электронная
360
печатная A5
486
16+
Тайны. Улица Грёз

Бесплатный фрагмент - Тайны. Улица Грёз

Объем:
190 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-9462-0
электронная
от 360
печатная A5
от 486

ТАЙНЫ

ГЛАВА 1

— Сестра, быстро вводите ей снотворное.

— Доктор, она же не сможет тогда родить.

Тихо ответила врачу его мед. сестра.

— Делайте, что вам говорят и не рассуждайте, ребёнок уже почти вышел. Быстрее вводите ей снотворное.

— Но это же подсудное дело.

— Подсудным оно станет, если вы не замолчите. И вообще, вы что-то много рассуждать стали, молча делайте, что вам приказывают.

— Хорошо. как скажете. Но, если что — я молчать не буду.

— Ещё как будете. — Врач взглянул на мед. сестру и от его взгляда ей стало не по себе.

— Сейчас введу ей снотворное. — Покорно произнесла она.

Мед. сестра ввела роженице снотворное и та сразу же заснула. И в этот момент доктор принял ребёнка.

— Ей и её родственникам скажете, что родился мёртвый мальчик. Добавите, что мы делали всё, что могли… но мы же не боги… впрочем, вы и сами знаете, что говорить в подобных случаях.

— Хорошо, доктор. Скажу. — Мед. сестра решила больше не противоречить врачу — мёртвый мальчик, так — мёртвый.

Спустя несколько дней доктор и его мед. сестра вновь принимали роды. Роды были тяжёлыми и ребёнка спасти не удалось. Роженица была уже в возрасте и выносить ещё ребёнка вряд ли у неё получилось бы.

— Жаль женщину. — Сочувственно произнесла сестра, беря мёртвого новорождённого из рук доктора. — И младенца жаль.

— Она без ребёнка не останется. Мы ей дадим отказника. И ей хорошо будет и отказнику. — Сестра удивлённо посмотрела на доктора, но вопросы задавать не стала. Роженица была очень слаба, у неё и сил говорить не было не то, что прислушиваться к разговору медиков. — — Вы ей принесёте ребёнка.

— Доктор, будет лучше, если и вы пройдёте вместе со мной к ней в палату, когда я передам ей ребёнка.

— Да чего вы так боитесь? Ну, хорошо, пройду вместе с вами. Идите и подготовьте отказника.

— Хорошо. Но пройдём к ней мы вместе. — Ещё раз повторила она.

— Идите уже, сказал же пойду, значит — пойду.

Роженицу из род. блока перевезли в палату, а спустя некоторое время к ней вошли мед. сестра с ребёнком и доктор.

— А вот и ваша красавица. — Бодро произнёс врач. — Она очень похожа на вас. Познакомьтесь с дочерью. — Доктор подтолкнул мед. сестру. и тихо прошептал. — Чего вы медлите?

— Как дочь?! — Роженица удивлённо смотрела на врача, на мед. сестру и на завёрнутого младенца. — У меня сын был. Мне врач УЗИ всё время говорила, что у меня мальчик. Какая девочка?! — Роженица была удивлена и даже напугана.

— Да вы успокойтесь. — Спокойно ответил ей доктор. — Вы знаете сколько раз раз врачи на УЗИ ошибаются, а нам потом приходится успокаивать взволнованных матерей. Если вы сомневаетесь, можно провести тест на отцовство и материнство. Как пожелаете. У нас часто эта процедура делается и именно вот, при таких спорных случаях. Гнал бы с работы этих горе-узистов, которые вечно всё путают, а нам потом приходится расхлёбывать. И ведь, что самое обидное — люди-то с нами ссорятся, а не с теми узистами.

— Да я с вами не ссорюсь, просто как-то неожиданно для меня… и муж тоже удивится, мы же мальчика ждали и всё подготовили для сына…

— А получили дочь. — Весело прервал роженицу доктор. — Вот не надо было заранее всё готовить, не зря же такая примета существует. — Доктор мило улыбался. — Ну, кормите свою красавицу, а мне пора к другим роженицам и пациентам.

Доктор продолжал улыбаться женщине, от его приятной улыбки ей стало спокойнее и она протянула руки к ребёнку.

