электронная
36
печатная A5
380
12+
Тайна Бродгара, или Новые приключения Кама и его друзей

Бесплатный фрагмент - Тайна Бродгара, или Новые приключения Кама и его друзей

Книга третья

Объем:
248 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-2262-4
электронная
от 36
печатная A5
от 380

Утро в Северном Лесу

…Тихо ночью в Большом Северном Лесу. Только иногда упадет снежный ком с ветки высокой сосны, или пробежит осторожная красная белка, — и опять наступает тишина в бело-зеленом царстве. Но стоит Солнцу вскарабкаться в хмурое небо, — просыпается Лес. Вот пятнистый олень, пугливо кося глазом, быстро перебегает поляну и скрывается в кустах. А вот крадется, уткнувшись широким носом в землю, Черный Волк Кца. Он учуял оленя, и не замечает притаившегося на дереве Такку — лютого желтого зверя с когтями, похожими на длинные кривые ножи. Сегодня Такка не голоден, и лениво провожает взглядом трусящего по своим делам Кца.

Новый день пришел в Большой Северный Лес.

Просыпается и племя таров.

— Вставайте, люди! — кричит колдун Тук, бегая от одного деревянного сруба к другому и стуча колотушкой в бубен. — Вставайте! Сегодня предстоит Большая Охота!

Из вросших в землю домиков выходят заспанные тары.

— И чего он раскричался, — проворчал, поеживаясь и протирая глаза, Кам. — Могли бы еще поспать…

— О-о-о! — раздалось за порогом. — Вставай, Кам, начинается Большая Охота!

Кам раздвинул полог из толстой медвежьей шкуры, и выглянул наружу. У дома стоял мамонт О. Увидев друга, мамонт поднял мохнатый хобот и радостно затрубил.

— Ну, а ты что в такую рань встал, О? — укоризненно сказал мальчик. — Тоже торопишься на охоту?

Мамонт закивал большой рыжей головой, тряхнул ушами, и опять затрубил:

— О-о-о! Будет Большая Охота!

— Тише ты! — шутливо закрыл уши Кам. — От твоего крика все звери разбегутся! Ладно, поехали!

О опустил хобот, поднял Кама себе на спину, и неспешно перебирая ногами-столбами, направился к месту сбора.

Когда Кам верхом на мамонте появился на широкой поляне в центре деревни, там уже собралось все племя. Охотники, — умелец Нек, весельчак Дит, ворчун Нерд, и другие мужчины, — сжимали в могучих руках тяжелые копья из мамонтового бивня с зазубренными каменными наконечниками, и свернутые сети, сплетенные из тонких, но прочных оленьих жил. У нескольких молодых таров выглядывали из-за спин луки и кожаные колчаны со стрелами. У охотников постарше луков не было.

— К чему нам стрелы, если у нас есть надежные копья и дубинки? — говорили они. — Копье не подведет! А из этого непонятного лука выстрелишь в Черного Медведя, промахнешься, и, считай, пропал…

Зато Кам быстро привык к оружию, подаренному воинами племени Ута из Зеленой Долины, что за Черными Горами. Теперь на охоте не надо подкрадываться вплотную к зверю, — стрелой можно легко достать дичь и с двадцати, и с тридцати шагов.

Кам вдруг вспомнил, как гостеприимные люди Ута угощали пирожками его, Алая, Летающего Человека Рангута и Оранжевого Лодочника, тарантака с длинным именем Картантастравукаритан.

— Вкусные были пирожки, — подумал Кам. — Особенно с начинкой из синих ягод су… Как же быстро летит время! Кажется, только вчера вернулся я из Великого Путешествия, и принес моему племени волшебный Белый Камень Беграль, а ведь с того дня прошел уже целый год! Хорошее было Путешествие…

— Тары! — прервал воспоминания голос колдуна Тука. — Я видел белого орла! Это добрый знак. Небеса обещают хорошую охоту. Пусть Духи Предков и Духи Леса помогают нам!

— Будет хорошая охота! — крикнул вождь Ул, и трижды взмахнул высоко поднятым копьем.

— Будет хорошая охота! — закричали мужчины, женщины и дети.

Колдун Тук нарисовал на большом камне медведя, пронзенного копьем, и, кружась в танце вокруг Священного Костра, громко запел, стуча в бубен:

— Духи Леса, дар примите!

Нам в охоте помогите!

Копья наши заострите!

