электронная
160
печатная A5
554
16+
Свет и Тень

Бесплатный фрагмент - Свет и Тень

Книга первая

Объем:
388 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-9531-3
электронная
от 160
печатная A5
от 554

Глава первая

Ранним утром, когда город еще спал, Стас уже зашел в кабинет и уселся за свое рабочее место. Часы показывали семь сорок пять утра, в то время, когда для всех сотрудников привычный рабочий день начинался в десять.

Это если не считать тех групп, которые отправлялись на очередные задания, или возвращались с них.

Как бы Стасу не хотелось прийти вовремя, обстоятельства заставили его приехать сегодня пораньше. Те самые обстоятельства, которые включали в себя по меньшей мере четыре листа с оборотом, пестрившие подробностями последней вылазки его отдела.

Когда полгода назад случилось знаменательное событие и Стаса повысили, он сначала обрадовался. У него подрастали два прекрасных мальчика, которых скоро отдавать в школу, а это предполагало собой дополнительные затраты, причем не малые. Прибавка Стасу бы не помешала, поэтому отказываться от новых должностных обязанностей он не спешил.

Но вместе с изменением в должности ему доверили команду и шефство над ней. Не его это было дело. Он совсем не руководитель. Отличный Световой, исполнительный работник, пунктуальный, аккуратный — все в нем было идеально. И поначалу, когда столь опрометчивая идея не казалась чем-то из ряда вон выходящей, Стас еще надеялся на счастливое стечение обстоятельств.

Он рассуждал так: он ведь хорош в своем деле, когда-то в собственном отряде Световых, где он работал рядовым сотрудником-воителем, был дружен с остальными и выполнял задания на все сто, а то и двести процентов.

Что может пойти не так? Стас был уверен, что отдел, который подберется, будет целиком и полностью соответствовать ему самому.

Трудности возникли сразу же после того, как выяснилось, что отдел Световых первого уровня еще даже не собран. Стасу пришлось потрудиться с набором, хотя особого участия в этом процессе он не принимал, как раз в то время понадобилась его неоценимая помощь Ходящего, и он ушел в один из миров на целый месяц.

По возвращении он первым делом ознакомился с тем, что ему досталось.

А уж досталось, что досталось. Не то чтобы его новая команда была кошмаром всех кошмаров, нет. Просто Стас бы с куда большей радостью отправился выполнять задание по вычищению канализации от мерзких слизней, чем продолжал руководить.

Тяжело вздохнув, Стас вернулся к отчету. К несчастью заказчик из Эрридона, у которого вчера работала команда, не поленился расписать все повреждения, нанесенные его дому. А еще заказчик также многократно подчеркнул, что его дом не чинили, а ломали, и это были не Ходящие, а «монстры и изверги». Стас невольно поморщился и на всякий случай воровато огляделся, как будто кто-то в такую рань мог за ним подсматривать. Нет, он по-прежнему работал над отчетом в гордом одиночестве, но от этого ему было не менее стыдно.

Покачав головой, с тяжелым сердцем Стас взялся за написание объяснительной Степану Вениаминовичу, своему начальнику, который по приходу на работу наверняка захочет узнать, почему работа была выполнена… очень плохо. Судя по отчету заказчика, «очень плохо» — это слишком мягко сказано.

Но Стасу нужна была объяснительная произошедшего, иначе ему влепят выговор и лишат премии. А этого он себе позволить ну никак не мог.

Провозился с расшифровкой сумбурных данных полученных из отчета Стас аж до половины одиннадцатого. К тому времени офис уже заполнился сотрудниками, которые, в отличие от Стаса, лишь расслабленно попивали кофе и лениво обменивались последними новостями. За этим он мог наблюдать сквозь стеклянные стены своего кабинета.

Закончив с объяснительной, Стас первым делом выпрямился, размял затекшую спину и облегченно выдохнул. Взгляд невольно скользнул по кабинету за стеклянной стеной справа, и Стас заметил его, своего извечно заклятого врага.

Андрей Калинин. Стас посильнее сжал ручку в своих пальцах и недовольно скривился. И пусть сам Андрей был словно «красная тряпка» для Стаса, его больше беспокоило совсем другое. Андрей сейчас был не один, вместе с ним в кабинете уже находились все его сотрудники.

