электронная
90
печатная A5
405
18+
Существа и сущности

Бесплатный фрагмент - Существа и сущности

Объем:
302 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-6420-8
электронная
от 90
печатная A5
от 405

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Русалка

Русалка — древняя ундина, совершенно случайно дожившая до наших дней. Очнувшись от вечного сна, она обнаруживает, что магия, питающая её силы, исчезла из нашего современного техногенного мира…

И очнулась она ото сна…

Русалка проснулась. Её пышные зелёные волосы за сотни лет беспробудного сна невероятно отрасли и заполнили собой все лесное озеро. Рыбий хвост покрылся тиной, ракушками и мелкими водными паразитами. Русалка с трудом стряхнула с себя иловые заносы и всплыла на поверхность.

«Интересно, — подумалось ей, — куда девался мой магический щит?»

Собственно она и проснулась из-за того, что почувствовала, как её постепенно засасывает ил. Щит же ограждал от внешних воздействий и служил своего рода коконом, в котором русалка и почивала вот уже… вот незадача: её магические часы не работали.

Русалка с трудом держалась на поверхности. Отросшие многометровые волосы тянули вниз. Ногти она успела отгрызть ещё при всплытии. Русалка с любопытством осмотрелась. Это было совершенно не то место, где она впала в спячку. Вместо гор, среди которых располагался её водоём, была лесистая равнина. Деревья неизвестной ей породы и… стоп! Она совершенно не ощущала вокруг магической энергии.

Русалка попробовала произнести простенькое заклинание и с ужасом обнаружила, что оно не работает. Магические силы больше не заполняли окружающее пространство. Русалка горько заплакала. Без магии она была обычной рыбой! Или человеком? В общем существом, ставшим смертным… в физическом плане.

***

Меня зовут Левчик. Мне восемнадцать лет от роду. Я живу в Волгограде и активно «кошу» от армии. Вот и сейчас, едва завидев мелькнувшие за окном фуражки, я бросился наутёк… прочь из квартиры.

Путь мой лежал на дачу, до которой я добрался ближайшей электричкой. Собственно дачей это сооружение было назвать трудно. Но зато бабкина покосившаяся избушка была в такой глухомани, что никакой военком до неё не доберётся

Зачем я бегаю от неизбежного — я и сам не знаю. Может из вредности характера, а может из спортивного интереса. В то прекрасное летнее утро я решил скрасить часы своего добровольного затворничества походом на рыбалку.

Озеро было недалеко от моего временного жилища, и я достиг его минут за десять. Расположившись на берегу, я закинул удочку и приготовился к приятному времяпрепровождению. Но отдохнуть мне была не судьба.

— Молодой человек! — донёсся из камышей нежный девичий голос.

Я вздрогнул от неожиданности, выронив удочку. Медленно повернув голову на зов, я застыл с отвисшей челюстью. Из камышей на меня смотрело прекрасное женское лицо со странными жёлтыми зрачками и ядовито-зелёного цвета волосами. Девушка была по пояс в воде. Её обнажённая грудь вызывающе нацелилась в мою сторону двумя белыми бугорками.

— Молодой человек, — повторило чудесное создание, — не могли бы вы мне помочь?

— Я… э-э-э… мм… м-могу, — наконец выдавила моя гортань нечто членораздельное. — Чем… могу?

— Нет ли у вас какого-либо острого предмета? — спросила девушка, и грудь её колыхнулись в такт словам.

— Да, пожалуйста, — я оправился от шока и полез в карман, доставая острый перочинный нож. — Возьмите…

Я протянул ей его, но девушка не сделала никаких попыток, чтобы приблизится к берегу. Пришлось мне закатывать штаны и по колено в воде брести к неожиданной гостье.

— Возьмите, — повторил я, разглядывая удивительную незнакомку. Она была красива… очень красива. Таких совершенных черт лица я не видал ни в одном глянцевом журнале, ни в одной телепередаче… вообще нигде.

