печатная A5
279
18+
Свадебный ритуал

Бесплатный фрагмент - Свадебный ритуал


Объем:
66 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
18+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-0050-0495-6

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

— У вас апгрейд, — произнесла сотрудница стойки регистрации на рейс.

— Что? — удивилась я, ведь никогда ранее не сталкивалась с ним.

— Вы часто летающий пассажир, участник бонусной программы. У нас перепродажа билетов в эконом, поэтому мы вас пересаживаем в бизнес, — улыбнулась она.

Что такое апгрейд, я конечно знала. Но за пять лет, что летала, меня ни разу не пересаживали в бизнес-класс. Приятно и неожиданно. Особенно с учетом того, что не такой уж я и часто летающий пассажир, летаю 2—3 раза в год и то разными авиакомпаниями.

— Вот, пожалуйста, — вручила мне посадочный. — Ваше кресло 1А. Вам повезло, с вами рядом летит очень важный пассажир, — подмигнула мне и, закрепив на чемодане ярлык, отправила его по ленте в багаж.

Какой такой «важный пассажир»?! Мне-то что! Для меня главное, чтобы Аэрофлот доставил меня из пункта А в пункт В. Но бонус в любом случае очень приятен. Улыбнувшись милой сотруднице, взяла посадочный и пошла проходить досмотр…


***


Зайдя в самолет, сразу же была окружена заботой бортпроводниц.

— Доброе утро! Не желаете воды, апельсинового сока или шампанского? — улыбнулась мне совсем юная девушка.

— Здравствуйте. С удовольствием выпью сока, — ответила ей и отправилась к своему креслу, которое, о как удобно, располагалось у иллюминатора.

Сделав шаг в салон, вздрогнула, словно, ошпаренная. В соседнем со мной кресле сидел настоящий красавец. Слишком идеальные черты лица, взъерошенные волосы выдавали в нем скорее знаменитость, чем бизнесмена.

Перешагнув к своему месту, уселась и начала пялиться в иллюминатор. Да что там уселась, просто плюхнулась. Ноги не держали, не слушались. Сердце стучало так, что я думала, его шум оглушит всех вокруг. Молодой мужчина с интересом наблюдал за моими неловкими движениями.

— Я Рустам, — протянул мне руку, здороваясь.

— А я Алина, — улыбнулась ему в ответ, протягивая свою влажную от волнения ладонь.

— Домой летите?

— Нет, — пожала плечами. — Не совсем. Я уже давно уехала из Бишкека. Но да, это моя Родина. Живу в Торонто, — зачем-то сразу ему выдала всю «подноготную». — Решила на недельку в родные края, — растерянно улыбнулась.

— Вы очень красивы! — смотрел он на меня, не мигая. — У вас потрясающая улыбка, — облизнул губы. — Извините, что позволяю себе такое, — вдруг отмахнулся, беря из рук стюардессы два бокала, один из который мой сок. — Спасибо! — улыбнулся молодой девушке.

Бортпроводница, видно, сильно нервничала в его присутствии. Быть может, он и есть тот самый «важный пассажир»… Улыбнувшись уголком губ, уставилась в иллюминатор. В его присутствии и я чувствовала себя как-то странно. От него исходила какая-то мощь, что ли.


***


Почти четырехчасовой рейс прошел, на мое удивление, очень тихо и смирно. Пассажир-сосед не делал больше попыток со мной заговорить, чем очень расстраивал. И, если бы мы летели в Торонто, я бы, возможно, сама стала «зачинщиком» беседы. Но мы летели Бишкек, на мою Родину. А там девушкам не пристало быть излишне болтливой и приставучей. Вот поэтому молчал он, молчала и я.

Когда самолет сел, я сделала последнюю попытку «заговорить», взглянув на него «многозначительно», но красавец, имя которого уже выветрилось из моей головы, даже не взглянул на меня. Схватив свой саквояж, первым выскочил из самолета. Глядя на его сверкающие пятки, махнула рукой. Не для этого я в Кыргызстан прилетела. Ох, не для этого. Лучше съезжу к бабушке. Посмотрю родную природу. Нужно заряжаться энергетикой предков.

