи или сзади, или с боков, жертва не видела лица, да и во многих случаях даже не чувствовала самого укола. Хорошо продумано, наш преступник не какой-то шалопай, уже в этом я ставлю ему десятку. Естественно, что ни одна камера не усечет укол на уровне пояса или ниже, тем более сзади или сбоку, ведь жертва в толпе. Ну, и, конечно, сама змея редкая для нас и сильная по убойной силе яда, это надо еще знать про такую. Значит, у него есть какое-то, скорее всего высшее образование, не удивлюсь, если он из медицины, смотри сколько Кэт рассказала, а она ведь не врач. Давай, теперь твоя очередь, хотелось бы поговорить с настоящим специалистам по змеям. Что же это за штучка такая Тайпан?

— Будь уверен, вечером мы уже пойдем на встречу, — мне понравилась уверенность Майка, — я тебе позвоню.

Странно, но вернувшись в свой кабинет, и грызя ногти, я не столько вспоминал информацию об этой австралийской твари, сколько думал о Кэт. Она мне показалась просто замечательной девушкой, а обещание позвонить даже немного жгло сердце.

Майк позвонил после четырех, и дал мне адрес. — В шесть встречаемся у входа. — Предупредил он.

Чтобы в первые дни знакомства не разочаровать его в пунктуальности, я приехал по адресу минут на двадцать раньше и осмотрел дом. Он находился недалеко от центра и был немного старомоден, что впрочем, привлекало к себе внимание. Это было трехэтажное старого типа здание, видимо недавно покрашенное, ухоженное и с большим участком. Ограда была из настоящих чугунных витиеватых толстых прутьев, и я долго гадал, принадлежит ли это все одному человеку, или нескольким разным семьям.

Майк появился ровно в шесть, и сразу же нажал на звонок, который я не заметил, оглядывая ограду и калитку. Уже через минуту из дома вышла элегантно одетая высокая симпатичная блондинка, на шпильках, и при всем макияже. Пока она открывала калитку, я успел разглядеть ее лицо, и мысленно скинул весь грим.

— Элеонора, — просто сказала та, протянув руку сначала Майку, а потом мне. — Это вы мне звонили?

Мы тоже представились и пошли за ней следом к дому.

— Это — специалист по змеям? — удивленно шепнул я Майку. Тот просто кивнул.

Мы поднялись на второй этаж.

— Зовите меня просто, Эли, — равнодушно сказала та. — Наверное, вам не верится, что я являюсь главным специалистом штата по змеям, и у меня дома нет ни одной змеиной фотографии, и ни одной живой змеи. Просто я их боюсь.

— Тогда можно спросить, — не выдержал я, — вы любите свою специализацию?

— Конечно, — она развела руками. — Только я люблю смотреть на них, когда они за стеклом, да еще прикрыты хоть чем-нибудь. Если я не ошибаюсь, вы спрашивали меня о Тайпанах?

— А что, их много? — спросил Майк.

— Нет, всего два вида. Прибрежный, и Тайпан Маккоя. Они не редки в штате Квинсленд в Австралии, вернее, более редким является Тайпан Маккоя, но он гораздо менее агрессивен, чем другой. Взрослая особь достигает в среднем около двух метров, питаются грызунами и мелкими млекопитающимися. — Она опять развела руками. — А в чем именно интерес к этим двум змеям, если не секрет?

— Дело в том, — задумался Майк, — что каким-то образом или сами эти змеи, или их яд не просто появился в нашем городе, но и еще успел отравить почти десяток человек. Мы ведем следствие по этим делам, и нам очень важно ваше мнение. Есть ли они в городе, сколько их, где можно найти их хозяев, короче любая информация.

— А какой именно вид?

— Знаете, Эли, честно говоря нам было трудно установить, что эти змеи относятся к аспидам, а об остальном мы задумались только сейчас, анализ показал, что последний укус был сделан Тайпаном. Только каким — пока не спрашивайте.

— Понимаю, — задумалась она, — могу только сказать, что в местном зоопарке их нет, в серпентарии штата тоже, и у коллекционеров-любителей этих видов я не встречала, а ведь одна я в основном обслуживаю все эти точки. Поэтому, скорее всего, в нашем городе самой змеи не предвидится, а вот яд могли привезти из Австралии, там много частных серпентариев, где ловят змей, и берут у них яд для медицинских целей.

— Но здесь яд был направлен именно на убийство, — вмешался я. — А может кто-то держит дома такую змейку и просто ее не афиширует?

