электронная
144
печатная A5
331
0+
Тайна маленькой флейты

Бесплатный фрагмент - Тайна маленькой флейты

Объем:
76 стр.
Возрастное ограничение:
0+
ISBN:
978-5-4496-9943-5
электронная
от 144
печатная A5
от 331

Глава I

Привет на страницах повести о двух маленьких, или не таких уж маленьких, девочках. Многие рассказы, которые тебе читали родители, ну или ты сам читал или читала, начинаются похоже. Однако прошу обратить внимание, что эта повесть о двух девочках — твоих современницах. Они живут в Москве в районе станции метро «Октябрьское поле», и при определенном стечении обстоятельств ты имеешь все шансы их встретить. Это сестры, и зовут их Кира и Ксения. Кира — это та, что постарше, а Ксения — та, что поменьше и похулиганистей.

Вот, кстати, они идут по улице, в тени раскидистых кленов. Обе светловолосые. Кира выше своей сестры на голову или даже больше. На Ксюхе розовые лосины, малиновые кроссовки на липучках, футболка с картинкой из диснеевского мультика, где ведьма предлагает Белоснежке яблоко. Волосы ее заплетены в две тугие косы, украшенные розовыми бантиками с ярко-красными рубиновыми вставками. Кира в желтых узких джинсах, бирюзовых кроссовках, белой футболке и с точно такой же, как у Ксюхи, прической.

День по всем признакам, включая прогноз погоды, обещает быть жарким, но сейчас только девять утра, и воздух еще хранит остатки ночной прохлады. Солнечные лучи прыгают по веселым лицам девочек, походка их быстрая, решительная и деловая. Они доходят до большой детской площадки, которая сделана в виде корабля из голубых с синим пластиковых панелей и на которой есть все, о чем ребенок может только мечтатьгорки, качели, штурвал и даже шпиль, на котором гордо развевается пиратский флаг с обязательными черепом и костями. На площадке достаточно детей для того, чтобы устроить веселую игру.

— Ксюх! — говорит Кира и поворачивается к сестре.

— Фто? — резко спрашивает Ксения и смотрит на сестру.

Вообще-то Ксения уже умеет четко выговаривать «ч», но иногда она забывается и по привычке произносит это слово через «ф».

— Скажи «лук», — и во взгляде начинают прыгать озорные огоньки.

Кира склоняется над Ксюхой и ждет, когда та ответит.

— Лук, — еще не поняв подвоха, говорит мелкая.

— По лбу стук, — скороговоркой говорит Кира и дает Ксении не сильный щелбан по лбу.

Мелкой, конечно, обидно, и она решает ответить сестре аналогичным щелбаном. Но Кира успела уже отойти, и теперь ее надо вначале догнать. Ксюха было кинулась за ней в погоню, но поняв, что это дело бесполезное, остановилась. Ей было весело, с одной стороны, но с другой стороны, досадно. Она даже подумала о том, что можно было бы поплакать, но так как родителей рядом не было, а остальным и тем более старшей сестре до ее надуманных слез не было дела, она решила разобраться с Кирой позже, а сейчас хорошенько поиграть. Поджав губы и сердито взглянув на сестру, как бы говоря: я с тобой еще разберусь, она побежала играть и уже через минуту играла с детьми и сестрой, забыв о недавней обиде.

Часа два они носились по площадке, пока веселую игру в салки не прервал телефонный звонок. Это звонил мобильный у Киры.

— Да, мамуль, — сказала Кира, после недолгого молчания произнесла: — Понятно, — и повесила трубку. — Ксюха, — крикнула она, — пойдем, мама зовет домой.

Они шли домой и весело болтали, забыв о недавней ссоре. Дойдя до подъезда, Кира предложила немного посоревноваться, кто первый добежит до лифта. Тут надо пояснить, что холл в доме, где жили девчонки, был большим, и до лифта надо было бежать метров тридцать. Ксюха еще не успела сказать, что не желает участвовать в соревновании, как охранник уже открыл входную дверь и Кира побежала к лифту, а мелкая пыталась ее догнать, крича, что так нечестно. В лифт они забегали, толкая друг друга, но Кира оказалась первой и первая нажала на кнопку. У мелкой оставался один шанс отомстить, и она им воспользовалась. Когда лифт приехал и двери стали открываться, она с силой оттолкнула Киру и выбежала первая, чтобы нажать на кнопку звонка. Кира ударилась о поручень лифта. Не сильно, но этого было достаточно, чтобы она, протяжно крича: «Ксю-юша», побежала за ней и попыталась ее толкнуть в ответ. В итоге, когда ничего не подозревающая мама открыла дверь, то увидела двух своих детей, которые увлеченно боролись друг с другом, щипались и тихо бормотали друг другу что-то вроде «отстань, ты у меня получишь».