Взяв сумочку, пошла на выход. Возле ленты, ожидая свой чемодан, искала парня взглядом. Но его не было. Видно, летел «налегке». Потеряв всякую надежду, вызвала такси и, забрав багаж, вышла на улицу. Сразу же горячий вечерний воздух стал обжигать кожу. За пять лет отвыкла уже от такой знойной погоды. По правде говоря, скучала я по ней. Поэтому эта «вылазка» в родные края мне так и понадобилась.

Такси довольно быстро доставило меня к гостинице, которую я заблаговременно забронировала. Выскочив из машины, пошла устраиваться в номере… Обычная комната на 15 квадратов с добротной кроватью — вот то, что мне нужно, чтобы переночевать, а потом отправиться в путь-дорогу.

Проснувшись спозаранку, решила заскочить на близлежащий рынок закупить продуктов на дорогу. Чтобы не мотать круги на общественном транспорте, заказала аренду машины, которую должны были доставить через час.

Довольная собой, пошла «затариваться». Сухофрукты, орехи, курут, свежие овощи и фрукты, выпечка — набрала два пакета еды и в прекрасном расположении духа пошла назад в гостиницу, чтобы дожидаться своей машинки, как вдруг меня отвлекла пожилая женщина.

— Дочка, зря ты такая красивая одна ходишь. Ала качуу.

— Да ладно вам. Это же в аулах распространено. В Бишкеке максимум как красивый обычай, — пожала я плечами.

— Надела бы ты платок и не ходила бы одна, — ворчала.

Не желая с ней спорить, улыбнулась и пошла к гостинице. Идти-то всего пару сотен метров. Подойдя к пешеходному переходу, посмотрела налево. Большой черный внедорожник ехал по дороге на высокой скорости. Понимая, что умнее будет не кидаться под него, решила переждать. Но машина резко остановилась и из нее выскочили трое.

Хватая меня, потащили внутрь. Не успев опомниться, оказалась в машине с кляпом во рту. Наблюдая за всем, словно, в замедленной съемке, от ужаса потеряла дар речи…

Глава 2

Вжимаясь в кожаное кресло, окруженная двумя крепкого вида мужиками с повязками на лицах, не знала, что и думать. Мозг плавился от страха. Мелькающий светофоры, которые они проезжали на красный, говорили лишь об одном. Эти уроды пошли на преступление, и меня точно ничего хорошего не ждет.

Пытаясь вспомнить приемы самообороны, которые шутки ради проходила несколько лет назад, понимала, что мои удары для любого из них не более, чем укус комара. Кровь отхлынула от кожи, и мои вечно мерзнущие руки стали еще холоднее. Озноб бил так, что зуб на зуб не попадал. Хотя, скорее всего, всему виной адреналин, который, словно, опьянил меня.

Не понимаю тех, кто любит острые ощущения, я их не люблю. Для меня главное мирная и размеренная жизнь, без таких эксцессов. Очень надеюсь, что все это не более, чем шутка, глупый и неуместный розыгрыш.

Но чем дальше мы двигались от рынка, тем яснее я понимала… Меня везут за город. Когда первый ужас прошел, я стала зыркать глазами, выискивая, как можно «смыться». Путей для побега не было. Просто не было. За рулем амбал, руки которого толще моих ляжек. По бокам двое, охраняющие двери. И места для этих обоих еле хватало в этом внушительного вида внедорожнике.

Через несколько минут мы заехали в лес… В этом момент мое сердце камнем упало в пятки. Я попала в крупные неприятности, из которых вряд ли смогу выбраться целой и невредимой. Слезы накрывали глаза, заставляя не чувствовать успокоения, а только разжигая пламя ужаса. Я была окована в цепи страха настолько, что он парализовал меня. Ноги колола молочная кислота, словно, я пробежала марафон. И, если встану сейчас, чтобы удрать, не смогу управлять ногами. Они как ватные или зарытые в зыбучие пески. Трясущиеся руки бьют по коленям, которые и сами ходят ходуном. Эти же трое молчат, сидя, как манекены, навевая еще больший ужас.

