электронная
119
печатная A5
392
12+
Тайнослов

Бесплатный фрагмент - Тайнослов

(Tainoslov)

Объем:
208 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4474-9390-5
электронная
от 119
печатная A5
от 392

Тайнослов

(Tainoslov)

Published by German Gorra

Ridero Edition, License Notes:

This ebook is licensed for your personal enjoyment only. This ebook may not be re-sold or given away to other people. If you would like to share this book with another person, please purchase an additional copy for each recipient. If you’re reading this book and did not purchase it, or it was not purchased for your use only, then please return to your favorite ebook retailer and purchase your own copy. Thank you for respecting the hard work of this author.


Примечание: пунктуация авторская

Примечание: рекомендуется читать этот документ в формате PDF, поскольку дает наилучшее отображение текста оригинала. При преобразованиях в прочие форматы теряется значимая информация, поэтому их можно рассматривать только для ознакомления.

Аннотация

Классическая теория вероятностей определила бы вероятность попадания мух в паутину долей покрытия ее сетью площади в плоскости паутины. Однако, поскольку помимо самой паутины, как чисто механического инструмента, в симбиозе с ней сосуществует паук, следует ввести в пару к чисто объективной составляющей влияние субъекта — способного изменять вероятностный расклад вокруг себя. Хотя мы не можем измерить субъективность, мы можем сравнить степень влияния одного субъекта с другим по величине отклонений, вносимых присутствием этих субъектов, от чисто объективного вероятностного расклада. Такая шкала выстраивает субъектов в иерархию, вершиной своей указывающей на Единственного, Чью Волю никто из остальных преодолеть не может.


Перечень используемой литературы:

1. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. Канонические. В русском переводе с параллельными местами и словарем. Российское библейское общество, Москва, 2001. ISBN 5—85524—129—7

Введение

С благодарностью И. Щелокову что не дал мне остановиться

Видеофильмы о том, как пауки охотятся — многочисленны. Отчеты же на тему того, как пауки готовятся к охоте — нет. Приглядимся к последнему.

Наблюдение начинается

в 10:50, когда процесс построения сети находится на следующей ступени: (рис. 1)

• Радиальные линии полностью соединены с землей, смежными деревьями и травой;

• Середины радиальных линий надежно склеены вместе, обозначая сформированный центр;

• Несколько самых внутренних кругов формируют начало спирали;

• Паук находится в центре, вероятно напуганный моим приближением.

Рис.1: Наблюдение начинается

После нескольких минут промедления, паук полагает мое отсутствие и возобновляет работу. Он выходит из центра и продолжает исходящую спираль. Расстояние между линиями, составляющими кольца сети, заметно увеличивается с продвижением паука все дальше от центра, таким образом формируя спираль, в противоположность обычно предполагаемым концентрическим кругам. Время от времени, паук внезапно изменяет направление, в котором перемещается, на противоположное: он начал, перемещаясь по часовой стрелке; после нескольких кругов он развернулся и продолжил двигаться против часовой стрелки; впоследствии он изменил направление на противоположное несколько раз. Регулярность этих разворотов осталась неопределенной; однако, предлагается быть через каждые 2—4 кольца. Возможное объяснение этого переключения — то, что эта методика компенсирует неравномерное натяжение линий, таким образом сохраняя исходную геометрию сети неискаженной. Кроме того, иначе его тело развилось бы асимметрично, делая кого-то из них правшами, а других левшами.


Другая методика, нацеленная против нарушения исходной геометрии, это пред-растяжка формируемой линии. В продолжение фазы удаления от центра, цикл следующий: (рис. 2)

• Когда паук находится между радиальными линиями, он поддерживает контакт с кольцом, наиболее внешним на данный момент, двумя задними лапками с внутренней стороны; так как требуется, по крайней мере, три точки опоры, — задние лапки с другой (внешней) стороны касаются радиальной линии непосредственно позади него; внешняя передняя лапка нащупывает следующую радиальную линию непосредственно перед ним; внутренняя передняя лапка нащупывает пересечение следующей радиальной линии с наиболее внешним на данный момент кольцом;

• Как только внешняя передняя лапка находит следующую радиальную линию, другой передней лапкой паук производит пару легких быстрых касаний по наиболее внешнему кольцу, таким образом убеждаясь, что расстояние между кольцами находится в соответствии с замыслом, и поднимается на следующую радиальную линию;

• Взобравшись на радиальную линию, он останавливается на долю секунды, чтобы вытянуть часть своей нити внешней задней лапкой, после этого быстро касается брюшком следующей радиальной линии (помня точку, где он перед этим нашел ее своей внешней передней лапкой), тем самым связывая текущую линию с радиальной;

• Теперь он спускается в следующий промежуток между радиальными линиями; цикл повторяется.