— Все может быть, только сначала привезите ее из Австралии сюда. Я бы на этом прежде всего сделала бы бизнес, ведь за такую змею, особенно Маккея, заплатят очень хорошие деньги, а я знаю покупателей на них. Извините, кроме всего прочего, то есть моих знаний и опыта, меня так же интересует и бизнес на змеях, ведь я — деловая женщина. Нет, конечно же, с ФБР я деньги не возьму, — впервые улыбнулась она, — но такая консультация у меня дома стоит недешево.

— Значит, вы утверждаете, что змею не могли привезти и держать здесь?

— Нет, я этого не утверждаю, — она отрицательно завертела головой, — я это предполагаю. А купить яд, и доставить его сюда, это простое дело, тем более, когда он не нужен литрами. Но использовать его для убийства? Есть способы гораздо дешевле и проще, разве нет?

— Мне всегда нравились бизнес леди, — вдруг выпалил Майк, — только леди и змеи для меня не совсем совместимы. Кстати, вы замужем? Вернее, ваш муж просто относится к вашему так сказать увлечению?

— Нет, я никогда не была замужем, — улыбнулась она, — у меня просто не хватает на это времени. Хотя, — она сделала паузу, — Майк, вы знаете мой номер телефона и можете позвонить мне в любой день, я не монашка.

Я чуть было не присвистнул от удивления, ее голос действительно начал становиться теплее, когда она обращалась именно к Майку, мне даже захотелось оставить их наедине.

— Кстати, если вы вдруг захотите слетать в Австралию, я могу составить вам компанию, — продолжила она, — у меня есть пара друзей, которые ловят змей, отцеживают их, и потом продают яд. — Обращение было направлено именно Майку.

— Да, конечно, — тот немного смутился, — просто мы еще мало знакомы.

— В чем вопрос? — ее брови взлетели вверх. — Вы же не летите завтра? Позвоните мне в районе полудня, и может мы что-нибудь придумаем на вечер.

— Эли, я обязательно позвоню, — Майк стал подниматься, а следом и я, — огромное спасибо за такое приятное знакомство и ценную информацию.

— Что вы, — Эли улыбалась, — значит, я не прощаюсь, Майк.

Мы вышли, и когда за нами закрылась калитка, я первым делом спросил:

— Майк, ты женат?

— Боже упаси с такой работой. Но эта женщина меня просто сводит с ума, в ней есть что-то особенное, я обязательно продолжу наше знакомство. — Я впервые увидел его немного потерянным и улыбнулся.

Вечером я долго ходил по своей квартире из комнаты в комнату, думая о предстоящем звонке Кэт. Я ничего не знал о ней, и понятия не имел, о чем с ней говорить и как себя вести. Больше всего я боялся, что одним шутливым словом обижу ее, ведь Майк назвал ее серьезной. Наконец я поднял трубку.

— Здравствуйте, Кэт, — как можно мягче сказал я, услышав знакомый голос на том конце, — я обещал позвонить вам, вот и выполняю.

— Джон, я думала, что вы уже не позвоните, — как-то радостно ответила она. — Надеюсь, вы звоните не потому, что я взяла с вас обещание?

— Нет, что вы, — теперь уже невольно улыбался я. — Кэт, а можно на ты? Ведь хоть немного, но мы ведь уже знакомы.

— Джон, я хотела предложить то же самое. Каков был ваш сегодняшний день, удачным или нет?

— Скорее всего да, — сказал я, — я встретил двух симпатичных девушек, и с одной я уже разговариваю.

— Спасибо за комплимент, только… — она задумалась, — вы, вернее ты, наверное звонишь по делу?

— Нет, Кэт, обычно в это время я завязываю с делами. А твой день?

— Как всегда, — просто вздохнула она, — кстати, сейчас лажу по Интернету, ведь на меня ляжет исследование эксгумированных трупов, как раз по вашему с Майком делу. Предыдущие заключения были сделаны неплохо, но их делала полиция. Она правильно определила причину смерти, и даже то, что укус, вернее укол, был сделан змеей из семейства аспидов. Ну а мне теперь придется установить еще точнее, какой именно змее принадлежал тот яд.

— Кэт, а ты разве понимаешь в змеях? — усмехнулся я. — Кстати, что ты закончила, если не секрет?

— Я биохимик, это — моя основная специальность, а потом я заочно стала еще и патологоанатомом. В контору я попала случайно, несколько лет назад, я просто работала в одной частной медицинской лаборатории, до сих пор не знаю, как и почему они меня выбрали.

— Я бы тебя тоже выбрал, — осторожно произнес я. Та рассмеялась.

— Ну, а ты? Расскажи хоть пару слов о себе. — Попросила она.

