электронная
180
печатная A5
342
18+
Тайны есть у всех

Бесплатный фрагмент - Тайны есть у всех

История о том, как чужие люди становятся родными

Объем:
94 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-5348-6
электронная
от 180
печатная A5
от 342

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Королевство Таиланд. Город Хуахин

— Марк, послушай меня, это какое-то безумие! Подумай, что ты творишь? Уму непостижимо! — почти кричал степенный мужчина, бегая по кабинету и картинно заламывая руки. Нет, ты точно сошел с ума, сбрендил. Последние слова он буквально выкрикнул в лицо совершенно лысому старику, сидящему в инвалидном кресле. Тот только самодовольно ухмылялся, и с его лица не сходило выражение полного удовлетворения от своего поступка.

— Дорогой мой Роман Станиславович — прогудел он — Что вас так вывело из себя? По-моему, отлично я все придумал!

— Ты всегда был жутким авантюристом, и я уже смирился с твоими выходками, но это переходит все границы! Нет, я решительно отказываюсь в этом участвовать! — простонал Роман и опустился на диван.

— Рома, ты не можешь отказаться, ты не только мой поверенный во всех делах, но и мой друг. Кроме того, адвокатских компаний полно, и ты же не допустишь, чтобы я обратился к каким-нибудь прощелыгам?!

— это шантаж, натуральный шантаж! — тихо сказал адвокат — Но я вынужден согласиться. В память о….. — недоговорив, он посмотрел на старика.

Тот вмиг стал серьезным и кивнул ему!

— Да, в память, именно так! Приступай, Рома, приступай не откладывая. Ты прекрасно понимаешь, что мне осталось немного, встреча с вечным уже близка!

Роман встал, прошелся по кабинету и посмотрел на старика. Тот сгорбившись смотрел на языки пламени в камине. Адвокат тут впервые понял, что скоро Марк уйдет. Впервые он явно это осознал, и ему стало не по себе. Быстро попрощавшись и взяв черный кейс с бумагами, он вышел из особняка и вдохнул прогретый воздух Хуахина. «Райская земля Королевства Таиланд приняла грешника Маркушу, но и не отпустила его. Похороним его тут. Надо с ним это обсудить» — вдруг внезапно возникла мысль в голове Романа. Он постоял еще пару минут, сел в в уже ожидавшее такси и поехал в отель, собирать вещи. Завтра его ждала холодная Россия

Глава 1

Город Курганинск.

— Какое счастье вставать в 12 часов дня, Боже, какое счастье — Катерина с блаженной улыбкой зарывалась в подушку и щелкала пультом от ТВ.

— О! 12.17, надо подрываться.

По-старушечьи шаркая ногами она прошла на кухню и щелкнула чайником. Обычный утренний ритуал — 3 чашки кофе и 3 сигаретки. Да, совсем не полезно, но без этого Катрин с утра не чувствовала себя человеком. Аккуратно пристроила чашку с термоядерным кофе возле ноутбука, который в последнее время прописался на кухонном столе, ведь так приятно смотреть в инете всякие глупости, болтать со знакомыми и совсем незнакомыми людьми и наслаждаться кофейком с сигаретами. Курение в комнатах было под строжайшим запретом и не нарушалось даже в состоянии принятия горячительных напитков.

— Так, что у нас нового?! — спросила Катя у телевизора

Субботняя программа не радовала — на НТВ опять кого-то убили и корреспондент с упоением рассказывал подробности, на Первом опять кто-то кого-то лечил, на Рен опять происходило нашествие инопланетян. «Фу, скучно и грустно!». Короче, добро пожаловать на Комеди канал. Выпив обычные три чашки под смешные и не очень шутки резидентов Комеди Клуба, Катя поплелась в ванную. Пора на работу! «У всех нормальных людей выходной, а я как раб на галерах» — ворчала Катрин под шум душа. Дело в том, что милейшая Катерина Леонидовна вот уже как два года трудилась на ниве Общепита, а конкретно значилась Управляющей модного и одновременного дорогущего клуба-ресторана «Тихая Гавань». Работа непыльная, но нервная, зато все компенсируется приятной зарплатой. Но вот рабочий день начинался в 14.00 и заканчивался далеко за полночь.

