электронная
180
печатная A5
445
18+
Тайна бессмертия. Крылья

Бесплатный фрагмент - Тайна бессмертия. Крылья

Проза

Объем:
200 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-5963-7
электронная
от 180
печатная A5
от 445

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Тайна бессмертия

Знакомство

Всё началось с простого разговора. Один из однокурсников обратился к Джону, как к человеку наиболее компетентному на их курсе по вопросу перерождения. Майкл надеялся родиться заново в богатой семье, где-нибудь в Австралии и расспрашивал о такой возможности.

Дело было в том, что Майкл был невысокого роста, с плохим зрением и почти лысым от рождения. Пытаясь скрыть хотя бы один из своих недостатков, он носил паричок. Кроме того, он не был достаточно богат, чтобы не думать об этих проблемах. Наверное, сейчас Джон сказал бы, что ему поможет хороший психолог, который научит наслаждаться жизнью, как это делали многие его знакомые, имея почти такие же проблемы с ростом, здоровьем и деньгами. Но в тот момент всё казалось проще.

— Я думаю, что такая возможность есть, — ответил Джон, вспоминая книжные истины. Во всех священных писаниях рассказывается про жизнь после смерти, и, к тому же, есть множество доказательств этого. Иногда люди не только помнят своих друзей и родителей из прошлых жизней, но и сталкиваются с воспоминаниями о событиях, которых в их жизни не было.

— Я не уверен… Люди из религиозной корпорации утверждают, что всё будет нормально, но у меня такой уверенности нет. Мне страшно, потому что я не знаю, что ждёт меня там, — сказал Майкл.

Казалось, что он напряженно размышляет об этом, но тогда Джон не придал этому большого значения. Сам разговор сразу бы забылся, если бы не сон, который он увидел через пару дней. Во сне он, выйдя утром из дома, наткнулся на Майкла, ждущего его возле подъезда. Тот казался грустным и немного растерянным.

— Они меня обманули, Джон! Здесь ничего нет. Я здесь уже второй день и чувствую, как моё сознание покидает меня. Я пропадаю, просто растворяюсь. Обещай, что поможешь мне. Ты же говорил, что я не умру просто так, поэтому в моей смерти есть и твоя вина, — сбивчиво говорил Майкл.

Проснувшись, утром Джон случайно узнал, что его друг выпрыгнул с балкона двенадцатого этажа и разбился насмерть. О том, что простой разговор может привести к таким последствиям Джон как-то не подумал. Мысли об этой ситуации не покидали его, и он решил взяться за расследование. Однако, было непонятно, с чего начинать.

Через пару дней ему передали от Майкла несколько религиозных книг, одна из которых показалась Джону особо интересной. Это была рукопись Карлоса Кастанеды, которая обещала после смерти жизнь в осознании. Для этого вначале было необходимо освоить процесс настройки осознанных сновидений и методы поимки союзника из мира неорганических существ, шаг за шагом развивая второе внимание. Джону это показалось интересным, и он сразу решил проверить и разобраться, пишут ли в ней правду или это очередная фантастическая история.

И вот как-то раз, во время прогулки на берегу моря, события из книги стали сами находить его. Джон приехал на море ближе к сумеркам с твердым намерением провести здесь ночь, но всё произошло так быстро, что все его планы рухнули.

Стоило ему спуститься на темный ночной берег моря, как он услышал позади себя шорох. Тёмная тень двигалась к нему по берегу, перемалывая мелкие сучья, выброшенные на берег штормом, и перекатывая под собой камни. Страх пронизал всё тело, сердце замерло, и желание проверять реальность событий сразу же куда-то пропало. Он попробовал сбежать, но передвигаться в темноте по неровным камням оказалось достаточно сложно. Приходилось идти быстрым шагом, ставя ноги наугад. Слева от него был высокий откос берега, справа море, а сзади приближалась огромная тень какого-то существа. Джон чувствовал себя жертвой, на которой сфокусирован взгляд хищника, и от этого становилось как-то неуютно.

