электронная
36
печатная A5
216
6+
Тайна

Бесплатный фрагмент - Тайна

Воспоминания

Объем:
20 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4485-8599-9
электронная
от 36
печатная A5
от 216

В гостях

Тайна… чувствуешь её по сердечному влечению и не можешь достичь. Бывает, почти понятно, ответ «вертится» в голове. А словами сказать не получается. И другой полюс. Когда тайна только чуть-чуть показывается и скрывается. Чувствуешь, что для тебя это важно, и стремишься узнать. Бывает, что так и не поймёшь, и отступишься. А спустя годы тайна сама тебе неожиданно откроется. Вот так и было со мной в детстве, и история эта очень поучительная.

Всё началось с того, что мы переехали в Минусинск, на родину моего отца. Папа засобирался в гости к другу детства, Леониду. Мне, конечно, тоже туда захотелось. В шесть лет разве усидишь дома, когда вокруг так много нового и удивительного. У Леонида настоящая русская изба с большой белой печкой, так хочется хоть раз увидеть! Мама меня поддержала и папа «сдался».

Мать Леонида открыла дверь, ахнула от неожиданности и радости:

— Ах, Гена, столько лет… а это кто же — дочь?

Оказалось, Леонид на работе. Водитель «скорой помощи». Холост, живёт со своей мамой. Когда-то эта добрая женщина дружила с матерью моего отца, а их дети дружили между собой. В голодные военные годы мужья были на фронте и женщинам с маленькими детьми ох как трудно было выжить в суровой Сибири. Обе были верующие, старообрядцы-поповцы.

Хозяйка пригласила нас в дом, а сама ушла за соленьями. В светлой комнате, справа от входной двери, красуется большая белая печь, прямо как в сказке про Емелю. Слева цветастая занавеска, а напротив входной двери висит чей-то портрет в рамочке. В те времена в учреждениях висели портреты Ленина, такие же большие. Но это был явно не Ленин.

— Папа, а это кто? Кто на портрете? Папа, кто это на портрете?

— Э… если интересно, спроси у хозяйки.

Раз папа не знает, значит, это не какой-то знаменитый и известный человек. Хозяйку я встретила вопросом:

— Извините, а это кто на портрете — Ваш родственник?

Она с недоумением и болью посмотрела на отца:

— Как?! Разве вы ей не говорили?

— Мы решили, пусть она сначала вырастет, потом сама всё узнает.

Портрет оказался иконой. Тут же выяснилось, что меня даже не крестили. Это совсем расстроило добрую хозяйку.

— Такая большая девочка и не крещена! Как же, Геннадий!

Я почувствовала себя обделённой. А хозяйка тут же отодвинула ту самую цветастую занавесочку. Такого я ещё не видела ни дома, ни в гостях. Узенькие полочки, а на них иконы и разные святыни. Как бы забыв о моём папе, она с благоговением принялась мне о них рассказывать, и рассказывала, пока мне не наскучило. Тогда она пригласила нас за стол и всё расспрашивала папу о семье, о родителях.

Папины родители, Афанасий и Евстолия, к тому времени уехали из Минусинска в Красноуфимск, в родные края. В Минусинск они попали из-за ссылки. Ссыльные жили в Сибири трудно, голодали. Когда появилась возможность уехать, уехали. А для папы Минусинск родной город, вот и вернулся.

Хозяйка опять посматривает на меня и говорит:

— Гена, крести дочь!

Папа в ответ неопределённо пожимает плечами и молчит. Хозяйка всё расспрашивает. Вспоминают прошлое. На столе картошечка из печки, в чугунке, с зеленью. Маленькие квашеные арбузики-мурашки, разные соленья. Всё очень вкусное. Хозяйка хлопочет, хочет нас получше угостить.

— Геннадий, возьми домой… вот огурчики, помидорки, капустка, арбузики… всё своё, с огорода.

— Нет, нет, спасибо, нам не надо.

Я тихонько толкаю папу локтем и шепчу:

— Пап, арбузик возьми.

Но папа стесняется взять арбузик. Тогда хозяйка молча достаёт нам из бочонка три арбузика-мурашка. Папа пробует отказаться, но она решительно говорит:

— Супруге передай.

Домой мы ушли поздно, так и не дождавшись Леонида. Работа, что поделаешь. Больше я у них никогда не была, но хозяйкины слова и пожелания крепко запомнила. Я поняла, что не знаю чего-то важного, какую-то хорошую Тайну, что я вообще чего-то лишена. Тайна меня манила и притягивала.

Притяжение Тайны

Ищите Бога, ищите слёзно,

Ищите, люди, пока не поздно.

Ищите всюду, ищите каждый,

И вы найдёте Его однажды.

И будет радость превыше неба,

Но так ищите, как нищий — хлеба!


Надпись в домике блаженной Паши Саровской в Дивеево

В городе Минусинске есть красивый старинный собор Спаса Нерукотворного. Впервые в этот собор меня привела подружка в середине семидесятых. Меня притягивала тайна, которую от меня скрывали взрослые. Почему скрывали? Думаю, они и сами её позабыли, да и вспоминать не хотели. Время было такое. Вера в Бога была в Советском Союзе под запретом.

Из рассказов взрослых и новых подружек выяснилось, как крестят. Для чего крестят, никто толком не знал. Их рассказы меня разочаровали. Сказали, что выстригают волосы на голове с четырёх сторон, потом окунают в холодную воду и одевают крестик. Волосы было жалко. Почему-то представилось, как мне их с четырёх сторон выстригли «под корень», как у меня надо лбом и на затылке образовались проплешины, а мои длинные косы стали тоненькие-тоненькие.

Опрошенные мною три новые подружки-ровесницы уверяли, что все они крещены. Кроме того, Света Никулина с важностью «по секрету» сообщила, что у неё даже есть крестик и он хранится у мамы в шкатулочке. А Таня Горюнова сказала, что у неё в деревне есть крёстные и они бывают у них в гостях. Она пообещала, что сходит со мной в наш городской собор. Вернее, она сказала, «в церковь». Только чтоб я не проболталась родителям, потому что церковь далеко от дома, за рекой. Одних нас туда не отпустят, и с нами никто не пойдёт. Скажут, что некогда. На том и порешили.

Вот мы стоим перед храмом. Какие странные люди в выцветших лохмотьях сидят и стоят у входа! Входящие в храм дают им деньги и проходят. А у нас денег совсем нет! Странные люди смотрят на нас и одна из них, у самых дверей, что-то бормочет. Ох, эта точно не пропустит! Таня уговаривает всё-таки зайти в храм, а мне боязно. Наконец, мы решились на хитрость. Пристроились позади взрослых, будто бы мы с ними. Мы в храме! Всё диковинно, как бы другой мир. Немного напоминает музей Мартьянова, куда мы ходили с мамой, и который расположен тут же, рядом с храмом, на одной площади. В музей мама покупала билеты, а в храм мы втихаря прошли бесплатно.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 216