Девушка взяла нож и принялась резать свои чудесные зелёные волосы на уровне пояса. Тяжёлые локоны медленно уходили под воду. Наконец последняя прядь была отрезана и девушка с облегчением вздохнула. Я с большим удивлением следил за её манипуляциями.

— Надоели… слишком длинные, — пояснила она, заметив моё замешательство. — Теперь хоть поплаваю свободно.

И тут моя челюсть отвисла во второй раз и уже надолго. Девушка чуть больше высунулась из воды и весело взмахнула… рыбьим хвостом!

***

Парень, пришедший на берег, был очень молод даже для человеческого вида. Одежда на нем была странная и непохожая на ту, что носили люди во времена её последнего бодрствования.

«Как же тяжелы стали волосы, — поморщилась русалка, следя за манипуляциями юного рыболова. — Надо бы их обрезать».

И неожиданно для себя окликнула его:

— Молодой человек!

Изумление, отразившееся на лице паренька, было понятным. Не каждый раз к тебе из озера выныривает прелестная… Кто? Рыба? Человек? Настроение у русалки вновь упало.

«Куда же всё-таки девалась магическая энергия в этом мире?»

Поначалу проснувшись, она сильно испугалась, не почувствовав ничего. Но потом, прислушавшись, уловила слабый отголосок былой магической мощи. Для полноценного колдовства этого, конечно, не хватало, но для мелких магических заклинаний вполне было достаточно.

Обрезав волосы, взятым у парнишки ножом, русалка окунулась несколько раз, наслаждаясь лёгкостью и свободой появившейся в её теле после избавления от тяжёлых пут собственных волос. Потом вновь подплыла к замеревшему с открытым ртом человеку.

«Да, в моё время люди так не реагировали на появление магического народа. Надо бы расспросить подробней об изменениях, произошедших в мире за… Сколько лет? Сто? Тысячу?»

Её магические внутренние часы молчали, исчезнув, так же как и защитный кокон.

***

«Господи! Кто это? — я поражённо смотрел на плескавшуюся в озере полурыбу-получеловека. — Неужели русалка?! Настоящая!»

То, что это не розыгрыш было ясно. Слишком уж естественен рыбий хвост и движения удивительного существа.

«Вот! Она опять плывёт сюда! Что он там читал в детстве про русалок? Они топят людей, утягивая на дно…»

Как будто бы разом сбросив оцепенение, я выпрыгнул на берег и, запутавшись в раскиданных рыболовных принадлежностях, со всего маху грохнулся на землю, угодив головой в котелок.

Сзади раздался звонкий девичий смех, как будто бы зазвенел серебряный колокольчик, до того он был мелодичным.

— Осторожней юноша, нельзя так быстро выпрыгивать из воды, — отсмеявшись, произнесла русалка.

А то, что это была именно русалка, не вызывало больше у меня никаких сомнений.

— Чего ты так испугался? — продолжала веселиться она. — Неужели моего чудесного хвоста? Так он лишь чуть больше чем, например, у этого карпа… — и она неожиданно достала из воды здоровенную рыбину — килограмма на три.

— Ведь ты не боишься этой рыбки? Верно? На… лови! — русалка швырнула карпа прямо к моим ногам.

Рыба забилась о землю, хватая ртом воздух и раздувая жабры.

— Так-то рыба, — ответил я, не много успокоившись и сталкивая ногой карпа обратно в воду. — А то…

— Ну-ну и кто же? — подбодрила насмешница меня.

— Вы… вы… русалка?! — полувопросительно-полуутвердительно выдохнул я. — И… и… вас не бывает!

— Вот как? — вновь расхохоталась русалка, заливая эхом лес. — Так чего же ты тогда боишься, коли меня нет?

— И вовсе я ничего не боюсь, — рассердился я, глядя прямо в жёлтые зрачки озёрной дивы.