Еще раз одернув белую блузу Катерина внимательно посмотрела на себя в зеркало. С той стороны она увидела темноволосую и кареглазую девушку (мало ли что 36 лет скоро стукнет). Как на ее взгляд — так чуть полноватую, хотя две ее закадычные подруги Альбинка и Даниелла в один голос утверждают, что у нее все как надо. На то они и подруги — чтобы радовать. Сотовый раздраженно запиликал и выдал смс: «Вас ожидает белый автомобиль госномер 016». Катя никогда не пыталась научиться рулить самостоятельно, ей было комфортнее передвигаться на такси. Как говорил их друг-одноклассник Димон — «Убийц за рулем хватает, еще тебя не хватало».

Путь на работу занял рекордные 7 минут. Суббота все-таки. Кто спит, кто с вечера пятницы уехал навестить заветные шесть соток, а кто-то, как и Катрин, вынужден работать в субботу. Водитель такси рассмеялся и кивнул ей головой в сторону ларька. Там стояла мужчинка средних лет с весьма помятым лицом. Бедолага, хорошо проводивший пятницу, хотел достойно встретиться с субботой и для достижения цели ему было необходимо одно — бутылочка — другая холодненького пивка. Одна беда, весь капитал, который он хотел готов вложить в развитие отечественного пивоварения, был в монетах, которые он тщетно пытался сосчитать. Руки тряслись, монеты падали. Мужчинка тихо зверел.

«Тихая Гавань» встретила прохладой и тишиной. С кухни доносились манящие ароматы, повар здесь был что надо, хозяин переманил его из Питера. Особенно ему удавались мясные блюда. Кивая на ходу официантам, которые сновали между столиков с деловым видом, Катрин быстрым шагом прошла в свою берлогу, так она называла свой небольшой кабинетик. Стол, любимое черное кресло, которое она привезла из дома, шкаф и мягкий красный диванчик — вот и весь интерьер. Но здесь ей было комфортно, особенно радовала то, что не надо делить кабинет с бухгалтером Ниной, как было раньше. Это была ее личная территория, ее тихий островок в их шумной Гавани. Ее подруга Альбинка всегда напоминала ей о важности личного пространства. Кстати, о подругах, у Катрины их было две. Такие непохожие друг на друга и горячо ею любимые. С Альбиной, то есть Ивановой Альбиной Ираклиевной она была знакома с первого класса. После торжественной линейки она робко вошла в класс и совершенно не знала, что же ей делать дальше. И тогда именно Альбинка — серьезная девчушка в очках подошла к ней, взяла за руку и посадила рядом с собой. Так и просидели все школьные года за одной партой. Альбина не знала своего отца — гордого грузина Ираклия, но жила в поклонении перед его образом. Ее мама всегда говорила о нем только тепло и с какой-то светлой улыбкой. Альбина была всегда мегасерьезной и без труда после школы поступила на юридический в Университет нашего города. Могла и на Москву замахнуться, но к тому времени Людмила Павловна, мама Альбинки, уже серьезно болела, и дочерний долг одержал верх над столичным образованием. Сейчас Альбина Ираклиевна была строгим преподавателем в вузе с громким названием Академия экономического и правового развития. Мужчин у нее не наблюдалось, жила она в той самой квартирке, откуда тихо ушла ее мама. Нет, ученая степень кандидата юридических наук не превратило ее в синий чулок, но и серьезные отношения на горизонте не маячили.