С большим трудом он разглядел на откосе узкую тропинку, ведущую наверх, и мгновенно устремился туда. Быстро взобравшись на откос, он бросился бежать по лесу, стараясь не оглядываться. В первые минуты это было сложно сделать, потому что ничего не было видно, но он вспомнил про «бег силы» описанный в книге. Для этого надо было расфокусировать взгляд и, смотря боковым зрением одновременно влево и вправо, вверх и вниз, согнуть пальцы рук так, чтобы указательный и большой палец оставались прямыми, создавая угол. Держа руки перед собой, надо было немного наклонить тело вперед, и высоко поднимая колени, бежать, отталкиваясь только кончиками пальцев ног.

Такой странный вид бега оказался спасением в этой ситуации, потому что ему удалось бежать достаточно быстро, чувствуя перед собой все препятствия чем-то вроде щупа, выходящего из центра туловища. В таком состоянии Джон в полной темноте легко перепрыгивал через поваленные деревья, корни, ямы на пути, и через час благополучно добрался до ближайшего населенного пункта. Он посмотрел на часы. Что-то с ними было не так, потому что они показывали, что прошло всего пятнадцать минут. Казалось, что пока он бежал, время шло по каким-то своим особым правилам.

Теперь, убедившись в существовании другой реальности, было пора разобраться с известными ему религиозными корпорациями. Все они приторговывали смертью, обещая вечную жизнь. На тот момент Джон знал о существовании трех таких организаций. Между ними шла тысячелетняя война за территории и людские души. В какой-то момент вопрос смерти становился настолько важным, что люди хватались за малейшую надежду сохранить свою жизнь. А где есть спрос, там появляется и предложение.

Сравнивая три религии, он пришел к выводу, что больше всего ему нравится буддизм, который сразу предлагал возможность пережить состояние смерти. В других же корпорациях было ощущение, что покупаешь «кота в мешке». Даже предлагая рай, они не могли толком объяснить, что именно там ждет и какие на это есть гарантии. В своих предложениях они ссылались на книги и события далекого прошлого.

Всё это очень напоминало хорошую рекламу плохого продукта, который не выдерживал никакой критики. Люди, хорошо понимая эту безысходность, готовы были верить во всё, что угодно. Единственным осязаемым результатом бессмертия был вариант жизни в человеческом теле. Но сложность была в том, что никакого особого смысла жить в дряхлеющем теле тоже не было. Джон честно пытался разобраться во всех этих вопросах, а для этого надо было всё понять и проверить.

Всё еще под впечатлением от пережитого, он направился в ближайших храм.

— Кто вы? — спросил его человек на входе.

— Мне надо поговорить. Есть здесь кто-нибудь, кто сможет ответить на мои вопросы, — отозвался Джон.

— Смотря, какие вопросы, потому что не на все вопросы существуют ответы, — многозначно ответил незнакомец.

— Я хотел узнать про смерть. Что будет после того, как я умру?

— Мы вам гарантируем, что если ваша Душа чиста и невинна, то вы попадете в рай.

— И чем гарантируете?

— Похоже, вы нам не верите, а это главное условие для сотрудничества.

— А вы сами-то верите в это?

— Моя работа не в том, чтобы верить, а в том, чтобы рассказать всё тем, кто уже верит, — сказал незнакомец.

Джон, почувствовав, что его загоняют в тупик, решил прекратить спор и побрел дальше, размышляя над сказанным. Получалось ли тогда, что единственная осознаваемая реальность только та, в которой он находится сейчас? Но тогда что он видел на берегу? И как же тогда быть с его снами? В последнее время он часто просыпался внутри сна. Иногда сны становились настолько реальными, что ему даже казалось, что он может остаться в них навсегда. Но потом обязательно что-то случалось, и он опять просыпался в этом мире. Надо было спросить про сны у незнакомца. «Обязательно спрошу в следующий раз», — подумал он.

