электронная
360
печатная A5
470
12+
Таинственные свитки

Бесплатный фрагмент - Таинственные свитки

Роман

Объем:
290 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-0982-1
электронная
от 360
печатная A5
от 470

Елена Фёдорова родилась на Чукотке в семье военных врачей. Работала стюардессой Международных линий Аэрофлота, окончила Всесоюзный университет искусств, курсы тележурналистов в Останкино, вела передачи на Подмосковном телеканале ТРК «Лобня» и писала свои книги.

Их более сорока, суммарный тираж пятьдесят тысяч экземпляров. Три книги переведены на английский язык и находятся в Доме Поэтов в Нью-Йорке.

На стихи Елены разными композиторами написано около двухсот песен.

И ещё одна грань таланта — «Театр Елены Фёдоровой», где она выступает сразу в трёх ролях: сценарист, режиссёр, актёр.


Елена Фёдорова — поэт, писатель, сценарист, член Союза писателей России и Союза писателей XXI века, Почётный работник культуры города Лобня, стипендиат Губернатора Московской области в номинации «Выдающийся деятель культуры и искусств», финалист национальных литературных премий «Писатель года 2014» и «Дама фантастики 2017», победитель Первого альтернативного международного конкурса «Новое имя в фантастике», лауреат международной литературной премии имени Леонардо 2018 и газеты Литературные известия, финалист международного литературного Германского конкурса «Лучшая книга 2019 года», номинирована на Премию Мира, включена в список пятьдесят лучших писателей, победитель в конкурсах поэзии имени Марины Цветаевой и стихов о Великой Отечественной Войне, награждена медалями имени Адама Мицкевича, Мацуо Басе, Семёна Надсона, Ганса Христиана Андерсена, Леонардо да Винчи, Алексея Маресьева и многочисленными дипломами за вклад в детскую и фантастическую литературу.

На стихи Елены Фёдоровой разными композиторами написано около двухсот песен. Проект песен для детей «Золотая страна» в соавторстве с композитором Вячеславом Гридуновым стал лауреат премии Губернатора Московской области «Наше Подмосковье» в номинации «Забота о детях».

Авторский сайт: http://efedorova.ru


Благодарю Почётного Гражданина города Лобня

Президента Благотворительного фонда «Обелиск» Андрея Тишкова

за идею создания этой книги.

ТАИНСТВЕННЫЕ СВИТКИ

Разум для имеющих его — источник жизни,

А учёность глупых — глупость.

Притчи 16:22.

Таёжные загадки

Каждое лето родители отправляли Даньку, Дашу и Демида в таёжную глушь к бабушке и дедушке. Там, вдали от московской суеты, жизнь становилась другой. В Фатьяновке, на берегу стремительной реки Ирий, Даньке верилось в существование иных миров, связь с которыми вот-вот осуществится. Ему представлялось, что чёрная озоновая дыра это дверь, за которой находится нечто фантастическое, неведомое доселе. Но чтобы стать первооткрывателем тайн и загадок, нужно для начала выполнить приказ деда Андрея и спрятать подальше телефоны, планшеты и прочие «оковы цивилизации», как он их пренебрежительно называет.

Оторвавшись от светящегося днём и ночью экрана, Данька понял, что дед прав, без оков жить интереснее. На мир нужно смотреть своими глазами, чтобы не пропустить главное чудо, приготовленное персонально для тебя.

Данька любит фантазировать на тему чудес и невозможных возможностей. Благо слушатели всегда рядом. Сестра Даша и младший брат Демид смотрят на него с открытыми ртами, а он плетёт им всё, что в голову приходит, фантазирует на вольную тему. И всё-то у него ладно да складно получается. Не беда, что правды в этих сказках ни на грош, главное внимание и почтение подрастающего поколения.

— Ах, Данечка, какой же ты у нас умный! — хвалит его Даша. — Ах, ах…

Данька только посмеивается: девчонка, что с неё взять.