Вторая подруга появилась в жизни Катрин сравнительно недавно. 10 лет назад Даниелла Росси-Шварц, а в девичестве Дашка Рябова влетела в их с Альбинкой жизнь как ураган. Она была фанатично предана идее, что лучшие мужья это иностранцы, поэтому сочеталась законным браком именно с обладателями паспортов европейского Союза. Первый брак с престарелым итальянцем принес ей красивую фамилию, желание изменить имя на более звучное, что она быстренько и сделала и стойкую ненависть к спагетти и прочим макаронным изделиям, которые в огромном количестве поглощал ее итальянский спутник жизни. Устав от жаркого солнца Италии и шумных родственников супруга, встретив тихого инженера из Швейцарии, она с легкостью сделала ручкой престарелому итальянскому мачо и укатила в снежную и степенную альпийскую долину. Однако, через два года, взвыв от монотонности и сытой жизни в Швейцарии, Дашка сбежала в Россию. Уже здесь она известила супруга о полнейшем нежелании существовать с ним в единой ячейке общества. Второй муж оказался на редкость порядочным мужчиной и перевел ей кругленькую сумму. Родителей у Дарьи не было, погибли они, когда Дашке было 7 месяцев от роду, поэтому воспитывалась она в детдоме. Была бабушка, но по одним известным ей причинам воспитывать Дашку она не пожелала, перед смертью как-то ее вспомнила и оставила ей квартиру в центре. Дашка поселилась в этой квартире, сделал «полную реновацию», как она выразилась и на мужнины деньги открыла Спа-Салон «Малибу». Швейцарский муж скучал и часто звонил, до сих пор в нем жила надежда, что его драгоценная Даниелла к нему вернется. В знак своей искренней любви ежемесячно присылал приятную сумму в евро. Вообщем, жизнь Дарью-Даниеллу радовала и мысли о новом муже ее белокурую голову пока не посещала.

Вот так мы и существовали — озеро спокойствия Альбина, море страсти Дашка и я между ними.

2 августа!!! кричал настенный календарь с глупыми цветочками. В этот день и начались эти удивительные события. Итак, слушайте!

Глава 2

Сев в любимое кресло я несколько мгновений покачалась туда-сюда, крутанулась вправо-влево и принялась за работу. Так, этот придурочный поставщик овощей опять не привез баклажаны и брокколи, повар будет орать как резанный. Ух, я даже поежилась, вспомнив, как он умеет голосить. Причем, по поводу и без. Идем далее, по мясу и рыбе порядок, ну, хоть здесь все в ажуре. Фрукты — ого!, даже перебор. Прихвачу немного домой, надо пользоваться служебным помещением. Мои размышления о том, какие выгоды сулит должность управляющего рестораном, прервал стук в дверь.

— Да-да, открыто!

В дверном проеме показалась ярко-рыжая копна волос. Наша хостесс, Машенька. Миленькая, с веселыми ямочками на всегда румяных щечках и всегда в отличном настроении. «Наше солнышко», как ее называли все в «Тихой Гавани».

— Кать Леонидовна, биг босс тебя требует. Срочно-срочненько!

— Иду, Манюнь, 5 сек.

Наш биг босс Ашот Арамович был очень трепетный и нервный, как экзальтированная дамочка 18 века. Не знаю, каким образом он заработал капитал на открытие Тихой Гавани, но, в общем, мужик он был неплохой. К девочкам официанткам не приставал, с посетительницами не любезничал. На его столе в кабинете стояли 12 фотографий в тяжелых блестящих рамках — вся его обожаемая семья — шестеро детей, необъятная жена и, конечно же, мама.

— Ашот Арамович, звал?

— Дорогуша, ты знаешь, что сегодня за день? Ты помнишь, какие у нас сегодня гости? Ты же не забыла?

Голос Ашота дрожал и срывался. В этом он был весь — сплошные эмоции и темперамент.

— Ашот Арамович, не волнуйся. Все под контролем. Продукты в наличии, бокалы блестят, повара в ожидании.

Биг босс нервно забегал по холлу, шумно вздыхая. Это выглядело очень комично.

— Смотрите, смотрите у меня. Ах, какой день, какие гости — запричитал босс и скрылся в своем кабинете. Видимо, будет успокаивать свои нервы рахат-лукумом, до которого он был большой охотник.

Вам интересно, что за важный день у нас сегодня? Как по мне — так рядовой банкет. И пускай гости — представители нашей городской администрации. Ни в первый, и ни в последний раз такие вот у них сабантуйчики. Ладно, пора навестить нашу кухню.

Кухня встретила рабочим шумом и визгами повара. Когда-то наш повар Михаил Петрович проходил обучение в Италии и принял за основу манеры поведения своего наставника — повара с мировым именем, но скверным характером.

