электронная
216
печатная A5
517
18+
Тайна Эльмирис

Бесплатный фрагмент - Тайна Эльмирис

Объем:
338 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-3748-0
электронная
от 216
печатная A5
от 517

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Вдали сверкнула молния, загромыхал гром, подул ветер перемен. На одинокой автобусной остановке посреди пустыни вечности сидели двое, молча смотря вдаль. Пожилая женщина, одетая в длинное белое платье, была первой, кто заговорил:

— Сегодня необыкновенный вечер, прошлое изменяется в новое настоящее.

Бледный силуэт, собирающий души, бережно взял её за руку и, вопросительно заглянув ей в глаза, спросил:

— Разве ты не боишься, ведь никто не знает, что с нами будет дальше?

— Мы всё ещё существуем, а это главное, не так ли? Остальное не имеет никакого значения.

— Вечность стоит на пороге удивительных событий. Виновник тому человек. То самое создание, в руки которого отдали нас.

— Знаешь, за всё существование человечества мне пришлось сплести не одну судьбу, но никогда я не встречала тех, чей дух был настолько непредсказуем.

— Я думаю, Его план всё-таки увенчался успехом.

— Нас ждёт интересное время без участия нас самих.

Смерть нервно прокашлялся:

— Мне хотелось бы верить в то, во что веришь ты, твоими глазами смотреть на мир из тысячи сотканных судеб. Но что-то мне подсказывает, что мне, первым созданным им, вскоре придётся взяться за старое. Дрогнули чертоги вечности перед лицом человечества, и меня это настораживает.

Судьба погладила его по съеденной временем руке, сказала:

— Возможно, ты прав, и нам всем вскоре придётся взяться за былое, но не сегодня, друг мой. Не сегодня.

В тот вечер Вечность укутала одеялом из звёздной пыли двух старых друзей, растворив их разговор в чертогах нового мира.

Глава 1

И когда Он снял третью печать, я слышал третье животное, говорящее: иди и смотри. Я взглянул, и вот конь вороной, и на нём всадник, имеющий меру в руке своей.

Колледж «Сапир», Северный Негев, Израиль.

На заднем дворе колледжа возле кафе собралась длинная очередь, состоящая из студентов и их преподавателей; час пополудни — как раз самое время обедать.

— Ты опять за своё, всё тебе не так. Ты что думаешь, в другом колледже твоё нестандартное творчество поймут лучше, чем тут? — спросил высокий крупный парень, на вид лет двадцати, в рваных джинсах и кожаной кепке.

— Ави, ты не понимаешь, — ответила ему маленькая худенькая девушка в очках. — Я пытаюсь снимать немое кино, как раньше, чтобы люди не просто смотрели фильм, а научились сопереживать историю вместе с героями кино.

— Нелли, это ты не понимаешь, что все давным-давно позабыли о чёрно-белом кино. Есть звук, цвет, спецэффекты, это именно то, что в фильме дополняет даже самую плохую игру актёров. Надо научиться идти в ногу со временем, а не хвататься за старые идеи. Ты должна понимать, что куда бы ты ни пошла учиться, везде тебе скажут одно и то же. Чёрно-белые фильмы без звука давно канули в Лету. Если ты вовремя не остановишься, ты не сможешь принять критику твоих работ. Так всю жизнь и пробегаешь с высунутым языком, пытаясь доказать всем, что немое кино лучше.

— Может, ты и прав, — сказала она, наморщив лоб.

— Слушайте, хватит лясы точить; ваша очередь подошла, шевелите булками, — сказал толстяк позади них. Ави многозначительно посмотрел на толстяка, на лице которого выступила испарина.

— Немного терпения тебе не помешает, — сказал он толстяку. Тот, в свою очередь, стушевался, видя, насколько серьёзно настроен Ави.

— Ладно вам, я пошутил, просто времени мало, скоро пара начнётся…

— Всем привет, — перервала их напряженную беседу высокая брюнетка с волнистыми волосами. Увидев очаровательное её лицо, парни обмякли.

— Привет, Алиса, как дела? — спросила Нелли.

— Хорошо, — ответила она и улыбнулась своей самой очаровательной улыбкой. Вдруг прозвучал рингтон из «Звёздных войн». Кто-то звонил Нелли на телефон. Она ответила:

— Алло. Да. Что-что? Не может этого быть. Когда?

