электронная
26
печатная A5
967
16+
Святослав. Мужи крови

Бесплатный фрагмент - Святослав. Мужи крови

Роман

Объем:
182 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-9174-1
электронная
от 26
печатная A5
от 967

Великий сбор. 965 год

Так начинались великие государства

Где этот Молчан? Может бросить всё и пускай оставшееся он доделает сам? Сволочь.

Вышата вспахивал поле. Он дал медлительному быку по спине хлыстом, и тот чуть ускорил шаг, волоча за собой плуг.

— Давай, дура, давай!

Вышату назвали будто угадали каким вырастит. Родителей он перерос на голову. Была середина весны. Вышату согревала волчья шуба, перепоясанная кожаным поясом, обут он был в лапти.

Сегодня была очередь пахать Вышаты и Молчана. Им обоим было по восемнадцать лет. В эти годы многие парни из их селища и окрестных мест были уже женаты, но Вершине отец пока не разрешал жениться. Говорил ещё слишком глуп и жена его может съесть. Вершине было обидно, что отец думал. Его, такого бугая может съесть какая то женщина? Но он не перечил, слушался отца и мать. Он очень любил родителей. Как-то отец обещал съездить с Вершиней в Чернигов, для того чтобы научить сына обращаться с женщинами. Молчан тоже был не женат. У Молчана не было отца. Он жил у дяди. Дядя не разрешал ему жениться, потому что считал племянника слишком ленивым. Вот ровесник Вышаты Серко, тот первый раз женился в пятнадцать лет, а второй раз полгода назад. Вышата и Молчан завидовали ему и не раз обещали друг другу когда-нибудь наставить Серко большие рога. Особенно про рога часто говорил Молчан, при этом он высоко поднимал руки и широко разводил их в стороны, показывая какие это будут рога. Несмотря на имя Молчан говорил очень много.

Вышата злился на Молчана. Все знали, что Молчан плохой работник. Молчан был другом Вышаты. Но в этот день возможно их дружбе настанет конец. Вышата собирался проучить друга как следует, чтобы тот больше не отлынивал от работы. Надо будет ленивцу намять бока.

Молчан ушёл за водой. Разве можно так долго ходить за водой? Ясно, что воду он уже набрал. Что же он теперь делает? Нельзя же долгое время ничего не делать. Дрыхнет где-нибудь на сеновале? А может быть пошёл к Злате?

Мысль о Злате ввела Вышату в состояние некого мысленного замешательство. Неужели этот подлец сумеет окрутить такую прекрасную девушку? Наверняка он сейчас у неё.

Вышата остановился, остановился бык.

Вышата и Молчан одновременно были влюблены в Злату. Злате было девятнадцать лет. Она была из бедной семьи. Родители будто нарочно нарекли дочь именем олицетворяющим богатство и успех, пытаясь тем самым повлиять на судьбу ребёнка. Селяне посмеивались над семьёй Златы, над их неуклюжестью.

Ладно, пускай Молчан забирает себе Злату. Жёнку можно будет себе найти во время игрищ с парнями и девушками из соседних селищ. Отец Вышаты говорил, что Злата немного туповата и неотесанна. Вышата думал, что насчёт тупости отец явно преувеличивал, а неотёсанным в их селище можно было назвать каждого.

Вышата ударил хлыстом быка по спине и продолжил работу.

Вышата мечтал о доме, в котором будет добрая жена и много детей, примерно восемь мальчиков и одна девочка. Вышата будет разводить коз и куриц. Он выведет особую породу кур, жёлтого с белым оперения. Ещё у него будут голуби. Он научиться стрелять из лука и часто будет ходить на охоту с сыновьями. На свободных землях он распашет землю с сыновьями, где будет личный огород его семьи. Сыновья будут такими же трудолюбивыми, как и он. Не то, что некоторые.

В небе прокричала птица. Вышата остановился и поднял голову вверх. Высоко под серыми дымчатыми облаками парила птица.

«Одинокая или одинокий, — подумал Вышата. — Плохо ей. Но где-то же у неё есть семья, гнездо. Почему она так далеко и высоко улетает совсем одна?»

Вышата услышал ржание лошадей. Он оглянулся вправо и чуть назад. На пригорке показались фигуры двух всадников.