— Михаил Петрович, что случилось? Что омрачает ваш день сегодня? — ласково спросила я

Шеф-повар затих, опешив от моего ласкового тона и начал теребить и мять свой поварской колпак.

— Катя, они не привезли баклажаны!!!! Как я могу приготовить сотэ из баклажан без баклажан? Может, прикажете сделать бефстроганов без говядины или испечь торт Захер без абрикосового конфитюра???

Повар гневно смотрел на ни в чем неповинного су-шефа, который мысленно проклял все баклажаны на свете.

— Дорогой Михаил Петрович, оснований для паники нет никаких. Баклажаны вам доставят через час, и вы успеете приготовить ваше божественное сотэ. А оно у вас чистая амброзия, нектар, шедевр — разливалась я соловьем.

Шеф-повар обмяк и заметно повеселел. Чертяка, любит льстивые речи. Есть у него Ахиллесова пята, как слышит похвалу своих кулинарных изысков, из злобного черта превращается в плюшевую милашку.

— Ладно, Катюш, если все нормально, то и не буду переживать. Так, что встали, за работу — уже веселым голосом крикнул он кухне и все забегали-зашевелились.

Танцующей походкой я пошла в свою берлогу, решив испить кофейку. Есть у меня в заначке полпачки вьетнамского кофе из нашей последней поездки.

Налив в чашку с надписью Turkey 2006 кофеек, я достала из сумки мобильник. Четыре пропущенных — Альбинка два раза, соседка по лестничной клетке и незнакомый номер. Кому надо — перезвонят, соседка наверняка опять будет деньги клянчить, ни разу еще долг не отдала, позвоню-ка я лучше Альбине.

— Привет, моя ученая подруга! От тебя аж два пропущенных. Так соскучилась или…?

В трубке что-то захрипело, я удивилась.

— Мать, что у тебя там?

— Ох, спину прихватило, проклятые сквозняки в этом Богом забытом Вузе — начала жаловаться подруга — я сбежала с лекций и еду к Волшебнику. Волшебникам мы называли Женечку — массажиста с необыкновенными руками, к услугам которого мы часто прибегали.

— Ладно, не буду тебя отвлекать. Лечись, дорогая. Ты нам нужна здоровая. Жене большой привет от меня и нежный поцелуй, моя спина его помнит.

Положив трубку, я открыла ноутбук и зашла в свой почтовый ящик. Сплошной спам и реклама, ничего не заслуживает моего внимания. О! адвокатская контора город Москва. Интересненько!

Прочитав письмо, я откинулась на спинку кресла и достала из стола сигареты. Что это…? Развод, шутка или…? Текст письма был таков:

«Уважаемая госпожа Рижская! Ставлю вас в известность, что 1 февраля сего года после продолжительной болезни скончался мой доверитель Рижский Марк Анатольевич. Для более детального обсуждения завещания, в котором упомянуты и вы, приглашаю Вас посетить наш офис, расположенный по адресу: город Москва Большой переулок дом 12. С искренними пожеланиями здоровья и успеха Данилогорский Роман Станиславович, адвокат». Ниже был указан московский номер телефона.

Я долго сидела в раздумьях и смолила сигарету за сигаретой. Мои родители с упоением употребляли горькую и про неизвестного мне Марка Анатольевича не рассказывали. Хотя, мои прародители иногда забывали и собственные имена. От моей бабулечки я тоже никогда не слышала о ни о данном господине, ни о состоятельных родственниках.

Так, надо позвонить и расспросить. Что гадать!!!

Я с трепетом, (Ого! Уже представляю себя наследницей миллионов, домов — пароходов, пролетело у меня в голове), набрала номер. Гудки, гудки, аааа, мой нервный тонус поднялся до верхней планки.

— Добрый день, приемная адвоката Данилогорского — ответил приятный женский голос.

— Здравствуйте, меня зовут Рижская Катерина и я получила любопытное послание подписанное Романом Станиславовичем. Я могу с ним поговорить?

— О, Катерина Леонидовна, рада вас слышать. Мы ожидали ваш звонок. К сожалению, Роман Станиславович сегодня весь день на заседании адвокатской палаты, но он вас ждет. Приезжайте завтра же, не откладывайте. Вам продиктовать наш адрес?

