электронная
120
печатная A5
328
16+
Супершоу

Бесплатный фрагмент - Супершоу

Хроника отдела "убойного" юмора

Объем:
76 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0053-6838-6
электронная
от 120
печатная A5
от 328

Предисловие

Show must go on!

Меня несколько раз спрашивали: «А когда у вас родилась идея написать эту повесть?». А ещё: «А почему именно о талант-шоу?». Я покопался в своей памяти и попытаюсь на эти вопросы ответить.

В 2006-м году я был одним из авторов проекта «Танцы со звездами». На первый взгляд звучит странно, не правда ли? Где юмор, а где танцы. Но всё просто: авторы «Студии Квартал-95» по заказу телеканала «1+1» писали тексты ведущим шоу. А также участникам, чтобы те остроумно (или хотя бы весело) отвечали на вопросы ведущих.

Это была первая адаптация британского формата в Украине. Приезжал ревизор из Лондона, дабы лично следить за неукоснительным исполнением «библии» программы. Так называют подробную инструкцию к шоу, где выписана каждая мелочь.

О «мелочах». Мы долго не могли сочинить первую фразу программы. «Танцы» снимались в одном из павильонов киностудии имени А. Довженко. Но прямо говорить о месте съемок было не очень круто. В тяжёлые девяностые годы киностудия потеряла ореол таланта и качества. Поэтому один из моих коллег придумал фразу: «Добрый вечер! Мы ведём наш репортаж из самого центра Киева».

— Гениально! — воскликнул англичанин. — Это именно то, что нужно. «Самый центр Киева» — лучше не скажешь.

Ажиотаж вокруг шоу был огромный. Рейтинги зашкаливали. Страна разделилась на два лагеря. У первого в фаворитах была пара Наталья Могилевская — Влад Яма. Вторые яростно болели за Владимира Зеленского — Алену Шоптенко. Могилевская, наверное, танцевала чуть лучше. Но танцы Зеленского были оригинальнее. Их сюжеты придумывал Володя (сейчас уже Владимир Александрович) с друзьями. А народная любовь предопределила уверенную победу будущего президента по результатам СМС-голосования. Эх, хорошее было время! Ну, когда люди спорили, кто победит в шоу, а не на выборах!

Я вкратце рассказал вам о событиях, благодаря которым появилось «Супершоу». Но сама повесть, конечно же, не о танцах. Для того и существует авторская фантазия, чтобы «раскрасить» реальность, сделав её более контрастной, драматичной и непредсказуемой.

Приятного чтения!

Глава 1

В первый понедельник месяца в 10.00 элиту проекта «Супершоу» собрал Шеф.

— Друзья! — сказал он торжественно, — последний рейтинг у нашей программы просто потрясающий. На 25 процентов выше, чем у основных конкурентов. Да мы не просто выиграли прайм-тайм, мы их всех трахнули!

В небольшом конференц-зале собрался достаточно узкий круг «приближенных к телу» — человек 30 сценаристов, редакторов, режиссеров, продюсеров и прочей пузатой мелочи. Естественно, все радостно аплодировали. Некоторые даже стоя.

Шеф редко употреблял словечки вроде «трахнули» — это подрывало имидж руководителя-интеллигента. Но, видимо, в этот раз был особый случай. Наклевывался мощный спонсор, следовательно, хороший рейтинг «Супершоу» предвещал хорошие деньги. Правда, это касалось нескольких неизвестных широким массам учредителей и самого Шефа. Но по традиции порадовались все. Верность фирме нужно было демонстрировать. Хотя бы из чувства самосохранения.

Начальник отдела Юмора Саша Кравченко слушал Шефа не особо внимательно. Его голова была занята сложными математическими подсчетами: «Мой отдел пишет примерно 30 шуток в день, умножаем на количество дней в году, то есть на 360, потом на пять лет, что я тут работаю… Получается где-то 50 тысяч шуток! Ни фига себе! А это означает… А это означает: пять лет коту под хвост!»

Несмотря на ироничное отношение к сотрудникам других отделов, Саша подобные собрания любил. Можно было хоть ненадолго вырваться из надоевшего кабинета, посмотреть на людей, а потом с большим удовольствием обсуждать с подчиненными, как эти люди пресмыкались перед руководством.

«Супершоу» — Лучшая Программа Страны шла на Лучшем Канале Страны уже 10 лет, по средам и субботам, не менее трех часов в эфире, и представляла собой непрекращающееся соревнование «звезд». Чего только звезды не делали: пели и танцевали, дрались и худели, плавали и ныряли, дрессировали зверей и гипнотизировали людей, показывали фокусы, штурмовали горные вершины, прыгали с парашютом… Короче, у ребят из Отдела придумывания новых конкурсов постоянно болела голова.

— …Старались все, — сказал Шеф, — все молодцы, но особенно выделю наш боевой Отдел юмора.

Шеф посмотрел на Сашу.

«Ну, зачем?! Теперь другие отделы неделю с нами здороваться не будут!» — тоскливо подумал Александр, но все же попытался изобразить на лице улыбку. Получилось не очень.