— Данилка, ты у нас голова! вторит сестре младший Демид. Старший брат для него пример во всём. А летом тем паче.

Лето… Пора радостного блаженства. Не заканчивалось бы оно никогда. Длилось бы и длилось… Но так не бывает. Увы, у всего на свете есть начальная и финальная точки. А у времени особенно. Следующий учебный год выпускной, потом вступительные экзамены. Не до отдыха Даньке тогда будет, не до походов и таёжных сказок. Прекрасная летняя пора превратится в горячую пору, и от этого сердце паренька ноет. Не хочется Даньке взрослеть, не хочется расставаться с беззаботностью. Хорошо, что ещё есть время. Хорошо, что можно прожить пару счастливых месяцев в деревянном доме на краю леса. Хорошо, что можно сбросить все условности и быть собой. Здесь, в тайге ему не нужно никому подражать, кроме деда, который фальши не терпит. А в Москве приходится приспосабливаться, прятать своё лицо под маской снобизма, быть таким же, как сверстники: заносчивым, высокомерным, эгоистичным, самовлюблённым подростком, мальчиком поколения икс, у которого есть свой особый взгляд на будущее. Разумеется, этот взгляд в корне отличается от взгляда предков, на которых никто из современных подростков равняться не собирается. Достаточно того, что дети это зеркала, отражающие родительские пороки в преувеличенном виде. Взрослые кричат, ругаются на своих невоспитанных отпрысков, и никак не возьмут в толк, что им просто нужно посмотреть на себя, заглянуть поглубже в свои души, чтобы понять свои собственные промахи и ошибки. Но…

Слушая упреки взрослых, Данька скептически ухмыляется: яблоки падают рядом с яблоней. Не собирают виноград со смоковницы. Не пьют из болота. Так было и будет во все времена. Каждый сам создаёт своё будущее, пишет свою историю, у которой нет сослагательного наклонения.

Историей Данька увлёкся благодаря деду Андрею, который постоянно говорил внукам, что «перед шагом в великое будущее нужно вспомнить прошлое и осмыслить настоящее» и потом рассказывал им такие интересные легенды, что Данька окончательно и бесповоротно решил докопаться до центра земли и узнать-таки истину. Год от года это желание крепло и стало настоящей мечтой. Настоящие мечты, как известно, сбываются. А если сюда прибавить ещё и то, что ты носишь фамилию древнего славянского рода, то мечта твоя просто обязана стать явью, проявиться в реальности. Так думал Данька выбирая себе профессию.

После раскопок в деревне Фатьяновке, когда в одном из курганов обнаружили захоронения, относящиеся ко второму или третьему веку до нашей эры, которые назвали остатками фатьяновской культуры, Данька решил поступать в историко-архивный. Позже выяснилось, что найденные артефакты, являются частью русской культурно-исторической общности «людей с боевыми топорами». Право носить оружие, сделанное из сверх прочного металла, они получали благодаря доблести и воинской славе. Свои поселения славные воины славы, укрепляли валами, которые имели не только оборонительное значение, но и соединяли между собой родовые общины. Земляные валы или змиевы валы тянулись на тысячи километров. Внутри них были сделаны широкие подземные ходы, комнаты и лестницы для подъема наружу.

Мужчины рода занимались кроме военного дела пастушеством, охотой, рыболовством, уходом за скотом, строительством жилья, ковали и плавили металл. Своё мастерство они передавали из поколения в поколение, не доверяли тайну посторонним. Топоры, сделанные фатьяновскими мастерами, до сих пор считаются сверхпрочными и высокохудожественными произведениями.

Фатьяновские женщины от мужей не отставали. Они занимались не только домашним хозяйством и воспитанием детей, но ещё вырезали украшения из костей животных, из перламутровых морских раковин, освоили гончарное производство. Оригинальные узоры на глиняной посуде бомбовидной и шаровидной форм стали своеобразной визитной карточкой фатьяновских мастериц.