— Нет, спасибо. Адрес он указал в письме. Скажите, а что за завещание и кто такой Марк Анатольевич?

— Извините, Катерина Леонидовна, на все эти вопросы вам ответит Роман Станиславович. Я не уполномочена давать какие-либо комментарии.

Я поблагодарила и положила трубку. Мысли кружили в моей голове и выстраивали невероятную снежинку. Так, надо объявлять общий сбор. Сигнал номер 1.

Была у нас сформирована система оповещения. Сигнал номер 3 — надо собраться и хорошо провести вечерок.

Сигнал номер 2 — случилось нечто интересное, надо обсудить.

Сигнал номер 1 — пожар, катастрофа, стихийное бедствие. Срочный сбор.

Сбросив девчонкам смс, я собралась, подкрасила губы и вышла в зал, время встречать важных гостей. Вечер в «Тихой Гавани» начался.

Глава 3

Стрелки на больших часах в холле приближались к девяти вечера, гости уже заметно подрасслабились, мужчины скинули пиджаки, дамы разрумянились. Наш штатный певец Виталик проникновенно шептал в микрофон что-то лирическое.

В зал ворвалась Даниелка и моментально взгляды мужчин переместились на нее. А тут было на что посмотреть — стройная фигура с идеальной грудью размера этак четвертого. По утверждению самой хозяйки — все совершенно свое и дано матушкой — природой. Каскад белокурых волос, невероятные ресницы и необыкновенный аромат духов. Наша Дарья ни в чем не знала меры — ни в мужчинах, ни в духах, ни в стремлении жить.

Не обращая внимания на взгляды мужчин, она пронеслась по залу и плюхнулась за наш столик. Минут через десять прибыла и многоуважаемая к. ю. н. Иванова. Альбина вошла в зал, степенно направилась к столу, здороваясь с гостями нашего ресторана, многие из которых частенько прибегали к ее услугам в области права.

Я стояла у барной стойки и наблюдала за моими девчонками. Как хорошо, что они есть у меня, как же мне повезло.

Пять минут я понаблюдала за залом — бармен сосредоточено мастерил коктейль, официанты бегали с подносами и тарелками, тут и там мелькала рыжая голова Машеньки. Наша хостесс, Машенька, как добрый ангел начала помогать официантам, видя, что они не справляются с таким наплывам гостей.

Сев за столик к подругам, я рассказала им о письме и звонке в Москву. Даниелка только ахала, а Альбина сосредоточено молчала. Закончив рассказ, я приготовилась выслушать мнения подруг и тут случилось невероятное:

— Надо ехать, прямо завтра и поедем! — сказала Альбина

Вот от кого, а от рациональной и продуманной до мозга костей Альбины я этих слов не ожидала. Не склона она была к авантюрам.

— Но Альбин, это похоже на развод. Я впервые слышу об этом Марке, да и не было у нас никогда богатеев в семействе, сама знаешь.

— Катюша, я знаю Данилогорского, это очень серьезный человек. Он приватный друг таких людей, что имя упоминать их страшно. Короче, девчули, собираемся и едем.

Даниелка молчала и растерянно хлопала ресницами, Альбина сосредоточено барабанила пальцами по столу, певец надрывался, гости звенели бокалами, а на меня напало какое-то оцепенение. Я встряхнула головой, чтобы выветрилась эта какофония звуков и решительно сказала:

— Решено! Едем!

И тут за моей спиной раздался страшный грохот и шум бьющейся посуды. Так, веселье продолжается! Два почтенных седовласых представителей нашей администрации схлестнулись ни на жизнь, а на смерть. Интересно, что не поделили государственные мужи?!

Драка совершенно никого не удивила, все банкеты администрации проходили по одному сценарию, как под копирку. Сначала все чинно и благородно, а потом развеселые мордобития.

Через 15 минут драчуны уже выпивали за здоровье друг друга, осколки посуды и беспорядок ликвидирован официантами и у всех вновь хорошее настроение. Ура!

Вздохнув, я отправилась в кабинет к Биг Боссу, клянчить пару дней отпуска за свой счет. В Москву на общем собрании было решено выдвинуться на авто Альбинки, а дорога от нашего города до Москвы займет почти день.