Рис.2: Фаза удаления от центра

Наиболее важным является вычисление точки запланированного пересечения текущего кольца со следующей радиальной линией. Паук фиксирует комбинацию расстояний между его конечностями, тем самым рассчитывая размер формируемой ячейки, — и линейный и угловой. Кроме того, заявляется возможным, что он также следит за разностью кривизны наиболее внешних колец, извлекая радиус к центру сети. Теперь, становится яснее, как необходимость восьми ног оказывается обязательным условием для параметризации этих вычислений, которые мы привыкли называть инстинктом.


Перед присоединением текущего кольца к следующей радиальной линии, паук использует свою внешнюю заднюю лапку, чтобы вытянуть заметно больше нити, чем это выглядит необходимым для покрытия расстояния между смежными радиальными линиями. Этой пред-растяжкой линии перед присоединением ее конца к следующему запланированному соединению, он делает сегмент не слишком тугим, эта дополнительная длина окажется существенным запасом для эластичности, а также для усыхания нити, и тем самым сохранит исходную геометрию сети. Очевидно, что паук собирает всю информацию относительно качества сети исключительно из натяжения линий, непосредственно окружающих его. Тем более изумительно, как все эти параметры должны быть приняты пауком в рассмотрение при вычислении точки следующего соединения, — иначе сеть будет неравномерно натянута, а ее плоскость искажена, тем самым делая сеть видимой.


В этих терминах становится понятно, почему немногие самые внутренние кольца наслоены более плотно, — вероятно, это снабжает паука дополнительной информацией относительно текущей геометрии сети когда он работает над внешними линиями. При удалении от центра, паук растягивает свои лапки так широко, насколько возможно, что означает формирование очень широких ячеек. Очевидно, вся фаза движения от центра к краям нацелена на изготовление наброска формы будущей сети. Момент, когда следует закончить движение от центра, определяется тем, что паук уже не может растянуть лапки достаточно широко, чтобы дотянуться до следующей радиальной линии, — условие простое для понимания, однако не настолько очевидное, чтобы догадаться, если не увидеть.


Как отмечено выше, набросок сети состоит из ячеек слишком широких, чтобы поймать добычу какого бы то ни было размера. В 11:05 паук понимает, что достиг внешнего края сети, а также своих физических возможностей, поэтому он обращает процесс — к часовой стрелке и к центру: пружина часов сформирована, теперь он заводит будильник. В движении к центру, использование его внутренних и внешних лапок зеркально отражено; спорадическое изменение направления перемещения по часовой стрелке на противоположное все так же используется. Однако кольца теперь расположены намного более плотно, — примерно в 3—4 раза ближе друг к другу. Расстояние между ними продолжает измеряться при помощи прикосновений внешними задними лапками к предыдущему кольцу.


Заявляется, что старые линии, смонтированные в продолжение движения от центра, не принимаются во внимание при вычислении текущей линии в продолжение движения к центру, — пауки совсем не экономят усилия по принципу "положи новую линию в середину между двумя старыми, и считай, что тебе повезло». Как раз наоборот, старая линия фактически удаляется передними лапками, в то время как текущая линия монтируется задними на ее месте. Возможным объяснением может послужить соображение, что старые линии считаются слишком растянутыми, вследствие того, что пауку приходилось наступать на них на продолжении обоих фаз — сначала от центра, потом к центру, — поэтому линии считаются недостаточно плотными и подлежат замене на свежие. Кроме того, фактор износа отражается на прозрачности нити, и может играть роль в соображениях паука.