Все мужчины фатьяновского рода считались воинами с шестнадцати лет. Даньке скоро семнадцать. Он вполне может взять в руки боевой топор, который хранится в доме деда, и сразиться с медведем. Хотя это он загнул. Медведя трогать не стоит. Да и сражаться ему с таёжными жителями не очень-то хочется. Пусть лучше произойдет нечто фантастическое, что сделает последнее лето его детства незабываемым…

Безграничность, беспредельность

Недоступные понятья.

Мы живём сейчас, сегодня,

Не торопимся понять мы,

Что космическая вечность

Место встречи душ крылатых.

Все границы и запреты

Разрушать быстрее надо.

Нужно двигаться к вершине,

К самой важной нашей цели,

Чтобы жизненную силу

Не растрачивать бесцельно.

Заменив сиюминутность

Безграничностью бескрайней,

Мы однажды прикоснёмся

К постиженью главной тайны.

Всю дорогу из Москвы до Фатьяновки Данька умолял провидение, высшие силы, судьбу, Бога, о содействии и помощи в исполнении своих заветных желаний, и чудо произошло. Произошло, как и положено чуду, неожиданно.

Поначалу всё было обыденно привычным. Встреча с бабушкой Любой и дедом Андреем, пироги из печки, самовар на углях, рыбалка, костёр, сбор ягод и грибов, блаженство. Но однажды утром дед Андрей в своей привычно строгой манере сказал:

— Мои дорогие бездельники, позвольте прервать ваше прекрасное ничегонеделанье. Для вас появилось одно неотложное дельце.

— Какое? — Даша нахмурилась. Лежать с книжкой в гамаке намного приятнее, чем пропалывать грядки под палящим солнцем. А Данькина душа запела:

— Вот оно, вот… Сейчас дед скажет, что-то важное… Сейчас…

— Бабушка Люба просит нас очистить погреб, — дед улыбнулся. — Вот такая гениальная идея пришла ей в голову спозаранку.

Данька сник. Даша толкнула его в бок, спросила с долей сарказма:

— Господин сказочник, не в бабушкином ли погребе находится нечто такое, о чём вы нам ещё не рассказывали?

— Не знаю пока, огрызнулся Данька.

В погреб идти не хотелось совершенно. На улице солнце, погода прелесть, а их в погреб гонят. Уж лучше грядки полоть…

— Я готов, деда, идём! — воскликнул Демид, схватив деда за руку. Я никогда ещё в погребе не был. Там, наверное, жутко интересно.

— Жутко, Демидка! — дед рассмеялся, взял фонарь. — Идём.

Он первым спустился по шаткой лестнице вниз. Вторым был Демид, за ним Даша, а Данька процессию замыкал. В погребе пахло прелой землёй, потому что одна из стен так и осталась без деревянной обшивки. Данька провёл по ней рукой, спросил:

— Дед, почему вы эту стену бревнами не закладываете?

— Чтобы можно было погреб расширить, — ответил тот.

— А мыши здесь есть? — спросила Даша, озираясь по сторонам. Она, как и Демид, спустилась в погреб первый раз и ужасно боялась не столько мышей, сколько вурдалаков и вампиров, про которых только что читала. Спрашивать про эту нечисть у деда Даша не стала. Знала, он рассердится. Он не одобряет повальное увлечение подрастающего поколения страшилками. Но Даше приходится быть, как все, чтобы не выглядеть белой вороной. Дед её поймет и простит, а сверстники засмеют, если она не будет в курсе очередного вампирского бестселлера.

— Мыши здесь, конечно же, есть, как им не быть, но они тебя, Дашутка, сами боятся, дед обнял внучку за плечи. Самый лучший способ борьбы со страхом сказка. Да-да. Представьте, что мы спустились в погреб по просьбе королевы Мышильды, которая давным-давно ждёт нас здесь, чтобы открыть нам тайну мышиного народа.