Прошло двадцать лет

Элиза, студентка театрального института готовилась к экзамену. С её внешними данными проблем с выбором профессии не было ни у неё и ни у её родителей. Элиза была очень красива, с детства все только и говорили ей — ты такая красавица, тебе надо стать актрисой. И Элиза выбрала для себя театральный институт. Училась она увлечённо, с интересом, на курсе красивее неё никого не было, конечно же, её красота приносила ей и печали, подруги по курсу очень завидовали ей, ну, а молодые люди все без исключения были в неё влюблены.

Элиза росла единственным ребёнком в очень богатой семье. Всё было только для неё и ради неё. Любое желание и любой каприз дочери молниеносно выполнялись родителями, которые души не чаяли в своей красавице дочери. Несмотря на избалованность, Элиза была очень ранимой, её обижало, что подруги завидовали ей, а когда распределяли роли, то строили даже козни. После того, как Элизу пригласили сниматься в кино и она стала известной, подруги ещё больше старались ей насолить. Экзамен, к которому она готовилась, был по актёрскому мастерству, это самый важный экзамен вуза.

Преподаватель дал задание всем студентам — создать образ, любой какой они захотят, и в этом образе предстать перед своими близкими и даже соседями, надо настолько вжиться в выбранный образ, чтобы люди поверили бы в него и, что самое важное — не узнали бы исполнителя, а потом продемонстрировать этот образ перед педагогами и своими коллегами. На экзамен надо было прийти уже загримированным и никто заранее не должен был знать кто предстанет в образе.

Задание всем очень понравилось и студенты с воодушевлением и энтузиазмом принялись за него. Все всё держали в тайне. Элиза никак не могла выбрать подходящий образ, который ей хотелось бы изобразить. Она и с матерью советовалась и с отцом. А потом решение пришло само. Элиза решила изобразить нищенку, попрошайку и для полной убедительности взяла в помощники свою куклу из детства. Эту куклу привёз ей отец из деловой поездки, когда Элиза была совсем маленькой, кукла была как четырёхмесячный ребёнок, одетая в красивый костюмчик и эту куклу с детства Элиза обожала, берегла её и хотела в будущем передать своим детям как дорогую ей реликвию. Для роли и кукла была переодета в тряпьё. Элиза умело наложила грим, взяла свою куклу и вышла на улицу. Она переходила из дома в дом, стучала, просила милостыню и никто из соседей её не узнал. Элиза ликовала, раз её не узнали соседи, знающие её с детства, то и преподаватели и сокурсники её не узнают, а значит, экзамен по актёрскому мастерству она сдаст. Это был самый сложный экзамен и только сдавший его мог получить роль в спектакле, который ставил главный режиссёр ведущего в городе театра, а получив заветную роль, можно было и не волноваться о будущей карьере — Эта роль была одновременно и контрактом, подписав который студент уже становился полноправным актёром в этом театре, несмотря на незаконченное ещё образование. Потому Элиза так нервничала. Она хорошо понимала — одной красоты недостаточно, нужен ещё и дар, талант.

После того как Элиза справилась с заданием преподавателя и никто из соседей её не узнал, она решила ещё раз всех обойти и вернуть деньги, которые ей дали. Элиза, не переодеваясь и, не снимая грима, ещё раз обошла всех соседей, но уже своим голосом говорила со всеми. Эффект был потрясающий, все соседи не верили своим глазам, что это перед ними Элиза, держащая в руках свою куклу. А ведь, когда Элиза держала в руках куклу как ребёнка было похоже, что ребёнок двигается. Элиза смеясь, объяснила, что это она незаметно двигала куклу, создавая иллюзию движения. Элиза была очень довольна произведённым впечатлением.

На следующий день отец сам отвёз девушку в институт и, не доезжая нескольких метров до здания вуза, чтобы вдруг кто-то из студентов не узнал бы его машины, высадил дочь. Элиза сразу же вошла в образ. В зале, где должен был проходить экзамен собрались уже все студенты, но узнать никого нельзя было. Ждали преподавателей и как только появились преподаватели — экзамен начался. Все выступающие были на уровне, узнать никого нельзя было, но по единогласному решению преподавательского жюри и мнению самих студентов самым лучшим образом и мастерски исполненным признали нищенку с ребёнком. Элиза была на седьмом небе от счастья. После того как экзамен завершился, все сняли свои «маски». А один из студентов, узнав кто была эта нищенка, даже в шутку заметил — слушай, а ведь ты можешь так зарабатывать, и тебя никто и не узнает. Можешь у церкви просить, тебе все подадут.