В этом конкретном наблюдении, движение к центру так и не было завершено, вероятно, по причине появления незнакомца: в 11:15 наблюдаемый замечает подвижность вне сети — это меньший по размеру паук взбирается на одну из первичных радиальных линий, ту, что соединена с травой. Отмечено, что пауки не полагаются на простое приклеивание концов первичных радиальных линий к окружающим объектам, — концы скорее обмотаны несколькими узлами вокруг стволов травы и деревьев, тем самым предотвращая срыв сети порывом ветра. Как последствие, теперь другие пауки могут легко находить сеть. После обнаружения нарушителя, наблюдаемый бросает работу и быстро размещается в центре. Заявляется, что к этому моменту он уже знает точно, что это — не добыча, но хищник такой же, как и он сам, потому что распознает в вибрации сети ритм самоуверенных шагов, — шагов кого-то, кто может видеть сеть и использовать ее соответственно. Наблюдаемому очевидно, что этот кто-то оптимистично проверяет, имеет ли сеть владельца, поэтому наблюдаемый немедленно начинает встряхивать линии сети, чтобы дать гостю знать, что это местечко занято. Протокол бряцания оружием прост: вес конкурсанта — решающий фактор, так энергия, с какой встряхивается сеть, указывает, что наблюдаемый заметно больше по размеру, чем нарушитель. Последний немедленно усваивает эту информацию, и устремляется вокруг по внешнему периметру, как можно дальше от центра. Хозяин сети продолжает указывать гостю на выход, встряхивая линии, на которых он улавливает подвижность оппонента. Отмечено, что наблюдаемый безошибочно встряхивает именно те линии, на которых в действительности находится нарушитель, — это дает нам еще одну подсказку о точности измерения натяжения нити. Отмечено также, что нарушитель не удаляется полностью: он всего лишь дает владельцу понять, что не собирается вмешиваться, но чувствует себя свободным использовать внешние края сети для собственных нужд. Это топологически оправдано, и действительность оказывается отзывчивой, — подобное совместное проживание общепринято: обычно такие сожители существенно отличаются в размере, поэтому не представляют друг для друга угрозы; меньший присваивает только мелкую добычу, которая редко представляет интерес для крупного хозяина.


С этого момента наблюдение закончено, так как очевидно, что объект не намеревается возобновлять построение сети. Сеть теперь выглядит следующим образом:

• Исходные радиальные линии;

• Исходные несколько колец в центре сети;

• Далее, несколько широко расставленных колец, оставшихся после фазы движения от центра;

• И, наконец, ближе к внешним полям сети, 15—20 плотно расположенных колец, смонтированных в продолжение движения к центру.

Сеть — равенство

для своего решения, по всей видимости, требующее восемь конечностей. Нацелено ли оно исключительно на создание системы коммуникаций, передающих с дивной точностью информацию о месте трепыхания жертвы? Решение проблемы в таком виде окончилось бы выведением формы сети, идеально приспособленной для высокоскоростного распространения осязательных сигналов на плоскости, — наподобие «логарифмической спирали». Но пауки не стали бы реальной силой, если бы оставили за мухами свободу попадать в сеть или нет. Рассмотрим внимательно путь паука, строящего сеть. Это — лабиринт. Он похож на вращения поворотного замка на сейфе: «пять влево, потом двенадцать вправо, двенадцать влево, четырнадцать вправо, и т.д.»: (рис. 3)

Рис.3: Вращения поворотного замка

Это объясняет, почему мы не встречаем двух одинаковых паутин, — каждый паук строит криптошифр по своему личному алгоритму. Индивидуальность паука в этих терминах выступает как оператор, отображающий пространство локальных условий строительства (т.е. окружающий ландшафт, зависящая от него геометрия первичных радиальных линий, статистика ветра в данной точке леса, персональные качества паука, и т.п.) в пространство параметров сети. Среди последних предлагается особо выделить следующий:

• Число секторов, на которые разбита радиальными линиями плоскость сети, определяет битность шифра, — именно в этих единицах будет исчисляться количество движения по часовой стрелке и в противоположном направлении. Заметим, что бит в данном случае не имеет фиксированной длины, — расстояния между смежными радиальными линиями не одинаковы.


Вспомним последовательность фаз построения сети:

• Паук выбирает участок для строительства и формирует несущую плоскость сети — это первичные радиальные линии, которые ему удалось проложить исходя из условий окружающего ландшафта, и скрепить все в одной точке, которая и будет центром. Иными словами, исходное пространство условий определено, и битность шифра зафиксирована.

• В продолжение фазы движения от центра паук только изучает поле работ — выясняет необходимые ему характеристики сети, собирает всю возможную информацию о несущей плоскости. В терминах криптосистемы с открытым ключом, формируется секретный ключ шифра (т.н. «private key»).

• В продолжение фазы движения к центру паук превращает свою сеть в невидимую для других. Он шифрует собранную информацию, делающую сеть доступной для владельца, транслируя ее в расплывчатое нагромождение фрагментов, — открытый ключ шифра (т.н. «public key»), неразборчивый для мух и других субъектов, не обладающих секретным ключом.