Завидев маму, Ксюха сразу включила у себя слезный выключатель и, громко рыдая и всхлипывая, показывая тем самым, как сильно и больно ее обидела старшая сестра, начала рассказывать и про то, как Кира дала ей щелбан по лбу, и как она побежала к лифту, хотя Ксюша просила ее не бежать, и как толкнула ее, когда они заходили в лифт, забыв при этом упомянуть, что сама сильно толкнула старшую сестру. Возмутившись наглым поведением Ксении, Кира начала звонко тараторить, доказывая свою правоту, и в итоге холл лестничной площадки наполнился шумом, среди которого ничего уже нельзя было разобрать.

— Так, все, давайте обе домой, — сказала мама с досадой в голосе, — нечего мешать соседям в выходной день. Они, в отличие от меня, не обязаны слушать все это.

Когда закрылась дверь, страсти вспыхнули с еще большей силой, и в результате обеих наказали. Вместо веселого похода в панда-парк Ксения и Кира были оставлены дома. Им было сказано сидеть в своей комнате, Кире делать уроки, а Ксении играть на флейте. Мама же пошла в свою комнату читать книгу, и в доме наступила тишина.

Глава II

Будучи ответственным человеком, Кира сразу приступила к урокам. Она уселась за стол, стоящий у большого окна, из которого был виден двор и в которое ярко светило солнце и из-за этого в голову лезли мысли о том, что вместо веселья надо складывать, вычитать, умножать и делать еще кучу никому, кроме учителей и родителей, не нужной ерунды. Но Кира пыхтела и делала, тихо ругая Ксюшу за то, что из-за нее им не видать панда-парка.

Ксения же вначале слонялась, пока из соседней комнаты не раздался голос мамы, которая спрашивала, почему она не слышит звуки флейты. После этого ей пришлось взять инструмент. Лежа на кровати, свесив одну ногу, Ксюха начала дудеть, причём именно дудеть, а не играть. Флейта свистела и фальшивила, Ксения все это прекрасно слышала, но играть нормально было лень. Подудев так несколько минут, Ксюха стала просто крутить флейту в руках, мерно стуча ногой по полу.

— Ксюх! — яростно крикнула Кира. — Можно не бить ногой? Ты меня отвлекаешь.

Ну и как вы думаете, что сделала Ксения? Естественно, стала стучать еще громче, но на ее беду мимо детской проходила мама, которая отправилась на кухню готовить детям обед, и она услышала все, что происходило. Дверь открылась, и мама настоятельно рекомендовала Ксении перестать стучать ногой и вернуться к музицированию.

С досадой и сожалением, что не удалось позлить старшую сестру и что надо снова заняться музыкой, Ксения начала играть. Поиграв какое-то время, она стала разглядывать флейту. И вдруг что-то привлекло ее взгляд внутри инструмента, там, откуда выходит воздух. Как будто что-то промелькнуло. «Наверное, показалось», — подумала Ксюха, но тут флейта сама по себе издала тихий звук. «Нота си, — машинально подумала Ксения. — Но я же ее не играла», — опомнилась она. Мелкая стала вновь рассматривать флейту, и опять внутри как будто что-то промелькнуло.

— Тикаська, — ласково позвала она Киру (она всегда вкрадчиво и нежно называла Киру Тикой), если ей чего-то было надо.

— Ксюш, отстань, — резко ответила Кира.

Здесь тоже надо кое-что объяснить. Кира очень любит свою сестру, защищает ее, помогает, но ей очень обидно оттого, что Ксюха не хочет ее слушать и не признает авторитета старшей сестры. Поэтому она хоть и ответила «отстань», но в глубине души уже простив сестру, понимала, что подойдет и поэтому резко отвернувшись от стола, тем более, что уроки делать ей и так уже надоелоона встала и пошла к Ксении (тем более что уроки ей делать уже надоело), правда, делая вид, что продолжает на нее сердиться.