С другой стороны, откуда ему было знать, что тот его не обманет. У них же один принцип в отношениях с клиентами. Считалось, что невозможно попасть в царство божье, имея привязанности в этой жизни. В буддизме, например, привязанности изображали в виде веревок, которыми связывали человека, не давая ему двигаться.

Таких привязанностей, как раз, в его жизни хватало. Взять хотя бы его первую любовь по имени Николь. Это совсем не та привязанность, от которой хотелось и возможно было бы избавиться, как от дома и машины, просто продав или отдав корпорации за возможность вечной жизни после смерти.

Для него она была подобна звезде, к которой он так стремился. Он пошел к ней, даже не подумав, что ее может не быть дома.

Джон преодолевал улицу за улицей, и все это время в его голове мелькали мысли о ней. Была какая-то непонятная связь между ними. С одной стороны она была для него такой далекой и недосягаемой, особенно после заключения брака с его однокурсником. С другой стороны, ему казалось, что он понимает и чувствует каждую ее мысль. Ему всегда хотелось разобраться, как и почему это происходит, но такой возможности никогда не было.

Еще в детстве он слышал, что мы сами создаем образ идеального избранника, а потом ищем того, кто будет на нее максимально похож, и если даже какие-то моменты в этом образе не совпадают с реальностью, то это не сильно беспокоит нас. Всегда получается, что мы влюблены больше в свои мысли, чем в реального человека. И это правильно, потому что человек далек от идеала, имеет множество недостатков и если принимать все это за реальность, то и влюбиться возможности не будет. Если же наши представления совпадают с реальностью, то появляется какая-то особая невидимая связь между людьми.

     Ты не с нашей галактики — для меня непонятная… 
словно льдинка из Арктики, до безумия мятная. На других не глядела ты, а мечтала о вечности, … 
свесив ножки, сидела бы
на краю бесконечности. Тебе солнце по-дружески
иногда улыбается… 
а когда прикасается, то душа загорается. Ты такая далёкая, но какая-то близкая. По вселенски глубокая…
по небесному чистая.

Колдунья

Дома у Николь никого не было. Соседка сказала, что она с друзьями собиралась в поход и сейчас в кафе обсуждает детали этого мероприятия. Джон направился на её поиски.

Он нашел её в кафе возле вокзала, где они, сдвинув несколько столиков, бурно обсуждали предстоящее мероприятие. Он тихо сел рядом и стал вслушиваться. В тот момент, когда заговорили про судьбу, Джон тоже решил поучаствовать. Он сказал, что в некоторых вопросах важней процесс принятия решений, чем судьба.

— Вот когда ты выходила замуж, это была судьба или твое решение? — спросил он.

— И то и другое, — ответила Николь, — Если бы я не вышла за него, то это не была бы судьба, а принять или не принять свою судьбу, было исключительно моим решением.

— Ты просто не могла выйти за кого-нибудь другого? — спросил Джон.

— Не переживай, если всё же судьба, то, может быть, и мы с тобой когда-нибудь будем вместе, — парировала она и звонко засмеялась, быстро взглянув ему в глаза.

Джон почувствовал, что слегка покраснел, но к счастью, этого никто не заметил. Сразу в его голове включился какой-то процесс, который погрузил его в свои мысли. А душа уже, казалось, пела, почувствовав малейшую надежду. Он так растерялся, что пропустил продолжение разговора.

Кажется, речь шла о каком-то шамане, обладающим знаниями о реинкарнации. Такие вопросы всегда интересовали его, но, по правде говоря, он в них не верил. Кто-то из присутствующих рассказывал про удивительное место под названием Шаманка. Ходили слухи, что именно это место шаманы всего мира выбирали для того, чтобы там закончить свой путь и уйти в верхний мир. Компания явно строила планы посетить это место и познакомиться с одним из шаманов.