Кто это? Может быть хазары? Северяне раньше платили дань хазарам, теперь платили русам. Может быть хазары решили снова вернуть прежний порядок взимания дани? В любом случае бежать уже было поздно. Сердце Вышаты бешено заколотилось от страха.

Всадники направили лошадей в сторону Вышаты по вспаханному полю.

Нет, не похожи на хазаров. Русы.

Один был маленького роста с красным лицом и таким же крючковатым носом. В левом его ухе сверкала золотая серьга с красным круглым камнем. Этого руса звали Рыба. Были у наших предков и не такие имена. Второй был среднего роста, и всё в нём было уравновешено — сложение: ни худое, ни полное; внешность: ни урод, ни красавец. В правом его ухе была золотая серьга с узором без камня, в левом ухе серебряная серьга с чёрным камнем. Это был Малк Русинич. У обоих руссов были шапки с меховой оторочкой, под красивыми расстёгнутыми меховыми бобровыми кафтанами без рукавов виднелись кольчуги. У каждого был полный комплект вооружения: меч, щит, колчан со стрелами, лук.

— Будь здрав, детина, — поприветствовал Вышату Рыба.

— И вам здравия да даст великий Велес. — Вышата чуть поклонилась всадникам и прижал правую ладонь к сердцу.

— В твоём селе есть ещё такие бугаи, как ты? — спросил Рыба.

Вышата пожал плечами.

— А сколько лет тебе? — спросил Малк Русинич.

— Восемнадцать.

— Это сгодится, — сказал Русинич.

— Слышал ли ты, пахарь, весть великую разошедшеюся по всей русской и окрестным землям о великом сборе? — спросил важным тоном Рыба.

— Не слышал.

— Я так и думал, — сказал Рыба и посмотрел на Малка Русинича. — Князь Святослав собирает самых сильных и храбрых витязей для своего войска.

— Князь Святослав?

— Ты не знаешь князя Святослава? — удивился Рыба.

— Не знаю.

— Немудрено. Святослав ни разу не собирал дань в этих землях. Этим занимались дружинники и бояре, — сказал Малк Русинич. — Давай, парень, бросай свой плуг и иди в Киев. Глупо растрачивать такую силушку на ковыряние в земле. Ты же не трус?

— Нет. Кажется.

— Ну вот. Собирай харчи какие-нибудь и направляйся к Киеву, — сказал Малк Русинич.

— Давай, давай и немедли. Святослав собирается выйти в поход через полмесяца, — добавил Рыба. — И бери с собой ещё молодцов.

— И что толку с этого похода?

— Вот дурень! — Рыба засмеялся. — У тебя конь есть?

— Нет.

— А после похода у тебя будут и конь, и золото, и бабы, и рабы. Теперь понял?

— Понял. Кажется.

— Давай поторапливайся. Будешь в Киеве, спрашивай, где живёт Малк Русинич. Это я. Я помогу, чем смогу.

Малк Русинич и Рыба пришпорили коней и направили в сторону пригорка, откуда они появились.

— Да и ну и народец здесь, такое чувство будто никто здесь давно уже и меча в руках не держал. Да помогут нам Велес и Перун, если до Киева дойдёт сотня таких молодчиков. Святослав может быть не доволен, — сказал Малк Русинич.

— Это не наша вина, друже. Да и иногда сотня отчаянных молодцев стоит тысяч неумелых вояк, — сказал Рыба.


— Ты, что будешь делать с золотом то? — спросил Вышата Молчана.

— Куплю дом, рабов и рабынь.

— Ты, что дурак? Они же сказали, что мы в походе добудем и рабов, и баб.

— Верно. Ну, тогда, тогда не знаю. Спросим у умных людей, на что надо тратить золото.

— Точно. Надо не забыть эту умную мысль.

Время шло к ночи. Молчан и Вышата шли по пустой дороге в Чернигов. Они не знали дороги на Киев. Только после получаса тягостных раздумий Молчан додумался, что дорогу на Киев наверняка можно найти в Чернигове.

Из вооружения у друзей были только: у Вышаты большой нож, которым его отец резал свиней; у Молчана топор, который тот украл у дяди.