— Ну, так подойди сюда, присядь на бережок… поговорить надо, — посерьёзнев, пригласила русалка и первой выпрыгнула из воды.

Неожиданно её чешуйчатый хвост, прикоснувшись к земле, превратился в роскошную зелёную юбку, из-под которой выглядывали обычные человеческие ноги. И лишь грудь оставалась по-прежнему обнажённой

— А как ты хотел? — заметив мой поражённый взгляд, улыбнулась русалка. — Мы существа магические и многое… многое можем в отличие от вас — людей.

На самом деле она с большим трудом собрала остатки магической энергии, что плескалась еле слышным фоном в эфире Земли, чтобы сотворить это, по сути своей, простое заклинание.

Но тогда я этого не знал и принял её слова за чистую монету. Решив, что бежать и дёргаться бесполезно (все равно ведь достанет каким-нибудь заклинанием) я осторожно присел рядом с ней.

— Как тебя зовут человек? — она посмотрела прямо в глаза, и мне показалось, что её жёлтые зрачки пронзили меня насквозь; проникли вглубь мозга, выворачивая память наизнанку.

Я тряхнул головой.

— Ты все равно уже наверно знаешь, — буркнул я, хмуро уставившись на гладь лесного озера.

— Да Левчик, знаю, — не стала отрицать русалка, — я всё теперь знаю, — грустно произнесла она, опустив голову на грудь.

— Ты меня не будешь топить? — невольно вырвался из моего рта давно мучающий меня вопрос.

— Топить? — русалка вскинула голову, непонимающе смотря на меня. — А-а-а, — вдруг дошло до неё, и она невесело рассмеялось, — ваши предания сохранили нелестную и запутанную информацию о нас. Хорошо, постараюсь тебе объяснить.

Она немного помолчала, собираясь с мыслями, и продолжила:

— Да будет тебе известно, что магических существ такое же великое разнообразие, как и вас людей, включая животный мир. По крайней мере, так было до того, как я… заснула. Мы также подразделяемся: на расы и виды, на разумных и неразумных.

Те, кто нападал на людей в озёрах и болотах относятся ко второму виду — неразумных. Они похожи на нас русалок так же, как обезьяны похожи на вас — людей. Я понятно объяснила?

Тоном строгой учительницы закончила монолог дива. Я, кивнув головой, выпалил скороговоркой:

— А лешие, водяные, кикиморы, тролли, эльфы, гоблины, гномы, феи, ведьмы… тоже есть?

— Эк тебя разобрало, — рассмеялась русалка, — скажем так, все эти названия относятся к фольклорным и придуманы людьми. Мы себя считаем — Иными… и названия наших видов для человеческого уха просто неприемлемы. Даже я, по большому счету, не русалка, а — йейоньсукюрусей, — гортанно произнесла она, запрокинув голову назад. — Так называется моя раса. Но мы привыкли к людским названиям разных народов. Я и русалка, и ундина, и сирена в одном лице.

Те, кого люди называют: ангелами, феями, эльфами — крылатый народ — раса владеющая левитацией. Все же остальные, названые тобой — неразумный вид магических существ… кроме ведьм, конечно. Это уж чисто человеческое приобретение. Маги, колдуны, ведьмы — так звали людей, которые тоже чувствовали магическую энергию и даже могли пользоваться малой её частью.

Но это было давно. Так давно, что все превратилось в сказку. За многие тысячелетия магическое поле Земли настолько ослабло, что я почти его не чувствую… как же долго я спала…

Одинокая слезинка скользнула по мраморной щеке русалки. Меня вдруг обуяла такая острая жалость к этому очаровательному существу, что захотелось обнять её и утешить. Я даже потянулся к ней, распахнув объятья, но она ловко увернулась от моих рук, отодвинувшись в сторону.