— Ух ты! — обрадовался Демид. — Сама королева нас ждёт!

— Вот видишь, вместо страха интерес появился, — дед улыбнулся. — Теперь мы будем встречи с королевой Мышильдой ждать. Обрадуемся, когда её увидим.

— Ах, дедушка, какой же ты у нас замечательный, люблю тебя, — Даша прижалась к нему. — А ты сам с кем бы хотел встретиться?

— Я? — в глазах деда появились озорные огоньки. — Я мечтаю с русичами встретиться, с росами, предками нашими.

— И я с русичами хочу встретиться, а ещё с древлянами, полянами и северянами, — заявил Демид. — Мы в школе про древлян проходили.

— Учительница сказала, что так называли тех, кто в лесах жил. Жителей полей звали полянами, а тех, кто ушёл на север, называли северянами.

— Ещё были дреговичи, кривичи, родимичи и вятичи. Всё это славянские племена, — добавил дед. — Мы с вами о них ещё поговорим, когда бабушке поможем. Она велела нам все банки с солениями и вареньями наружу вынести для ревизии. Решила наша Любушка ревизские сказки составить, чтобы безошибочно находить всё, что ей нужно.

— Смешные слова какие, ревизские сказки, — Данька улыбнулся. — Не соединяются они как-то: ревизия и сказки. Уж лучше информационный портал.

— Для вас, может и лучше, а для наших предков слова эти ясными и понятными были. Ревизские сказки документы, в которых записывали важную информацию. Правда потом эти прекрасные слова заменили другими, более современными словами: архивные документы, архивные записи, архив, — сказал дед Андрей.

— Путаница какая-то получается, Демид насупился.

— Путаница происходит потому, что нам сказки про Кощея да Бабу Ягу рассказывают, вот мы и думаем, что сказка это нечто неправдоподобное, — пояснила Даша.

— «Сказка ложь, да в ней намёк добрым молодцам урок», так написал великий Александр Сергеевич Пушкин, и мы это помним, — добавил Данька.

— Урок в каждой сказке есть, это точно, подтвердил дед Андрей. — Мало того, всё, написанное в сказках правда. Да-да, сказки это правда. Наши предки таким самобытным способом передавали знания из поколения в поколение, сказывали, рассказывали друг другу нечто важное, зашифровывали информацию так, чтобы охотники за тайнами не смогли узнать, о чём именно речь идёт и, где ключ к познанию спрятан.

Вы заметили, что у всех сказочных персонажей свои характеры, свои отличительные черты, по которым мы их сразу же узнаем: жадность, злоба, хитрость, властолюбие, лицемерие, зависть, эгоизм, самовлюблённость, лесть знакомы качества, да?

— Да, — согласились дети.

— Такие черты характера, такие качества есть у большинства людей. Просто люди их не спешат сразу показывать. Стоят они, как бабушкины баночки, закрытыми до поры. А открой их, неизвестно, что будет. Кое-кто и взорваться может и прокиснуть, дед рассмеялся. Ладно, берём наши баночки. Демидка, вот твоя ноша, ступай наверх. Даша, наполняй свою корзиночку. Даниил готовится и замыкает шествие…

Данька забрал последнюю банку со стеллажа, сказал:

— Не грустите, королева Мышильда. Мы скоро новые баночки

сюда принесём. Будет в вашем царстве-государстве красиво, а не сиротливо, как теперь.

Дзинь… что-то звякнуло за Данькиной спиной, словно цепочка или ключ на пол упали. Он обернулся. В земляной стене появилось небольшое отверстие, наподобие дверного глазка, через который пробился внутрь луч света. Данька хоть и не был пугливым, ойкнул и поспешил выбраться из погреба.

— Откуда свет под землёй? — думал он, поднимаясь по шаткой

деревянной лестнице. — Померещилось, наверное… Потом проверю.