Все прислушались, Нелли это заметила, попросила Ави взять её кофе.

— Я отойду на пару минут, мне нужно поговорить, — сказала она и пошла в сторону, где располагался кампус.

— Хорошо, — ответил ей Ави. — Алиса, она ушла, становись в очередь вместо неё.

— Спасибо, — улыбнулась та. Алиса приблизилась к витрине кафе, начала внимательно рассматривать предложенную на ней выпечку. Там были шоколадные булочки, яблочные и сырные пироги. Всё выглядело так аппетитно. И вдруг, ни с того ни с сего, продавец кафе запел голосом оперного певца.

— Что изволит сегодня зеленоглазая красавица?

Алиса опешила, подняла на него глаза, её щеки пылали.

— Может, это розыгрыш? — подумала она вслух. — Точно, розыгрыш!

Не обращая на её возгласы внимания, продавец продолжил петь.

— У нас вы сможете попробовать уникальные рецепты, собранные с лучших кондитерских школ из разных концов мира.

Продавец поправил на голове заплетённую косу и продолжал петь. При виде этакого представления восторженные студенты смеялись. Кто-то аплодировал, а кто-то снимал на телефон.

— Итак, — продолжил он петь сочетание классических рецептов с современными технологиями кондитерского искусства модных выпечек. — А что же ты изволишь отведать, позволь спросить? У нас есть в наличии булочка с шоколадом для страстных натур. Яблочный пирог для тех, кто стеснителен и скромен до невозможности. И наконец, сырный пирог для тех, кто еще не успел определиться с первым или вторым выбором.

Он наклонился к ней и прищурил левый глаз. Алиса не растерялась, запела:

— Мой выбор пал на шоколадную булочку для страстных натур. И кофе, пожалуйста.

Все вокруг смеялись и аплодировали. Работник кафе одобрительно покачал головой, сказал:

— Смотри видео на форуме колледжа.

Затем он подогрел булочку с шоколадом, завернул в салфетку, налил кофе, и всё это протянул Алисе.

— Приятного аппетита, — сказал он ей.

— Спасибо, а можно мне еще пустой стакан?

Продавец удивленно посмотрел на неё.

— Дело в том… — начала она. — Кофе слишком горячий; я использую второй стакан в качестве подстаканника, чтоб не обжечь руки.

Продавец засмеялся, сказал:

— После такого представления, для тебя, принцесса, всё, что угодно.

Он протянул ей второй пустой стакан для горячих напитков.

Алиса шла вдоль тропинки, ведущей на небольшой холм, медленными шагами, так, чтобы не разлить кофе. Она расположилась на траве, поставила возле себя кофе и булочку. «Интересно, — думала она, — как я буду выглядеть на этом видео?» И волей-неволей улыбнулась, вспоминая о том, как она пела. Подул весенний тёплый ветер, отражение в стакане дрогнуло, потом сморщилось, а затем и вовсе исчезло. Весна — это время, когда сама природа открывает свои объятья, окутывая совершенно беззаботным романтическим настроением. «Интересная фраза, надо её записать», — подумала Алиса. Она достала из рюкзака блокнот с ручкой и сделала в нём заметку «фраза о весне».

— Ну, наконец я тебя нашла, — послышался голос позади неё. Она обернулась. В обтягивающих джинсах и белой футболке со стразами стояла Саша. Она села возле девушки, взяла бесцеремонно её кофе, отхлебнула, неодобрительно помотала головой.

— Уже холодное, — сказала она. И спросила: Ты идёшь на лекцию по написанию сценария?

— Да, конечно, — ответила ей Алиса.

— А я сегодня не пойду. Есть кое-какие дела.

— И о каких делах идёт речь? — спросила Алиса. — Наверняка что-то романтическое вскружило твою голову…

— Да ну тебя, подруга. Одни глупости у тебя в голове. После лекции встречаемся тут. У меня для тебя сюрприз!

— Что за сюрприз? — взволнованно спросила она.

— А это секрет. Всё, подруга, я убежала.

Саша поцеловала Алису в лоб и ушла. Прозвенел звонок, Алиса сложила блокнот, спрятала его в рюкзак и пошла на лекцию, которая проходила на втором этаже в левом крыле кампуса.