Вышата, как добропорядочный сын, спросил у отца разрешение на отправление в Киев. Отец сначала рассмеялся, а потом был страшно разгневан и долго ругал сына. Вышата плакал от обиды. Особенно ему было обидно, когда отец вспомнил, как он потерял сознание полгода назад, увидев впервые мёртвую мышь. Ни о каком походе родитель ничего больше слышать не желал. В Вышате взыграло упрямство и обида и он решил бежать из дома. Он рассказал о послах Святослава Молчану. Тот даже не стал ничего говорить дяде, только тихо утащил из дома топор. Вечером друзья бежали из своих родных домов.

В небе появилась Луна.

— Где заночуем? — спросил Вышата.

— А давай в Кощеевом лесу. Схоронимся подальше, чтобы не нашли родичи, если отправятся нас искать.

Они шли по лесу названному именем старика, который когда-то жил в этом лесу. Видимо в молодости Кощей был сильно обделён женской любовью, поэтому в старости ушёл жить в лес, из которого время от времени выходил на охоту. Охотился он на молодых девиц, которых утаскивал в своё логово для утоления накопившейся неистраченной страсти. Кощей доставил много хлопот мирным пахарям северянам. Память о нём сохранилась до наших дней. Теперь северянин Кощей известен, как сказочный персонаж.


На следующий день во второй половине дня Молчан и Вышата дошли до Чернигова. До этого они были в Чернигове несколько раз, ездили с родственниками продавать мясо и зерно. Чернигов им казался огромным городом. У первого встречного они спросили, как добраться до Киева. Зрелый горожанин, гончар растолковал им:

— Идите к пристани. На хорошем судне по Десне, а потом по Днепру доплывёте до Киева за сутки.

Друзьи пошли к пристани. Они раньше не были в этом месте. В Чернигове они бывали только на рынке и на капище. Здесь они поняли, что голодны. Напившись воды из Десны, друзья обратились к рыбаку, возившемуся с сетями в своей ладье:

— Друже, ты можешь довезти нас до Киева?

— Я туда редко плаваю. Идите к Гриве.

Рыбак указал на ладью Гривы. Грива был зрелым мужем на вид лет тридцати. В его ладье передвигали бочки двое молодцев.

— Друже, довезёшь нас до Киева? — обратился к нему Вышата.

— Довезу. Что дадите за это.

Тут до друзей дошло, что дать нечего. Оба пожали плечами.

— Топор, — Грива указал на топор Вышаты.

— Но — это оружие, — сказал Вышата.

— Так вы в поход собрались молодчики?

— Да, — сказал Вышата.

— Тогда есть выход. Напишите закладную.

— Это как? — не понял Молчан.

— Вы будете мне должны золотую монету. Расплатитесь, когда вернётесь из похода.

Грива достал из кожаной сумки дощечку и что-то написал на ней резцом.

— Как тебя зовут? — обратился он к Вышате.

— Вышата.

— Дай руку.

Вышата протянул руку. Грива сделал надрез на пальце Вышаты.

— Ой. — Вышата чуть дёрнулся.

Грива приложил палец к дощечке.

Судно Гривы с шестью его помощниками, которые работали вёслами и Вышатой с Молчаном отплыло вниз по течению по Десне.

Спустя час отец Вышаты и дядя Молчана были на пристани Чернигова. Здесь они узнали, что Вышата и Молчан уплыли в Киев. Продолжать погоню за беглецами они сочли бессмысленным. Дома дел был невпроворот.

— Пропали дурни, — сказал отец Вышата и махнул рукой.


— Ничего себе! — сказал Вышата.

Перед друзьями предстал Киев, его стены и посад. Такого большого города они ещё не видели. Они ступили на пристань.

— Ворота там, — Грива указал рукой, куда друзьям следует идти.

Молчан выглядел несколько ослабевшим.

— Есть хочу, — сказал он.

— Я тоже, — сказал Вышата.

Они плыли больше суток. Грива не поделился с ними даже куском хлеба.

— Как красиво, — заметил Вышата.

Они шли по улице с одной стороны, которой протянулись лавки. В лавках продавали сапоги, ткани, посуду.

— Красиво? Я сейчас сдохну от голода. Вот это будет красиво. Нам надо в лес, хоть грибов соберём каких-нибудь, ягод.

— Ты видел здесь лес где-нибудь?

— Не видел.

— Зачем тогда бред несёшь?

— Что делать то? Еду надо добыть.