— Ну чего тебе? — спросила она.

— Посмотри, внутри флейты что-то есть.

Кира взяла флейту и начала ее недоверчиво рассматривать. Она ведь была уже совсем большой, как ей казалось, и не верила во всякие глупости вроде Деда Мороза и зубной феи. Покрутив флейту в руках секунды две, она протянула ее Ксюше со словами:

— Ксень, если не хочешь играть, просто не играй, и не надо меня отвлекать.

Она хотела сказать что-то еще, но в этот момент из флейты раздался тихий, приятный звук. Кира снова поднесла флейту поближе.

— Ну вот видишь, — сказала Ксюха, — там все-таки что-то есть.

— Ага, как же, таракан забежал, — скептически сказала Кира, но, несмотря на показное равнодушие, все-таки с интересом продолжала разглядывать флейту.

С виду флейта как флейта. Деревянный корпус цвета бука, переходящий в бежевый мундштук, который чуть больше в диаметре, чем сам корпус флейты, семь отверстий сверху, два нижних с дополнительными маленькими дырочками, одно отверстие внизу напротив верхних, прямо у мундштука. В начале мундштука отверстие как у свистульки, по всей длине флейты идет сквозное отверстие, из которого выходит вдуваемый воздух.

— Блин, Ксюх, чего она у тебя такая обшарпанная? — вертя флейту в руках, спросила Кира.

— Кир, ну она же падает.

— Угу, а падает она потому, что некоторые ее роняют или из лени просто не убирают в чехол.

В этот момент Кире показалось, что внутри флейты действительно что- то промелькнуло. Она сняла мундштук и посмотрела сквозь отверстие на свет, но ничего не увидела. Тогда она посмотрела внутрь мундштука — тоже ничего. Она снова надела мундштук на корпус. Все это время Ксения с интересом наблюдала за сестрой.

— Ты тоже что-то видела? — спросила мелкая.

— Да вроде бы, — неуверенно ответила Кира и снова стала внимательно смотреть в отверстия. — Слушай, Ксюх, а давай ты дунешь, а я посмотрю: может, чего там задвигается.

— Давай, — ответила мелкая и взяла флейту.

Она зажала отверстия, чтобы сыграть ноту си, и начала тихо дуть, раздался звук. В этот момент Кира почувствовала, будто все в комнате поплыло, а она сама стала уменьшаться в размерах. Внезапно ее подхватила мощная волна и понесла в отверстие флейты. Кира только успела схватиться за Ксюху, а потом все вокруг исчезло, и она поняла, что летит куда-то, держа сестру за руку. В следующий миг она резко увидела голубое небо, их с мелкой летящими в этом голубом небе и землю далеко внизу. Резкий крик пронзил все пространство вокруг, это в панике кричала Кира, но, взглянув на Ксению, она опешила. Ксюха была похожа на парящего орла. Широко расставив руки и ноги в разные стороны и прогнувшись, как делают парашютисты, она летела, расплывшись в улыбке, а потоки воздуха трепали ее щеки и заставляли их весело колыхаться.

— Ксю-ю-юха! — закричала Кира. — Ты чего радуешься?! Мы же разобьемся!

— Кира, чего ты орешь? Это же прикольно, — весело сказала ей сестра.

От такого ответа Кира даже замолчала на мгновение.

— Ксе-е-еня-я! — завопила она снова. — Какое к черту прикольно, мы же падаем!

И действительно, они падали, но Ксении не было страшно. Почему-то ей было весело и легко. А Кира продолжала громко кричать, пронзая все пространство вокруг своим оглушительным криком.

«Было бы неплохо, если бы внизу были облака», — подумала Ксения, ведь всем детям известно, что на облаках можно кататься. И в тот же самый момент под ними оказалось много-много больших розовых кучевых облаков.

— Смотри, Кир, внизу облака, — обрадовалась Ксюха.

— Ксюш! — начала громко говорить ей Кира, пока обе неслись с огромной скоростью вниз. — Облака — это просто сгустки влаги, от них никакого то…

Но она не успела договорить, потому что упала на облако и провалилась в него метра на два, а может, даже и на три. Кира, конечно, была рада такому исходу дела, но все-таки от пережитого надо было немного отойти. Она устроилась в облаке и полежала там, часто дыша и глядя в голубое небо. Лежала она так примерно минуту, потом любопытство взяло верх, и она полезла выбираться, чтобы осмотреться, тем более что сверху доносились радостные крики сестры, которая звала ее. Осторожно высунув свою светловолосую голову наружу, Кира увидела Ксению, скакавшую по облаку, как будто это и не облако вовсе, а матрац на родительской кровати.