— Ой, Левчик, берегись, — лукаво улыбнулась русалка, — утонешь в русалочьем омуте… в переносном смысле конечно, — поспешила добавить она, заметив мой недоуменный взгляд, и пояснила:

— Мы русалки обладаем особым магнетизмом, и даже сами того, не желая, привлекаем к себе… других существ. В том числе и людей. Причём как мужчин, так и женщин. У разных видов это влечение проявляется по-разному. Например, некоторые магические существа просто спят и видят, как бы поймать русалку и высосать у неё всю магическую энергию.

Существа бессознательные — мечтают полакомиться физической плотью. Вас же, людей, влечёт сексуальное желание. Но дело в том, что тот, кто хоть раз познает любовь русалки, навсегда изменяется. Он или она никогда уже не смогут жить нормальной жизнью: любить человека своего вида, иметь семью. Они тоскуют, чахнут и, в конце концов, умирают от безысходности. Наша любовь опасна для вас.

Если по-научному, то выделяемые нами флюиды попадают в состав головного мозга… «отдел» отвечающий за сексуальное влечение и отравляют его. Проще говоря, объектом вашего сексуального внимания будут только русалки. К остальным людям вы будете относиться… как к тем же самым обезьянам. Ты же не хочешь в жены человеческую обезьянку? Правда?

— Нет, не хочу, — ответил я, тяжело вздохнув.

Меня и вправду с неимоверной силой тянуло к ней. Особенно сейчас, когда она выглядела обычной девушкой необыкновенной красоты. Я еле сдерживал себя, чтобы не набросится на русалку со страстными поцелуями.

Она заметила моё состояние и встала на ноги.

— Ладно, охладись страдалец, — и высоко подпрыгнув, сиганула в воду.

Словно в замедленной съёмке я видел, как подол её юбки оборачивается вокруг ног, превращаясь в чешуйчатый рыбий хвост.

Волна холодных брызг, окатившая меня с головой, действительно остудила моё воспалённое сознание. Я стоял, тряся мокрыми волосами, словно нашкодивший пёс, в сердцах облитый хозяйкой, водой из тазика.

— Что это было? — спросил я, чтобы не молчать.

— Это, дорогой мой Левчик, ты чуть не влюбился в русалку, — рассмеялось прелестное создание, делая сальто словно дельфин.

— А если не «чуть»? — тихо спросил я.

— Тогда ты пропал, — серьёзно сказала русалка. — Но, не дрейф Левчик, — тут же подмигнула она, — иди домой, трижды умойся ключевой водой, приговаривая: «отведи напасть — русалочью страсть»… да и спать ложись. К утру всю любовную хандру как рукой снимет. Давай парень… иди… пока ещё хуже не стало, а мне нужно своими делами заниматься.

Русалка махнула на прощанье рукой и скрылась под водой. Я поплёлся домой даже не подумав собрать свои рыбацкие причиндалы. Все мои мысли занимал чудесный образ русалки, а в ушах все ещё звучал её нежный голосок.

Я лёг в постель, но уснуть не мог ни в какую. Больше часа ворочаясь с боку на бок, я все думал о ней. Наконец не выдержав схватил фонарь и бросился к роднику, который находился примерно в километре от дома. Я трижды окунул пылающее лицо в ледяную воду, приговаривая слова которым научила меня русалка.

Господи! Как хорошо! И вправду легче стало. Вернувшись в дом, я снова лёг и через пять минут уже спал сном младенца. Правда снилась мне все та же прекрасная русалка.

***

«Какой милый юноша…» — думала русалка, провожая Левчика затуманенным взглядом из-под воды.

В былое время она, не задумываясь, закрутила бы с ним любовную интрижку, нисколечко не заботясь о том, что будет с ним, когда она наиграется. Всё, что рассказала она парню было чистой правдой. После русалочьей любви, человеку совершенно становилась неинтересна любовь земная. Люди, изведавшие объятия русалки и брошенные ею, становились замкнутыми, нелюдимыми, впадали в глубокую депрессию и действительно очень часто просто умирали от тоски.