Нельзя считать сеть ограниченной только собственной плоскостью. Мухи осведомлены о существовании угрозы, и чтобы спрятать от них паутину требуется нечто, сбивающее их с курса издалека. Очевидно, эффект криптошифра простирается с плоскости также в другие измерения с затуханием. В этом случае, криптосистему сети можно видеть как анизотропное подпространство с неопределенной размерностью. Подпространство выделяется вихреобразно в момент готовности несущей плоскости, и фактически уже является западней, готовой схлопнуться из-за неустойчивости, так как изначально пусто. Паук помещает себя в центр и на ощупь находит выход на его поверхность (фаза движения к краям сети). Это самый критичный этап построения: если паук не найдет выхода, то яма, вырытая им между измерениями, бесполезна — не потому ли мы наблюдаем незаконченные сети без хозяина. Глубина шифрования, она же размерность подпространства, ограничена исключительно личными амбициями паука, что обеспечивает закон выживания сильнейшего. С другой стороны, если он один раз нащупает верный путь наружу, то будет владеть единственной полной информацией о строении данного подпространства, — этот информационный заряд в виде пути, отмеченного нитью, и станет опорным каркасом, который не даст подпространству схлопнуться и вернуться в неизвестность, из которой его вызвал гений строителя. Двигаясь обратно к центру, паук транслирует аккумулированные знания о подпространстве в архитектуру, — бессмысленную для непосвященных, отчего кажется прозрачной. Одновременно с этим уничтожается путеводная нить, однако то, что на ее месте немедленно монтируется новая, означает, что истинная информация сохраняется, но скрыта за сонмом ложных сигналов. Индивидуальные особенности, как сети, так и владельца, суть параметры оператора трансляции, превращающего свободу мух в иллюзию, критерий оптимальности его — добыча.


Является ли эффект криптошифра свидетельством реального искривления окружающего пространства, или это простой обман зрения, подвержены которому исключительно мухи? Если это оружие психического воздействия, то существуют ли пауки, обладающие алгоритмом шифрования достаточно сильным, чтобы затуманить сознание не только мух? Возможно ли внешнему наблюдателю воспользоваться ключом путеводной нити, чтобы разгадать внутреннее устройство подпространства, а значит и проникнуть внутрь? Является ли найденный путь наружу единственно верным, или топология сети подразумевает возможность других точек входа и выхода? Понятие лабиринта позволяет предположить силовую структуру, отвечающую на эти и другие вопросы.

Чистое искусство создания сети

невидимо человеческому глазу. Люди, полагающие это просто утомительной работой, обычно введены в заблуждение, как правило, к их собственному разочарованию. Одно только число параметров, вовлеченных в вычисление одной единственной точки каждого и любого пересечения, поставило бы в тупик рядового математика. При условии, что число соединений достигает сотен, и все они должны быть спланированы в полном и совершенном созвучии, обеспечивающем надлежащую тектонику сети, антропоцентричный взгляд на пауков, как носителей низшего интеллекта, становится сомнительным.


Этот разряд человеческого высокомерия основан на чисто ребячливом предположении, что «размер делает содержание». Что такое предположение предпочитает упускать из виду, это то, что этот вид пережил несколько Ледниковых Периодов, мириады поколений каждого возможного живого порождения на Земле — включая динозавров, приматов, и т. д. И не просто несколько, но все. Homo Sapiens — фантик от леденца, захваченный случайным порывом ветра только чтобы быть помещенным под изучающий взгляд фасеточных глаз многомиллиардолетнего опыта инженерии засадной охоты.

Неравновероятность

«Изменитель: огонь горит, все движется, огня ради»

Мир был прост — мир был материален, все сводилось к массе. Таким он и остался: неуклонная машина бытия жует будущее и выплевывает прошлое — окаменевающий экскремент. Как скорость поедания семечек, саморегулирующийся процесс: нельзя съесть быстрее, чем чистишь следующую, — только движение, работа преобразует будущее (сырье) в факт (прошлое), как организм перерабатывает пищу в длительность жизни, время, которое расходует. Как молния фиксирует изменения в текущем потоке времени с причинно-следственной целостностью, миг есть амальгама знания имеющегося прошлого с еще неопределенным битом из входящего потока будущего, который не содержится в существующем знании. Так каждый следующий миг застает человека в незнании его, поэтому предусматривать — неверно, т. к. это предположение из незнания; в прошлое путешествовать можно, а в будущее — только своим ходом: нельзя узнать еще не названные имена; насколько кто-то может, настолько он видит в будущее.


Возможности разбросаны вокруг нас, наследуя друг друга: воспользовавшись одной, мир слегка изменяется, открывая новый набор возможностей, доселе невидимых.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 119
печатная A5
от 392