И удачу принесите, —

Дух Лесной, и Дух Болота!

Будет славною охота!

И все племя запело вслед за колдуном:

— Дух Лесной, и Дух Болота!

Будет славною охота!

«Злой Дух»

Тары охотились так же, как и их далекие предки: вооруженные длинными копьями и дубинами, они выстраивались цепью, и с громкими криками гнали зверя к заранее подготовленной яме с торчащими из земли острыми кольями. И олень Гу, и гигантский Черный Медведь, и волк Кца, и даже клыкастый исполин Щор, попав в такую ловушку, становились легкой добычей людей.

Повезло тарам и на этот раз. К вечеру охотники возвращались в деревню, нагрузив на мамонта О две огромные медвежьи туши.

— Теперь у нас много мяса, — радовался Нек. — А из шкур можно сшить новую одежду.

— Да, теплая одежда не помешает, — согласился вождь Ул. — Наступают холода, надо готовиться к трудным временам…

— Эй, вождь, а разве были у нас когда-то легкие времена? — усмехнулся Дит. — Вспомни-ка прошлую зиму, когда ушли все звери, реки промерзли до дна, и не стало рыбы…

— Ты прав, — вздохнул Ул. — Не было у таров легких времен. Но ведь сейчас нет у нас и врагов, мы живем в мире, и к нам вернулся волшебный Белый Камень. Значит, не так уж все и плохо… Что это?! Слышите?

Охотники остановились. Откуда-то издалека доносились крики.

— Что-то случилось в деревне! — Кам, примостившийся на спине мамонта, прислушался. — Да, кричат оттуда.

— Надо поторопиться! — Ул, перехватив древко копья, побежал по лесной тропе к деревне. Вслед за вождем, забыв о добыче, побежали и все охотники.

Мамонт О постоял, подумал, — и ринулся напрямик, через Лес. Он мчался так быстро, что Кам только успевал уворачиваться от толстых веток, едва не снесших его со спины О. Зато в деревне мальчик и мамонт оказались первыми.

Еще недавно спокойная деревня сейчас напоминала растревоженный медведем пчелиный улей. Люди метались по Большой Поляне, матери прижимали к себе плачущих детей, а старики окружили колдуна Тука, который что-то быстро говорил и непрестанно бил в бубен. На Поляну, тяжело дыша и выставив перед собой копья, вбежали охотники во главе с вождем Улом.

— Что случилось?! — крикнул Ул. — На нас напал враг?

— Хуже! — отозвался старый Вед. — К нам прилетел Злой Дух! Это он напугал людей!

— Где же он?

— Не знаю, — развел руками Вед. — Куда-то улетел. Может, на дереве спрятался…

Кам снял со спины лук, вложил в него стрелу, и вгляделся в верхушки окружавших Поляну деревьев. Вот за стволом мелькнуло что-то черное.

— Что это? — прошептал Кам, натягивая тетиву и прицеливаясь. — Неужели и впрямь Злой Дух? Ну, берегись, сейчас ты познакомишься с моей стрелой!..

— Кам, не стреляй! — послышался откуда-то сверху знакомый голос. — Это же я!

Мальчик опустил лук. Прямо над ним, раскинув широкие черные крылья, парил Летающий Человек Рангут.

Летающий Человек

— Эй, люди, это не Злой Дух! — крикнул Кам. — Это Рангут. Я же рассказывал вам о нем, он живет в Черной Горе, в Цветном Городе. Он — наш друг!

Охотники, уже готовые пронзить Летающего Человека копьями, остановились.

— Спускайся, не бойся, — позвал Рангута Кам. — Здесь тебе ничего не угрожает.

Рангут, опасливо косясь на охотников, опустился на землю.

— Фу, не ожидал я такой встречи, — отдуваясь, проворчал он. — Думал, меня примут с почетом, как твоего друга, а тут поднялся такой крик, что я чуть не оглох… Неужели ты не рассказывал своему племени обо мне?

— Рассказывал, — почесал в затылке Кам. — Только они не верили. Не бывает, говорят, Летающих Людей…

— Как это — не бывает?! — возмутился Рангут. — А я кто? Эй, тары, я — Рангут, Летающий Человек!

Рангут взмахнул крыльями, взлетел, сделал круг над Священной Поляной, и крикнул сверху:

— Ну, теперь поверили, что я существую?