Но сейчас, когда в мире исчезла магия, было не до любовных шалостей. Русалка усиленно сканировала пространство, пытаясь разыскать наиболее сильные очаги магической энергии. Но повсюду стоял ровный, но очень слабенький магический фон, которого едва хватало, чтобы производить подпитку её жизненных сил. Но, чтобы зарядиться полностью — об этом не могло быть и речи.

Нет, ей просто жизненно необходимо отыскать мощный магический источник. Иначе она долго не протянет и ей придётся выбрать одну из двух ипостасей: либо навсегда остаться человеком с его, увы, не слишком уж долгой жизнью, либо превратится в одну из тех неразумных тварей, что так боятся люди, ошибочно называя их «русалками».

Им скорее подходит другое людское название — «кикимора болотная». Внешне она чем-то напоминала человеческую фигуру, но была вся покрыта слизкой чешуйчатой кожей: от кончика змеиного хвоста до самой маковки. С выпученными жабьими глазами и бесформенным, опять же жабьим, ртом, кикимора имела мелкие острые зубы способные рвать плоть не хуже рыбы пираньи.

«Брр! — русалку передёрнуло — Нет уж… в крайнем случае, предпочту остаться человеком с короткой жизнью, чем буду этим болотным ужасом лесную живность пугать».

Дело в том, что их раса имела несколько ипостасей. При хорошей магической подпитке они свободно перекидывались в то или иное обличие.

Например, сама русалка могла быть человеком, а могла превратиться в рыбу. Но она предпочитала иметь промежуточный облик, то есть быть русалкой. Ещё существовали люди-птицы и люди-звери. Человечество называло их «оборотнями». Но когда энергии не хватало и магическое поле истончалось, их организмы начинали как бы «схлопываться» превращаясь в жутких тварей. Они были способны довольствоваться крохами магической энергии и жить очень долго, но не имели и крупицы разума — лишь беспощадную злобу и кровожадность.

Собственно русалка и впала в анабиоз, используя энергетический кокон, чтобы пережить очередной спад магии. Кокону хватало для подпитки и малой её доли. Но в этот раз магия исчезла почти полностью, и кокон рассыпался, разбудив хозяйку.

Всю ночь русалка пыталась определить какие-нибудь источники силы, но тщетно. Она лишь израсходовала весь её запас с таким трудом накопленный за день.

Русалка обессилено распласталась на водной глади, пытаясь хоть как-то восполнить энергетические потери. Но выходило плохо. Она с трудом вытягивала тончайшую ниточку силы из еле ощутимого магического поля Земли.

«Мне нужна мощная подпитка. Того, что я собрала сейчас, едва ли хватит на неделю. Но где найти источник? Не поверю, чтобы на планете не осталось запасов магии. Нужно искать».

— Привет! — донеслось до неё с берега.

Русалка повернула голову. Там стоял её вчерашний знакомец Левчик. Она и не заметила, что наступило не только утро, но и миновал полдень.

— Привет, — ответила русалка, подплывая ближе.

«Вот кто поможет мне в поисках, — мелькнула у неё мысль. — И плевать на его нерастраченную сексуальную энергию и возможность умереть от тоски. Иначе в следующий раз он обнаружит здесь чудовище, которое полезет к нему отнюдь не за поцелуями. И потом… я не собираюсь бросать его так быстро и возможно дам ему умереть в счастливой старости».

Так думала русалка, подплывая к растрёпанному парню.

— Знаешь, — сказал Левчик, — мне твой совет действительно быстро помог.

— Вот видишь, — русалка выбросилась на берег. Её чешуйчатый хвост рассыпался складками зелёной юбки. — Значит, мы с тобой друзья, раз помогаем друг другу.

— Но… — поперхнулся Левчик, — я-то тебе, чем помог?

— Пока ни чем. А хочешь мне помочь?

— Я? Конечно!

— Ну, вот и договорились, — русалка ласково потрепала его по плечу.