— А ей это не надо, она у нас самая богатая. — Ехидно заметила одна из сокурсниц.

Но у Элизы было отличное настроение и такая колкость со стороны девушки не испортила ей его. Элизе не терпелось рассказать родителям о своём триумфе — прекрасно сданном экзамене и о подписанном контракте.

Родители, узнав были счастливы, хотя ничего другого они и не ожидали. Знали, что дочь и красавица у них и очень талантлива.

Элиза продолжала учёбу и успешно совмещала её с работой в театре. От приглашений в кино, ей пришлось отказываться, времени не хватало.

— Слушай, я когда советовал тебе заняться попрошайничеством не думал, что ты всерьёз к этому отнесёшься. — Молодой человек, сокурсник Элизы насмешливо смотрел на неё. — Что папочка денег не даёт?

— Ты о чём это? — Элиза удивлённо посмотрела на него. — Я тебя не понимаю.

— Да брось ты. Я вчера с матерью ходил в церковь и видел тебя там, ты в обнимку со своей куклой просила милостыню и у меня, кстати, попросила и я тебе не отказал. Так что верни мне мои деньги. Я тебе не мало дал. Так и думал, что на следующий день потребую назад.

— Что за бред. Я дам тебе деньги, но меня там не было.

— Если бы не было, деньги так сразу не вернула бы. Разве я не прав?

— Ты меня с кем-то спутал. Прости, мне пора.

— Как же, спутаешь! Это была ты. Тебе меня не разубедить. Я вижу, ты очень вжилась в роль. — Смеясь, молодой человек провожал взглядом Элизу, которая торопливо от него уходила.

ГЛАВА 2

— Элиза, привет. Ты куда так торопишься? — Навстречу Элизе шла Мария, она недавно перевелась и в их вуз и сразу же, с первого дня сдружилась с Элизой. Сама была и красивой и богатой, и поэтому зависти к девушке не испытывала, дружила искренне.

— Не куда, а от кого. Так надоел он. Надо же, что придумал. — Мария с интересом слушала Элизу. — Я понимаю, что его мать еле концы с концами сводит, ему с учёбой повезло, мать нашла спонсора, который и оплатил все года учёбы, но, видимо, карманных денег ему не хватает и придумал невесть что.

— Что же он придумал? — Элиза быстро рассказала подруге о костюмированном экзамене, ведь тогда Мария ещё не училась с ними..

— Представляешь, выдумал, что я в гриме просила милостыню у церкви, он мне подал, а сейчас попросил вернуть деньги. Ну, я знаю, что ему нужны деньги и дала, но при этом добавила, что меня у церкви не было, так он не поверил мне, я это видела и почувствовала, сказал, что, если бы меня там не было бы, то деньги я ему не вернула бы. Представляешь? Вот, я торопливо и отошла от него. Что с ним говорить, если он мне всё равно не верит.

— А тебя точно не было у церкви?

— Мария, и ты туда же? Нет, конечно. Зачем мне просить милостыню?

— Ладно, прости. А кого же он тогда видел там?

— Да никого и не видел, просто придумал всё с одной целью — попросить денег. Мог бы просто сказать, что ему нужны деньги, неужели я ему отказала бы.

— Видимо, гордость не позволяет просто попросить.

— А такое придумать — гордость его позволила?

— Ну ладно, не бери в голову. Хотела тебя спросить о роли, которую буду играть в дипломной спектакле… — Девушки увлеклись обсуждением роли и о интриге молодого человека тут же позабыли.

Прошло несколько дней и этот молодой человек — Мартин — вновь обратился к Элизе. Он подождал, когда из аудитории все вышли и остановил её.

— Элиза, мне надо с тобой поговорить.

— Если тебе нужны деньги, я тебе дам и можешь не возвращать, но только прекрати выдумывать обо мне разные небылицы.