Преподаватель по написанию сценария опаздывал. Алиса села за стол возле окна — там, где они обычно сидели с Сашей. Впереди неё сидели две девушки. «Гламурки» — так она называла их про себя. Обе девушки были на одно лицо — блондинки с тонкой талией, огромной грудью и вечно восторженными глупыми глазками. Обе «гламурки» ходили на высоченных каблуках. Загадкой оставалось одно: что они делают на кинематографическом факультете? Им бы в рекламах сниматься, да в клубы ходить на модные тусовки. Тут одна другой говорит:

— Посмотри, Лимор, что сейчас я нашла на «фейсбуке».

Лимор отложила в сторону зеркало, в которое она смотрелась, и заглянула к подруге в телефон.

— Можно теперь узнать свою судьбу. Заходи в группу «Мир Солнца», и там тебе бесплатно составляют твой личный прогноз. А ещё могут сказать, в какие дни тебе лучше знакомиться с парнями. Всё, что нужно, это — имя, фамилия, дата рождения и твой номер телефона. Правда, здорово?!

— Да вообще супер! — захлопала ресницами её подруга Кристина.

— Да, — думала Алиса, — таких, как они, развести можно в два счёта.

— Добрый день.

В аудиторию зашел и поздоровался преподаватель по написанию сценария — Майкл Рами. Это был коренастый мужчина за пятьдесят в классической джинсовой куртке. На голове у него виднелись залысины, чёрные волосы испещряла седина. У глаз пролегала сетка морщин.

— Сегодня я решил провести необычный урок. Прошу всех встать. Отодвиньте столы к стене и поставьте стулья полукругом.

Все встали, отодвинули столы. «Гламурки» покрутили носом, не желая помогать. Они стояли в стороне и о чём-то перешептывались.

— Так, — сказал Майкл. — Хорошо, а теперь садитесь.

По левую руку от Алисы сел Ави — тот, кто уступил ей место в кафе. По правую руку сели «гламурки».

— Итак, — сказал Майкл, — начнём. Я попрошу вас всех снять свой левый ботинок и поставить его в центре нашего круга.

— Как я буду сидеть без моей туфельки? Что за бред?! — возмутилась Кристина.

— Да, как? — подержала её подруга.

— Очень просто, — ответил преподаватель. Он снял ботинок армейского образца и поставил его первым в центре комнаты. Алиса сняла с левой ноги кеду в цветочек и поставила рядом с ботинком преподавателя. «Гламурки» неохотно сняли туфельки, чем-то похожие на лабутены. Одна была горчичного цвета, другая — бледно-розового. Через несколько минут десять предметов обуви лежало по центру комнаты.

— А теперь, — сказал Майкл, — обратите внимание на обувь. Вы должны будете выбрать один ботинок и внимательно посмотреть на него, а затем вам предстоит рассказать всем нам о личности, скрывающейся за этой обувью. Используйте свою фантазию: кто этот мужчина или женщина, чем любит заниматься, каков его характер, личная жизнь — его или её, тайные желания… И, наконец, тема секса тоже может быть затронута. Ну, что? Кто хочет попробовать первым?

— Давайте я буду первой, — сказала Алиса.

— Ну что ж, прошу, — Майкл широким жестом указал ей на обувь. Она, не долго думая, выбрала красную туфлю на высокой платформе. Покрутив туфлю в руках, Алиса сказала:

— Эту обувь носит, безусловно, женщина.

Все засмеялись.

— На мой взгляд, она должна быть очень твёрдой и решительной. Она — уверенная в себе, любит подчинять себе мужчин и не любит, когда с ней спорят. По бантику на туфле я могу предположить, что она сейчас находится в активном поиске мужчины, который украсит её одинокие вечера.

— Ну что ж, прекрасно! — зааплодировал Майкл. — Теперь, кто на самом деле является обладателем этой туфли, попрошу встать и высказать своё мнение: насколько Алиса была права.

Роскошная брюнетка, томно покачивая бёдрами, встала со стула, подошла к Алисе, взяла свою туфлю и сказала:

— Она была права во всём.

Студенты зааплодировали, Игра им явно нравилась.

— Так, кто следующий? — спросил Майкл.