Не успел он приземлиться, как его окружило все племя. Самые смелые подошли совсем близко, а один малыш даже потрогал пальчиком крылья Летающего Человека. Мамонт О положил мохнатый хобот на плечо Рангута, и, вспомнив Первое Великое Путешествие, тихонько выдохнул:

— О-о-о… Это ты, мой друг Рангут! Добро пожаловать в Северный Лес!

Только колдун Тук стоял в сторонке, стуча в бубен и шепча какие-то заклинания. Он все еще думал, что Рангут — Злой Дух…

Но вот все стихло, — тары ждали, что скажет вождь.

Ул приблизился к Рангуту, подняв руку в приветствии:

— Мы рады тебе, Летающий Человек, будь нашим гостем.

Рангут тоже поднял руку:

— Спасибо, вождь! Я друг Кама, а значит, и твой друг, и друг всех таров!

Все радостно закричали, да так громко, что колдун Тук от неожиданности едва не выронил свой бубен. А колдунам бубны ронять нельзя, — даже самые маленькие дети в племени таров знают, что это плохая примета.

Потом Кам отвел Рангута в свой дом. Летающий Человек с любопытством озирался вокруг, — он еще никогда не видел деревянных домов-срубов.

— А вы не боитесь жить в Лесу? — спросил он Кама. — Наверное, здесь много диких зверей?

— Да, зверей хватает, — кивнул Кам, ставя перед Рангутом глиняную миску с мясом. — Но мы, охотники, зверей не боимся. Ты же видел, какие у нас копья!

— Да, копья хорошие, — согласился Рангут, с подозрением принюхиваясь к жареной медвежатине. — Из чего вы их делаете?

— Что? Жаркое? Из медведя…

— Да нет, я спрашиваю, — из чего вы делаете копья?

— А, копья… Самые лучшие — из бивня мамонта.

— Как же можно из кривого бивня сделать прямое копье? — удивился Рангут. — Наверное, дело не обходится без колдовства?

— Нет тут никакого колдовства, — рассмеялся Кам. — Как выпрямить бивень, знает наш умелец, охотник Нек. Сначала бивень твердый как камень, но когда Нек опускает его в горячую воду с особыми травами и кореньями, кость становится мягкой. Тогда можно выпрямить бивень, нарезать на полосы и сделать из них копья, ножи и дротики. Чем длиннее бивень, тем длиннее копье. С таким копьем и медведь не страшен… Но вам в Цветном Городе копья ни к чему, — у вас ведь даже зайцы не водятся.

— Да, зайцы не водятся, — кивнул Рангут. — А вот беда у нас завелась.

— Какая беда? Мы же победили Шаргана с его разбойниками, а больше ничего плохого в Черной Горе не было…

— …а теперь — есть. И не только в Черной Горе…

Кам внимательно посмотрел на друга:

— Давай-ка, Рангут, рассказывай обо всем по порядку.

Рассказ Рангута

— Когда после Великого Путешествия мы расстались с тобой, мамонтом О и Алаем, в Цветном Городе все было хорошо, — начал Рангут. — Счастливо зажил маленький народец тарантаков, избавившись от злого Шаргана. Но тут вдруг стали пропадать разные вещи. Сначала — цветные камушки, потом куда-то исчезли костяные гребешки. Ты же знаешь, как любят тарантаки расчесывать гребешками свои длинные зеленые бороды, а тут такая напасть. А когда исчез красный ковер в Красном Доме Красных Старцев, — тут уж мы решили поймать воришку.

— И поймали? — спросил Кам.

— Поймали. Поставили в Красном Доме ловушку-силок, какие для птиц ставят, — вот в эту самую ловушку вор и попался.

— И кто же это оказался?

— Лепрекон.

— Кто-кто? — не понял Кам. — Лепрекон? Мышь, что ли?

— Да какая там мышь, — махнул рукой Рангут. — Лепреконы — это маленькие человечки, еще меньше, чем даже коротышки-тарантаки. Они ходят в зеленых курточках и носят туфли с золотыми пряжками. Да, и еще носы у лепреконов красные… Когда-то давно этот Маленький Народец жил в Черной Горе, а потом куда-то делся, и о нем все забыли. А тут — на тебе, опять объявились. Мы его, этого пойманного лепрекона-воришку, спрашиваем, — ты зачем камушки да гребешки воруешь? А он отвечает: это я, мол, по привычке. Мы, говорит, лепреконы, при случае всегда готовы что-то стащить, хоть даже нам и не всегда эта вещь нужна.