Стас обреченно вздохнул, а Андрей — высокий, статный мужчина сорока пяти лет, стоя в окружении своих коллег, о чем-то, видимо, пошутил, ведь в следующую секунду отдел залился громким хохотом.

Стас ненавидел этого «показушника» Калинина, но крыть ему было нечем, ведь в отличии от процветающего дружного отдела Андрея, отдел Стаса… Что же, он где-то был, но вот быть более точным в этом определении едва ли представлялось возможным. Оттого Стас и сидел тихонько в кабинете, не смея хвастаться своими достижениями. Которых, кстати говоря, не было с тех самых пор, как у него появился отдел.

Осмотрев пустые рабочие места своих сотрудников, Стас еще раз тяжело вздохнул. Без пятнадцати одиннадцать. Кроме него на месте никого.

Уронив голову на стол, Стас выдохнул и даже не сдержался от комментария.

— Отлично, просто отлично, — выдохнул он в тишину, раздумывая над тем, за что ему достался этот дурацкий отдел.

Ну почему ему не мог достаться слаженный, дружный коллектив, с налаженной работой, который нужно было только принять как дар и радоваться этому подарку? Ведь все могло быть совсем по-другому…

Не успел Стас даже попытаться удариться в глубокие размышления на эту тему, как дверь в его кабинет распахнулась. Он резко поднял голову и приготовился ко всему: шеф внезапно рассвирепел и решил лично заглянуть к нему; явился автор последнего отчета по вылазке отдела и решил лично разобраться с ним самым худшим из всех возможных способов.

Но это был всего лишь Андрей.

— Доброе утро, Степовой, — вежливо обратился Андрей.

— Калинин, — даже попытки притвориться вежливым Стас не предпринял, рявкнув на своего коллегу как на злейшего врага.

— Шеф вызывает, — коротко сообщил тот.

Стас сразу же напрягся. Он знал, что сегодня ему предстоит малоприятный разговор с начальством. Но почему о нем ему сообщает именно Андрей?

Виду, конечно, Стас не подал, сохранил лицо и не проявил ни малейшей эмоции. Однако его не очень-то радовала перспектива, чтобы Андрей находился в кабинете, когда Степан Вениаминович будет устраивать разнос.

Но выбора не было. Потому Стас напряженно поднялся и отправился на выход, стараясь не привлекать особого внимания к тому факту, что его команды сегодня на рабочих местах нет.

Когда он вышел из кабинета и направился по коридору, Андрей все-таки воскресил эту только что наспех похороненную тему.

— А где твоя команда, Стас? — Вроде бы беззлобно поинтересовался Андрей.

Но Стас расценил этот вопрос, как начало крупномасштабной войны.

— Отдыхают, — сразу же без запинки ответил Стас.

Да, он заготовил парочку ответов. Он уже давно готовился их дать, но пока, к счастью, никто этого вопроса ему не задавал.

Только этот ненавистный Андрей.

— С задания, да? — Все еще пытался создать видимость поддержания светской беседы, Калинин.

— Да, — буркнул Стас и прибавил шагу.

Стас в очередной раз подобрал несколько сотен красноречивых синонимов к слову «гад», применяя каждое к Андрею и когда подходил к кабинету начальника, немного расслабился. Обругивание про себя своего соперника его немного успокаивало. По крайней мере до тех пор, пока он снова не бросал взгляд в сторону Калинина и не проникался новой волной ненависти.

До того, как у каждого появился свой отдел Световых, Стас с Андреем работали в одной команде и когда-то давно одновременно получали 3й уровень. Они никогда не были друзьями, скорее соперниками. Каждый был в чем-то хорош, но каждому хотелось превзойти другого.

Удивительные метаморфозы, оба были совершенно разными, как солнце и луна. Андрей был смуглым, темноволосым, с карими глазами, Стас голубоглазый, кожа намного светлее, а волосы отливали молочным шоколадом. Но еще тогда в старые добрые времена, когда они работали вместе, их почему-то все окрестили родными братьями.

Оба злились из-за этого, ведь вместо того, чтобы выделять кого-то, народ их зачем-то объединял как будто бы в единое целое. Их это совершенно не радовало ни одного, ни второго, соревнования приобретали все новые и новые краски, грозясь перерасти в настоящую вражду.

К счастью крупномасштабного конфликта удалось избежать, ребята получили третий уровень и разошлись по более опытным и профессиональным командам, где не хватало по одному сотруднику.