Встал Ави. Он взял горчичного цвета высокий каблук.

— Ну, — протянул он, — тут всё просто. Умом обладательница этой обуви не блещет, потому что прийти на учёбу в такой обуви может только…

Кристина, словно разъяренная тигрица, вскочила со стула.

— Лучше сядь и закрой свой рот, иначе я тебе его закрою!

— Так его, так, — втягивая в себя воздух и трясясь от обиды за подругу, поддакивала Лимор.

— Девочки, тише, — сказал Майкл. — Негативное мнение тоже имеет место быть. Нужно помнить о том, что сказанное Ави является ничем иным, как плодом его воображения. Так что давайте все успокоимся и продолжим.

— Ну, так на чём это я остановился? Ах да, — сказал Ави. — Как бы это помягче сказать… Ну, в общем, глупая девушка с заниженной самооценкой, которая пытается за счет каблуков возвыситься над всеми. Думаю, она часто любит унижать других девушек и влезать в отношения чужих пар. Ну, и пожалуй, всё… Ах да, мужика у неё постоянного нет, потому что в сексе она полный ноль.

Все засмеялись, Кристина встала, вырвала из его рук туфлю и сказала:

— Ну ты и придурок! Всё, сказанное тобой, это неправда. Мужчины меня обожают!

— Так-так, — сказал преподаватель, — очень интересные у вас получаются образы. Позвольте и мне сыграть с вами в эту игру.

Он встал и взял джинсовую кеду в цветочек. Покрутил её в руках, рассмотрел рисунок на обуви, и сказал:

— Обладательница этой обуви имеет сильный мужской характер, но, несмотря на это, она тонкая чувственная натура, жаждущая приключений. Я думаю, что она очень сексуальная, но свою сексуальность она скрывает глубоко внутри себя. Ну, так что; чья туфелька?

Алиса смущенно встала, взяла обувь из его рук.

— Ну что, я был прав? — спросил Майкл. Она покраснела.

— Ладно, не будем тебя мучить. Через две минуты конец урока. Разбирайте обувь, мы доиграем в следующий раз. Домашнее задание… — он повернулся к доске и написал тему. — К следующему уроку подготовьте сочинение на тему «Моё утро». Две страницы, думаю, будет достаточно.

— У-у-у! — были слышны недовольные возгласы в аудитории.

— Всем — хороших выходных, и до следующей недели.

Прозвенел звонок, все вышли из аудитории. Кто-то шёл и подшучивал над «гламурками», предлагая себя в утешители дамам. Алиса спешила встретиться с Сашей. Она спустилась по лестнице и прошла несколько метров. На зелёном, покрытом травой холме сидела Саша.

— Жаль, что ты не была сегодня на уроке; столько интересного произошло, — сказала Алиса. — Да, кстати, нам задали написать сочинение на тему «Моё утро». Терпеть не могу такие темы. И что он хочет, чтоб я ему написала?

— Ну, тут всё просто, — усмехнулась Саша. -Напиши, что каждое утро ты встаешь, ругаешься матом. Потом, словно зомби, надеваешь что попало, благо фигурка тебе это позволяет. Надеваешь наушники и погружаешься в мир великолепных писателей, каковым, собственно, в глубине души пытаешься стать сама.

— Эх, Сашка, — сказала Алиса, — тебе лишь бы прикалываться с меня…

— Да ладно тебе, не замораживайся. Лучше посмотри, что я тебе принесла.

Она вынула из кармана джинсов свернутый вдвое отпечатанный на компьютере листок бумаги и протянула его Алисе. Алиса взяла, начала читать: «поездка в Прагу для двоих». Тут значились имена Александр Зуров, Алиса Адлер.

— Ты что, с ума сошёл? — тут Алиса впервые обратилась к своей подруге не в женском, а в мужском роде. Дело в том, что Сашенька на самом деле была Александром, и, как говорят в наше время — человеком нетрадиционной ориентации.

— Это ведь стоит кучу денег! — продолжала она.

Сашенька рассмеялся.

— Для меня это сплошные пустяки, ты ведь знаешь. Ах да! Совсем забыл сказать самое главное. Мы сможем посетить ту самую библиотеку, о которой ты так мечтала. Ну что, подруга, едем? Как-никак скоро каникулы.