— Обменяем твой нож на еду.

— Ну молодец. А почему не твой топор?

— За топор больше еды дадут. Пока нам мало еды достаточно.

— Разумно. А может быть пока потерпим без еды?

— Можно. Пошли искать Малка Русинича.

Старик подсказал друзьям, где жили дружинники.

Друзья шли по улице, где находились усадьбы дружинников. Улица была пуста, спросить было не у кого о Малке Русиниче.

Чуть впереди слева открылись ворота усадьбы. Из ворот вышел зрелый муж в красной расшитой золотыми нитями рубахе и бобровом полушубку. С ним вышел муж его лет в кафтане с горностаевым воротником. Муж в бобровом полушубке обнял другого и сказал:

— Ну, бывай боярин. Встретимся завтра.

Боярин направился прошёл мимо Вышаты и Молчана.

— Ого, а это, что за шуты! — Муж в полушубке явно имел в виду Вышату и Молчана.

Друзья заметили, что у того, на поясе болтается меч, и немного испугались.

— Мы ищем Малка Русинича, — сказал Вышата.

— Зачем он вам? — муж в полушубке был пьян и чуть пошатывался.

Через открытые ворота друзья заметили во дворе длинный стол уставленный едой. От вида еды Молчан едва не потерял сознание. За столом сидели не только богато одетые мужи, но три женщины, также богато одетые. Женщины время от времени прыскали смехом, при этом откидывая головы назад.

— Он сказал, что когда мы окажемся в Киеве, мы можем рассчитывать на его помощь, — сказал Вышата.

— А какая вам нужна помощь?

— Ну. Кров, еда. Мы же собираемся в поход с князем Святославом, — сказал Вышата.

— Со Святославом! — муж громко засмеялся. — Воины значит! Заяц и Волк!

На Вышате была волчья шуба, на Молчане заячья.

— Вы не воины, вы шуты! Идите к мамкам коров пасти и грибы собирать. Или хотите идите ко мне в слуги. Я буду водить вас на рынок, где вы будете за деньги смешить народ. Можете изобразить волка с зайцем?

Вышата и Молчан не знали, что на это ответить.

— Можете?! — муж схватился за меч.

Друзья вжали плечи от страха.

— Ладно, идите своей дорогой, пахари. А двор Малка напротив моего.

Друзья перевели дух. Молчан постучал в ворота. Ворота открыл ворота сам.

— Вы? — удивился Малк. — Я думал вы не поедете в Киев.

— Нам бы кров какой, пока поход не начался, — сказал Вышата.

— И хлеба, — добавил Молчан.

— Ладно, придётся у себя приютить пока. Хотя и без вас гостей хватает.

— А что это за муж, что живёт против вас? — спросил Вышата.

— Сила Кручинич. Приставал?

— Немного, — сказал Вышата.

— Он может.

Люди воды

На следующий день в гости к Малку Русиничу пожаловал сам князь Святослав. Дело было ближе к вечеру. Малку пришлось устраивать пир. Не каждый день к нему наведывался сам князь. Со Святославом пришли его лучшие дружинники: Лад, Сила Кручинич, Рыба, Даромир Белькевич, Радо, Плут; из варягов старый Свенельд и Сфенкл, а также ещё некоторые знатные воины.

Две жены Малка услуживали гостям. Рабов у Малка не было.

— За Малка, хозяина этого жилища! — Святослав поднял чару с медовухой.

— За Малка, — поддержали князя гости.

— Какие думы у тебя о походе, друже? — негромко обратился к Малку Святослав. Они сидели рядом.

— Не хватает оружия для желающих отправиться в поход.

— Пускай берут у купцов под закладные.

— Купцы да бояре могли бы на свои деньги вооружить доброхотов.

— Они и так немало дали из своих запасов на поход. Надо ещё что-то оставить в Киеве. Здесь придётся оставить отряд для охраны города. Хазары могут напасть, когда мы двинемся к Волге. Скоро должны прибыть ладьи из Смоленска и Новгорода с мечами и щитами.

— Скоро ли двинемся?

— Когда варяги придут.

Малк пошёл провожать гостей до ворот, когда уже стемнело. На дворе Святослав заметил Вышату и Молчана. Они помогали жёнам Малка поить лошадей.