От прикосновения нежной ручки тело Левчика пробила крупная дрожь.

— А че делать то надо? — хрипло спросил он, засунув руки глубоко в карманы, чтобы не так было видно оттопырившуюся ширинку брюк.

— Понимаешь, — русалка, словно не замечала его возбуждённого состояния, — мне нужно питаться…

— Так пойдём ко мне, — перебил её Левчик, — у меня пельмени есть!

— Пельмени — это конечно хорошо и мы обязательно их попробуем, но мне нужно питание иного рода.

— А-а-а… — догадливо кивнул головой Левчик, — впитать энергию из астрала? Что-то такое я читал.

— Ну да, — снова улыбнулась русалка, — что-то типа того. Но необходимого количества этой энергии здесь нет и нам нужно поискать источник. Ты поможешь мне в этом?

Русалка кокетливо запорхала зелёными ресницами, состроив столь умильную рожицу, что губы Левчика самопроизвольно растянулись в глуповатой улыбке, а сердце вновь участило своё биение.

— Ну, конечно! Не вопрос! — воскликнул паренёк — А где мы будем его искать?

— Везде, — пожала плечами русалка, заходя в дом Левчика.

«Странно, — подумал он, — а я и не заметил, как мы домой шли. Вроде ведь только что на берегу стояли!»

— Эй, где ты там? — вывел его из задумчивого состояния голос русалки, и Левчик поспешил следом.

***

«Она была прекрасна! Я никак не мог налюбоваться её изумительной красоты лицом. Волны густых зелёных волос обрамляли его словно шаль, ниспадая изумрудным переливом до самого пола. Кожа без малейшего прыщика отливала мраморной белизной и едва не светилась каким-то ярким внутренним светом. Правильные черты лица, глубокие чуть раскосые глаза с жёлтыми зрачками — всё сводило к идеалу женской красоты.

Я смотрел, как она уплетает за обе щеки недоваренные пельмени и слушал музыку её голоса, который нахваливал пищу нашего времени. Как она сказала: сейчас она была в человеческой ипостаси и человеческая еда ей так же необходима, как и мне. Боже! Как же она красива! Я влюблён!»

***

«Бедный юноша! Сидит и смотрит на меня таким влюблённым взглядом, что плакать хочется. Он не понимает, что попал под чары не человека. И что рано или поздно он начнёт сохнуть. В прямом и переносном смысле. Сначала высохнет и состарится его душа, потом тело.

Но что я могу сделать? Мне просто необходима помощь человека в этом отрезке времени. Не его, так другого. Единственное, что можно сделать — это ответить взаимностью и тогда процесс усыхания замедлится. И даже пройдёт почти незамеченным для него самого.

Но в человеческой ипостаси я могу зачать дитя. А плод от человека и русалки непредсказуем. Он с одинаковым успехом может стать как человеком с необычными способностями, так и чудовищем способным перебить половину рода людского.

Вот такая образовалась дилемма. Что ж, я просто обязана поддерживать жизнь в этом юноше и совокупления не избежать. Но торопиться не буду. Пока кризиса нет, и процесс усыхания ещё не начался. Он сразу станет, заметен, когда парень полезет на стенку от неразделённой любви».

***

— Как ты хочешь, чтобы я тебе помог? — спросил Левчик, когда русалка, наевшись, откинулась на спинку стула.

— Мне нужно поездить по миру и найти самый большой очаг магии.

— А где он может находиться этот очаг?

— Скорее всего, там, где у вас происходят необычные вещи, странные феномены, в общем, все то, что не вписывается в стандартную жизнь.

— О! Я знаю, куда ехать! — подскочил на месте Левчик. — У нас это называется — аномальные зоны и раскиданы они по всей стране.

— Правда? — оживилась русалка. — Расскажи мне о них подробней.

— А разве ты не прочла об этом в моей голове в прошлый раз?