Алиса вскочила на ноги, повалив Сашу на траву, и поцеловав его в нос, сказала:

— Ты ещё спрашиваешь? Конечно, едем!

Глава 2

Аэропорт «Бен Гурион», Израиль, Тель-Авив, три часа ночи.

В аэропорт Алиса с Сашей приехали за два часа до регистрации. Саша был одет в обтягивающие чёрные брюки и розовую узкую футболку поло из пике с двойным кантом «Fred Perry». В его элегантном мужском образе было одно «но»: сильно подведённые глаза, но это никоим образом его не портило.

В аэропорту царило ощущение защищённости и безопасности. Везде чистота и порядок. Казалось, каждый служащий аэропорта знает точно, где его место работы, и относится к нему с полной серьёзностью. Пока Саша заматывал чемоданы в специальную защитную плёнку, Алиса решила купить дорожную книгу в ларьке. Ларёк был небольшим, в нём продавались газеты, журналы, открытки, значки и, наконец, дорожные книги. Пока она выбирала книгу, сзади к ней подошел старик в длинном белом балахоне в стиле бохо. На его груди висело тяжелое ожерелье в виде переплетённых колец. Голова старика была прикрыта белой тканью, а его седая белая борода была заплетена в косу.

— Доброй ночи! — сказал он Алисе.

— Здравствуйте, — ответила ему она.

— Ты летишь в Прагу, не так ли?

— Да, — помотала головой Алиса, а про себя подумала: «Откуда он знает, и кто он такой»?

— Мир делится на три души — продолжил старик. — Одна светлая, другая тёмная, ну, а третья душа мира, уже давно забытая всеми, имеет серый оттенок. Какую душу выберешь ты? А может, ты хочешь остаться в тени, как многие из людей, закрывающих глаза на истину.

— Что-что? Какие ещё души? — переспросила она.

— Законы всего заключены в равновесии мира, он пошатнулся. Быть тьме и быть свету. Ну, а что делать с серым пеплом, забытым всеми? Это ведь может изменить всё. Кто переломит хлеб судьбы?

Алиса стояла в замешательстве, пытаясь вникнуть в суть его слов. Не поняв ничего, сказала:

— Извините, мне пора.

Она собиралась уходить, но тут старец схватил её за запястье и дрожащим голосом произнёс:

— Помни, дитя, хлеб судьбы в твоих руках.

Она его отпихнула и подумала, что старец был явно не в себе. Алиса быстрыми шагами удалилась вглубь зала искать Сашу. Саша стоял возле стойки для сдачи багажа. При виде Алисы он спросил:

— Ты куда подевалась? Тебя не было целый час.

— Час? — удивилась Алиса.

— Ну да, давай быстрее, доставай паспорт, Прага ждёт нас!

Он улыбнулся и обнял свою подругу за плечи.

Через четыре часа самолёт приземлился в аэропорту Праги. Было девять часов утра. Они прошли все пункты проверки, взяли свои чемоданы, вышли на улицу ждать автобуса. Небо было грозным, тяжелым, затянутым тучами, местами даже черным.

— Погода сегодня не на нашей стороне, боюсь, что скоро пойдёт дождь. Алиса, а давай возьмём такси. Что скажешь? — спросил Саша.

— Да, это было бы просто замечательно.

Он махнул рукой таксисту, к ним подъехала машина, открылась задняя дверь. Саша кинул их вещи в багажник.

Через несколько минут они уже расположились на заднем сиденье автомобиля.

— Прага шесть, микрорайон Дейвице, — важно протараторил он. Затем прибавил: — Ну и погодка у вас сегодня! Разве так встречают дорогих гостей?

Таксист ничего не ответил, Наверное, ему не раз приходилось возить туристов и выслушать их постоянные жалобы. Саша с важным видом поправил спадающие на плечи волосы.