«Из чего оно сделано?» — подумала Кира, трогая облако, которое очень напоминало мягкий зефир.

— Ксюха, облако на зефир похоже!

— Ага! — прокричала мелкая и, оторвав от облака кусок размером с половину ее головы, начала его есть.

— Ксень, ты чего делаешь? — со страхом спросила Кира. — Ты уверена, что его можно есть?

— Да я уже пробовала, почти такой же кусок съела.

Тогда Кира тоже отломила маленький кусочек облака и с опаской откусила. Изумительно! Это был самый вкусный зефир, который она когда-либо ела. Потом вкус его стал меняться. Вначале вкус зефира сменился вкусом батончика «Рот Фронт», потом — конфет «Скитлс».

— Прикольно, Ксюх, — сказала Кира.

— Да! — радостно прокричала Ксюха и хотела было уже оторвать еще кусок, но Кира ей сказала, что облако хоть и действительно вкусное, но от количества сладкого кое-что может просто слипнуться.

Так как мелкая уже действительно объелась, то отрывать кусок она передумала и стала дальше прыгать. Кира свесилась со своего облака и посмотрела вниз. Под ними плыли зеленые равнины, чередующиеся с лесами. Постепенно она привыкала к тому, что они летят на облаке, и ей даже стало это нравиться.

— Кира, — сказала Ксения, сев на облаке в позе лотоса, — давай спускаться.

— Как ты это себе представляешь? — спросила Кира. — Лестницы здесь нет, если ты не заметила.

Сказав это, Кира даже захотела заплакать, но не успела.

— По радужной горке, — ответила ей мелкая.

— Да по какой радужной гор… — опять не договорила Кира, потому что, подняв голову, увидела, что рядом с их облаками появились две радужные горки.

Ширина розового желоба, по которому предстояло съехать, была метра два, а боковины внутри и снаружи были сделаны из мягкого и нежного материала.

— Как ты это делаешь? — спросила Кира у сестры.

— Не знаю, — сказала ей Ксюха, шагая на горку. — Просто представляю, и это появляется.

Кира хотела была спросить ее о чем-то, но не успела, так как Ксюха с громким визгом и на большой скорости покатилась вниз, подняв руки.

— Вечно этим мелким везет, — бормотала Кира, осторожно наступая на горку.

Она села, подумала про себя, что количество розового цвета кругом зашкаливает, но, учитывая вкус ее сестры, было бы странно, если бы радуга была своих обычных семи цветов. Немного посидев и собравшись с духом, Кира оттолкнулась и понеслась вниз с бешеной скоростью. Сначала у нее просто захватило дух, но потом она сообразила, что надо бы притормозить, ведь если с этой скоростью вылететь, то врачи уже точно не помогут. Она попыталась расставить ноги, чтобы затормозить о края горки, но у нее ничего не вышло; попыталась затормозить подошвой ботинок и упершись в желоб руками, но он был настолько скользкий, что это не помогало. Она все набирала скорость. С каждой секундой она катилась все быстрее и все больше паниковала, как вдруг, когда до земли оставалось не более пяти метров, скорость резко стала замедляться и к концу горки замедлилась настолько сильно, что ей пришлось подползти к краю, чтобы вылезти. В то же самое мгновение к ней подбежала Ксения. Дергая сестру за руку, она восторженно прыгала и кричала: «Ну как, Кира, клево? Тебе понравилось? Обалдеть!» Немного отдышавшись, Кира спросила:

— Ксень, а можно в следующий раз хотя бы для меня не делать такого экстремального аттракциона, и можно поменьше розового?

Но Ксения не слышала, она тараторила без умолку про то, как ей понравилось кататься на этой горке.

В это самое время они увидели, что к ним приближается что-то яркое и большое. Это странное нечто напоминало птицу, но было слишком большим, чтобы быть ей. Но чем ближе это нечто приближалось, тем становилось понятнее, что это все-таки птица.