— Нет, — помотала она головой, — я считала только самую необходимую информацию об этом отрезке времени. Да и копаться в великой неразберихе человеческого мозга довольно утомительное занятие… так что давай, рассказывай. Только я с твоего позволения прилягу. Прямохождение мне пока даётся с трудом.

Русалка встала из-за стола и легла на кровать, аккуратно прикрыв обнажённую грудь густыми волосами, дабы не смущать юношу женскими прелестями.

— Ну, в общем, я мало, что об этом знаю. Так, в общих чертах… — замялся паренёк, не сводя глаз с того места, где под пышной копной зелени скрылись идеальной формы грудки русалки.

— Есть такие места, где действительно происходят необычные вещи. Появляются огненные шары различного размера и формы. Некоторые уфологи называют их плазмоидами — разумной неорганической жизнью. Или летающие тарелки инопланетян начинают кружить в таких местах. Люди там пропадают навсегда. Некоторые, зайдя в зону, оказываются совершенно в другом месте за много-много километров. Да много чего там странного происходит, так сразу и не вспомнишь.

— И не надо, — задумчиво сказала русалка. — Это действительно похоже на очаги магической силы. Где находится ближайший?

— Думаю в Сибири… в районе так называемых «Пяти озёр».

— Отлично! Завтра мы туда отправимся… ты не против?

Левчик отчаянно замотал головой давая понять, что в полном восторге от её предложения.

— Хорошо… тогда давай спать. Ты найдёшь, где себе постелить?

Лицо парня сразу как-то осунулось.

— А нельзя мне… — робко начал он.

— Лечь со мной? — ласково улыбнулась русалка. — Нет дорогой, нельзя… пока нельзя.

Тяжело вздохнув, Левчик направился в соседнюю комнату всем своим видом давая понять, как он несчастен.

***

«Рано ещё, — думала русалка, провожая его взглядом. — Пульс участён, но не слишком сильно. Сердце работает в обычном режиме, кровь в норме, отмирание и восстановление клеток тоже. Нет… пока рано. Мне ещё нужна его независимость. После первого же совокупления его личность полностью подчинится мне. И не просто подчинится, а всецело растворится во мне. Единственным его желанием останется — угодить мне. Это даже рабством назвать трудно. Этому вообще нет названия».

***

«Господи! Она прогнала меня! Как я несчастен! Может, я ей противен? Нет-нет! Иначе она не стала бы со мной возиться и нашла бы кого-нибудь другого в помощники. Стоп! Она сказала: „пока“… пока нельзя! Может, у русалок тоже бывают критические дни как у обычных женщин? Да… наверное, это так».

Успокоенный такими позитивными мыслями я мгновенно уснул. Разбудил нас громкий стук в дверь. Я удивлённо прислушался. Сюда никто не мог прийти… до деревни далеко… если только…

— Откройте милиция! — раздался зычный голос.

«Если только это не милиция, — докончил я свою мысль. — Всё… приехали».

Я с участью приговорённого пошёл открывать дверь.

За ней оказались двое мужчин в таких до боли знакомых фуражках. На плече одного висел короткоствольный автомат.

— Лапин Лев Григорьевич? — полуутвердительно спросил ближайший милиционер с пышными будёновскими усами.

Я кивнул головой, лихорадочно соображая, что предпринять, но на ум приходило лишь одно — бежать.

— Что же вы молодой человек уклоняетесь от священного воинского долга? Нехорошо. Давайте-ка собирайтесь… нас ждёт военкомат.

Усач поднял руку, указывая в сторону милицейской семёрки, да так и застыл с ней, уставившись на дверь комнаты, откуда вышла русалка.

Надо полагать, застыть было от чего. Его взору предстала высокая красавица с роскошными зелёными волосами, подметающими пол, такой же зелёной юбкой переливавшейся всеми оттенками изумруда, абсолютно обнажённой грудью, которой бы позавидовали все топ-модели мира и пронзительными жёлтыми глазами… глазами тигра с вертикальными зрачками.