— Прага шесть. Это престижный и дорогой район. Там живёт мой друг. Цены на недвижимость в этом районе лишь слегка уступают тарифам в историческом центре. В Дейвицах, куда мы сейчас едем, дома XIX — XX веков. Их обрамляют аккуратные проспекты, небольшие площади и, конечно, не менее важные зеленые аллеи. Район включает в себя историческую часть города с большим количеством достопримечательностей, таких, как Пражский град в Градчанах, собор святого Вита, Брженовский монастырь и многие другие интересные места. Кстати, тут можно отдохнуть на природе в парке Петынка — хоть сейчас. Ещё холодно, но там есть открытый бассейн с подогреваемой водой. Чехи там купаются круглый год. Скоро ты увидишь всё сама. — Он гордо выпрямил спину, повернулся лицом к Алисе и спросил: — Ну что, теперь ты веришь, что мечты имеют свойство сбываться?

— Теперь — да, — ответила ему она и мечтательно зажмурилась. Радость происходящего немного омрачала встреча со странным стариком. Алиса помотала головой, словно пытаясь вытряхнуть всплывающий навязчивый образ.

Через пятнадцать минут они были уже на месте. Саша рассчитался с таксистом и начал вытаскивал багаж из машины. Накрапывал дождь. Ощутив внезапный холодный ветер, Алиса поежилась, обняла себя. Огляделась: вокруг старинные дома, ухоженные тротуары, зелёная трава… Всё это было настолько красивым, что она сначала растерялась, открыла от удивления рот, но потом, взяв себя в руки, сказала:

— Этот город пропитан волшебством и страстью.

— Тебе всё видится в ином свете, — сказал Саша. — Ну-ка хватит болтать, лучше помоги мне, — и он протянул ей рюкзак.

Забросив на спину рюкзак и вальяжно поклонившись, Алиса сказала:

— Веди меня, мой господин.

— Ну, ты даёшь, — махнув на неё рукой, Саша подошел к подъезду, достал из кармана джинсов связку ключей, нашел подходящий, открыл входную дверь подъезда. И пояснил:

— Тут каждый жилец дома имеет свой ключ от подъезда, от квартиры и от мусорного ящика на улице.

— От мусорного ящика? — она удивлённо подняла брови.

— Ну да, ты всё верно поняла. И в этом нет ничего удивительного, мы как-никак в Европе.

Они поднялись на четвертый этаж. Саша открыл квартиру под номером 7.

— Бросай рюкзак тут, — он указал на место возле зеркала, — потом разберем.

Квартира оказалась очень уютной: три большие просторные комнаты, в каждой из которых имелась широкая кровать, шкаф с книгами, рабочий стол с настольной лампой. «Словно в этой квартире всегда жили студенты», — подумала Алиса.

Это квартира моего хорошего знакомого, профессора истории, — пояснил Саша. — Как видишь, тут есть всё самое необходимое. От квартиры до трамвая две минуты ходьбы, до метро десять минут езды. Всё очень удобно и близко. Ну, как тебе?

— Всё просто потрясающе! — воскликнула Алиса. — Я так счастлива…

И легла на кровать, раскинув руки и ноги в позе рисующего ангела на снегу. Саша зашел на кухню, проверил холодильник.

— Так, тут всё в порядке, на неделю хватит. Ну что, подруга, — обратился он к ней, — какие планы на сегодня?

Алиса вскочила с кровати.

— Гулять и ещё раз гулять.

— Я так и знал, что ты именно это скажешь. Тогда марш в душ, переодевайся, пообедаем в городе.

Они приехали на Староместскую площадь. Тут было полно народу, словно здесь проходили какие-то празднования. Саша взял под руку Алису и голосом бывалого экскурсовода начал свой рассказ.

— Староместская площадь — очень старая площадь Праги. Она расположена в историческом центре города в районе Старо Место. Площадь окружена городскими домами с фасадами различных архитектурных стилей: готического, барокко, ренессанса, рококо.

Тут она не выдержала и рассмеялась.

— Ты мне сейчас напомнил нашу преподавательницу по искусству Ривку Коган. Особенно смешон твой акцент. Как ты там сказал — «рококо»?

И она ещё раз залилась задорным громким смехом. Саша, долго не думая, отвесил ей лёгкий подзатыльник, строго свёл брови.

— Ты слушать будешь или хихикать?

— Всё, всё, молчу…

Она сделала глубокий вздох, затем выдох, тем самым подавляя смех, и продолжила слушать.