Потом, спустя время, было повышение и торжественное вручение отделов новичков. Время шло, но тайная вражда, в чем был уверен Стас, все еще не проходила. Оттого ему было еще обиднее, что Андрей там процветает, шутит и смеется со своей глупой командой, а сам Стас… Впрочем, он решил отказать себе в неудовольствии прокрутить в очередной раз события вчерашнего дня, оставляя самое неприятное для разборки у шефа.

Уже в который раз Стас корил себя за то, что не проследил за своими сотрудниками и отправился выполнять незначительное задание в небольшую деревеньку поблизости. Нужно было подождать, убедиться, что его ленивые сотрудники все сделают как надо. Но нет, он хотел «убить двух зайцев» сразу, и за это он сегодня здесь.

Кабинет Степана Вениаминовича располагался на другом конце офиса и был единственным помещением, где стены были не стеклянными, а добротными бетонными. Оттого любое недовольство, выраженное начальством, могло быть скрыто внутри и не разнесено на весь офис.

Если, конечно, Ленка Серёгина, секретарша Шефа, не вторгнется во время разноса под каким-нибудь идиотским предлогом и не понесется рассказывать всему офису, что же там внутри творилось.

К счастью, сейчас Ленка уехала в отпуск то ли в Испанию, то ли в Таиланд, Стас подобными вещами не интересовался. Главным было то, что он избавлен от сплетницы, которую по понятным причинам недолюбливал весь офис.

Оказавшись внутри, Стас и Андрей встали посреди кабинета на том самом ковре, на который Шеф и вызывал всех рано или поздно. Ох, как этот ковер не любили! Но делать было нечего. Шеф звал. Подчиняйся и смирись с судьбой.

Степан Вениаминович восседал за своим письменным столом. Он уже давно не отправлялся в походы по чужим мирам, своей работы у него было достаточно, ведь руководство целым Департаментом отнимает много сил и времени.

Но то, что было известно Стасу о нем, как о Ходящем — со Степаном Вениаминовичем не сравниться было никому. В свое время он участвовал в войнах и выигрывал их, о нем ходили офисные легенды. Не зря его побаивались и если и обсуждали, то очень тихим шепотом и только с восхищением.

Окинув грозным взглядом присутствующих, он сухо поприветствовал обоих.

На самом деле, взгляд Степана Вениаминовича всегда был грозным, оттого угадать, собирается ли он в следующую секунду вручить неожиданную премию или внезапно уволить, было невозможно.

Его седые усы едва зашевелились, когда он сделал глубокий вздох.

— У нас разрыв, — объявил Шеф. — Калинин, твоя группа поедет устранять последствия с нашей стороны.

— Степовой — обратился он к Стасу, — твоя группа проверит Эрридон.

— Ясно, — тут же кивнул Калинин.

Стас тоже кивнул, затем напрягся и приготовился к худшему. С одной стороны, не значительные новости о разрыве пространства такой уж, прям, новостью не являлись. Такое случалось довольно часто. Между мирами почти всегда образовывались разрывы в пространстве, а чтобы не допустить несанкционированного проникновения чужеземцев или же землян в другие миры, эти разрывы необходимо было закрывать с обоих сторон. Тому отделу, которому предстояло заделывать дыру со стороны земли, везло чуть больше, там хоть какое-то действие.

Тем же, кто отправлялся в другой мир, в данном случае Эрридон, было не так весело. Ведь это была стандартная процедура, с целью «поставить галочку» и благополучно вернуться обратно. Ведь когда разрыв «латали» в нашем мире, как правило, следов с той стороны не оставалось. Отряд, обычно начинающий и слабый, требовался лишь для того, чтобы это подтвердить. Это то же самое, что работник Мосэнергосбыта, который заходит раз в год и проверяет показания счетчиков — муторно, вроде бы надо, но не так уж и интересно.

Но это ладно, задание заданием, но наказание пока еще никто не отменял. Стас приготовился, весь напрягся, собираясь принять все унижение, смиряясь с тем, что Андрей станет свидетелем его разноса…

— Собирайте команды, — произносит Шеф. — Свободны.

Андрей коротко кивнул и направился к выходу, Стас же немного ошарашенный, стоял и пытался понять, что это Шеф такое сказал. То есть он понял, конечно, русский не забыл, только вот явно не ожидал, что его расстрел будет отложен. Он как будто бы даже давал Шефу второй шанс, может быть, когда Андрей ушел, начнется головомойка.