Решив все вопросы с Ашотом Арамовичем, я заглянула в свою берлогу, выключила компьютер и собралась уже уходить, но внутри меня почему-то появилось чувство. Что я уезжаю надолго и как-то защемило сердце, хотя сроду на него не жаловалась.

— Глупости все это, нервы! — сказала я вслух своему отражение в небольшом зеркале, висящем напротив двери, и вышла из кабинетика. Эх, тогда я и не догадывалась, насколько мое сердечко почувствовало некоторые события.

Глава 4

Москва встретила километровой пробкой, пронзительными гудками клаксонов и всеобщей нервозностью.

— Боже, как они здесь живут? Каждый день такое — стонала Даниелка, развалившись на заднем сиденье — никогда не перееду в эту клоаку.

— Даня, а как же шикарные богатые мужчины? В Москве они на каждом шагу, глядишь, новый супруг нарисуется — хохотали мы с Альбинкой. Даниелка только отмахивалась от нас и опрыскивала свое драгоценное личико мицеллярной водой.

Преодолев московские пробки, мы, наконец, прибыли по адресу. Офис поражал своей роскошью и размахом. Мраморные полы, двухметровые пальмы в кадках, туда-сюда сновали молодые люди с папками в руках и длинноногие девицы с деловым видом.

— Ого! — сказала Дашка — а наш адвокат совсем непростой!

Альбинка поежилась и почему-то со вздохом сказала

— Роман Станиславович замечательный человек и большой профессионал. Он Бог юриспруденции!

Мы с удивлением посмотрели на нее:

— Так ты что, с ним знакома? Откуда? Кто он? Почему молчала? — закидывали ее вопросами с двух сторон.

— Девочки, давай те все потом. Не сейчас, прошу вас. — прошептала Альбинка.

Не буду рассказывать, как нас встретили в приемной у этого бога юриспруденции, но прием оказался выше всех похвал. Девчонки остались в приемной, где их развлекала и угощала помощница Юлия, а мы с Романом Станиславовичем прошли в его кабинет.

— Катерина, очень рад с вами познакомиться, жаль, что пришлось это сделать при таких скорбных событиях, но такова реальность.

— Я, конечно, рада с вами познакомиться, но давайте вы уже объясните мне кто такой Марк Анатольевич, почему у нас одна фамилия и с какого черта он упомянул меня в своем завещании??? — почти выкрикнула я последние слова

— Катерина, спокойнее. Сейчас я вам все объясню. Немного терпения.- адвокат посмотрел на меня с неким удивлением — Что именно вас так вывело из себя, то, что вы упомянуты в завещании или то, что вам незнаком усопший?

— Роман Станиславович, у меня спокойная размеренная жизнь, я не люблю сюрпризы, от них одни неприятности, поэтому я и нервничаю. Хватит пустых разговоров, успокойте меня и все мне объясните.

— Катя, начну издалека! Марк Анатольевич был моим другом много-много лет, это был необыкновенный человек — умница, шутник и балагур, любитель хорошей еды и женщин. Он прожил интересную жизнь, очень интересную жизнь… много лет назад он уехал из России, у него возникли, так сказать, непреодолимые разногласия с органами власти. Уезжал он нищим, в никуда. Без поддержки. Без средств. И спустя всего несколько лет Марк уже разбогател. Он был как Царь Мидас, все к чему он прикасался, превращалось в золото, а вернее в доллары. Все было хорошо в жизни Маркуши, жить бы да радоваться, но всю жизнь он рвался в Россию, слишком много она там оставил, а вернее многих… — адвокат замолчал, на его глазах вроде как даже выступили слезы

— Катя, давайте сделаем небольшой перерыв на кофе, мне необходимо собраться с мыслями — вдруг сказал он

— Да, конечно, Роман Станиславович, давайте выпьем кофе. Кстати, у вас можно курить?

— Закуривайте. Я давно бросил, но некоторым посетителям разрешаю.

Минут десять они пили кофе в полнейшей тишине. Адвокат думал о чем-то своем, а Катя исподтишка его разглядывала и гадала, что он ей скажет.