Интерес Джона был сильней, чем у остальных, потому что для него это была возможность разобраться в тех вопросах, о которых он давно размышлял. А еще он мог видеть Николь всё время, пока они будут в пути. К тому же теперь ему не давала покоя её фраза. Интересно, что она имела в виду? Когда они будут вместе? Надо ли теперь ему ждать своей судьбы или надо что-то предпринимать? Теперь в его голове крутилось столько вопросов, что даже ситуация с другом ушла на второй план.

Общий сбор был назначен на субботу. Предварительно собрав билеты, все ждали на вокзале с кучей вещей. Среди активистов чувствовалось приятное возбуждение.

Джон осмотрелся еще раз. Очень не хотелось расставаться с таким привычным для него миром и куда-то ехать. Каждый осенний листочек здесь был для него таким родным. А этот свежий морской воздух. Он вспоминал, как влюбился в этот город сразу же, как первый раз вдохнул этот воздух много лет назад. Он так часто любовался этими прекрасными закатами над морем. Они были для него, как бесконечный захватывающий фильм, который никогда не повторялся. Возможно, в нем, как и в каждом из нас живет художник и поэт, которому так и не дали возможности найти свой путь к социальной реальности.

Но больше всего он любил смотреть на звезды. Он даже написал пару строчек об этом в стихах.

Что-то роднит нас со звездами,

Что-то манит туда.

И часто ночами безлунными

Я вижу на них города…

Укрыты цветными туманами

И ярким сияньем небес,

Они переливами странными

В Душе отзываются здесь.

Может быть, для других такое творчество не было ценностью, но для него они были молитвой. Казалось, что стихи приходили сами. Он все время повторял их, стараясь помнить о том, что для него являлось самым главным в жизни.

Что-то очень знакомое было во всем, что происходило с ним в последнее время. Это чувство было похоже на дежавю — воспоминание о жизни, которой у него никогда не было. Когда-то он прочитал, что современные ученые предполагают четыре варианта существования Бога, и один из них, это глобальный сценарий всего происходящего вокруг. С этой точки зрения можно было объяснить всё, что угодно. Если ты попадаешь в такой сценарий, то у тебя уже нет шанса уклониться от своей судьбы. Но если абстрагируешься и смотришь на себя со стороны, то и попадаешь в такой вот момент, который называют дежавю. И нет никакой возможности заглянуть за занавес в будущее, оно всегда «потом», после того, как всё произошло. Интересно, в какой именно сценарий и сюжет попал Джон?

Дальше всё шло практически без приключений: все расселись по своим местам в поезде, и тут обнаружилось, что ребята так волновались о длительности переезда, что почти все взяли с собой водку, но мало кто подумал о еде. Поездка намечалась веселенькой. Так оно и произошло.

Почти всю дорогу молодежь пила и только время от времени выскакивала на вокзалах, чтобы докупить провианта. Иногда риск остаться на перроне, глядя вдаль уходящему от тебя поезду, был слишком велик, но сидеть на одном месте всю дорогу было невозможно. Всем уже хотелось приключений, и они сами их нашли.

На одной из станций они увидели красивую девушку в ярко красном костюме. Не заметить её было просто невозможно. Ее черные пышные волнистые волосы развивались и блестели на солнце. «Как жаль, что этот удивительный и прекрасный образ незнакомки останется только воспоминанием в моей жизни», — подумал он. Через стекло он видел, как, пробегая, молодые люди, ей что-то сказали и она, рассмеявшись, села в поезд.

Николь, увидев, что ее друзья привели красивую незнакомку, ревниво отвела взгляд и стала смотреть в окно, тем не менее, внимательно вслушиваясь в разговор. Видно, для того, чтобы отвязаться от чересчур навязчивых поклонников, незнакомка заявила, что она потомственная колдунья, и если они не прекратят свои безуспешные попытки ухаживаний, она их заколдует. Разумеется, ей никто не поверил, тем более, что говорила она всё с мягкой, почти детской улыбкой. Тогда она наклонила голову и начала что-то шептать. Слов разобрать было невозможно, но внезапно, все вокруг затихло, и она звонко рассмеялась.