— Элиза, подожди. мне не нужны твои деньги, выслушай меня. — Мартин несколько замялся и неуверенно продолжил. Я… я опять видел тебя у церкви… поверь мне, это была ты, я не мог ошибиться. Может, у тебя проблемы? Ты скажи, я помогу тебе. — Элиза на какой-то момент растерялась, но Мартин это воспринял по иному. — Я никому ничего не скажу, ты можешь довериться мне. — Элиза продолжала недоумевать — «или он разыгрывает меня? Может, ему роль такую поручили? Или же… или же я ничего не понимаю».

— Мартин, мне твои глупости уже надоели. Ни у какой церкви я не прошу, пойми, мне это не надо.

— Так может, ты роль свою отрабатываешь? — Уже веселее спросил молодой человек.

— И подобной роли у меня нет и хватит уже надоедать своими глупыми разговорами. Хватит, понял?

— Элиза, но я же не выжил из ума, я два раза видел именно тебя.

— Всё, мне надоело тебя слушать. — Элиза торопливо вышла из аудитории и в дверях столкнулась с Марией.

— Ты, где? Я тебя уже заждалась. — Она увидела в аудитории Мартина и поинтересовалась у Элизы. — Опять он тебе что-то говорил?

— Да. Пойдём скорее. Не могу уже его бред слушать.

Они прошли во двор института и всю дорогу до двора Элиза молчала.

— — Что на этот раз он хотел от тебя?

— Да всё тоже. Опять говорил, что видел меня у церкви и что я просила милостыню.

— Опять деньги хотел?

— Нет. Напротив, предлагал мне помощь, интересовался, может у меня проблемы.

— Я вот, что подумала. Ведь он… ну, не может он постоянно так сочинять…

— Мария, ты о чём? И ты думаешь, что я могу, загримировавшись просить деньги в церкви?!

— Да нет же, конечно. Я предлагаю нам с тобой пройти к церкви и самой увидеть ту попрошайку, которая так на тебя похожа. — Элиза задумалась.

— А ведь ты права. Как я об этом сразу не подумала.

— Вот, после занятий сразу же и сходим и посмотрим, действительно ли между вами такое сходство.

С трудом дождавшись конца занятий девушки сразу же отправились к церкви. По дороге, Элиза вспомнила, что не спросила у Мартина около какой именно церкви он видел ту попрошайку и решил ему позвонить.

Не надо звонить и спрашивать. Пусть о нашем походе никто не знает. Мы поедем с тобой к самой главной церкви города, ведь она в центре и около неё всего много просящих. Но я не думаю, что нам сразу повезёт.

— Послушай, Мартин говорил, что он ходил вместе с матерью, а значит, это было в воскресенье, в другие дни его мать на работе.

— Поедем сейчас, а если её не будет, то и в воскресенье тоже посетим церковь.

Девушки подъехали к церкви, просящими были одни старушки, а молодой девушки с ребёнком среди них не было. Элиза и Мария вошли в церковь, покрутились около икон, даже свечи зажгли, но в самой церкви никого из попрошаек не видели. Не найдя той, ради которой приехали, чуть расстроенные вернулись к своим машинам. — Да… сегодня нам не повезло. Ну, ничего, приедем сюда в воскресенье.

В воскресный день под предлогом подготовки к роли Мария и Элиза направились в церковь. Хоть и было утро, но и посетителей и просящих было много. Девушки подходили к каждой нищей и подавая деньги, внимательно вглядывались в лица. — Смотри, вон туда, видишь? — Мария глазами указала на сидящую поодаль от всех девушку, на руках она держала ребёнка. Элиза, когда увидела её, то не поверила собственным глазам. Она увидела… себя.

Мария… Мария… ты видела? Это же… я… этой моя роль на экзамене… я была точно так загримирована… в руках держала свою куклу…

— Подойдём к ней поближе.

Девушки подошли к молодой нищенке и внимательно смотрели на неё. Девушка держала на руках ребёнка, он не спал, как обычно спят дети у попрошаек, а смотрел на мать. Девушка качала его, что-то приговаривая. Элиза и Мария положили перед ней деньги, но продолжали стоять, не отходили. Попрошайка, увидев сколько ей оставили, от неожиданной радости даже и не поблагодарила, а взяв деньги, куда-то быстро заторопилась, но при этом успела посмотреть на своих благодетелей.