— Ну вот, все мои баночки теперь наверху, молодцы. Спасибо за помощь! — похвалила внуков бабушка Люба. — Можете гулять и отдыхать.

— Ура! — закричал Демид и умчался к мальчишкам, поджидавшим его у калитки.

— Даша, дело есть, взяв сестру за руку, — сказал Данька.

Официальный тон означал, что дело действительно важное, скорее всего сердечное. Даша знала, что Даньке нравится её одноклассница Ариша. Она много раз передавала той записки от брата. Получая послания, Ариша краснела, смущалась, а чуть позже с таким же смущением передавала Даше ответное письмо. Содержимое записок девочки не обсуждали. Между ними как-то сразу возникло негласное соглашение о том, что до поры тайна должна оставаться тайной. Даша сгорала от нетерпения, завидовала подруге, но не говорила ни слова. Ей очень хотелось, чтобы мальчишки из Данькиного класса обратили на неё внимание и написали ей любовные послания. Но старшеклассники относились к Даше со снисхождением, не желали они пока видеть в ней барышню, которой следует петь серенады под балконом, не доросли они ещё до любовных посланий, как её старший брат.

— Твои друзья слепые кроты, — сердилась Даша, а Данька отшучивался:

— Дашутка, они боятся, что я им кости за тебя переломаю, на дуэль вызову, если что-то не так пойдёт.

— Так уж и на дуэль? — хмурилась Даша.

— Именно так, сестричка. Ты же знаешь, что я уроки русской борьбы с пелёнок изучать начал…

— Болтать ты с пелёнок начал, это точно. Болтун ты, Данька, отменный.

— Болтун мы расшифруем так: брат, отличный, любимый, терпеливый, умный, незаменимый! Всё верно. Я такой. И ты у меня лучшая сестрёнка, Дашка. Ты мой оруженосец.

— Я твой письмоносец. До оружия, слава Богу, дело не дошло.

— Погоди, ещё дойдёт. Всё у нас с тобой впереди, Дашутка. Вот в Фатьяновку поедем и тогда… Ого-го, что будет! Помяни моё слово…

И вот Данька держит её под локоток, подталкивает к двери, лицо сосредоточенно серьёзное. Значит, дело деликатное.

— Ну, что там у тебя стряслось? — спросила Даша с улыбкой. Ей нравилось ощущать свою значимость.

— Понимаешь, я тут в погребе увидел нечто… — Данька замялся. — Ты не подумай, только, что я того, — он покрутил пальцем у виска. — Мне твоя помощь нужна. Хочу проверить свою догадку. Давай ночью в погреб вместе сходим. Я же обещал, что ты моим оруженосцем будешь, вот и понесёшь фонарь. Согласна?

— Да, — Даша кивнула, хоть и растерялась от такого странного предложения. — Мне не совсем понятно, зачем нам ночи-то ждать?

— Не хочу раньше времени деда с бабушкой пугать. Давай всё проверим, а потом… — улыбнулся. — Может мне это всё только показалось, а я весь дом на уши поставлю. Не стоит спешить. Дождёмся ночи.

— С тобой, мой милый брат, всё ясно: ты превращаешься в летучую мышь и говоришь деревянному мальчику Буратино, то бишь мне: «Дождись ночи, чтобы узнать тайну!» И я тебе повинуюсь…

В полночь Даша и Даниил взяли фонарь, полезли в погреб. Демид увязался за ними. Как он выследил брата с сестрой было не понятно, но выяснять и прогонять его себе дороже. Пусть идёт.

Приключение началось с того, что Даша уронила фонарь. Пришлось спешно искать новый. Старая лестница чуть было не развалилась, когда Данька оступился на ступеньке, которую он утром хотел починить, да так и забыл. Демид начал спускаться не сразу. Он опускал одну ногу, отдергивал её, опускал другую, пыхтел, вытирал пот.