Девчонки не успели опомниться, как большая птица приземлилась перед ними, обдав потоком воздуха. Она напоминала большого попугая, но в ней было что-то и от павлина. Перья у нее в основном были красные, а на концах крыльев — бирюзовые и синие. В хвосте красные перья чередовались с желтыми и оранжевыми. Голова была и зеленая, и синяя, и какая-то еще, и сестрам показалось, что ее расцветка сильно напоминает попугая Кешу из мультика. Форма головы была изящная и, можно сказать, красивая. Высотой птица была метра два с половиной. Если вы представите себе небольшую лошадь, то легко сможете понять размер этой птицы. Клюв у нее был крючковатый, такой же как у попугаев и орлов. Тело опиралось на большие мясистые лапы с большими когтями. Размером когти были с указательный палец взрослого человека.

— Привет, наконец-то вы пришли, — не давая сестрам опомниться, заговорила птица.

Но девчонки были в шоке и не могли ответить ни слова, они только изумленно смотрели на этого исполина с крыльями и думали, не съест ли их эта птица. Но птица, судя по всему, не собиралась их есть, да и, согласитесь, странно, когда тот, кто хочет вас съесть, говорит что-то вроде того, что сказала птица. Поэтому, набравшись смелости и вдохнув побольше воздуху, девчонки поинтересовались:

— Ты кто?

Переминаясь с ноги на ногу и показывая всем своим видом восторг и нетерпение, птица посмотрела на Ксению и, немного вытянув крылья вперед, спросила:

— Ты меня не узнаешь?

— Как же я могу тебя узнать, когда я здесь в первый раз? — сказала Ксения, прищурившись, а в голове у нее промелькнула мысль: где я могла видеть эту птицу?

— Это же я позвала тебя сюда.

— Так это ты летала внутри флейты? — спросила восторженно Кира.

Восторженно, как вы понимаете, потому, что она сказала это первой и на долю секунды опередила младшую сестру, уже набравшую воздуха для того, чтобы сказать то же самое.

— Да это была я, — гордо подняв голову, ответила птица.

— А зачем? — спросила Ксения.

— Знаешь, сразу и не расскажешь, — ответила птица, — но в двух словах: нам нужна ваша помощь.

— Нам? — с недоумением спросила Кира и посмотрела по сторонам, то же самое стала делать и ее сестра. — Че-то я никого больше не вижу, — ехидно заметила Кира, и Ксения ей поддакнула.

— Нам — это мне и моим сестрам. Пойдемте я вас познакомлю с ними.

Птица подставила крыло, так чтобы по нему можно было взобраться ей на спину, и Ксения уже пошла по направлению к этому трапу, но Кира взяла ее за руку и, глядя на птицу, которая так кстати смотрела в другую сторону, тихо сказала:

— Ксень, ты чего? Мы и так черт-те где, непонятно, что происходит, да и птица эта че-то как-то не очень вызывает доверие.

— Кира, — шепотом заговорила сестра, — мы же в волшебной стране. Если бы птица хотела нас съесть или сделать еще что-нибудь плохое, то кто бы ей помешал сделать это прямо здесь. Ладно бы в нашем мире ты это сказала, там понятно, незнакомцы и так далее. Короче, не дрейфь, все должно быть хорошо.

И Ксения гордой походкой пошла к птице, взобралась на ее крыло и села на большую и мягкую спину. «Как на мягком плюшевом диване», — подумала она. В это время ее сестра стояла в нерешительности, думая, садиться ей или нет. Ксения и птица выжидающе смотрели на Киру.

— А откуда мне знать, что ты не сделаешь нам ничего плохого? — спросила Кира.

— Резонный вопрос, — сказала птица. — Подойди и выдерни перо из моего крыла, только чур не самое большое, все-таки это не самое лучшее ощущение, когда из тебя выдергивают что-то.

Кира подошла к крылу и дернула перо.

— Теперь переломи его, — сказала птица, — и подумай о доме, и через мгновение ты окажешься на том самом кресле, где ты делала уроки. Чтобы вернуться назад, придется потереть перо об голову и поднести к флейте, и тебя вновь перенесет сюда. Конечно, если ты не хочешь возвращаться, то можешь ничего не тереть, а просто остаться дома.

— Нет, дома я точно не останусь, ведь здесь эта мелочь, которая вечно втягивает меня в авантюры.

При этих словах Ксения закатила глаза и тихо сказала:

— Ну началось.