По извилистой узкой дороге машина выехала на небольшую поляну, на которой стоял небольшой двухэтажный дом. Остановившись возле него, первым из авто вышел водитель. Он постучал в массивную дубовую дверь и, оглянувшись к машине, махнул рукой. Сразу же схватив меня своей лапой за запястье, один из сидящий сбоку потащил меня к дому. Сил вырываться и биться почему-то не было. Все мои неловкие телодвижения не приносили никакой пользы. Я «сопротивлялась» как котенок. Затащив меня в дом, этот амбал прошел через длинный коридор, а потом, открыв дверь в большую комнату, толкнул меня на массивный диван, возле которого стоял журнальный столик, увенчанный тарелками с фруктами. Не оглядываясь, он вышел, оставив меня одну.

Окинув взглядом помещение, увидела огромную кровать и еще одну дверь. Подскочив к ней с не весть откуда взятой прытью, открыла ее и сразу же разочарованно выдохнула. Эта была ванная комната. Повернувшись к окну, зашторенному несколькими рядами органзы, решила попытать «счастье» и там. Пробираясь через ворох тюли, дернула за ручку окна и так же разочарованно выдохнула. За окном огромные металлические решетки.

Я в клетке. Пусть она выглядит более чем прилично, но все же. Связаться я ни с кем не могу, сумочку они выхватили, а пакет с покупками рассыпался еще на том злосчастном пешеходном переходе. И почему я не была осторожной? Ведь минутой ранее мне та бабка как будто накаркала такое… Типун ей на язык! Вот старая ведьма!

Вглядываясь в окно, осматривала прилегающую территорию. Но то был всего лишь пустой задний двор, за которым высоченный забор. Зачем меня похитили? Хотят изнасиловать? Тогда почему я в нормального вида комнате, не связанная, могу перемещаться, пусть и в ограниченном пространстве.

Какофония вопросов витала в голове, разрывая головной болью, как вдруг дверь резко распахнулась. Да так резко, что, если бы я была рядом, она бы вмазала меня в стену. Холодок прошелся по плечам. Я сглотнула комок в горле. На пороге появился один из тех трех мужиков, он снял с лица маску. Его ехидная ухмылка не предвещала ничего хорошего.

— Ну что, красавица, будешь сговорчивой? — улыбнулся он, заходя в комнату.

Только я открыла рот, чтобы спросить, что он от меня хочет, как сразу же закрыла, ведь за его спиной показался сначала один, а потом и второй подельник. Тиски ужаса сковали, словно, удав. Дышать становилось все тяжелее.

От страха зуб на зуб не попадал, и я оставила его вопрос без ответа.

— С какой целью приехала в Бишкек? — вдруг спросил второй.

Перекинув на него ошеломленный взгляд, гадала, что на самом деле они хотят. Может, думают, раз прилетела из Канады, то деньги у меня водятся. То, что они знают, откуда я, для меня непреложный факт. Сумочка у них, посадочный талон тоже. Но похитили-то они еще до того, как могли ее осмотреть…

— Чего молчишь? — вдруг заговорил третий, выведя меня из «транса».

— Что вы хотите? Денег?

Глядя на эту троицу, хотела плакать, но решила взять волю в кулак и говорить максимально твердо. Если это первичные переговоры о выкупе, надо дать понять, что я сделаю все от меня зависящее, чтобы они отпустили невредимой.

— Ты не бойся. Ничего тебе не сделаем, если вести себя будешь хорошо, — растянул губы в улыбке тот, что стоял посередине.

От отвращения я поежилась. Все трое явно из одного клуба единоборств, уж слишком у них специфичная выправка. Знаю потому, что мой сосед-ровесник начал заниматься с детства борьбой и ходил, стоял очень «характерно». Немного сутулые плечи, как будто все трое готовятся сделать бросок. Так же двигался и Тамерлан, когда ему было 15 лет. Этим конечно гораздо больше, но не суть.

— Что вы хотите? — повторила вопрос.

— Ала качуу. Ты очень понравилась нашему шефу, поэтому он захотел провести свадебный ритуал с тобой. По обычаям ты вольна решать, выйдешь ли за него замуж. Так же мы должны связаться с твоими родственницами, чтобы ты могла им сообщить.

Выслушав его монолог, я вздохнула. Раз они меня украли по старым обычаям, значит, должны действовать по правилам. А правила таковы, что я могу сказать нет, и никто не имеет права меня заставить.

— Нет! — вырвалось у меня еще до того, как я выстроила «красивый» план в голове.