— Отойди уже, герой, — рассердилась Даша.

— Нет, я сейчас, — слова сестры подействовали. Демид, таки, полез

вниз.

Погреб стал как будто шире, просторнее. В центре земляной стены зияло круглое отверстие, через которое внутрь пробивался свет.

— Не привиделось, слава Богу! — Данька улыбнулся, подошёл ближе, прикрыл ладонью земляной глазок. Но свет не исчез, словно Данькина рука не была для него препятствием.

— Фантастика! — прошептала Даша, положив свою руку поверх Данькиной. Свет не исчез. Он не погас и тогда, когда Демид, встав на цыпочки, закрыл отверстие двумя руками.

— Нам нужно эту стену раскопать, друзья мои. Я тут саперную лопатку прихватил, — сказал Данька. — Грунт мягкий. Думаю, справимся быстро.

Воткнул лопату в стену, раз… Стена рухнула, открыв проход в комнату, залитую светом. Свет этот исходил от свитков, лежащих в одинаковых ячейках на металлическом стеллаже. На каждом свитке ленточка с сургучовой печатью и номером от одного до девяти. Едва Данька протянул руку, чтобы взять свиток, тот сам выплыл из ячейки, развернулся, стал дисплеем, на котором появилось изображение города в форме солнца.

— Ребята, мы с вами проникли в настоящую тайну мышиного королевства! — воскликнула Даша.

— Сдается мне, что это вовсе не королевство Мышильды, а портал со сверхновыми технологиями. Такие дисплеи только в кино можно увидеть, — сказал Данька, разглядывая светящийся экран. Но дотронуться до дисплея свиток не позволил, скрутился и лёг на своё место.

— Понятно, — сказал Данька. — Руками ничего трогать нельзя. Достаточно руку протянуть, чтобы получить информацию, хранящуюся в свитке.

— Я получаю следующую информацию, — заявил Демид, протянув руку к другому свитку. Тот выплыл из ячейки, развернулся. На дисплее появились замысловатые письмена и цифры.

Не нарушайте хронологию, она является шкалой времени, — послышался негромкий голос похожий на звон колокольчика.

Даша ойкнула. Свечение исчезло. В погребе стало темно. Свет фонариков был настолько тусклым, что дети с трудом добрались до лестницы.

— Наверное, нам на сегодня хватит, — сказал Данька. Мы с вами итак узнали слишком много нового. Нужно эту информацию переварить. Это круче могильных фатьяновских захоронений с бусами понизками из рыбьих костей и медвежьих клыков. Идёмте…

Демид вылез из погреба первым, Даниил последним. Даша стерла пот со лба, сказала:

— Я до утра не усну. Это серьёзнее вампиров. О таком ещё ни один фантаст не написал. Сверхсекретные технологии в старом доме, в земляном погребе сенсация века! Кто сумеет объяснить, как эти свитки в бабушкин погреб попали? Зачем их нам с вами показали? Почему именно нам?

— Думаю, ответы на твои вопросы мы получим завтра, когда деду обо всём расскажем, не волнуйся, сестричка, — успокоил её Данька.

— А, вдруг эти свитки только ночью можно увидеть, что тогда? — спросила Даша.

— Давай не будем гадать, что да как, а дождемся утра и спустимся в погреб вместе с бабушкой и дедушкой, — предложил Данька. — Мы втроем свитки видели и голос слышали, значит это не галлюцинация, а важная информация, которую мы завтра перепроверим. Если свитки не исчезнут, мы сможем узнать, откуда они взялись и что в них зашифровано? Лето в самом разгаре, значит, времени для получения ответов у нас достаточно. Разберёмся, сестричка, расшифруем загадки дисплеев, не волнуйся.

— А мне кажется, что мы ничего расшифровать не сможем, — Даша покачала головой.