Впрочем, как понял Стас, Шеф не был настроен ни на что большее, взявшись изучать свои многочисленные бумаги. Решив не будить зверя, Стас заторопился на выход, ведь если по какой-то причине его не отругали, зачем ворошить осиное гнездо? Хотя для него и было странно, что о разрыве сообщает Шеф лично, обычно об этом информировали сотрудники отдела по поиску разрывов.

Но Стасу уже было все равно, ведь его отпустили!

Покинув кабинет, Стас осторожно затворил за собой дверь и выдохнул неподдельное облегчение. О таком развитии событий он мог только мечтать. Он-то уже приготовился, пометил все важные места оправдательной речи в отчете, который готовил все утро. А тут… повезло.

Что же, подумал Стас, раз ему так подфартило, стоит поторопиться на задание. Мгновенное облегчение тут же сменилось напряжением и унынием. Ведь Стас сразу же вспомнил, что предшествует заданию, а именно — собрать команду.

Сорвавшись с места, словно земля из-под ног уходить стала, он помчался в свой кабинет. Пришлось притормозить перед самой дверью, чтобы Андрей не заметил, как тот торопится.

А торопиться было просто необходимо.

Ворвавшись в свой кабинет, Стас прикрыл дверь, чтобы его не было слышно, и тут же взялся за свой телефон. Поскольку его отдел все еще отсутствовал на своих рабочих местах, требовалось их для начала собрать. А это всегда было не легкой задачей.

Решив начать с самого сложного, первым делом Стас набрал номер Киры.

Прождав десять гудков и столкнувшись в конечном итоге с бездушной фразой не менее бездушной женщины: «Абонент не отвечает, оставьте сообщение», он отключился и дрожащими от гнева руками набрал следующий номер.

Бельский — а именно ему второму Стас набрал после Киры — тоже отвечать не торопился, что разозлило Стаса ничуть не меньше первого недозвона.

С остервенением оторвав трубку от уха, Стас выругался, потом сделал глубокий вздох. И еще один, и еще, а потом набрал Егора. Даже гудок как следует не успел прозвучать, как дверь в кабинет распахнулась, и в помещении появился тот, кому Стас едва успел дозвониться.

— Вызывали? — С ходу спросил Егор.

Стас немного растерялся, но потом вздохнул с облегчением. Егор был единственным, кто на работе практически жил. Просто когда он не отправлялся на задание, он предпочитал исследовать офис, подслушивать разговоры, посещать свободные лекции по начальным вводным курсам Ходящих новичков, тем самым напитываясь новыми знаниями. Стать профессиональным Ходящим было его одержимостью, поэтому в команде Стаса он был единственным, на кого можно всегда положиться. По крайней мере, это касалось пунктуальности.

— Есть задание, — сообщил Стас, отключив телефон.

— Я готов!

А Егор, и правда, был готов. Он уже был одет в стандартную форму всех Световых департамента — черный костюм с белой полосой на манжетах и плечах, что свидетельствовало о 1м уровне Новичков. Стас тоже носил форму, его, правда, выглядела получше, а на манжетах и плечах было по 3 полоски — 3й уровень, самый высокий.

За плечом у Егора уже был собран рюкзак, на поясе закреплены четыре стандартных фонаря большой мощности и запасы батареек. У парня всегда был сосредоточенный вид, а коротко стриженые темные волосы и прямая спина делали его похожим на офицера запаса. В армии Егор, конечно, не служил, чтобы стать Световых нужно пройти не шуточное обучение, которое далеко не для слабаков, здесь была другая война.

Брови Егор все время хмурил, но взгляд ясных синих глаз говорил о готовности к исполнению любого приказания.

Мысленно Стас возблагодарил Свет за единственный подарок в команде в лице Егора, вздохнул и снова вернулся к злополучному обзвону.

Набрав еще раз Киру и Бельского, Стас постарался сдержать экспрессивные и многогранные эпитеты отборного русского мата в их стороны, и сделал небольшую паузу прежде чем дозваниваться до последнего участника команды. Стас его про себя называл горе-участник. Была причина.

Мальчишка, самый молодой в группе, ответил на удивление быстро.

— Старков! — Рявкнул в трубку Стас. — Быстро в офис!