Впрочем, чего медлить. У меня были пожелания по поездке, а эти трое их нарушили. Пусть отпускают, а лучше везут туда, откуда вырвали.

— Что нет? — сдвинул один из них брови.

— Нет, я не буду выходить замуж за вашего шефа. У меня есть жених, — обманула, но лучше небольшая ложь, чем явное пренебрежение традициями. — Я его очень люблю, и мы скоро поженимся.

— На-ка, — положил на журнальный столик газету. — Почитай, а мы скоро вернемся. Может, еще передумаешь, — улыбнулся, и вся троица вышла, захлопнув за собой слишком звучно дверь.

Закатив глаза, понимая, что правила хоть и предполагают «свободу невесты», только вот ее всеми правдами и неправдами всегда прессуют. Но я-то «тертый калач», мне ловить здесь нечего. «Позор», за то, что провела день или даже ночь в чужом доме, как-то переживу. И перешагну через взрослую женщину, которая вдруг удумает лечь на порог, чтобы остановить меня. Да, это страшный грех и проклятие на весь род, но мне моя свобода и жизнь важнее средневековых предрассудков.

Взяв в руки газету, которую оставил мужик, расширила от ужаса глаза. На главной полосе новость…

«Отвергнутый жених, который похитил девушку согласно ритуалу Ала каччу, находится под стражей. Убитая невеста передана родственникам для захоронения. Напомним чудовищную историю. 21 мая после того, как девушка была похищена, ей не давали связаться с родителями. К вечеру она позвонила родственникам, объяснив им, что не желает выходить за подозреваемого замуж. Разъяренный таким ее решением „жених“ нанес несколько смертельных ножевых ранений…»

Глава 3

Да… Давят морально они конечно «знатно», но… Неужели их шеф пойдет на такое? Зачем? Других «невест» нет? Впрочем, учитывая, что он, скорее всего, богат, замять ему «такое» не составит труда. Дочитав шокирующую статью в газете, убедилась, что тот случай стал достоянием общественности лишь по одной причине. Жених был беден, а вот невеста наоборот из богатых. Гуляла с подругой, а тайный воздыхатель похитил ее со своими тремя друзьями. Привез в родительский дом и там не позволял связаться с родственниками. Родители 18-летней девушки забили тревогу, подняли милицию.

Нашли их довольно быстро, но парень оказался очень обидчивым. Еще до того, как милиционеры зашли в комнату, исполосовал девушку ножом. Именно потому, что родители «невесты» оказались при связях, дело не замяли. А сколько таких случаев, когда «невеста» из бедной семьи. Остаться на ночь в доме мужчины это позор. Позор, который ложится на всю семью, даже если девушку за эти несколько часов никто не трогал. И поэтому родители сразу дают согласие, чтобы не получить такое «позорное клеймо непутевой дочери».

Хуже бывает, когда «жених» пробует давшую согласие «невесту». Он выносит простынь в «доказательство» того, что она была не невинна. Хотя многие гинекологи говорят, что у некоторых девушек просто нет того самого «доказательства» — пятен крови. Да, бывает и такое. Невзирая на то, что она действительно была невинна до того, как он ее «попробовал»… И носит эта уже опозоренная девушка клеймо. Никто ее не берет замуж, потому что даже сам «жених», укравший ее по свадебному ритуалу Ала качуу, отказался. Она ведь «нечистая»…

Но на все это мне плевать. Мне главное самой ноги унести, чтобы «жених» не решил попробовать, не взирая на мои протесты. И дело не в том, что я боюсь какого-то позора, мне дела до него нет. А вот пострадать как физически, так и морально я могу. Особенно, если женишок и его родственники будут «старой закалки». Я ведь не девственница, а это такой для подобных людей позор, что не отмыться.

Пугать они меня решили историей о том, как девушка посмела отказаться, и за что была убита. Как Земля таких людей носит? Почему их не поразила молния или их родственники не прокляты? Неужели в XXI веке подобное не искоренить? Ладно, я могу понять старые обычаи где-то высоко в горах, где это в порядке вещей, и две трети браков заключаются именно через Ала качуу. Но не в столице же! У каждого первого современный сотовый телефон. Большинство знакомятся в интернете.