— Сомнения это из области недоверия, моя дорогая. Чтобы их опровергнуть, нужно докопаться до истины, — Данька поднял палец вверх, словно заправский оратор. — Раз мы до дисплеев докопались, значит, и до истины докопаемся. А если будем копать дальше, в прямом и переносном смысле, то удача нас не покинет. Да будет так!

— Надеюсь, что будет именно так, — Даша поцеловала брата в щёку. — Доброй ночи, брат.

— Доброй, сестра…

Данька был так ошеломлён увиденным, что долго не мог уснуть, ворочался с боку на бок. Картинки одна другой фантастичнее мелькали перед глазами. Виделись воины в золотых доспехах, люди со светящимися телами, летающие рыбы и злобные ужасные существа, разжигающие адский огонь.

— Хватит, хва-а-атит, — взмолился Данька.

Картинки исчезли. Негромкая мелодичная музыка убаюкала его. Кровать качнулась и, словно кораблик, поплыла в пространство сна…

— Сбрось свою физическую оболочку, как снимаешь одежду, иначе ты не сможешь попасть в другое измерение, — услышал Данька знакомый голос. Но понять, кто говорит, не смог.

Во сне всё не так, как в реальности, детали здесь не важны, хотя без них не обойтись. Данька поднялся и пошёл следом за проводником в хрустальный семиэтажный дворец, парящий в воздухе. На каждом этаже дворца располагались большие зеркальные залы, заполненные людьми. Причём освещённость пространства, одежды и лица людей менялись в зависимости от этажа. Если на первом света практически не было и люди напоминали злобных уродцев, то верхние этажи светились словно солнце в жаркий летний полдень. Красивые люди, находившиеся там, сами излучали свет и сияние.

Между этажами не было лестниц. Люди не могли подняться снизу вверх, зато с лёгкостью спускались сверху вниз, но при этом превращались в таких же уродливых и злых, как обитатели нижних этажей. Даньку это озадачило.

— В хрустальном дворце всё не так, как на земле, — ответил проводник на его немой вопрос. — Здесь внутренний характер человека моментально отражается в его внешнем облике, скрыть свои мысли и эмоции невозможно. Если человек достиг духовного совершенства, душа его чиста и благородна, то он живёт на высших этажах дворца и сияет, как самая яркая звезда.

Если же человек живёт только плотскими страстями, природа его души груба и грязна, то он превращается в уродливое существо, в монстра. Каждое новое чувство, новые эмоции вызывают моментальные внешние изменения, которые сам человек не видит. Негативные мысли заставляют людей опускаться всё ниже и ниже на тёмные этажи дворца.

— Почему там так темно? — спросил Данька.

— Потому что тёмные существа не излучают свет, — ответил проводник.

Данька посмотрел на него, улыбнулся:

— Ты светишься. А я?

— Твой свет ещё очень-очень слабый, поэтому здесь он не виден, — ответил проводник. — Ты только начинаешь свой жизненный путь, Даниил. Ты стоишь на пороге взросления. Перед тобой сотня дорог. Твоя дальнейшая судьба будет зависеть от того, по какой дороге ты пойдёшь. Ты должен сохранить свет своей души и подняться на седьмой уровень хрустального дворца. Это одна из сложнейших задач, данных человеку. Для многих она остаётся не решенной, неосуществимой. Но у тебя всё получится. Ты избранник…

— А кто ты? — спросил Данька.

— Я твой Ангел хранитель, твой добрый друг. Летим.

— Но у нас же нет крыльев.

— Наши души крылаты, мы все умеем летать… Главное, ничего не бойся и не сомневайся в своих сверхфизических способностях…

Данька ему поверил и, преодолев земное притяжение, легко воспарил над землёй. Они с Ангелом несколько раз облетели вокруг земли и вернулись обратно в хрустальный дворец, где соединились пространство и время.

В точке сольются пространство и время,

Чтобы потом разойтись, разбежаться.

Пространство и время два измеренья.