— Так он воровать в Цветной Город пришел? — не понял Кам.

— Нет, я же говорю, он просто по привычке чужое таскал. А так этот лепрекон, Руфус его зовут, посланцем оказался.

— Посланцем?

— Ну да, от всего лепреконского народца его к нам в Цветной Город послали. За помощью. Раньше, в древние времена, лепреконы дружили с тарантаками, они даже, вроде, дальние родственники друг другу…

— Чего же они хотят?

— Чтобы ты нашел Золотой Меч Бродгара. Меч хочет забрать себе владыка Черного Острова, король зозоилов Данзар. Меч этот не простой, а волшебный, Он делает своего хозяина непобедимым. Как получит Данзар этот Меч, сможет он покорить все Подземные Народцы, — лепреконов, тарантаков, кумров, пиктунов, цвергов, мавунов, макатунов…

— Зачем же ему их покорять?

— Как это — зачем? У лепреконов и цвергов много золота, у тарантаков — драгоценные камушки, пиктуны и макатуны знают секреты железа, а кумры умеют превращать в серебро даже простую землю. Если Данзар сделает их своими рабами, он станет самым могущественным владыкой на свете. У Данзара огромная армия, — с ним его воины-зозоилы, и великаны-пураны из Сумеречной Трифории, и страшные тхарки, и коварные цобольды, и маруны-прыгуны, и дварфы, и люди-крысы друмы с Полей Сумрака. Далеко на севере, в своем замке Долмар, что на Черном Острове в Ледяном Море, готовится Данзар к Великой Подземной Войне…

— Но ведь Ледяное Море так далеко от Цветного Города тарантаков, — засомневался Кам. — Может, до них война и не дойдет?

— Нет, войны не избежать, — покачал головой Рангут. — За тысячи лет под землей прорыты ходы, по которым чудовища Данзара смогут пройти куда угодно. А у владыки Черного Острова с тарантаками свои счеты. Когда он впервые напал на лепреконов сто лет назад, тарантаки спрятали сокровища лепреконов в Черной Горе, и Данзару пришлось уйти ни с чем. Вот он и решил отомстить, — разрушить Цветной Город, а самих тарантаков заковать в цепи и заставить добывать цветные камушки.

— Как же я, простой охотник из Северного Леса, смогу найти Меч Бродгара? — развел руками Кам. — И как мне тягаться с владыкой Черного Острова? Я даже не знаю, где этот Остров находится!

— Не волнуйся, — махнул рукой Рангут. — Лепрекон Руфус покажет нам дорогу…

— Кому это — нам?

— Ну, тебе, мне, мамонту О, сыну вождя Подземных Великанов Алаю и Оранжевому Лодочнику. Картантастравукаритану, то есть.

— И как только ты эти имена запоминаешь… Так мы что, опять все вместе пойдем в Путешествие? И что мы должны делать?

— Я же сказал, надо найти Золотой Меч Бродгара. Всего-то дел!

— Но почему я?

— Гномы сказали, что Золотой Меч сумеет найти только рыжий мальчик из племени таров. Ты из племени таров?

— Да.

— Ты рыжий?

— Да.

— Ты мальчик?

— Ну, не девочка же! — расхохотался Кам.

— Значит, тебе и искать Меч! — торжественно заявил Рангут. — А мы тебе поможем. Клянусь крыльями, никто, кроме тебя, его не отыщет!

Кам задумался. Ему не хотелось опять надолго покидать свое племя и свой Лес, и опять надолго оставлять отца, вождя Ула. Ведь не было у Ула на всем белом свете никого, кроме Кама. Но если друзья в опасности, — разве можно отказать им в помощи?

— Алай, Оранжевый Лодочник и лепрекон Руфус уже в пути, — продолжал Рангут. — Через три дня они будут здесь.

Летающий Человек хихикнул.

— Алай, как и в прошлый раз, опять убежал от своего отца, вождя Подземных Великанов Равва. За Алаем даже приставили следить колдуна Харра, но мальчишка легко обманул старика, — угостил того сонным соком ягоды цха, и, когда колдун заснул, сбежал. Совсем скоро он будет здесь. Готовься к новому Путешествию, Кам!