Джон узнал старый заговор, который звучал так: «Едет дед на ковыне, гожем погоняет, вожжем попирает. Замыкни губы, зубы, родимое сердце».

Сюрпризы на этом не закончились. Она провела рукой возле бутылок с алкоголем, и те стали простой водой. Джон, не привыкший к подобным фокусам, предположил, что водка уже изначально была водой, купленной на вокзале у старушек. Вся компания отреагировала на такой сюрприз достаточно агрессивно, но видимо, из страха перед необъяснимым, вся их злоба ушла куда-то внутрь. И только ему теперь эта колдунья стала очень интересна.

Он подсел поближе с намерением хоть что-нибудь узнать о смерти и задать вопросы на интересующие его темы. Во всяком случае, было очевидно, что этот человек обладал практическими знаниями.

— Скажите, а Вы верите в рай? — спросил он, чтобы как-то начать разговор.

— Что значит «верю в рай»? — переспросила она, рассмеявшись, — разве Вы не знаете, что рай — это состояние, в котором может находиться ваша душа? Вы или мучаетесь и страдаете, или живете, наслаждаясь жизнью, ее красотой и гармонией.

— А что нас ждет после смерти? — не унимался он.

— Каждый получит то, что заслуживает.

— А как же тогда судьба? Разве не она решает, что будет в нашей жизни?

— А для Вас разве не очевидно, что я здесь именно поэтому? — парировала она, опять рассмеявшись.

Джон почувствовал, что она издевается над ним, а ведь он хотел слышать серьезные ответы на свои вопросы.

— Ваше отношение не сделает эти вопросы более серьезными, чем они есть, — засмеялась она, видимо, угадав его мысли, — напомню, что слово «рай», взято из персидского и раньше переводилось, как «сад». Это то, что ты создаешь для себя и своей души.

Они долго разговаривали, и, когда она замолчала, он просто продолжал сидеть рядом с ней и смотреть в окно, иногда поглядывая на неё. Она никак не ассоциировалась у него с образом колдуньи, который он сформировал у себя по книжкам и фильмам. Но может в том, что она была так молода и красива, как раз и была настоящая магия?

Еще Джон заметил, что она как-то странно влияла на него. Особенно когда говорила. Он отчетливо видел всё, что она говорила, переносясь во времени и пространстве.

Видимо, заметив, как он за ней наблюдает, она начала что-то шептать, и её тихий голос закружил его, обволакивая мозг радужными нитями. Внезапно он увидел себя на кухне маленькой квартиры. Яркая блондинка в голубом полупрозрачном халатике на голое тело готовила чай, а он сидел за маленьким кухонным столиком, будучи в полном недоумении от того, как он туда попал.

Эта картинка была такая яркая и четкая, что, казалось, стоит ему сделать малейшее усилие, и эта жизнь станет его жизнью. Он даже подумал, что возможно где-то в этой бесконечной Вселенной есть точно такой же мир, как этот, в котором такой же человек, как он, живет совершенно другой жизнью и сейчас он смотрит его глазами на свой простой и уютный мир, в котором он тоже мог бы жить. Выбирать такую реальность не хотелось, и он с большим волевым усилием вернулся туда, где он был.

Потом они опять говорили, и проболтали почти до утра, прежде чем она вышла. Он так устал, что не заметил, как на рассвете уснул.

Но сон длился недолго. Он проснулся оттого, что висел в воздухе, вытянувшись на спине и боясь пошевелиться. Его состояние было крайне шатко, даже для того, чтобы об этом думать. Джон очень осторожно попробовал нащупать под собой полку. Ее не было! Он висел в полной темноте, не понимая, где он находится. Хорошо понимая, что под затылком может быть какой-нибудь твердый предмет, на который он может шлепнуться, если проснется, Джон решил, что единственным выходом было бы опять уснуть. Он так и сделал.