— Продолжим, катя! Кстати, вы знаете, почему вас назвали именно Катерина, а не Екатерина?

— Как-то и не задумывалась над этим. А что?

— Марк вас так назвал. Он хотел, чтобы имя у вас было необычное, но и сильно выделяться в то время нельзя было. Вот он и отнял у имени первую букву. Он вас сильно любил, хотя и расстался с вами, когда вы были еще совсем маленькой. И маму вашу он сильно любил, просто до беспамятства.

— Мою маму? — удивились я и вспомнила свою вечно опухшую родительницу с подбитым глазом и вечным амбре перегара

— Да, вашу маму, Лидию!

— Но мою мать звали Ирина. Теперь понятно, что ваш Марк меня спутал со своей настоящей дочерью. Вот все и прояснилось. Что ж, спасибо за кофе, мы поедем — поднялась Катерина и взяла свою сумочку в руки.

— Подожди, Катя, подожди — поморщился адвокат — ну что за привычка у нынешней молодежи, не дослушают до конца и бегут. Никакого уважения к старости

— Ну, не клевещите на себя. Какая вам старость. Вы еще мужчина в расцвете сил, как Карлсон — брякнула Катя и села

— Тебя родила младшая сестра твоей якобы матери — Лида. Она была редкой красавицей, неудивительно, что Марк влюбился в нее с первого взгляда. Она не устояла перед его обаянием и в итоге появилась ты. Но Марк в это же время был вынужден бежать из страны, а вас с Лидочкой он не смог забрать. Сам ехал в никуда. Твоя бабушка была мудрой женщиной и просто приказала своей старшей дочери Ирине записать тебя своей дочерью, она тогда уже была замужем и твоя биография была надежно защищена. Он с оказией присылал деньги и вещи, тебя растила Лидочка и бабушка, а Марк всегда искал возможность забрать вас. Но потом мы узнали, что Лида умерла, тебе было всего полтора года. Она всегда была какой-то хрупкой, какой-то неземной. Ушла она быстро и тихо, тогда о лечении скоротечного рака никогда не говорил. Времена были тяжелые, людям на еду не хватало, не то, что на лекарства.

— Теперь понятно, почему мать с отцом всегда так ко мне относились. Я была для них посторонним человек — с грустью сказала я

— Вообщем, все эти годы Марк помнил о тебе. Почему он не встретился с тобой раньше и не открылся — не могу сказать, сам не знаю. Но теперь, девочка, твоя жизнь изменится. Сегодня тебе будет заказан билет, и завтра ты будешь в Таиланде, именно там провел свои последние года Марк. Там соберутся все, кто указан в завещании и я вас ним ознакомлю.

— Какой еще Таиланд? — вытаращила я на него глаза — какой, блин, Таиланд. У меня работа, у меня свекрови, у меня вообще жизнь личная. Я не могу раз, и сорваться за 9000 километров.

— Придется, билет я возьму на любой день. Кстати, можешь пригласить с собой своих подруг, в качестве группы поддержки. Билеты я возьму на всех. Два дня достаточно, чтобы ты решила свои домашние дела? — спросил адвокат

Я задумалась. В Таиланд жутко хотелось, мы ездили туда один раз с девочками, и завещание хотелось послушать, да и вообще, интересно посмотреть хотя бы фото человека, который оказывается мой настоящий отец.

— Неделя! Мне нужна неделя! — ответила я

— Договорились. Как приедете домой, сразу отправь мне данные ваших загран паспортов, я закажу билеты. Я, естественно, полечу с вами. Так мне спокойнее будет

Мы распрощались, и Роман Станиславович проводил нас к нашей машине. Я видела, что девочкам не терпится расспросить меня, но они держались.

Потомив подружек, я приподняла занавес таинственности. Боже, сколько было криков, как восторга, так и ужаса, сколько вопросов, сколько слов. Вообщем, в после двух часов мини истерики мы договорились, что летим естественно втроем и недели нам хватит для сборов.