— А это кто? — спросил Святослав.

— Это доброхоты-молодчики: Вышата и Молчан, из северян, — ответил Малк.

— А ну-ка идите сюда, — позвал их к себе Святослав.

Вышата и Молчан подошли к князю.

— У обоих нет оружия, — сказал Малк.

— У меня есть топор, — сказал Вышата.

— Топор — это хорошо, а ты умеешь им управляться в бою? — спросил Святослав.

— Нет, не приходилось пока.

— А хочешь заработать на меч и щит? А может быть и на кольчугу заработаешь.

— Хочу.

— Приходи завтра на княжьи забавы. Заработаешь. Ты — парень здоровый.


Русь времён Святослава Игоревича представляла собой архаичное варварское государство с очень размытыми неопределёнными границами. Государственный строй этого времени принято называть военной демократией. Понятие довольно неопределённое. Растолковать его приблизительно можно так: общество, в котором все государственные вопросы решались военными: дружинниками, знатными воинами, мужчинами, которые участвовали в военных походах. Военная знать решала кому быть князем во времена правления Олега и Игоря. Скорее всего это были выбранные князья. Князья должны были считаться с мнением своей дружины. Святослава возможно выбирали уже формально. При нём влияние варягов уже ослабло. Под влияние его матери Ольги славянки по крови возрождались славянские обычаи. Общество становилось более пёстрым. Множилась аристократия: бояре и разный служилый люд, в крупных городах складывались сообщества купцов и ремесленников. В обществе всё больше проглядывались черты феодального государства.

Русское государство сложилось из двух архаичных государств: одно сложилось вокруг словен, живших на Ильмень-озере, другое архаичное княжество племени полян на Днепре. Первое представляло собой архаичную конфедерацию славянских и финских племён: словен, кривичей, чуди, веси и ижоры. Центром этого государственного образования была Ладога. Во второй половине 9 века здесь обосновался варяжский князь Рюрик. Если верить русской летописи, Рюрик был призван для управления страной по решению её жителей. Скорее всего это был Рёрик Ютландский вассал Карла Великого. Он прибыл в Ладогу со своими земляками датскими викингами, которых на Руси принято было называть варягами. Рюрик-Рёрик спустя какое-то время начал устранять демократические обычаи в управляемой им стране. Он стал рассаживать своих наместников по городам и городкам. Толковых мужей из варягов для этого дела не хватало и он ставил наместниками также и местных славян. Впрочем через некоторое время демократические обычаи в этой стране восстановились. Центр из Ладоги переместился в Новгород, который собственно и был построен для того, чтобы заместить Ладогу. Оттого город и назывался новым, то есть новый по отношению к Ладоге.

Второе государство находилось на Днепре.

Принявший власть после смерти Рюрика, Олег завоевал Киев и сделал его свое столицей. В Киеве правил и Игорь, отец Святослава. Киев был центром земель славянского племени полян. А раньше эти земли назывались Росью или Русью, от названия племени росомонов. Это был либо ираноязычный народ, родственный скифам и сарматам, либо народ балтский. Скорее всего всё же балтский. Известно племя пруссов — балтское племя. В Московской области, где жило балтское племя голядь, есть река Руза. Корень рус или рос в русском языке связан с водной стихией: роса, русалка, русло. Слово Русь означало приблизительно что-то вроде «страна рек», а русы — люди воды. Любопытно, что в балтском народе Литва, отчётливо виден корень лит, похожий на русский глагол лить, опять же связанный с водной стихией. Балты и славяне вышли из одного народа примерно в 10 веке до нашей эры. Росомоны то ли смешались с пришедшими с запада полянами, то ли ушли в другие земли. Тем не менее после них сохранилось географическое название земли, где они обитали когда-то — Русь. В какой-то определённый момент руссами стало удобно называть всех, кто жил в землях полян. Ведь в этих землях жили ещё и варяги и другие народы. А потом русскими землями стали называться все земли подчинённые Киеву.