Меч Бродгара и Нить Агуны

Давным-давно, когда на земле еще жили огромные люди-броки, искусный гном Траген сковал по приказу короля броков, великого Бродгара, меч. Это был не простой меч. Сделанный из небесного железа и золота гномов, он весил не больше пушинки, но легко разрубал все что угодно, — хоть даже гранитную скалу. Меч можно было и не брать в руки, достаточно было только приказать. Но приказать — не простыми, а только Волшебными Словами. Эти тайные Слова были выбиты на рукоятке Меча:

┐ ∟⌠ /)

Каждый знак здесь означал Волшебное Слово. Но только Великие Колдуны маленького народца гномов могли прочитать это. А еще знал эти Слова гном-кузнец Траген, — ведь он сам ковал Меч, и выжигал таинственные буквы на рукоятке. Однажды Траген случайно подслушал разговор Колдунов, и узнал тайну магических Слов. Об этой тайне гном рассказал Бродгару, — и с тех пор не было могущественнее короля броков. Теперь ему достаточно было обнажить Меч и произнести:

— Мардо, бакарардо, терги-мерги, катазерги!

А дальше Меч все делал сам.

Во многих войнах побывал Меч Бродгара, и был он досыта напоен кровью врагов короля броков. Со всеми воевал Бродгар, — и с исполинами-тенхами, и с маленькими злобными брогауми, и с многочисленным народом черных труров, жившим у Горячего Моря далеко на юге. И вот завоевал Бродгар весь белый свет, и все племена склонились перед его Мечом.

Казалось, больше не было у короля врагов.

Но однажды пришли Небесные Всадники. В дыму и пламени войн исчезли города броков, и сам Бродгар погиб в решающем сражении на Северных Полях. Небесные Всадники исчезли так же быстро, как и появились. Кто были эти пришельцы с Небес, и зачем они спускались на землю, — этого никто не знал. Но с тех самых пор пропал Меч Бродгара.

Пропал — но не исчез. Долгое время Меч прятали у себя колдуны маленького племени шархов. Только им рассказали гномы тайну Меча Бродгара. Только они знали, что волшебная сила — не в самом Мече, а в Волшебных Словах, и еще — в сделанной хитрыми гномами тоненькой золотой Нити Агуны. Никто, кроме этих колдунов, уже и не догадывался, что без Волшебных Слов и Нити Меч Бродгара — простая железка. А вот если перевязать Нитью Агуны рукоятку Меча, и сказать Волшебные Слова, — тогда его владелец будет непобедим.

Колдуны унесли эту тайну с собой, когда на племя шархов напали мафары, дикое племя с юга. Они забрали Меч Бродгара вместе с другой добычей, но дикари не знали, что он — волшебный. Меч взял себе вождь мафаров Анарол, а Нить Агуны носила на шее его сестра Милибея.

Прошло много-много лет. Меч переходил из рук в руки. Сначала мафары отдали его степнякам-куртам за десять мешочков ягод цха. Потом курты обменяли Меч на рыбу, и он долго оставался у Речных Рыбаков. Через сто лет Меч отобрали у Рыбаков воинственные цвурги, но после войны с еще более воинственными чичиканами, он оказался далеко на севере. Старики говорили, что Меч вернули себе гномы, которые когда-то сковали его.

На самом деле, тогда Меч Бродгара случайно нашел и оставил у себя маленький мальчик Над из племени Лесных Охотников. Над до самой старости хранил Меч, потом передал его своему сыну, а тот — своему сыну. Так Меч переходил по наследству тысячу лет, до тех пор, пока один из потомков Нада не отдал его лепреконам в обмен на старую шкуру Пещерного Льва. Лепреконы хранили Меч как самую большую драгоценность, потому что верили: пока Меч у них, ничего плохого с ними не случится.

Днем и ночью охранял Меч Бродгара старый лепрекон Асмус. Но однажды, когда Асмус задремал, пробрались в его пещеру подосланные гномами зеленые мармыши, утащили Меч, и принесли его самому главному Колдуну гномов, Реагнару. Мудрый Реагнар сразу повелел спрятать Меч в холодной стране Трифории.

— Этот Меч опасен в злых руках, — сказал Реагнар гномам. — Пусть лучше лежит в земле, чем сеет смерть!

После этого многие искали Меч Бродгара, — и великие короли, и простые кочевники. Но никто так ничего и не нашел. А гномы оставили пророчество: через много-много лет отыщет этот Меч мальчик с красными волосами.