Где меня мог увидеть тот самый «жених», чтобы «влюбиться» настолько, что готов жениться?! В голову не приходил никто. Разве что… Богатый, влиятельный… Может, это тот самый пассажир?! Тот, что пулей выскочил из самолета, тот, кто был моим соседом в рейсе Москва-Бишкек.

Не проще ли было заговорить со мной в рейсе, а не бросить пару фраз насчет красоты. Шансов нам узнать друг друга получше, заинтересоваться и возможно влюбиться у нас было бы гораздо больше. Чем похищение средь бела дня тремя бандитами, которые завуалированно пугают расправой в случае отказа.

Я конечно не была уверена на 100%, что «жених» это тот самый парень, но на 99% — да. От этого стало как-то спокойнее. Одно дело, когда поклонник урод, другое — красавец. Только вот такая манера тоже может говорить о его склонностях… Например, к безоговорочному патриархату, где место женщины чуть ли ни у туалета. Как в старину говорили. Хорошая жена эта та, что встает в пять утра, метет двор, готовит завтрак, занимается детьми, убирает, стирает, ублажает все прихоти мужа. А уж если у нее вдруг остаются еще силы, которые она бы могла потратить на себя, их непременно нужно тратить на мужа.

Успокоившись, я уселась ближе к журнальному столику и схватила огромную кисть винограда. Смакуя фрукты, утоляла голод.

Согласно правил «жених» должен скоро прийти и обозначить себя. А эта троица обязана меня «убеждать». По идее, здесь уже должны быть все его родственницы по женской линии, чтобы «увещевать» меня, какой он идеальный кандидат. Но их почему-то нет. Как и нет телефона, с которого я могу связаться с родителями или невесткой. То, что они «нарушают» правила Ала качуу, меня немного напрягло. Но не будут же они пытать каленым железом, чтобы я сказала «да». Не совсем же сбрендили. Это же скорее театр, цирк, показуха.

Одна моя школьная подруга так вышла замуж. Поехала в деревню к бабушке, и там ее увидел местный «олигарх». Парень красивый, богатый, по местным меркам. В его семье аж 30 лошадей! Она сначала «прифигела» с такой участи. Но там все делали «по правилам», ее никто не пугал, она действительно могла сказать «нет». Только вот почему-то сказала «да». И сейчас у них уже двое детей. Говорит, что счастлива до сих пор. Не знаю, может лукавит…

Закинув в рот очередную ягоду, смачно разжевала ее, как вдруг дверь вновь отворилась. На пороге стоял тот самый, кто бросил мне газету с угрожающей статьей.

— С тобой хочет познакомиться жених. Встань! — произнес в приказном тоне. — Чего разлеглась как корова.

— Тебе не кажется, что ты хамишь невесте? Нет? Не кажется? Ты должен вести себя прилично и учтиво! — зыркнула на него злобным взглядом.

Подскочив ко мне, словно, замахиваясь, резко остановился, пыша ноздрями.

— Встала! — оскалил зубы.

Поднявшись с дивана, растерянно смотрела на него. Кажется, я ошибалась… Так просто не смыться. Раз он позволяет себе такое поведение, меня не отпустят, пока не скажу «да». А если озвучу «жениху» «нет», то ждет меня судьба той самой несчастной девушки.

Гордо вскинув бровью, смотрела на своего похитителя. Бессовестная злоба его алчных глаз поражала. В нем нет ничего святого. Любопытно, его Апа так воспитывала? Похищенную по ритуала Ала качуу девушку нельзя оскорблять, обижать и принуждать. Завуалированно есть давление, но не такое прямое. Почему же он себе позволяет такое?!

Через несколько мгновений в комнату вошли те двое и еще один… Он и есть тот самый «жених». По правилам Ала качуу он должен предстать «во всей красе» и доказать то, почему именно он достоин быть женихом. Этот же мужчина, явно, не старался. Его лицо покрывала маска, на тело был надет халат. Понять, кто это, не представлялось возможным. Сделав еле заметный жест рукой первому «помощнику», дал ему понять, чтобы они все оставили нас наедине.