— Я уже еду! — Обрадовал Стаса «Дикий».

Мальчишке было двадцать два, он приехал из Сибири, где провел свое детство и юность, воспитываемый отцом в суровых таежных условиях. Как-то так вышло, что способности сына отец развил хорошо, поэтому прибыв в Москву, мальчишка быстро прошел первые курсы тренировки и перескочил сразу несколько лет тяжелой подготовки.

Если бы не метро…

Стас взглянул на часы и задумался: если предположить, что мальчишка выехал из дома пораньше, а он клялся и божился, что каждый день выходит из дома в 6 утра, то, наверное, после обеда он до работы доберется. Это в лучшем случае. Но мальчишка работал в команде уже два месяца, поэтому имея печальный опыт, особых надежд Стас уже не возлагал.

Телефон в руках зазвонил, Стас нахмурился и быстро ответил.

— Доброе утро, Роберт Станиславович, — послышался совершенно не выспавшийся и по ощущениям все еще пьяный голос Бельского. — Я что-то хотел от Вас?

Стас скривился и закатил глаза. Опять этот недоносок всю ночь по клубам шастал. Стас был зол, не то слово. Но сейчас первоочередным было привести всех в офис. Попытавшись сдержаться и не наорать на своего подчиненного, рассказав ему всю правду-матку о его родственниках и о том, как далеко ему стоит пойти вместе со своим опозданием, Стас произнес:

— Бельский! Буди Киру и дуй в офис!

— В какие Фивы мне надо? — Удивленно переспросил Бельский.

— Кира! Разбуди ее!

— Понял, Робеслав Станертович, — промямлил Бельский. — Разбуда кири…

Терпение Стаса лопнуло внезапно, но действенно.

— Бельский! — Воскликнул он. — Если ты сейчас же не проснешься, я лишу тебя квартальной премии!

Послышался грохот — похоже, Бельский рухнул с кровати. Или, где он там спал? Это судьбоносное заявление подействовало отрезвляюще.

— Станислав Робертович, я все понял, — тут же подал признаки трезвой речи Бельский, испуганно пискнув в трубку. — Сейчас пойду за Кирой и в офис.

— Жду еще пять минут назад, — бросил Стас и яростно отключился, как будто его возмущение могло дотянуться до Бельского через трубку.

Сделав глубокий вздох, он постарался успокоиться. Как же он был сейчас рад тому, что Кира и Бельский жили в одном доме. До девчонки можно было дозвониться разве что, если в ее руках был телефон, и она в этот момент смотрела на экран. Причем находилась в одном помещении с тем, кто ей звонил. Стас это знал слишком хорошо и много раз говорил ей, чтобы она не выключала звук на случай вот такого вот непредвиденного звонка.

Но как будто ее интересовало, что он там просил делать.

Подождав некоторое время, Стас косо глянул на соседний кабинет. За то время, пока Стас обзванивал своих сотрудников, Андрей со своей командой уже успели пообедать в столовой на первом этаже и как раз выдвигались на задание. Стас проводил их тяжелым взглядом. Показушник, подумал Стас, вернувшись к ожиданию.

Егор прислонился к краю своего стола и во все глаза наблюдал за Стасом, ожидая от него дальнейших указаний. Стас же скорее испытывал дискомфорт от такого прямого взгляда Егора, но молчал, ибо единственный нормальный сотрудник, который уже присутствовал в офисе, не должен пострадать от его гнева. Нужно сдерживаться, нужно сдерживаться, — твердил себе Стас. Но с каждым новым часом это становилось делать все труднее.

Прошло слишком много времени с тех пор, как Стас дозвонился до своих сотрудников. Терпение Куратор горе-группы воспитал в себе не малое, но всему был разумный предел. И даже не разумный.

Не выдержав, Стас снова набрал сначала Бельскому. В этот раз последний не ответил, но Стас понадеялся, что это связано с тем, что они оба вместе с Кирой уже едут на работу. Ага, если учесть, что живут они в десяти минутах от работы. А прошло уже два с половиной часа.

Чуть не сломав в руках ручку, которую он нервно вертел, Стас скрипнул зубами.

Ничего, успокаивал себя он, это ничего, скоро они все соберутся и можно будет приступить к заданию. Главное не убить своих сотрудников. Иначе придется искать новых. А ведь новые могут оказаться даже хуже!