А что же Нить Агуны? Ей тоже пришлось проделать большое путешествие, и побывать в разных руках, прежде чем она попала к волшебнику Огиру, жившему отшельником в пещере на берегу Ледяного Моря. Поначалу Огир думал, что это простое украшение, — пока знакомый гном Тилли по прозвищу Милли не поведал ему тайну Меча и Нити.

С тех пор волшебник Огир всегда носил Нить Агуны на шее.

— Так надежнее, — думал он. — Никому ведь и в голову не придет, что в этой тоненькой золотой ниточке кроется такая великая сила!

Но однажды старый волшебник заболел. Да, да, и волшебники иногда болеют. Едва перебирая слабеющими ногами, вышел он из своей пещеры и лег на землю.

— Теперь я умру, — подумал волшебник. — Пришел мой последний час…

Пролетавшие в этих местах мавуны-охотники отнесли умирающего Огира в свою страну. Тогда королевой мавунов была Добрая Зенда. Она приказала Мудрым Старушкам ухаживать за волшебником, но силы уже оставляли старика, и он подозвал к себе королеву Зенду.

— Береги эту Волшебную Золотую Нить, — сказал Огир, еле ворочая языком от слабости. — Эта Нить нужна для…

Но договорить волшебник не успел, и дух его отправился в Последнее Путешествие.

А Добрая Зенда, так и не узнав о великой силе Золотой Нити, передала ее следующей королеве мавунов, и с тех пор Нить Агуны переходила от королевы к королеве.

Последнюю королеву Летающих Людей, получившую Золотую Нить, звали Агрона.

Ману и Дор

В те времена Луна была такая огромная, что закрывала полнеба, и по ночам, когда не было туч, освещала землю ярче самого большого костра. И если днем тары молились Солнцу, то ночью их главным божеством была Луна. Каждый вечер все — и мужчины, и женщины, и старики, и дети собирались на Большой Поляне, у Священного Костра, чтобы проводить Солнце и встретить Луну

Когда Солнце уходило спать, колдун Тук бил в бубен и просил Темные Небеса, чтобы они защищали таров от Духов Ночи Люди придвигались поближе к Священному Костру, прижимались друг к другу, и слушали, как Дуб Ло скрипел широченными ветвями, и Дух Ветра Уа шелестел листьями в огромной кроне старого дерева. А колдун все бил и бил в бубен, и племя молилось Луне.

— Просите хорошей охоты у Сестры Солнца! — завывал колдун Тук. — Просите добра у Духа Великого Белого Сумрака! А иначе зверь уйдет из Леса, и рыба уплывет, и птицы улетят, и ягода не вырастет!

Тука все слушались. С колдуном шутки плохи, он Духам нажалуется, — они сразу и утащат в лесное болото. С Духами да с колдунами лучше не связываться. Только мамонт О их не боялся. Мамонты вообще никого и ничего не боятся. Даже темноты.

Страшно было в темнеющем Лесу, где по ночам хозяйничали дикие звери и Злые Духи, и тары долго не расходились по своим домам с Большой Поляны. А чтобы им было не так страшно, старики рассказывали древние истории, — и эти истории были куда интереснее, чем заунывные песни колдуна Тука.

Кам и Рангут тоже пришли на Большую Поляну. И мамонт О пришел послушать сказку. Конечно, мамонту куда приятнее было бы погулять с Камом по Лесу, или выйти в широкую Степь, где прячется под снегом сладкая ягода фула, а над головой подмигивают разноцветные звезды. Но если Кам слушает сказку, значит, и О слушает сказку. Друзья все должны делать вместе, — таков Закон людей и мамонтов Большого Северного Леса.

В тот вечер старый охотник Вед поведал историю о Ману и Доре.

— Вы знаете, что когда-то наше племя пришло в Большой Лес с юга, из тех далеких мест, где побывал наш храбрый Кам во время Первого Великого Путешествия за Священным Бегралем, — начал Вед. — В тех краях все и случилось. У древнего вождя таров, Ита, был сын Ману. Это был очень храбрый мальчик, и уже в пять лет он охотился наравне с взрослыми мужчинами. Однажды Ману даже убил Черного Льва, и с тех пор его звали Ману-Отивли, что означает Ману-Победитель Львов. Как-то раз нашел Ману на окраине деревни крошечного волчонка, взял его к себе и выкормил. Вырос волчонок, и превратился в огромного волка. Дор — так назвал его Ману. Страшно было даже глядеть на этого зверя, а с сыном вождя волк вел себя как ласковая зверушка. Только увидит Ману, — бежит к нему со всех ног, радостно повизгивает, и подпрыгивает, и целует…

— Разве волк может быть другом человека? — недоверчиво протянул здоровяк Наерд. — Что-то мне не верится…

— Ты молод и глуп, — усмехнулся старый Вед. — Да, у человека нет могучих лап и длинных клыков, но у него есть ум, и человек сам решает, с кем дружить, а с кем — враждовать. А тут не только ум, но и любовь была. Ману любил Дора, и Дор его любил. Они были настоящими друзьями.