Пришедшие из Скандинавии варяги очертили приблизительные контуры будущего русского государства. Они и раньше собирали дань с восточнославянских и финских племён. Иногда получали от них отпор. Дань варягов интересовала мало, со славян и финнов в то время мало, что можно было взять. Брали в основном мехами, меньше продуктами питания. Земли всё же были с суровым климатом. Варягов больше интересовали торговые пути. Путь в Византию через Ловать Западную Двину и Днепр, а также путь в Азию через верховья Волги. В Византии можно и странах Азии можно было приобрести самый разнообразный товар. В землях восточных славян и финнов разумеется такого изобилия продуктов и изделий не было. Не брезговали варяжские купцы и работорговлей. Рабов набирали из пленных после военных столкновений с соседними народами. Человеческий товар стоил тогда дорого.

В государство Святослава входили земли полян, северян, кривичей, словен, возможно полочан, а также финских племён мери и мещёры. Это государство походило на федерацию. Многие земли, входившие в состав Руси 960-х годов, обладали большим суверенитетом и только платили дань Киеву. В каких-то землях вероятно даже оставались на своих местах свои князья.

Княжья забава

На следующий день Малк Русинич взял с собой Вышату и Молчана на княжьи забавы. Они отправились за пределы города. В поле они увидели огромный лагерь с палатками, шатрами и землянками. Здесь жили несколько тысяч человек, прибывших в Киев для того, чтобы отправиться в поход со Святославом. Загон, огороженный кривыми перекладинами, где должны были начаться княжьи забавы, находился чуть в стороне от лагеря. Вдоль ограды по всему периметру стояли воины с щитами и копьями. За ними стояла публика, в основном купцы и бояре. Они заплатили за представление золотыми монетами. Часть этих денег должна была достаться Святославу, часть победителям в состязаниях.

Святослав приехал на коне в сопровождении четырёх знатных воинов, которые также были на конях.

В телеге привезли пять рабов соединённых одной цепью. Вышата и Молчан впервые увидели рабов. Одного раба освободили от цепи. Он вошёл в загон. На нём была тёмная плотная рубаха и кожаные штаны. На лице его был шрам вдоль левой щеки. Раба звали Червен.

Воин, привёзший на телеге рабов, бросил в загон меч. Червен поднял оружие.

В загон вошёл молодой крепкий парень из добровольцев, желавших отправиться в поход. У него был длинный обоюдоострый меч.

— Подожди, — крикнул ему Святослав.

Парень остановился и посмотрел в сторону Святослава.

— Я хочу посмотреть в деле этого парня. — Святослав указал рукой на Вышату.

Малк подошёл вместе с Вышатой к князю.

— Святослав, он ни разу в руках не держал меча, — сказал Малк.

— Это и хорошо. Раб тоже вряд ли умеет пользоваться мечом. В этом и вся прелесть забавы: смотреть, как бьются люди не умеющие драться.

— Жалко его. Он ещё такой молодой, — сказал Малк.

— Я его не собираюсь заставлять драться. — Святослав посмотрел на Вышату. — Ты согласен выйти на бой с этим рабом?

Вышата несколько растерялся. Он подумал, что отказывать князю, не стоит. В то же время он не очень боялся боя, потому что ничего не знал о битве на мечах. Он никогда не испытывал судьбу, не подвергался смертельной опасности. Он воспринимал бой, как развлечение и не думал о том, что его могут убить.

— Но у меня нет меча, — сказал Вышата.

— Возьми мой. — Святослав вытащил из ножен свой меч и протянул его Вышате.

Вышата взял меч.

— Если победишь, заработаешь денег, — сказал Малк. — Учти, раб будет биться не на жизнь, а на смерть. Для него очень высока цена победы.

— Он заработает больше меня?

— Да. Речь идёт не о деньгах. Он в случае победы получит свободу.

На Вышате не было ни доспех, ни кольчуги, только кожаная куртка на голое тело.

Червен набросился на Вышату, которые с трудом отражал его удары. Вышата почувствовал с какой яростью бьётся раб и ему стало страшно, потому что ему нечего было противопоставить противнику в ответ. У него не было ни умения обращаться с мечом, ни ярости и злости. Вышата быстро устал. Раб атаковал, не давая Вышате перевести дух. Вышата подумал, что ещё не много и раб снесёт ему голову или рассечёт её пополам. А смерть оказывается может быть так близко. Но как не хочется умирать молодым. Это так глупо и несправедливо.

Мельком Вышата заметил в толпе зрителей молодую девушка. Она время от времени закрывала лицо ладонями. Вышата подумал о том, что он умрёт, так и не познав женской любви. От таких мыслей ещё меньше хотелось умирать.