Через некоторое время он проснулся и огляделся. Всё вокруг было освещено мягким лунным светом. В полутьме был виден толстый соседа по вагону, который что-то ел в темноте. Джон с трудом рассмотрел, что тело соседа лежало рядом и издавало жуткие звуки храпа, слега заглушаемые ровным стуком колес. Значит, ему просто снится, что он бродит по вагону и видит души других людей.

Однако, здесь были не все. Двое молодых целовались под одеялом, слегка освещая вагон приятным розовым светом. Толстяк по-прежнему что-то ел, сосед слева смешно убегал от собак, которых видел только он, перебирая в воздухе ногами. Остальных не было, или они были где-то в другом месте. А может, у них просто не было душ. Он вспомнил старую мистическую доктрину, согласно которой «душу надо заслужить».

Побродив немного по вагону, он привычно залез в свое тело и опять заснул.

Шаманка

Они приехали рано утром. Какое-то странное предчувствие не давало ему покоя и, может быть, именно из-за него, он не стремился как можно быстрее увидеть шамана.

Большая часть компании разместилась по гостиницам, где они чувствовали себя свободно, и откуда за пару дней могли немного изучить незнакомый город. Джону же оставили адрес, по которому он мог остановиться и переночевать. Там ему пришлось жить вместе с заезжей художницей, увлеченной тантрой. Ему показалось, что он вернулся в далекое детство, когда он увидел деревянные домики и улочки, которые напоминали ему какую-то знакомую сказку с избушками.

Всю первую ночь он не мог уснуть из-за горячего городского воздуха. Не желая будить свою новую знакомую, он тихонько встал и вылез через окно на улицу. Обувь осталась в коридоре, и ему пришлось идти босиком. Ходить по деревянным мостовым было приятно, но непривычно: ноги чувствовали каждый камешек и всякую неровность под ногами.

Из-за жары жутко хотелось пить. Он добрался до ближайшего водоема и, найдя какую-то банку, зачерпнул ледяную воду горной реки. Сделав несколько глотков, он посмотрел внутрь банки. Через стекло было видно, как в ней плавают какие-то странные существа. Только от мысли о том, что он только что мог проглотить кого-то из этих забавных существ, ему стало плохо. Он стал прислушиваться к своему организму. Но ничего страшного не произошло.

Почти до утра он бродил по одинокому городу и только на рассвете залез обратно в окно дома и уснул. Проснувшись, он никак не мог понять, гулял ли он на самом деле или это был очередной загадочный сон. Утром он повторил свой маршрут, но уже со своей спутницей, которая устроила ему маленькую экскурсию. Чтобы заинтриговать его своей персоной, она пообещала ему по прибытию тантрический секс, чем сразу сделала тему тантры очень интересной. Теперь он не только слушал её очень внимательно, но даже заметил, что ему стали нравиться её рассказы и картины.

Они гуляли весь день, но вечером она сказала, что устала и заперлась в своей комнате, показав ему пару новых приемов медитации. Джон почувствовал себя немного обманутым, и рано утром, тихонько собрал вещи, поспешил на автобус, даже не попрощавшись.

Когда он прибыл, вся компания уже была в сборе. Еще несколько часов им пришлось ехать через горы, покрытые густым хвойным лесом. За всё время не попалось ни одного населенного пункта. Автобус устало остановился на берегу небольшой, но очень бурной речки, через которую пришлось перебираться на пароме.

Так они оказалась на небольшом заброшенном островке с несколькими разбросанными среди густого леса избушками. Это и была Шаманка. Хозяева напоили его горьким густым молоком и угостили самодельными лепешками. Молоко имело очень странный вкус, который, как объяснили местные жители, получался от рациона коров, которые питались здесь лечебными травами. За день он осмотрел весь остров, но ничего интересного для себя не обнаружил.