Да она твоя копия… — Произнесла Мария, глядя вслед уходящей нищенки.

— Да… теперь понятно, почему Мартин принял её за меня. Если бы я своими глазами её не увидела, то не поверила бы в существование таинственной нищенки.

— Я как раз недавно читала, что у каждого человека есть свой двойник и видишь, правдивая оказалась статья. Надо же, ты с ней — прямо одно лицо.

— Да… надо же, как бывает. Знаешь, я хочу ей помогать. У неё маленький ребёнок, представляю как же ей тяжело и трудно.

— Ты видела как она убежала с деньгами? Определённо побежала в магазин, купить еды.

— Может, дождаться её здесь?

— Нет. Лучше расспросим о ней, ведь явно все эти люди рассказывают о своих бедах, делятся, думаю и она — не исключение.

— Хорошая идея. — Девушки подошли к одной женщине и Элиза обратилась к ней с вопросом, но прежде подала щедрую милостыню.

— Я бы хотела узнать о молодой девушке с ребёнком. О той, которая сейчас сидела здесь, недалеко от вас.

— А что вас интересует? Я могу, конечно же, сказать, но что мне за это будет?

— Ещё столько же и от меня. — Быстро произнесла Мария.

— И от меня тоже.

— Ну, тогда я вам всё расскажу, но деньги — вперёд.

Мария протянула деньги. — А остальное получите после рассказа. — Останавливая руку подруги, сказала она.

— Ладно, вижу вы меня не обманете. Эта девушка давно уже здесь, она одна осталась с ребёнком на руках, была у неё мать, но померла она. Рассказывала, что и отец был да и вообще семья была хорошая, но потом у них разладилось умер отец, мать болела, сама она должна была выйти замуж, но её друг, отец ребёнка, вдруг передумал на ней жениться и вот, она оказалась здесь. На работу устроиться не смогла, хорошо, ещё, что крыша над головой у неё есть. Вот, больше ничего не знаю. — Женщина протянула руку за оставшимися деньгами.

— А зовут её как? — Элиза дала ей деньги.

— Зовут? Да вроде… Элизой… но я точно не уверена… хотя… нет… да… точно Элизой, но тут все называли её Эли… Ой, спасибо вам, милые девушки. Сегодня, благодаря вам у меня пир будет, я ведь столько даже за месяц и не собираю.

— А она каждый день сюда приходит? — Спросила Мария, Элиза, услышав её имя была в самом настоящем ступоре — ни произносить ничего не могла и не двигаться.

— Да, каждый день, но только по воскресеньям приходит прямо с утра, а так — ближе к вечеру уже на своём посту.

Мария попрощалась за себя и за Элизу и они отошли.

— Приди в себя уже.

— Её зовут так же как и меня…

— Ну и что? Видишь какое совпадение.

— А тебе не кажется такое совпадение странным? — Элиза постепенно приходила в себя.

— Нет. Не кажется. Ехать сама можешь или на моей машине поедем?

— Могу. Спасибо тебе, что составила мне компанию. Я буду помогать этой девушке. Обязательно буду. И родителям о ней расскажу. Вот сейчас вернусь и сразу же расскажу.

— Тогда до завтра.

Девушки разъехались по домам. Элиза всё была под впечатлением и когда она появилась в доме, мать сразу заметила в дочери перемену.

— Элиза, с тобой всё хорошо?

— Со мной — да, но я должна тебе что-то рассказать.

ГЛАВА 3

Элиза прошла в гостиную комнату, села напротив матери и приступила к рассказу. Она рассказала обо всём и закончила тем, что узнала сегодня. — Ты не представляешь, как она на меня похожа, прямо одно со мной лицо и… и зовут её так же как и меня. Ну, скажи, как это возможно?

Бывают такие совпадения. — Уклончиво ответила мать.

— Да, я знаю, у каждого есть свой двойник, ты это имеешь в виду?

— Именно это.

— Мама, я хочу помочь этой бедной девушке, тем более, что она так похожа на меня и даже моя тёзка.