— Поэтому, — продолжала Кира, — либо я отправляюсь домой с сестрой и не вернусь сюда (вон если хочет, пусть мама летит с ней), либо я вернусь за ней.

— Мама не сможет прилететь сюда, потому что она взрослая. «Взрослые не могут», — сказала птица и хотела добавить еще что-то, но в этот момент Ксения сказала Кире, чтобы та думала быстрее, потому что ей это уже надоело.

Кира переломила перо, и была закручена воронкой воздуха, которая поднимала ее все выше и выше. Кира так сильно вращалась, что уже не могла понять, где находится и что с ней происходит, а в следующее мгновение очутилась на своем кресле в комнате перед раскрытой тетрадкой с уроками.

Оказавшись дома, Кира успокоилась и решила, что это все ей померещилось, но яркое перо птицы указывало на то, что все было на самом деле. Убедившись, что птица сказала правду, Кира тут же кинулась искать флейту, чтобы вернуться в волшебную страну за сестрой. Флейта укатилась за кровать и ее не было видно, но Кира довольно быстро ее нашла. Потерев перо о голову, она поднесла его к флейте и в тот же самый момент понеслась по уже привычному маршруту.

Оказавшись в небе и быстро падая, она пыталась представить облака, но они не появлялись. «Блин, Ксюхи-то нет рядом, — думала она, пока летела, — а у меня не получается, как у нее». И ей стало страшно, что она упадет. «Глупая птица, — думала она, — не догадалась, что мне надо как-то приземлиться». Но в этот момент она почувствовала, как что-то большое, теплое и мягкое подхватило ее, и она перестала падать. Да, вы правильно догадались, это была птица, она парила в небе, расправив свою красивые разноцветные могучие крылья.

— Ты как? — спросила она.

— Нормально, но мне уже надоело сегодня летать и падать, — сказала Кира.

— Ладно, давай спускаться.

Птица, резко повернув правое крыло к земле, начала пикировать, то есть нестись к земле практически падая.

«Как же мне это надоело», — думала Кира, глядя на то, как быстро приближается земля. Она вся сжалась и вцепилась руками в шею птицы. В самый последний момент, когда казалось, что столкновения с землей не избежать, птица расставила могучие крылья, и они аккуратно приземлились прямо перед восторженной Ксенией.

Кира слезала с птицы, когда Ксюха уже бежала к ней с восторженными криками и улыбкой на лице.

— Кира, круто, скажи! — восклицала Ксюха, пока Кира слезала на землю.

— Очень, — иронично ответила ей сестра и прищурилась.

— Ну что, готова к приключениям? — спросила птица Киру.

— Да, готова.

— Тогда садитесь и полетим знакомиться с сестрами, там все и узнаете.

Сказав это, птица выставила крыло так, чтобы можно было взобраться ей на спину. Сестры залезли, после чего птица, взмахнув несколько раз своими большими крыльями, взлетела. Под ними пролетали поля, реки, леса, горы и другой ландшафт.

— Ксю, тебе не кажется, что все пейзажи здесь какие-то странные? — спросила Кира.

— Не знаю, — ответила Ксюха и облизнула большой красный чупа-чупс, который был размером с ее голову.

— Откуда это у тебя?

— Подумала и получила, — ответила сестра. — Хочешь такой же?

— Хочу, но только давай нормального размера.

— На!

И в руке у Ксюхи появился обыкновенный чупа-чупс. Она отдала его сестре, а свой внезапно выбросила. Кира посмотрела вслед улетавшей вниз конфете и спросила:

— Зачем ты его выкинула?

— Да неудобно есть, и рука устает.

— Ох! — выдохнула Кира. — Может, хоть так поумнеешь. И давай воды тогда, пить хочется.

— Колы? — спросила Ксения.

— Ксень, чупа-чупс — это чистый сахар, а кола — это сахар с водой, там на стакан воды ложек семь с горкой. Ты не думаешь, что диатез может быть? Мне давай простой воды, себе колдуй чего хочешь.

— На, — сказала Ксения и протянула ей бутылку воды, а себе наколдовала колу.

— А чего странного-то в пейзажах? — попивая колу, спросила Ксения.

— Ну смотри, все какое-то не сильно объемное, такое ощущение, что это двухмерное пространство.

— Ну да, вроде. — И они стали присматриваться.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 331