Им невозможно вместе остаться.

Пространство изменчиво, непостоянно.

А время всегда быть точным стремится.

В точке одной задержаться не может,

Проносится вихрем, песком струится.

И новое вечно ищет пространство,

И безграничностью полнится новой,

Чтоб мы скорее смогли разобраться

Пространство иль время нам взять за основу…

— Здесь, в хрустальном дворце пространство и время не такие, как на земле. Земной миг здесь называют вечностью. А на земле хрустальная вечность считается кратким мигом, — сказал Ангел. — Но, тем ни менее, нам пора прощаться. Уже рассвет. Мне нужно уходить.

— Постой. Когда мы снова увидимся? — спросил Данька.

— Я всегда рядом с тобой. Твоя интуиция слышит мой голос, но ты не всегда слушаешь мои советы, не всегда действуешь по зову сердца.

— Прости. Я больше не буду.

— Никогда не обещай того, что не сможешь выполнить, Даниил, — голос Ангела стал строгим. — Людям свойственно заблуждаться. Даже самые стойкие сбиваются с верного пути, идут на поводу своих желаний.

Если бы люди хотели,

Чтоб жизнь проходила иначе,

То не пришлось бы им после

Ругать себя и корить.

Мы все совершаем ошибки.

Мы сетуем и вздыхаем,

Без зависти, лести, злобы

Не можем ни дня прожить.

Потом оправдания ищем:

Ах, если бы, если бы, если…

И смертоносным ядом

Питается каждый из нас.

Забыв, что назад вернётся

Всё то, что мы сделали сами.

Забыв, что в себя мы стреляем

Намеренно тысячу раз…

— Что же мне делать? — Данька растерялся.

— Старайся сохранить чистоту мыслей, чувств, желаний. Помни о том, что в тонком мире, в хрустальном дворце ничего нельзя спрятать. Всё тайное там открыто и прозрачно. Зло увлечёт тебя в адский огонь. Доброта одарит светом и радостью. Реши, на какой этаж ты хочешь попасть, и живи по законам вечности.

— По законам вечности, — повторил Данька, открывая глаза. Про тонкий мир он не совсем понял, но спросить было уже не у кого. Ангел исчез.

Солнышко поднялось над лесом, разлив по земле жёлто-розовую охру. Запели птицы, заискрилась вода в Ирии. Данька потянулся, встал, подошёл к окну. Увидев на небе замысловатые рисунки из облаков, подумал, что сон ему приснился не случайно. Между Ангелом и свитками наверняка есть связь, а значит, чудеса и открытия только начинаются. Нынешнее лето станет самым-самым запоминающимся, это точно!

Встреча

За завтраком бабушка и дедушка с интересом выслушали рассказ внуков о ночном походе, поддержали их желание докопаться до истины, открыли дверь в прогреб. Столп света, вырвавшийся наружу, подтвердил то, что дети говорят правду. Решили спуститься вниз, взять свитки и рассматривать их наверху. Но дисплеи не захотели покидать свои металлические ячейки, перестали светиться и зловеще загудели. Мелодичный голос, похожий на звенящий колокольчик, стал металлическим и потребовал не трогать свитки, не нарушать хронологию, а заниматься исследованиями здесь в погребе.

Деревянная шаткая лестница исчезла. Вместо неё появилась каменная с ровными отполированными ступенями и поручнями. Бабушка Люба ойкнула, сказала, что подождёт исследователей наверху, а заодно поищет историческую информацию в старинных книгах, которых в их домашней библиотеке предостаточно.

— Нужна Британика том третий 1771 года, — подсказали свитки.

— Ух ты, Титаник 1771 года! — воскликнул Демид.

— Не Титаник, а Британика, — пояснил дед Андрей. — Это самая большая энциклопедия, в которой собрана важная историческая информация.

— Собрана не вся информация, — сказал голос. — Ищите, читайте…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 470