— Ну, конечно же, мы ей поможем. Если хочешь, я могу пригласить её к нам работать, в доме всегда можно найти какую-нибудь работу, а ребёнка… для него она наймёт няню.

— Мама, как же хорошо. Тогда я прямо сейчас поеду и предложу ей работу и заберу к нам жить.

— Ну, конечно же, поезжай и привези её. Мне самой уже не терпится на неё посмотреть.

Элиза поехала к церкви, но девушки там не оказалось. От просящих она узнала, где та проживает и направилась к ней. Жила девушка в небольшом доме. Элиза постучала в дверь и спустя некоторое время на пороге появилась хозяйка дома, она очень удивилась, но и обрадовалась, к ней давно никто не приходил. Девушка сразу же узнала Элизу, и радость на её лице вдруг сменилась страхом.

— -Вы ко мне? Вы хотите забрать свои деньги?

— Нет, Элиза, что вы. Вас ведь так зовут?

— Нет, меня зовут Элина, но все меня называют Эли. Вы проходите.

— А там у церкви мне сказали, что вас зовут Элиза и потому я к вам так обратилась.

— Видимо, у кого вы спросили, не знала моего полного имени. — Проходите.

Элиза прошла в дом. Внутри было очень аккуратно и чисто, Элиза даже удивилась.

— У меня редко бывают гости. — Элина была заинтригована приходом гостьи, но не решалась её об этом спросить. Элиза поняла состояние девушки и поспешила объяснить ей цель своего визита.

— Элина, понимаете… моей матери требуется помощница по дому — горничная и когда сегодня я вас увидела, то поняла, что именно вы самая подходящая кандидатура.

Элина внимательно смотрела на Элизу, казалось, что только сейчас ей бросилось в глаза их поразительное сходство.

— Вы… я…

— Да мы очень похожи. — Пришла Элиза ей на выручку. — Так вы согласны работать у нас?

— Я, конечно, с радостью. Но… у меня ребёнок, младенец. Я не могу сдать его в приют.

— Вам этого никто и не предлагает. Ребёнок будет жить с вами, вы наймёте для него няню, вам достаточно будут платить мои родители.

— Вы это всерьёз мне предлагаете? — Элина не верила своим ушам, ведь это как сказка было для неё.

— Элина, не будем тратить времени, поедем уже домой.

— -Я… я только вещи соберу.

— Не нужно, заприте дом и поедем, а по дороге я куплю всё необходимое для вас и вашего ребёнка. Кто у вас?

— У меня сын — Роберт, я назвала его в честь отца.

— Берите сына и едем, моя мама уже ожидает нас.

Элина была как во сне, она всё не могла поверить, что всё это происходит с ней на самом деле. Произошло чудо, о котором она мечтала постоянно.

По дороге домой Элиза купила всё самое необходимое для ребёнка и для самой Элины. Когда мать Элизы увидела Элину, то от неожиданного сходства чуть не потеряла сознание. — «Так обычно похожи бывают только близнецы.» — Пронеслось у неё в голове. Но женщина сумела совладать с собой.

Мама, это Элина, о которой я тебе говорила.

Здравствуйте. — Робко поздоровалась Элина. — Меня ваша дочь от вашего имени пригласила на работу. — Элина говорила неуверенно, всё боясь, что чудо вдруг исчезнет.

— Добрый день, Элина. Да, мне нужна горничная.. Элиза, проводи Элину в её комнату и пригласи няню из офиса для ребёнка.

Элиза повела Элину в её комнату, а женщина с удивлением смотрела вслед Элины и страшные думы одолевали её. — «Но ведь Элиза была единственным ребёнком в своей семье, откуда же тогда появилась эта Элина? Это не простое сходство, такое сходство может быть только между идентичными близнецами. Получается, что Элиза не была единственным ребёнком в семье, но почему же нам ничего не сказали?» — Женщина терялась в догадках. — «Элиза не должна ни о чём знать».

Когда к матери вышла дочь, женщина взяла себя уже в руки и спокойно заговорила с ней.