— Давай, бугай, давай! Что ты пятишься, как трус! Давай покажи ему свою силу! — подбадривали Вышату зрители.

Отражая удар, Вышата едва не выронил меч. Потом вместо того, чтобы упредить удар мечом Вышата прыгнул в бок. Раб воткнул меч в землю. Воспользовавшись заминкой, Вышата нанёс удар мечом по шее раба. Хрустнули шейные позвонки раба и брызнула кровь. Раб завалился лицом вниз. Его руки и ноги дёрнулись, после чего тело его замерло, а душа отошла в мир иной.

Покачиваясь, Вышата пошёл к Малку и Молчану. В глазах его потемнело. Он прикрыл ладонью глаза. К горлу подступила тошнота.

— Молодец, — сказал Святослав. Он подошёл к Вышате и положил ему ладонь на плечо. — Меч забери себе. Это мой дар.

На заработанные деньги Вышата купил себе и Молчану по кольчуге и щиту. Молчану Вышата купил меч.

— Я твой должник, — сказал другу Молчан.

— Нет. Забудь. Мы не торговцы — мы воины.


Начался поход. Воины садились в ладьи на берегу Днепра. Слышался шум от стука топоров. Некоторые ладьи доделывали мастера. Суда будут отходить от берега в течение нескольких дней.

В небе не было видно солнца. Крапал мелкий косой дождь.

Вышата и Молчан носили вещи и запасы еду в ладью. Они должны были плыть в одной ладье со Святославом. Святослав проникся симпатией к Вышате после его боя на княжьей забаве и сказал Малку, что хочет, чтобы он сопровождал его в походе.

Первые ладьи отошли от берега. Ладья Святослава шла третьей. В ней из знатных воинов находились Малк Русинич, Сила Кручинич, Даромир Белькевич, Плут, варяги Свенельд и Сфенкл.

Все работали вёслами. И Святослав грёб наравне с остальными. У Святослава была налысо выбрита голова, оставлен только длинный тёмный чуб спереди. У него были густые усы. Было ему двадцать девять лет. В ухе его была золотая серьга с карбункулом и трёмя жемчужинами. Вышата сидел справа от Святослава. Время от времени он наблюдал за князем. Видно было, что Святослав много думает. В его взгляде и поведении чувствовались сила и энергия.

— Веселее, реще, друже, — дал команду Святослав. В его голосе не слышалось властных интонаций.

Для отдыха подгребали к берегу и устраивали стоянку. Ночью спали на такой стоянки на земле прикрывшись шубами. Молчан стоял на страже ночью. С непривычки он заснул, сидя в засаде. Сменявший его воин, надавал ему оплеух, застав его спящим; но никому не сказал о том, что Молчан спал.

Ближе к вечеру на третий день похода подошли к устью Десны. Впереди показалась вереница суден.

— Варяги, — сказал Плут.

Один из воинов бросил якорь. Стали ждать приближения варягов.

Приблизилось первое судно.

Все варяги были не высокого роста. Почти все сидели за вёслами. Один молодой бородатый щуплый варяг ходил по судну. Он привязал верёвку к шесту на котором крепился парус, другой конец был привязан к шее козла. Рядом с парусом сидели белобрысые мальчик и девочка на вид лет десяти.

— Рабы? — предположил Молчан.

— Наверно, — сказал Вышата.

— Зачем они им?

— А я откуда знаю?

Это были варяги, прибывшие из восточных районов Швеции и Аландских островов.

Свенельд и Сфенкл о чём-то переговорили с варягами по-шведски, после чего ладьи продолжили путь.

По Десне шли против течения, поэтому быстро уставали и часто останавливались на стоянки для отдыха.

Приближались к Чернигову.


В это время в Киеве, в небольшом квартале, где жили евреи, в основном купцы было очень оживлённо и шумно. Кто-то на телегах вёз вещи и детей к пристани, кто-то что-то очень громко обсуждал в кругу знакомых на улице. Спокойно было только в нескольких дворах. Так было спокойно во дворе Моисея, сорокапятилетнего торговца ювелирными изделиями и ещё кое-каким товаром и товарчиком. Ворота в его двор были открыты. К нему во двор пришёл сосед Абрам, торговавший в основном живым товаром — рабами. Он был ровесником Моисея.