Утром лодка отвезла его на ближайшую гору. Проводник старался держать его за руку, когда они карабкались по самому краю отвесной скалы, объясняя это тем, что многие бросаются вниз, поддаваясь какому-то чувству, которое охватывает их наверху. Он рассказал, что только за этот год, больше десяти человек добровольно прыгнули, упав на самый край берега. Когда Джон забрался наверх и посмотрел вниз, то он понял, в чём дело.

Наверху его охватил удивительный восторг, который закружил голову. Он смотрел на красивые леса и тонкую полоску реки у себя под ногами и понимал, что такого счастья он больше никогда не сможет испытать. На сотни километров простирались нехоженые леса, переливаясь зелёно-изумрудными оттенками. Ветер, гуляя по верхушкам многовековых деревьев, казалось, был живым, и нежно расчесывал им макушки. Тело Джона стало легким, и он почувствовал себя парящим над лесами и реками. На глазах появились слезы счастья, и казалось, что стоит только легко оттолкнуться ногами, как ты полетишь и останешься в этой красоте навсегда. Он уже слегка наклонился вперед, но почувствовал, как цепкие руки проводника, впились ему в запястье и дернули с силой назад. Острая боль в руке отрезвляла… Он повернулся и увидел, как проводник улыбался…

— Я же говорил, — засмеялся он, — здесь все хотят остаться навсегда. Люди помнят где-то в глубине души, что когда-то умели летать и эта память им не дает покоя. Я бы мог Вас отпустить, но тогда Вы не увидите того, зачем пришли, — смеялся он, — за этой горой сеть пепельных озер. Туда никто не ходит, кроме шаманов. Этих озёр десятки тысяч и все они совершенно одинаковой идеально круглой формы. Почти никто оттуда не возвращался, потому что, к какому бы озеру Вы не подошли, Вам кажется, что Вы на нем уже были. Мы пойдем туда завтра.

Утром оказалось, что идти к шаману не может никто, кроме Джона. Все лежали на кроватях, не в силах пошевелиться. Местные жители утверждали, что их не пропускают духи умерших шаманов, которые высасывали из них жизненную энергию, но он подумал, что это действие «целебного молока», к которому желудки горе-путешественников не были привычны.

Джон зашел к Николь. Она лежала, как и все, без признаков какой-либо болезни, но по её словам, всё тело было налито огромной тяжестью, не дававшей ей пошевелиться. Она пожелала ему удачи, нежно взглянув на него.

— Никто не знает, что нас ждет впереди, — сказала она, — возможно, что ехать искать истину у какого-то шамана было не самой лучшей идеей. К тому же, неизвестно, что будет лучше: остаться здесь или идти по болотам, — отшутилась Николь, взглянув на него.

Он протянул руку, чтобы дотронуться до неё. Когда их пальцы соприкоснулись, Джон увидел, как белый шарик энергии, перешел к ней. Николь приподнялась на кровати: в глазах мелькнул огонёк.

— Я буду тебя ждать. Возвращайся быстрее, — сказала она.

— Обязательно, — ответил Джон.

Шаман

Пробираясь по болотам и рассматривая змей, расползающихся под его ногами, Джон размышлял над своей жизнью. Он представлял своих друзей, которые сидя дома и попивая пиво, спокойно ждут своей участи. Почему он не мог жить также? Что его звало непонятно куда? Что он там искал?

Пока они с проводником отдыхали у костра, над ними раскрылся огромный купол неба, усыпанный звездами. В этот момент то, что он видел, напоминало ему вечную пустоту, на пороге которой мы стоим в момент своей смерти, восхищаясь и пугаясь этой темной бесконечности, о которой мы так мало знаем. В его голове сложились строки:

Поймает ночью пустота,

Укутает твой дом.

Небес сияет чистота,

И ни души кругом.

Тебя всё манят небеса…

Поймешь ли ты потом,

Что ищут в них твои глаза?

Что будет в мире том?