— Надо же как иногда шутит природа. С ума сойти, она — действительно твой двойник. Вот, ведь правду говорят учёные, что у каждого человека есть свой двойник, но не все их находят. А тебе и этой девушке просто повезло, вам посчастливилось найти друг друга. Такое сходство… прямо волшебство какое-то. — Женщина пыталась разговорами отвлечь Элину от подозрений, которые могли возникнуть у неё, но девушка пока не задумывалась о них, она радовалась, что смогла облегчить тяжёлую жизнь матери-одиночки. Пока она не хотела ни о чём расспрашивать Элину, была уверена, пройдёт время и девушка сама расскажет о своей семье и о своей жизни.

Мать Элизы с трудом дождалась возвращения мужа с работы и как только он появился в доме сразу же увела его в спальню для серьёзного разговора.

— Дорогой, ты не представляешь, что у нас произошло. — Она подробно обо всём рассказала. — Когда ты увидеть Элину, то сам поймёшь, что не может быть разговора о простом сходстве, я уверена — Элина и наша дочь — сёстры. Но почему же нас ни о чём не предупредили, когда мы Элизу младенцем брали из приюта. — Шепотом говорила женщина. — Дорогой, наша дочь ни о чём не должна догадаться, я ей всё говорила о двойниках, о шутках природы и я думаю, она в это поверила.

— Элиза не глупа, она сможет и сама догадаться… интересно что на уме у этой Элины? И зачем ты распорядилась привести её в наш дом. Чтобы её приход не принёс нам бед.

— Элиза очень обеспокоилась о её судьбе, это её желание было помочь бедной девушке и потому я решила взять её на работу.

— Лишь бы её приход к нам не принёс бы следом печали в наш дом.

— Не думаю, дорогой. Если они сёстры, то Элина будет такой же милой и доброй как наша дочь. Я думаю, тебе надо съездить в приют и узнать почему нас обманули. Если их было двое, то мы взяли бы обеих. Странно. что они тогда нам ничего не сказали.

— Ты думаешь надо ворошить прошлое?

— Надо, дорогой, мы должны узнать почему от нас скрыли правду и выяснить действительно ли Элина и Элиза сёстры.

— Ну, с выяснением их родства проблемы не будет, генетический анализ нам поможет это узнать, а вот почему нас обманули… это выяснить гораздо труднее, я конечно же поеду в приют, но будут ли там документы нашей дочери, ведь прошло двадцать лет, вряд ли в архиве что-либо сохранено..

— Но ты всё равно поезжай, а вдруг и будет и мы узнаем правду спустя столько лет. А сейчас иди в душ и потом мы поужинаем, а я узнаю как обустроилась Элина.

Ближе к вечеру уже новая няня приступила к своим обязанностям, а Элина стала работать горничной. Отец Элизы был потрясён сходством, но также как и его жена заговорил о двойниках. Элина была настолько поглощена своим изменившимся положением, что сходство с хозяйской дочерью её как-то не заинтриговало, а вот Элиза очень удивилась. Ещё и то её очень удивило, что родители будто бы сговорившись, уж очень рьяно говорили о двойниках. Лежа в кровати, она всё никак не могла заснуть, думала о себе, об Элине и о сходстве.

На следующий день, прямо с утра, не заезжая к себе на работу, отец Элизы направился в приют.

ГЛАВА 4

Элиза поднялась раньше обычного, ничего не говоря матери, почти сразу же после завтрака уехала.

— Ты сегодня раньше уходишь. Когда тебя ждать? — Провожая дочь, поинтересовалась мать.

— К дипломному спектаклю надо готовиться, нервничаю, вот и не спится, возможно, чуть задержусь, не знаю пока точно.

— Не переживай, всё у тебя получится.

Элиза торопливо покинула дом, но она спешила не в институт, говорить матери куда едет не хотела заранее.

Отец Элизы приехал в приют. Его сразу же проводили к директрисе, с трудом, но в располневшей женщине он узнал её, это была та самая директриса, которая работала здесь двадцать лет назад, когда они забирали Элизу. Но женщина не узнала его.

— Добрый день. — Поздоровался он. — У меня к вам несколько вопросов.

— Здравствуйте. Присаживайтесь. Я слушаю вас, но у меня очень мало свободного времени.

— Я надолго вас не задержу. Понимаете, в чём дело.

— Внимательно слушаю вас. — Директриса с интересом смотрела на мужчину.