— Я попал в полицейскую академию, и так и иду по этой линии, ничего особенного. Больше я ничего не заканчивал, кроме всяких там курсов. Ах, да, — вспомнил я, — в двадцать лет женился на сокурснице, только прожили вместе год и разошлись, просто не совпали характерами, да и интересами тоже. Но это уже другое дело. А ты ведь тоже была замужем?

— Была, — сказала она, — только наши отношения стали рассыпаться, когда я пошла на заочное обучение по медицине. Я понимаю моего бывшего мужа и не виню его, скорее себя, но моя жажда закончить медицинский была в тот момент выше семейных интересов, он видел меня лишь по ночам, а в выходные я просиживала за учебниками. Вот такая грустная история. — Она слегка вздохнула.

— Зато сейчас ты мастер на все руки, — я тоже слегка вздохнул, — Майк о тебе прекрасно отзывается. Да и добиться должности зама за несколько лет не так уж и просто, у тебя, наверное, не голова, а ходячая энциклопедия. Я добился такой же должности за пятнадцать лет.

— Джон, давай бросим эту работу, — резко свернула она, — расскажи мне лучше о своих увлечениях. И вообще, рассказывай все, что хочешь, мне все интересно.

— Тогда мы просидим на телефоне до утра, — улыбнулся я, — а завтра опять на работу. Да, я и не знаю что болтать, может, ты начнешь? Честно говоря, я бы с большим удовольствием провел бы с тобой время сидя в каком-нибудь уютном кафе. Извини, это у меня просто вырвалось, — вдруг испугался я.

— Извинить? — естественно удивилась она. — За что? Хочешь, мы можем встретиться через час в Мехико.

— Да? — не поверил я. — Ты это серьезно?

— Если ты, конечно, не против. Я живу неподалеку, даже ехать не надо.

— У вас что, Мехико это федеральное кафе? — рассмеялся я. — Майк тоже устроил мне встречу там же.

— Нет, поверь мне, просто это самое большое кафе в городе, в нем два этажа, и есть места для людей всех возрастов и вкусов.

— Тогда не будем тратить время, — предложил я, — надеюсь, мы узнаем друг друга. — Мы посмеялись и я положил трубку.

Это становилось интересно, и я опять задумался. Какой-то особой серьезности я в нашем с ней разговоре не почувствовал, наоборот, он был легким и непринужденным. А уже через час мы выбрали уютный столик на двоих на втором этаже кафе Мехико, которое занимало пол квартала, и неяркий свет, а так же какая-то легкая, еле слышимая музыка, создавали уют и даже, можно сказать, легкий интим. Кэт была одета просто, но со вкусом, и она почему-то все время улыбалась, миф о ее чрезмерной серьезности таял на глазах.

Не знаю откуда во мне появилось это чувство легкой эйфории, наверное, мы оба устали от одиночества, и не так уж часто встречались с людьми в такой обстановке. А может у нас просто были похожие души, и мы болтали не переставая, причем оба. Но ни одного слова не было сказано о работе, и это был какой-то наш тайный сговор. Лишь в полночь она поднялась.

— Ты говорила, что живешь близко? — поднялся и я. — Тогда можно, я провожу тебя?

— Это был бы великолепный конец такому великолепному вечеру, — мягко сказала она. — Заодно будешь знать, где я живу.

— Нет, только ты не приглашай меня ни на чай, ни на кофе, для первой встречи мне вполне достаточно и этого. — Я опять испугался.

— Как скажешь, — вдруг рассмеялась она, — я об этом еще не успела подумать.

До ее дома мы добрались за каких-то десять минут, и неожиданно для меня, она поблагодарила за прекрасный вечер, чмокнула меня в щеку и скрылась за входной дверью. Я еще несколько минут стоял не шевелясь, и, скорее всего, просто улыбался.

Назавтра мне уже звонил Майк, мы встретились как всегда в Мехико, только уже в другом зале на первом этаже.

— Как дела, Джон? — он отхлебнул горячее кофе. — Черт возьми, но мне так хочется с кем-то поделиться, и наверное, я остановлюсь на тебе. Ты знаешь, что вчера было? Я встретился с Эли, и все прошло прекрасно. — Он посмотрел на мою реакцию. — Более того, я даже получил поцелуй, но пока лишь в щечку. Ты можешь поверить в это?

— Могу, — не удержался я и расхохотался. — Тоже самое произошло и со мной, только на месте Эли была Кэт, и никакая она не супер серьезная.

— Да? — удивился он и улыбнулся. — Ах ты покоритель федеральных красавиц!

— А ты — деловых красивых леди, — отпарировал я. Мы оба рассмеялись.