— Моисей! Моисей! — позвал соседа Абрам.

Моисей вышел из дома.

— Мир дому твоему, Моисей.

— И твоему дому мир, Абрам.

— Моисей, ты с ума сошёл или задумал какую-то хитрость?

— О чём ты, сосед?

— Все евреи бегут из Киева, а ты будто и не собираешься покидать это варварское место.

— Зачем покидать это место?

— Ты видимо и в самом деле с ума сошёл. Святослав пошёл в поход на Хазарию. Через два-три месяца он уже будет в самом сердце Хазарии. Что ожидает наших братьев по крови неизвестно. Остаётся только уповать на защиту нашего бога. Моисей, это война против нашего народа, против нас. Ты, что не понимаешь этого? Возможно нас будут убивать.

— Послушай, Абрам, ты всегда был таким нервным, и это тебе мешает хорошо думать и принимать правильные решения. Абрам, война уже началась?

— Началась.

— Против нашего народа?

— Да.

— Тогда почему нас до сих пор не убивают?

— Ещё не время, ещё Святослав не победил хазар.

— А Святослав победит хазар?

— Это неизвестно.

— Вот.

— Но он может победить хазар.

— Ну и что.

— Как ну и что, тогда русы могут взяться и за нас. Многие евреи покидают Киев.

— Не только евреи.

— Что значит не только евреи?

— Они не только евреи, они ещё и конкуренты.

— Ого, вот в чём дело. Ну, ты и хитрец, Моисей. Я знал, что ты не сумасшедший. Не зря я прежде, чем уехать, зашёл к тебе.

— И что, теперь ты никуда не поедешь?

— Подумаю ещё.

— Подумай, но только никому не говори о нашем разговоре.

— Х-м. Я же не дурак и не сумасшедший.

На Оке

Десна стала узкой. Воины Святослава двигались почти две недели против течения.

— Здесь, — сказал пожилой воин, стоявший на носу ладьи Святослава. Он указал рукой на берег.

— Давай к берегу, — скомандовал Святослав.

Первые ладьи подошли к берегу. Воины вылезали из них и верёвками вытаскивали судна на мягкую землю.

— Давай дальше, — скомандовал Святослав, тащивший ладью вместе с другими воинами. — Надо освободить место для других ладей.

Начался волок. Нужно было тащить вручную ладьи по земли до Оки.

— Сколько времени нужно тащить? — спросил Вышата.

— Неделю. В лучшем случае пять дней. Это, если постараться, — ответил Плут, державший верёвку рядом с Вышатой.

Наступила ночь. На огне жарился заяц. Вечером несколько воинов успели удачно поохотиться. Вышата спал на земле рядом с костром. Молчан сидел рядом. Он тоже очень устал, но очень хотел есть, ждал, когда будет готов заяц.

Вышата закричал во сне и передёрнулся. Молчан растолкал его:

— Ты чего, Вышата?

Вышата проснулся.

— Сон страшный.

— Что увидел?

— Того раба, которого я убил.

— Видно мучается его душа, хочет встретиться с тобой на том свете.

— Собака злая.

— Ничего помучается, помучается и успокоиться.

— Он был такой страшный будто гнил в земле.

— Успокойся, друже, старайся не думать о нём.

— Не получается. Я теперь долго не усну.


Спустя шесть дней русы наткнулись на преграду. Волок был перегорожен срубленными деревьями и невысокой насыпью. Близился вечер. На насыпи показались лучники, целившиеся в русов. Воины, тащившие первую ладью, бросили верёвку и кинулись назад в ладью, где лежало оружие и щиты. Расстояние до насыпи было шагов двести. Не двинулся с места только Святослав. Вышата сначала побежал было к ладье, но остановился, глядя на князя.

Спрятавшиеся в ладье, говорили:

— Вятичи. Это вятичи.

Святослав поднял руку вверх и пошёл вперёд.

— Святослав вернись! — крикнул ему Свенельд.

Святослав подошёл к насыпи. Лучники опустили луки.

— Я князь Святослав.

— Из Киева? — спросил кто-то.

— Да.

— Зачем ты идёшь на нас войной?

— Я иду с войной на хазар.

— На хазар?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 26
печатная A5
от 967