— Ну, так вот, — уверенным голосом продолжал Саша. — Это место известно ещё с XII века. В то время площадь была большим рынком, стоящим на перекрестке торговых путей и дороги, что соединяла Вышеград и Пражский Град. На этой площади проходили королевские коронационные процессии. В XIV веке на площади была построена городская ратуша, а в 1410 году на ратуше были установлены астрономические часы — Орлой. Вот и они, — сказал Саша и показал на часы. — Мы постоим тут, скоро полдень, начнётся совершенно потрясающие зрелище. Эти часы состоят из движущих кукол, сферы и календаря. Часы имеют не только обычный циферблат, но и астрономический, показывающий положение Солнца, Луны, Полярной звезды и некоторых созвездий.

— Да, я слышала об этом; они просто завораживают.

— Вот, смотри, — сказал Саша и поднял голову вверх. -Представление начинается!

Послышался отдаленный скрип со стороны часов.

— Вот видишь, — он указал Алисе рукой на фигурки скелетов. Каждый час этот скелет — символ смерти — начинает шествие фигур. Одной рукой он дергает за веревку колокольчика, а второй поднимает песочные часы. Бой часов сопровождается шествием апостолов в небольших окнах в верхней части курантов, которые открываются в начале шествия и закрываются после его окончания. Шествие завершается громким криком петуха, взмахивающего крыльями в нише над окнами. Вслед за этим раздается бой часов, отбивающих каждый час суток. Фигурки апостолов и петуха дополняет изображение турка сбоку курантов. Турок покачивает головой в знак нежелания отказаться от своей захватнической политики. Две фигуры с левой стороны курантов — аллегории человеческой скупости и тщеславия. Каждый час все повторяется сначала. Это своеобразное представление показывается с небольшими перерывами уже больше шестисот лет. Говорят, что эти часы связаны напрямую, с госпожой судьбой, и если они остановятся, произойдет что-то плохое.

Алиса посмотрела на часы, и ей показалось, что по ним проползла серая тень, имеющая очертания мужской фигуры, на спине которой виднелись порванные крылья. Она встряхнула головой, отгоняя это видение. Сверкнула молния, а через несколько секунд прозвучал гром, как бы подтверждая серьёзность своих намерений. Люди на Староместской площади засуетились, стремясь поскорее скрыться от дождя.

— Ну, нате вам, здрасте-пожалуйста! — рассердился Саша. — Только я вошел во вкус рассказчика, и тут дождь всё испортил. Так, дай-ка мне подумать, где можно скрыться от дождя… Так точно! Тут ведь недалеко «Бейт-Хабад»; я там был однажды. Пошли, переждем там.

Они быстро прошли вдоль улицы, завернули налево и оказались перед темно-коричневой дверью, с левой стороны которой висела надпись на иврите и английском: «Добро пожаловать. Бейт-Хабад, Прага». Саша стряхнул капли дождя со своей рубашки. «Можно подумать, что от этого жеста он станет выглядеть менее мокрым», — подумала Алиса.

С важным видом на лице он позвонил в звонок. Алиса стояла рядом и вся дрожала от холода. Прозвучал щелчок, перед ними открылась дверь. Они оказались в небольшом коридоре, состоящем из двух металлических калиток. Щелчок, за ним еще щелчок. Они прошли внутрь небольшого дворика. Расхаживая тяжелыми шагами, к ним подошел пожилой сутулый «слуга Господа». Поправив очки, он пронзительным взглядом впился в лица новоприбывших гостей, затем произнёс:

— Чем туманней прогнозы, тем интереснее события они предвещают.

Не поняв, что он этим хочет сказать, они переглянулись. Раввин, заметив их смущение, сказал:

— Добро пожаловать в Бейт-Хабад Праги. Меня зовут Хаим. Позвольте же и мне узнать, кто вы и откуда?

— Меня зовут Алиса, а это Са… — она замешкалась, исправилась, — Александр… Посмотрела на его накрашенные ресницы, неодобрительно помотала головой, продолжила:

— Мы приехали из Израиля, гуляли по городу и попали под дождь.

— Ну что ж, — сказал раввин, — всякому гостю мы рады, особенно если эти гости приехали к нам из Земли обетованной. Милости просим, проходите в дом.

При входе в «Бейт-Хабад» стояли аккуратно сложенные детские коляски. Слева от входа находилась лестница, ведущая вниз, на ступенях которой повсюду были расклеены разноцветные цветы и бабочки. Послышался детский смех; двое ребятишек поднялись по лестнице, прошли в дальнюю комнату. Через минуту они вышли довольные, держа поднос со свежей выпечкой.