— И что, если я подберу волчонка, он будет меня слушаться? — не сдавался Наерд.

— Нет, тебя он не будет слушаться, потому что волки слушаются только умных людей, — отмахнулся Вед.

Все засмеялись, а смущенный Наерд спрятался за спинами других охотников.

А Вед продолжил:

— По ночам, когда засыпало все племя, волк Дор охранял деревню от незваных гостей.

Неспокойные это были времена. Из неведомых земель пришел многочисленный народ -лютые зокопы. Не охотились эти люди, и не рыбачили, и даже не искали меда диких пчел, а только нападали по ночам на мирные деревни, убивали спящих людей, а добро их забирали себе. И был у них вождь, покрытый шрамами великан Мазор Свирепый.

— Никого не оставлять в живых! — приказывал Мазор своим воинам, и они не жалели ни стариков, ни детей. Всех убивали, а ограбленную деревню сжигали дотла…

— Плохой человек был этот Мазор! — сказал вождь Ул, подбрасывая в Священный Костер ветки. — Нельзя убивать просто так, ради убийства. Одно дело — на охоте, или в бою, когда враг нападает, а другое дело, — спящих людей жизни лишать…

— Ты прав, вождь, — кивнул Вед. — Мазор был очень плохой человек, и много горя принес он людям. И вот на исходе лета, перед началом Больших Дождей, решил Мазор напасть на племя таров. Ночью и напал. Первым почуял врага волк Дор. Он бросился на воинов Мазора, и многим перегрыз глотки. Тары бились, как львы, защищая свои дома и своих детей, но зокопов было слишком много. Вот уже всех наших воинов перебили, и вождя Ита убили. Остался только мальчик Ману. Он и его верный друг, волк Дор, защищали женщин, детей и стариков, спрятавшихся в доме вождя. Весь день продолжалась битва, и много мертвых врагов лежало на земле, но и Ману с Дором дрались уже из последних сил. Наконец, мальчик вызвал на бой Мазора.

— Давай сразимся, и если победа будет за мной, зокопы больше никогда не придут к тарам с войной! — предложил Ману.

— А если победа будет за мной, тары навсегда станут моими рабами! — сказал Мазор.

И начался поединок. Мазор был могуч и дрался очень хорошо, но Ману был ловким охотником, и сумел одолеть вождя зокопов. Когда Мазор замахнулся огромной дубиной, чтобы размозжить мальчику голову, Ману уклонился, и ударил Мазора копьем прямо в сердце. Упал великан замертво. Увидели это зокопы, и набросились на Ману. Мальчик прыгнул на спину волку и оттуда разил врагов копьем, а Дор грыз их своими острыми зубами, и бил могучими лапами. Но силы были неравны. Вот все зокопы повисли на Доре, тела людей и тело волка сплелись в один огромный клубок.

— Беги к обрыву! — крикнул Ману.

И волк понесся к обрыву, что был на краю деревни. И все они — Ману, Дор и зокопы — упали в глубокую пропасть, и все погибли. Так Ману и его друг Дор спасли наш народ от рабства и верной смерти…

Старый Вед опустил голову и замолчал.

— А что дальше было, дедушка? — подергал старика за бороду маленький мальчик Рат.

— Что дальше? Утром колдун племени нашел тела Ману и Дора, спел Песню Последнего Путешествия, и похоронил их вместе. С тех прошло много зим и лет, и тары давно ушли из родных краев в Большой Северный Лес, — но в памяти людей осталась история великой дружбы мальчика и волка…

Тихо стало на Большой Поляне. Только в Священном Костре потрескивали ветки, словно хотели что-то сказать, — да так и не сказали.

Маленькие народцы

Домой возвращались молча. Кам ехал на спине мамонта О, а Рангут летел рядом. В тишине раздавались только вздохи мамонта, шелест крыльев и всхлипывания Летающего Человека, — он плакал, вспоминая грустную историю о мальчике Ману и волке Доре.