— Дело в том, что ровно двадцать лет назад мы с женой удочерили девочку из вашего приюта…

— И что? — Недовольным тоном спросила она. — Если есть какие-то проблемы с дочерью, то это уже не ко мне.

— Нет, нет, никаких проблем. Наша дочь — идеальный ребёнок, мы её обожаем. Хотя, как он она уже ребёнок?

— Тогда, что вы хотите от меня?

— Понимаете… — говорить о потрясающем сходстве дочери с горничной ему не хотелось, но именно выяснить это он и хотел выяснить. — Когда мы её брали… то нам не сказали из какой она семьи, и одна ли она родилась.

— А с чего это вы сейчас заинтересовались этим? — Директриса подозрительно смотрела на мужчину.

— Да понимаете, а вдруг у неё есть братья или сёстры?

— Ну, а вам какое до них дело? Я никак не могу понять к чему этот разговор?

— Возможно, она родилась не одна, у неё не было сестры близнеца? — Мужчина прямо решил спросить.

— Поздно вы, однако, спохватились. Где же я сейчас вам об этом узнаю.

— В архиве же хранятся все сведения о ваших младенцах.

— Да вы знаете, что это такое, искать в архиве дела двадцатилетней давности? Я даже не представляю, где могут быть сведения о таком давнишнем удочерении.

Отец Элизы достал несколько купюр из кармана. — А сейчас вы тоже не вспомните, где дела у вас хранятся? — Заметив сумму, которую ей предлагает посетитель, директриса, не меняя интонации, продолжила.

— Я вспомнила, где могут быть требуемые вам сведения. Подождите минут пять и я сейчас всё принесу. А я вас узнала. Я быстро вернусь. — Несмотря на свою полноту, женщина быстро вскочила и вышла из кабинета. Вернулась она действительно быстро, и в руках держала небольшую папку. — Вот, всё, что вам нужно находится здесь. — Она раскрыла папку и стала просматривать пожелтевшие от времени листы бумаги. — Вот, дата рождения Элоизы. Она поступила к нам без имени, но мы сами всем отказникам даём имена.

— Да, я помню это имя, моей жене оно не понравилось и мы изменили его на Элизу.

— Это ваше право.

— Мы и дату рождения изменили — месяц и число, но год оставили прежним.

— И это ваше право. — Повторила директриса. — Вот, документ из родильного отделения и здесь, как видите — женщина протянула лист бумаги посетителю — ничего не сказано о рождении близнецов. Ваша дочь была одна у своей непутёвой матери. — Директриса протянула руку за документом, но отец Элизы не торопился его возвращать, он впервые обратил внимание на один факт, о котором ему тогда, двадцать лет назад никто ничего не сказал. — Вас что-то заинтересовало? — Спросила директриса.

— Да. Почему нашу дочь перевели к вам не сразу же после рождения, вот я вижу здесь заявление от её матери об отказе, а перевели спустя несколько дней. Вы можете сказать почему?

— Вы такие вопросы задаёте… ведь столько лет прошло. — Отец Элизы вновь достал из карманы несколько купюр. — … но я могу на них ответить. — Опять не меняя интонации произнесла женщина. — Ваша дочь, когда родилась, у неё обнаружили спинномозговую грыжу и несмотря на то, что она была отказником, её сразу же прооперировали, и когда её состояние стало удовлетворительным — отправили к нам в приют. У девочки шрам на спине…

— Да, я знаю об этом шраме, он у неё и сейчас есть.

— Он на всю жизнь ей останется как упоминание о перенесённой операции. Вот, потому и не сразу её переправили к нам. Что ещё вас интересует? — Директриса была сама любезность и никуда уже не торопилась.

— Да вроде всё выяснил. Спасибо вам большое.

— Возникнут вопросы — обращайтесь. — Произнесла директриса умильно улыбаясь, пряча деньги в ящик стола и попрощалась с отцом Элизы.

Мужчина торопился домой, ему не терпелось всё рассказать своей жене и успокоить её. Как только он вернулся в дом, сразу же рассказал о своём визите в приют и передал весь разговор с директрисой. — Видишь, горничная вовсе не сестра нашей дочери, а просто очень на неё похожа.

Ну, с ума сойти какое сходство.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 486