Еще некоторое время ожидания, попытки дозвониться до Бельского и Старкова. Последний откликнулся на двадцатый дозвон.

— Станислав Робертович! — Завопил Ник в трубку. — Я еду!

— Где ты едешь? — Едва сдерживая злость, поинтересовался Стас.

— На желтой ветке я! — Радостно сообщил Ник. — Тут какая-то авария случилась, народу очень много! Меня запихивают в поезд трое!

На фоне послышалось громогласное: «Залезь уже, жирдяй!» и что-то вроде: «Заткнись, козел!».

Стас нахмурился.

— Что ты делаешь на желтой ветке? Тебе на Беговую!

— Я пытался, Станислав Робертович! Я честно пытался пересесть! Но толпа понесла меня на желтую ветку!

— Как можно было сесть на желтую ветку, когда ты живешь на Красносельской?! Они даже не пересекаются!

— Станислав Робертович! — Закричал вдруг Ник, а на заднем плане послышался едва разборчивый голос машиниста: «УНИжаемые пассажиры, поезд дальше не пойдет, просьба освободить вагоны».

Потом звонок прервался. Стас обреченно уронил голову на стол и застонал.

— Станислав Робертович, — шагнул к нему Егор. — Мне чем-то помочь?

Но Стас его не слышал. Сейчас он мысленно перебирал в своей голове все свои прегрешения. Было ли то, что он не подал в переходе бомжу причиной, или же жутким преступлением было ехать в метро и не уступить старушке место? Ответа на этот вопрос он не знал, но крик души, который вырвался у него в следующую секунду, был достаточно красноречив:

— Ну за что мне такая команда?!

Глава вторая

Кира

Тишина и покой. Уютное ощущение тепла и комфорта окружало меня. Я спала, а следовательно, не могла чувствовать себя лучше, чем сейчас.

Задание, на которое мы выезжали вчера, оказалось не самым сложным. Наоборот, оно было слишком простым. Я бы даже сказала — чересчур.

А еще я бы сказала, что даже несмотря на то, что наш отряд первого уровня, давать нам задание «залатать крыши дома какого-то крупного торговца в Эрридоне» было по меньшей мере бестактно. Мы что? Зря учились со школы на Световых?

Предполагалось, что мы будем защищать границы не одного мира, сопровождать и охранять в поездках Императоров…

Ладно, в Эрридоне нет Императора, только местные вассалы, заведующие двенадцатью провинциями. Но и их сопровождать в поездке, защищая от Теневиков, было бы не менее почетно.

И все это доставалось кому-то другому.

Отделов Ходящих у нас было много. И если считать, что в Москве был один из самых крупных филиалов Департамента по борьбе с внеземными вторжениями, то более крупные представительства в других странах могли быть в два, а то и иногда и три раза больше. Как, например, Департамент в Лондоне.

Но это ведь не имело значения.

В нашем же филиале — взять, к примеру отдел Крыловой Евгении Владимировны, который уже давно устал от сопровождений картежей вельмож и Королей из разных миров. Ее команда, только лишь услышав об очередном подобном задании, буквально изнывала от неудовольствия совершать еще одно сопровождение.

Ага-ага.

Но нужно рассмотреть задание со всех ракурсов, чтобы понимать, почему они так брезгают: сначала они неделю проводили в одном Дворце, напичканном такими благами цивилизации, которые на земле некоторым представителям верховной власти даже не снились. Все это время они ели, пили, спали, отдыхали, в двух словах — прожигали жизнь, как последние мажоры, пользуясь всеми этими благами с лихвой.

Потом был скучный переход (вот уже пятнадцать лет, как Теневики на кортежи не нападали из-за сопровождения Световых) и еще неделя в другом Дворце на тех же условиях. Да-да, бедняжки, как же они страдали, надо бы фонд организовать им в поддержку.

И вот после этого мы, едва-едва заслужившие себе место под солнцем, должны латать крыши.

Латать. Крыши.

Поэтому-то я так крепко спала уже неизвестно сколько времени с наглухо выключенным мобильным, всеми возможными приборами, которые могли бы ненароком меня разбудить и нарушить мой идеальный сон.

А спать я любила. Много. Очень много…

И все бы ничего, пребывала бы я в своей стране сновидений, если бы не услышала звук приближающихся ко мне шагов. Все-таки годы тренировок не прошли даром, к таким вещам я была готова.