Кстати, дом шамана оказался не очень далеко. Это была покосившаяся избушка, стоящая между болотцами, где вокруг небольшой полянки лежали обугленные деревья, поваленные какой-то огромной и непонятной силой.

— Только не подумай про него что-нибудь плохого, а то потом будешь всю жизнь писаться по ночам, — предупредил, рассмеявшись, проводник.

Они проникли внутрь дома, где в нос сразу ударил запах каких-то трав и еще бог весть чего. Шаман оказался невысоким чрезвычайно подвижным человечком, очень похожим на ребенка, но с серебристой сединой. Тело его всё время двигалось и каким-то удивительным образом гнулось, как будто у него вообще не было костей. Он постоянно делал какие-то, понятные только ему, жесты руками и что-то бормотал. Что-то в нем выдавало европейское происхождение, и это немного смутило Джона. Шаман взял бубен и начал равномерно бить в него. Мозг и сердце Джона сразу откликнулись на этот ритм, который отдавался где-то глубоко внутри, глаза потеряли фокус, а все вокруг стал медленно расплываться.

Он попробовал сфокусироваться на рисунках, которые обильно покрывали стены хижины. Рисунки двигались, извиваясь как змеи, затем, став объемными, начали переливаться изумрудно-золотистыми цветами. Это действительно было похоже на змей, кожа которых блестела на солнце.

Сердце Джона билось в такт звуками, мысли пропали, тело само стало двигаться. Он опрокинулся на пол и часто задышал. Перед глазами плыли картинки из детства, руки и ноги свело судорогой, губы вытянулись, дыхание стало частым и ритмичным. Так продолжалось какое-то время, после чего по телу разлилось приятное тепло, которое шло снизу и постепенно заполнило всё тело до самой макушки. Волосы на голове, казалось, наполнились энергией и зашевелились, веки горели, голова кружилась. Шаман подошел ближе и влил ему в рот какую-то жидкость похожую на чай, но только желтого цвета, которая немного светилась в темноте хижины.

С этого момента начались сны… Ему снилось, что он в утробе матери и пытается выбраться наружу. Его мягко, но сильно сдавливало всех сторон… легкие непроизвольно сокращались, пытаясь вдохнуть. В какой-то момент ему удалось выбраться наружу, и он опять уснул. Возвращаться не хотелось. Он летал где-то между звездами, рассматривая Землю. Выглядела она очень привлекательно, потому что была приятного голубого цвета, который говорил о том, что на ней может быть жизнь. «Надо обязательно посмотреть, что там происходит перед тем, как лететь дальше», — подумал он. Он стал приближаться к Земле и вдруг почувствовал, как попадает под её притяжение. Что-то огромное и мягкое поглотило его, не давая ему шевелиться и лететь дальше.

Утром он проснулся под бормотания шамана. Казалось, что тот, как ни в чем, ни бывало, продолжал жить своей жизнью, не обращая внимания на гостей. Он закурил трубку очень странного вида, и приятный аромат наполнил весь дом.

Голова опять закружилась, в теле чувствовалась приятная усталость, все мышцы болели, но настроение было отличное. Стараясь рассмотреть предметы вокруг, он увидел какой-то портрет. Из-за плохого освещения нельзя было сказать, кто был на нем изображен. Но чем больше он смотрел на него, тем больше деталей открывалось. Казалось, что изображение притягивало взгляд, и в какой-то момент он увидел ту самую колдунью, которую они встретили на своём пути в Шаманку. Под его пристальным взглядом, казалось, что портрет ожил и стал светиться.

Ему чудилось, что он излучает равномерное золотистое свечение и постепенно становится объемным. «Эта женщина очень похожа на богоматерь», — подумал Джон и в этот момент понял, что спит с открытыми глазами. Взгляд продолжал фокусироваться, и окружающая обстановка ушла на второй план. От портрета тянулись тонкие золотистые нити, и по ним перетекала какая-то лучистая энергия.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 445