Глава 5

Утром, сквозь крепкий сон продирался назойливый противный звук, не имеющий к радужному сновидению никакого отношения. Телефон! Кто там с утра решил мне настроение испортить? Все прекрасно знают ой график работы и до 12 меня не беспокоят. Это мог быть один человек — моя свекровь номер 2 — Алматинская Светлана Максимовна. Прожившая всю жизнь за спиной мужа-генерала, она мнила себя светской дамой и знатоком всего изысканного и проблемы челяди ее не касалась, а меня она всегда считала не ровней ее драгоценному сыночку. Что ей надо на этот раз?!

— Доброе утро, Светлана Максимовна! Что случилось?

— Екатерина, почему я вынуждена ждать так долго, пока ты соизволишь поднять трубку. Это персональное неуважение ко мне.

— Светлана Максимовна, не называйте меня ЕКАТЕРИНОЙ и сейчас 8 утра, вы прекрасно знаете мой график, в это время у меня еще ночь.

— Боже, как ты могла согласиться работать в кабаке, это ужасно, это моветон. После того как мы приняли тебя в нашу семью, ты могла бы немного приобщиться к правилам приличной жизни. Боже, ты так низко пала.

— Уважаемая Светлана Максимовна, напоминаю, что ваш дражайший сыночек очень даже хорошо кушал и пил на деньги, получаемые мною в кабаке, и вас это не смущало. Давайте не будем ругаться с утра, что у вас случилось?

— У меня трагедия, просто катастрофа жуткая. Максика нет, приходится обращаться к тебе. Пока он в отъезде ты как его супруга обязана мне помочь.

Я не стала напоминать свекрови, что с ее сыночком меня больше ничего не связывает, это было бесполезно.

— Хорошо, я приеду к вам, немного позже, но приеду, и вы мне все расскажете. Договорились? — с покорным вздохом сказала я

— Буду ждать тебя — звонко ответила свекровь.

Я, как и Даниелка, была повязана узами Гименея дважды, но ни компенсаций, ни итальянского солнца мои бывшие супружники мне не оставили. Первый решил, что его судьба уехать на ПМЖ в Германию, и так как я отказалась, сам подал на развод. Сейчас живет как бюргер, женился на немке и уже успел народить двоих наследников. Второй — Максик- нарцисс каких свет не видывал. Разбаловала его моя дражайшая свекровь, так что чашку чая не мог себе самостоятельно налить. Работой гнушался, считая любую деятельность недостойной его, жил за счет маменьки, а потом за мой. Устав от его пьянок и вытягивания из меня последних копеек, я выгнала его, он пару месяцы ждал, что я примчусь, упаду ниц и попрошу их светлость вернуться обратно, но я почему то не спешила упасть в его объятия. Он прихватил у матери деньги со счета и отбыл в Москву, как сказал, немного развлечься от провинции. Более я его и не видела. Не знаю, сгинул в Москве или еще что, но меня не беспокоил и, слава богу.

Надо подниматься и заехать к свекрови перед работой, а то весь день будут сыпаться проклятия на мою голову, техникой подленьких смс Светлана Максимовна овладела на оценку пять с плюсом.

Свекровь встретила меня вечно поджатыми губками, но при полном параде. Не похоже, что у нее какая-то катастрофа. Эта женщина даже во время атомной бомбежки успеет навертеть кудри, накраситься и надеть парадное платье.

— Что у вас случилось? У меня катастрофически мало времени — спросила я, надеясь на быстрый разговор в коридоре.

— Проходи, Екатерина. Разговаривать в дверях дурной тон — высоким голосом сказала свекровь и поплыла в комнату

Чертыхаясь вполголоса, я скинула туфли и прошла в комнату. Свекровь уже наливала свой отвратный чай, у нее был редкостный талант заваривать самый мерзкий чай в мире, чуть желтый, без вкуса и аромата.

— Екатерина, случилось ужаснейшее происшествие. Вчера я решила продать одну из своих картин и вызвала Моисея Владимировича. Так представляешь, он мне сказал, что все мои шедевры — это подделка! Ты можешь себе представить большую нелепицу?

— Как подделки? Их еще ваш муж покупал, и все документы на них есть, вы же сами мне их демонстрировали. Ничего не понимаю? Дайте мне телефон, я позвоню Моисею сама

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 342