Подскочив с кровати, едва открыв глаза, я тут же определила вторженца. Разбираться, кто это, не было желания. Я просто схватила его за руку, вывернула ее ему за спину и повалила на пол.

Вторженец закричал. Судя по жутчайшему перегару и срывающемуся на визг крику, я этого недоумка знала. Копна темно-каштановых волос, залаченная и загеленная, чтобы держать прическу, наглая самодовольная рожа, отражающаяся сейчас в зеркале моего стенного шкафа.

— Кира! Пусти, Кира! — Орал как ненормальный он. — Это я! Димка! Бельский!

Я потянула его руку на себя еще дальше, и та неприятно хрустнула. Он взвизгнул и зажмурился.

— Я знаю, — лишь сообщила я, надавив коленкой ему на спину.

После того, как боль стала терпимее, в отражении своего зеркала я заметила удивление на лице Бельского.

— Знаешь? — Переспросил лишь он. — Тогда… это не я!

Он даже посмеялся своей совершенно не смешной шутке, как и всегда это делал. Я лишь закатила глаза и ударила его коленкой в спину еще раз. Он снова сдавленно вскрикнул.

— Как ты посмел воспользоваться Светом и проникнуть в мою квартиру без разрешения? — Стиснув зубы и потянув на себя Бельского, прошипела возле его уха я.

В ответ послышалось только множественное «ау-ау-ау-ау-ау».

— Пусти! Пожалуйста! — Заорал, наконец, от нестерпимой боли он.

— Я задала вопрос, — спокойно напомнила лишь я.

— Ладно-ладно! — Развопился Бельский. — Стас позвонил! Вызвал в офис! Сказал, чтобы я тебя разбудил и забрал с собой! Я тебе звонил и на телефон, и в дверь, ты не отвечала! Что еще делать было?

Я отпустила, наконец, его руку и он от неожиданности со стоном плюхнулся мордой в пушистый ворсистый бежевый ковер. Ой, простите, мордой лица.

Бельский никогда не был моим любимчиком в нашей группе. Честности ради, стоит признать — я его всегда ненавидела больше всех. Как, впрочем, и остальные.

Он не вылезал из клубов, у него была гигантская записная книжка женских номеров, он постоянно находил себе новых «куриц» и бросался практически на всех представительниц женского пола. Я была не исключением, и это была одна из причин, почему я его недолюбливала.

— Надо было ехать одному и исключить вторжение в мою личную жизнь, — строго наказала я, поднимаясь на ноги.

Бельский поплакал в ковер, потом кряхтя и пошатываясь поднялся на ноги. Встав передо мной, он сначала хотел ныть на тему, как я его обидела (мама его очень перелюбила в детстве, за счет чего он почему-то был уверен, что весь белый свет теперь должен его обожать и возвеличивать), а потом он почему-то уставился на меня. Я только в этот момент сообразила, что все еще в своей пижаме.

Лицо у Бельского сразу поплыло, он расцвел и перестал думать даже ту единственную мысль, которую думал до этого. Пришлось привести его в чувства — кулаком в морду. Пока он орал, я быстро сбегала за халатом и завернулась в него.

— За что ты меня все время лупишь?! — Возмущенный случившейся с ним несправедливостью, держался за челюсть Бельский.

— Вон.

— Что вон?

— Пошел вон, пока я тебя не вытолкала силой.

— А как же работа? — Щека начинала опухать.

— Это сейчас спросил тот, кто месяц назад вместо задания отправился на острова с тремя девицами развлекаться, — язвительно напомнила о его прегрешениях я.

Бельский вздохнул и бросил в мою сторону обиженный взгляд, словно я должна была сжалиться, или того хуже — попросить у него прощение. Но этого, естественно, не последовало. Он предпринял еще одну попытку.

— Живем в одном доме, а я у тебя еще ни разу не был, — буркнул он. — Чайку не предложишь?

— Не заставляй меня применять Свет, — пригрозила я.

Бельский снова вздохнул, только теперь понимая, что явно не в том положении, чтобы что-то от меня требовать. За это я ему не нравилась. После таких «обломов» он предпочитал держаться от меня подальше. Ненадолго его хватало, но я пока еще не готова была преступить черту закона и совершить особо тяжкое убийство.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 160
печатная A5
от 554