Как только дверь за ними закрылась, мне стало еще страшнее. Молчаливый, скрытый ворохом одежд мужчина выглядел устрашающе. Словно, какой-то социопат, который вдруг решил осуществить все свои потаенные желания…

Сердце стучало в груди, отражаясь эхом в висках. Ладони потели, а во рту пересыхало. Стараясь мыслить хладнокровно, попыталась понять, это тот самый «важный» пассажир или нет. Но все мои кишащие в голове вопросы сразу получили на себя ответы, как только он заговорил…

Глава 4

— Алина? — то ли спросил, то ли обратился по имени.

— Да, — хлопая ресницами, смотрела во все глаза.

Мужчина с незнакомым очень грубым голосом начал снимать с лица этот «маскарад». Передо мной стоял совершенно незнакомый мне человек. Плеяда чувств, в основном грустных и пугающих, накрыла меня. Это не он… Не тот красавец. Этот старше лет на десять. Крепче телосложением. Выглядит, как какой-то суровый «медведь». А парень с самолета скорее грациозный «тигр».

— Я назначен быть вашим женихом по доверенности. Вы согласны выйти за меня замуж?

— Что? — подумала, что он шутит.

Каким еще женихом по доверенности? Это что еще за такое понятие? Фильмов насмотрелись? В Ала качуу такого нет! А раз вы похитили по этому ритуалу, то будьте добры следовать ему. Но пока что все идет в полный разрез с традициями. Хотя и сам ритуал то еще «мракобесие». Насколько знаю, он внесен в Уголовный Кодекс, как вид преступления. Грозит такому «женишку» до 10 лет…

Это конечно всё в идеале. А вот на практике, если не путаю, всё не так радужно. Было дело, воровали моих подруг. Всего несколько из общего числа, но все же. Одна вышла замуж и «типа» счастлива. Другая отказалась, подала заявление в полицию на преследование и похищение. Но участковый ее призывы о помощи воспринял как «любовные игры». И сам стал «предлагать руку и сердце». Короче, слишком бесправны женщины, и домогательства почти в порядке вещей. Совсем забыла об этом в Канаде. Там лишь крошечный намек на секс можно транслировать в массы. А если еще и запись есть или иное доказательство, то «зачинщик игр» получит по-полной.

— Ваш жених сейчас занят, он приедет только завтра вечером, и мне нужно ваше решение. Потому что, как он приедет, то будет брать то, что принадлежит ему по праву.

— Что будет брать? — прищурила глаза.

— Кыздын, — скривил губы в усмешке.

Глядя на него, не дышала. Он, похоже, серьезно.

— Я не могу выйти за вашего хозяина, — сделала акцент на последнем слове, чтобы, наверное, уколоть побольнее. — У меня уже есть жених, и я его люблю! — развела руками.

Не стала акцентировать на том, что по правилам жених сам должен представиться и «показать себя во всей красе». Может, оно и лучше, что я его еще не видела. Кто знает, вполне возможно, там такое ЧСВ, что мама не горюй. И если, увидев его, я побегу от ужаса к двери, ему ой как стыдно будет перед своими людьми.

— Неправильный ответ. Хорошо, у вас еще есть время подумать. А пока вот, возьмите, — аккуратно передал мне в руки еще одну газету.

Его «деликатность» в сравнении с теми тремя аборигенами меня почему-то напугала еще больше, чем их бешенство. А вот газеткой он, видно, решил меня «совсем добить». Поди, еще одна статья об искалеченной женской судьбе. Какой-то слишком рьяный жених решил вдруг, что ему все можно. Совершенно незнакомая ему девушка та запала в душу, что он решился на преступление. Но сейчас меня это уже не напугает. Знаю, что от них ожидать.

Но мне иного не остается, как держать свою линию до конца. Чуть «расслаблюсь», начну «елозить на стуле», сразу «винтики-то прикрутят сильнее», чтобы сказала «заветное да». И что вообще за бред! Сразу уж вели бы к свекрови, чтобы сережки надела, а потом и платок. Кто спрашивать-то будет, хочу, не хочу. Никого это не волнует, раз на похищение пошли.

Дядька пошел на выход, а потом глянул на меня, видно, злясь, что я не ринулась к газете, чтобы «полицезреть», чем же он решил меня напугать.

— Посмотрите статью на главной странице. Там про вашего жениха, — улыбнулся и, хлопнув дверью, вышел.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.