— Что здесь происходит? — сладко пропел её необычайно мелодичный голос.

— Я это… мы… вот… тут… — зашевелил растерянно усами милиционер. — Уклонистов мы ловим… вот… — наконец-то связно смог выговорить представитель закона.

— А где же вы тут видите уклонистов? — русалка приподняла бровь.

— Так… это… вот он… — будёновец в фуражке ткнул пальцем в мою сторону.

— О, уважаемый, вы ошиблись, — рассмеялась русалка и, понизив голос почти до шёпота, сказала: — Это не он!

— Это не он, — повторил за ней милиционер и, козырнув, вышел за дверь.

— Это не он, — ещё раз послышалось снаружи видимо в ответ на вопрос напарника.

— Как ты это сделала? — присвистнул я, с восторгом взирая на неё.

— Ничего особенного, — махнула рукой русалка, — всего лишь сказала правду… ведь ты же не он?

— Я не он, — послушно повторил я. — Тьфу ты… да это же просто гипноз! Ты его загипнотизировала! — догадался я.

— Считай, как хочешь, — снова рассмеялась русалка, потрепав меня по голове.

Я чуть не задохнулся от счастья, когда её мягкая хладная ладонь прикоснулась к волосам.

— Кстати… их повозка поможет нам добраться до места… пошли.

— Стой! — я остановил её за руку. — Ты не можешь идти в таком виде.

— В каком? — не поняла она.

— С обнажённой грудью, — резко выпалил я. — У нас так непринято.

— О, не беспокойся на счёт этого… сейчас всё исправим, — русалка тряхнула головой, и часть её волос непостижимым образом оплела верх туловища, превратившись в своеобразный зелёный топик.

Я с сожалением вздохнул: всё-таки любоваться её голой грудью было истинным блаженством.

— Теперь порядок? Идём.

И мы вышли во двор. Милицейская «семёрка» все ещё стояла, припаркованная к полуразрушенной изгороди. Напарник усатого «будёновца» тряс его за плечо, что-то испуганно говоря ему.

Мы подошли ближе и до нас донеслись их голоса:

— Петрович! — чуть ли не орал молодой милиционер, тряся его погон. — Что с тобой? Очнись!

— Это не он, — ответил усач осоловело глядя перед собой.

— Да я понял… понял Петрович… поехали, давай!

— Это не он, — снова сказал Петрович и стукнулся головой о руль.

— Кажется, немного переборщила, — пробормотала русалка и щёлкнула пальцами.

Взгляд усача прояснился, он поправил фуражку и сердито посмотрел на коллегу.

— Ну чего ты орёшь? Сейчас поедем.

— Эй, мальчики! — окликнула их русалка. — А нам нужно в Сибирь.

— В Сибирь, так в Сибирь, — в голос сказали оба милиционера. — Садитесь, довезём с ветерком.

— Ну, ты даёшь! — восхитился я, усаживаясь рядом с ней на заднее сиденье.

— А то… — хохотнула русалка и добавила уже милиционерам. — Цель — «Пять озёр».

— Есть! — хором ответили бравые служители закона, и «семёрка» рванула с места.

В поисках магии

«Странные эти двое стражников, — думала русалка. — Хватило лишь одного небольшого усилия, чтобы они начали слушаться меня беспрекословно. Вероятно, мозг этих двух устроен так, что даже слабенькое гипнотическое внушение, способно превратить их в безвольных марионеток.

Ну да бог с ними. Меня больше беспокоит мой спутник. Сердцебиение усилилось, пульс как бешеный, клетки начали отмирать быстрее, новых — наоборот — появляется меньше. Кажется, скоро нужно будет принимать экстренные меры. Мы уже двое суток в пути и постоянно находимся в непосредственном соприкосновении. Это для парня настоящая пытка. А вот и первая морщинка на лбу.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 405