— Это детки из детского сада «Бейт-Хабада», — пояснил раввин. — Как видите, время полдника.

— Да, да, мы видим, — улыбнулась Алиса.

Они прошли в комнату справа от лестницы. Там находился кабинет раввина, он был небольшим, но весьма уютным. Длинный деревянный стол стоял возле окна, рядом с ним книжный шкаф. Полки в книжном шкафу сплошь были заставлены книгами. Рядом со шкафом стояла небольшая тумбочка, на ней лежала открытая книга, рядом с которой стояла настольная лампа. В этом кабинете царило некое чужеродное спокойствие, которое не передать словами.

— Присаживайтесь, — сказал раввин. Он указал им на стулья возле стола. Они сели. Раввин сел напротив, сказал:

— Пару минут; нам принесут чай, и я очень надеюсь, что нам что-нибудь достанется из выпечки, — и подмигнул Алисе. — Скажи, Александр, а мы раньше случайно с тобой не встречались?

— Да, — ответил Саша, — я был тут со своим другом Ильёй.

— Погоди, погоди… Это было прошлой весной на праздник Песах?

— Да, — подтвердил Саша.

— Всё, я тебя вспомнил, — воскликнул раввин. — Ты тот самый молодой человек, который собирался поступать на режиссерский факультет. Ну и как, ты поступил?

— Да, — гордо ответил Саша. — Я поступил, и учусь там уже целый год вместе с моей подругой.

И он многозначительно посмотрел на Алису: мол, не выдавай, а то нас выгонят, так как нетрадиционная ориентация не одобряется у верующих евреев. Алиса намёк поняла, подмигнула ему и сказала:

— Нам очень нравится там учиться.

— Ну так это просто замечательно. У меня для вас есть отличная идея. Вы сможете снять фильм про наш «Бейт-Хабад».

Она закатила глаза, а Саша не растерялся, ответил:

— Это великолепная идея. Расскажите мне, всё как тут у вас устроено; так сказать, изнутри.

Раввин Хаим начал свой рассказ. Саша, приняв роль слушателя на себя, внимал каждому слову раввина. Тем временем Алиса быстро заскучала. Она встала и начала рассматривать открытую книгу, лежащую на тумбе около шкафа. На первый взгляд о книге можно было сказать, что она очень старая. Некоторые буквы на страницах были слегка стёрты временем. Первое, что попалось на глаза — фраза на иврите, подчёркнутая карандашом: «Три ключа откроют знания ко всему».

— Шалом, шалом.

В комнату вошла молодая девушка, одетая в длинное серое платье, которое скрывало её фигуру. В руках она держала поднос с чаем и свежей выпечкой.

— О! — обрадовался раввин. — Нам всё-таки досталась выпечка. Кстати, это бывает крайне редко…

Он рассмеялся и погладил свою седую бороду.

— Познакомьтесь, — сказал он. — Это моя дочь Сара, а это Александр и его подруга Алиса. Они приехали к нам из Израиля и, вполне возможно, снимут о нас фильм.

Сара поставила угощение на стол, сказала: «Приятного аппетита» и вышла из комнаты.

— Сама скромность, — одобрительно сказал раввин. — Сара — копия моей жены. Ну, так что время пить чай!

Алиса оторвалась от книги и села за стол пить чай. Булочки были без начинки, поэтому она съела лишь одну.

Время за чаем и разговорами пролетело быстро; наступил вечер, закончился дождь. Алиса слегка толкнула Сашу ногой под столом, мол, хватит болтать, нам пора идти. Саша, весь увлечённый разговорами, очнулся, как от долгого сна, поблагодарил раввина и начал прощаться с ним.

Раввин Хаим сказал:

— Мне было очень приятно с вами познакомиться. Я предлагаю вам вот что: приходите к нам в пятницу, вместе встретим шабат. И да — отказов я не принимаю.

Пообещав прийти, они вышли на улицу. Подул свежий холодный ветер. Везде зажглись фонари. Они шли, шаркая ногами по мокрым кирпичам Староместской площади.

Глава 3

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 216
печатная A5
от 517