— Странно получается, мы оба замы, и оба в отделах убийств, жизнь свела нас вместе хотя бы на короткий срок, и мы в один день знакомимся с симпатичными девушками, и оба получаем от них поцелуи. Не слишком ли все странно? — наконец, спросил он. — Да, ладно, чего только не бывает. Давай лучше перейдем к теме, вернее, к работе. Ты, наверное, еще не в курсе, но два часа назад в международном аэропорту случился, как я подозреваю, девятый случай из нашей серии, по крайней мере, симптомы те же. Я успел лишь промотать одну видеозапись, но у меня есть предложение, мы поедем ко мне и в четыре глаза просмотрим досконально все, что случилось. На этот раз пострадавшего зовут Артур Кирли, и он встречал свою жену из Франкфурта в восемь утра.

— И где он сейчас? — я чуть не подавился кофе.

— В клинике, я звонил туда, шансов ноль, поговорить невозможно. Может быть и так, что в эту минуту он уже отправился на тот свет. — Майк грустно посмотрел в окно. — Теперь с нас уже точно не слезут, так что надо действовать и быстро. Меня уже вызывал шеф и требовал план действий, но я отбился до после обеда.

— Тогда допиваем кофе и поехали, — я стал серьезным.

Кабинет Майка походил на какую-то мастерскую, по ремонту электронной аппаратуры, у него стояло два компьютера, и вокруг были установлены какие-то интересные аппараты, которых я никогда в жизни не видел.

— Садись, — показал он мне на стул рядом. — Вот самая лучшая запись, вернее, ракурс, здесь все хорошо видно, кстати, с записью уже поработали.

Я впился в экран и увидел огромную толпу людей, многие из которых держали в руках какие-то таблички.

— Зал встречающих, — пояснил Майк, — а вот и наш клиент, — он просто ткнул пальцем в монитор.

Я увидел мужчину в шляпе, съемка велась сзади и сверху. Рядом никого в шляпах не было, поэтому потерять его было невозможно. Кто-то протискивается вперед, кто-то слегка пихает его, чтобы заглянуть на выходящих прилетевших людей. Одни исчезают, другие появляются, вот уже его окружение сменилось другими людьми, а он становится на цыпочки и всматривается в постоянно открывающуюся дверь. Так проходит минут двадцать, я уже не улавливал, кто именно и когда приближался к нему вплотную, но, наконец, он вдруг стал махать рукой, но не в дверь, а прямо себе в лицо, будто ему было жарко или не хватало воздуха. Вот он медленно опускается на пол, а люди вокруг оборачиваются, не понимая, что с ним происходит.

— Стоп, — прервал меня Майк, — дальше все как всегда, скорая помощь и клиника. До этого момента кто-то его уже кольнул. Только ты хоть попробовал посчитать, сколько людей поменялось возле него за двадцать минут?

— Много, — кивнул я. — причем смена текучая, постоянная, даже не на ком остановить взгляда. Я попытался засечь одного мужчину в шапочке, он стоял позади него, но тот испарился через минуту.

— А я посчитал, — сказал Майк, — девяноста два разных человека за двадцать минут оказывались рядом с пострадавшим. Думаешь, меня это впечатлило? Я и на других считал, в метро, например, в час пик. В одном случае было восемьдесят восемь, в другом сто четыре. Короче, в среднем сотня.

— А какое время должно пройти, чтобы человек уже не мог стоять на ногах? — спросил я.

— Как сказала твоя любимая Кэт, до двадцати минут, в зависимости от дозы и здоровья человека. Поэтому-то я и взял именно этот отрезок. — Слово любимая я пропустил мимо ушей, сейчас было не до этого. — Кстати, — продолжал он, — я фиксирую только тех, кто задержался возле него сбоку или сзади, а сколько людей просто проскользнуло мимо? Для того, чтобы всадить булавочки, или иглу от шприца нужно три секунды, по свидетельству экспертов, уколы, от которых погибли уже восемь человек, были поверхностными, то есть, неглубокими, и достаточно лишь царапины, чтобы яд попал в кровь. Не знаю, заметил ты или нет, но он ни разу не отвернулся от двери, если бы он почувствовал укол, он хотя бы потер это место или посмотрел на него. У этого точка укола чуть ниже поясницы, сзади, над левой ягодицей. Ни разу его рука не потянулась к тому месту, значит, момента укола он или не заметил, или не придал ему никакого внимания.

— Майк, — наконец, откинулся я, — и что нам может дать эта запись? Если только… — я задумался. — Если зафиксировать лица всех ста человек, кто мог бы засадить ему иглу, и сравнить их с другими сотнями лиц по прошлым делам, но это же огромная работа!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 400
печатная A5
от 483