— Хватит тебе слезы лить! — прикрикнул на Рангута Кам. — Лучше расскажи о маленьких народцах. Ну, о лепреконах, и этих… как их… кумрах…

Рангут перестал всхлипывать. Покружившись еще немного, он сел на голову мамонта и, поежившись, — ночь была холодная, — укрылся крыльями, как одеялом.

— Маленьких Народцев много, и они очень разные, есть хорошие, а бывают и такие вредины, что лучше бы их и не было, — начал Летающий Человек. — А еще есть Гиганты. Вот, скажем, одноглазые зозоилы. Клянусь крыльями, противнее их не сыщешь на всем свете! Зозоилы быстро бегают, хотя у них нет пальцев на ногах. Зато у их короля, Данзара, целых семь пальцев на каждой ноге. Чтобы никто об этом не узнал, он даже спит в больших гранитных башмаках. Наши Красные Старцы говорят, что когда-то зозоилы были людьми и жили в далекой Стране Мердотор. Но однажды они решили начать войну, и за это были превращены колдунами в уродливых чудовищ и изгнаны. Тогда и ушли зозоилы в северные земли, и поселились на Черном Острове в Ледяном Море. Нет такой гадости, какую не сделал бы зозоил! Они могут наслать страшные сны, или даже напустить ос. Конечно, с великанами-пуранами, тхарками и цобольдами тоже лучше не связываться. Есть еще друмы, огромные люди-крысы, — эти загрызут и Пещерного Медведя. Но самые опасные — дварфы. У них каменные морды, зубы и когти, а на конце хвоста у каждого дварфа — острый ядовитый шип. Махнет дварф хвостом, ударит шипом, и даже мамонт после этого долго не протянет… Эй, эй, что ты делаешь?!

Мамонт О, внимательно слушавший рассказ Рангута, обхватил хоботом примостившегося у него на голове Летающего Человека, поднял его в воздух и обиженно затрубил:

— О-о-о, ты говоришь неправду, Рангут! Мамонту не страшны ни клыки, ни когти, ни ядовитые шипы каких-то там дварфов! Мы, мамонты, никого не боимся!

— Ладно, ладно, здоровяк! — заверещал перепуганный Рангут. — Я понял! Мамонты никого не боятся! Больше никогда!.. Клянусь крыльями!… Только отпусти меня… пожалуйста!

— О-о-о, — улыбнулся О, бережно возвращая Рангута себе на голову. — Какое хорошее слово — «пожалуйста»!..

— Ну, вот, — продолжил Летающий Человек, поправив немного помятые крылья. — Все они — зозоилы, пураны, тхарки, друмы, цобольды и дварфы, — служат Данзару. Есть среди подземных жителей и наши друзья, Маленькие Народцы. Тарантаков ты знаешь, бывал у них в Цветном Городе. Лепреконы, конечно, еще те воришки, но ладить с ними можно, они совсем не злюки. Как и макатуны, — это вообще милейшие создания, только их никто никогда не видел… Кто там еще? А, цверги. И еще — кумры. Очень приятные человечки, целыми днями только и делают, что превращают камни в серебро. А могут и в золото…

— Что хорошего в этом золоте? — хмыкнул Кам. — Видел я его в нашем Путешествии. Оно же такое мягкое, ни копья из него не сделаешь, ни топора…

— О, мой друг, ты не представляешь, сколько драк и даже настоящих войн происходят из-за золота! — воскликнул Рангут. — А сколько людей сошло из-за этого с ума! Вот и Данзар, владыка Черного Острова, тоже сошел с ума. Клянусь крыльями, если этот сумасшедший Данзар первым доберется до Меча Бродгара, он почувствует себя непобедимым, и начнет войну, а тогда нам всем несдобровать.

— Я найду Меч Бродгара! — решительно сказал Кам. — Данзар никогда его не получит!

— Вот это другое дело! — обрадовался Рангут. — Слава Небесам, мы идем в Путешествие!!!

Черный остров

Далеко на севере, за Холодной Степью, за Скалами Хлеванга, Полями Сумрака, и за страной пуранов-великанов Трифорией, раскинулось Ледяное Море. Лед здесь никогда не тает, и, если долго-долго идти по Морю, то впереди покажется земля. Это и есть Черный Остров короля зозоилов Данзара.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 380