Шеф пристально смотрел на подчиненных четырьмя глазами: то есть через очки, и одновременно поверх них. Все знали, что он может запомнить реакцию каждого, находящегося в зале. Также было известно, что слишком лояльных, или проще говоря, лижущих зад, Шеф не любит. Но терпит. Такие цементируют коллектив. Шеф в этом был убежден.

Сам Шеф стоял у истоков «Супершоу», когда оно делало первые шаги. Несколько лет он был рядовым журналистом, потом по очереди дослуживался до начальника отдела, шеф-редактора, главного продюсера и, наконец, до Шефа, то есть человека, который может уже не работать, а только давать общие указания.

Говорили, что у Шефа в каждом кабинете имеются глаза и уши, и даже агенты влияния. Но большинство коллектива своего начальника любило, ведь когда ему было нужно, Шеф мог быть чертовски своим парнем.

— Но не надо расслабляться! — продолжал Шеф. — Ведь когда-то мы всех опережали на 40 и даже на 50 процентов. Так что подумайте: может, что-то было сделано не так, что-то вы упустили, где-то недоработали. Помните: конкуренты дышат нам в спину, от нас только и ждут, чтобы мы оступились. Но мы не можем себе этого позволить! И главное: не верьте разным паническим слухам и тем, кто их распускает. Вы прекрасно понимаете, о чем я говорю. Ну все, за работу!

Глава 2

Не успел Александр войти в кабинет, как со стороны его подчиненных Вадика и Славика посыпались вопросы:

— Ну, и кто сегодня лучше всех Шефа лизнул? И кого, а главное за что поставили в пятую позицию? — начал Славик.

— Я надеюсь, на это раз хорошие новости? — продолжил Вадик. — Наше гребаное шоу наконец-то закрывают? Нет?! Вот, блин! А я так верил, так надеялся!

Вопрос о закрытии шоу был дежурной шуткой. Хоть оно всех и неплохо кормило, но изрядно задолбало.

— Так чего Он собирал? — уже серьезно спросил Вадик.

— Да всё как обычно. Рассказал про растущий рейтинг и повелел не расслабляться. А потом похвалил наш отдел.

— Ну, зачем?! Теперь другие отделы неделю с нами здороваться не будут! — Вадик озвучил Сашину мысль.

— А еще, — продолжил Александр, — поведал Шеф про какие-то слухи, которым не стоит верить.

— А что за слухи? — поинтересовался Славик.

— А хрен его знает! Надо будет у Даши спросить.

Вадик и Славик закончили политех и по специальности были конструкторами чего-то железного и автоматического. Но кому сегодня нужны инженеры-конструкторы?! А вот бывшие КВНщики очень нужны. Оба парня вместо учебы отдали этой игре пять лет студенческой жизни, поэтому не случайно сейчас трудились в Отделе юмора Самого Лучшего Шоу.

М-да… Отдел юмора. Комната 15 метров. 33-летний Александр, да два пацана, которым недавно исполнилось по 25.

Славик заслуженно пользовался славой сексуального маньяка. В его дневнике Дон-Жуана уже было 85 фамилий, но он стремился стать членом клуба «Сто». После достижения сей грандиозной цели Вячеслав обещал жениться и стать верным мужем. Что интересно, внешне Славик совершенно не напоминал мачо. Небольшого роста, полноватый, начинающий лысеть, с лягушачьим лицом, но зато какой веселый, какой беззаботный и легкий в общении! Короче, девицы на него велись.

Вадик, в отличие от коллеги, выглядел мужественно. Даже слишком — девушки боялись с ним заговорить. И дело не только в угрожающих татуировках по всему телу. Лицо Вадима частенько было украшено синяками. Сценарист занимался боевыми единоборствами и участвовал в «боях без правил». И количество побед пока что уступало количеству поражений. Но Вадика это не сильно расстраивало. Как и персонажей «Бойцовского клуба», само участие в поединках делало его смелее и увереннее в себе.

Непростые отношения были в этом маленьком коллективе. Порой коллеги друг друга ужасно раздражали. Однако мужественно терпели. Ведь это было нужно Самому Лучшему в стране шоу. И посплетничав еще минут десять, юмористы приступили к работе.

На этой неделе звезды «Супершоу» танцевали. Да, не оригинально! Но согласитесь, невозможно, чтобы за столько лет конкурсы не повторялись! И танцевали звезды, прямо скажем, хреново. Однако правильные съемки, когда камера крутится вокруг танцора, не показывая ног и создавая иллюзию быстрого движения, а также восторженные речи членов жюри, создавали у зрителей ощущение маленького чуда.

Поработав часика два по теме «танцы народов мира» шутники обогатили сокровищницу танцевально-юмористической мысли десятком «перлов». Были среди них, например, такие:

* Слоны в Индии — уважаемые животные, поэтому выражение «танцует, как слон», является комплиментом. Кстати, почти про всех наших участников можно смело сказать: «танцует, как слон».

* Ритуальные танцы народов Африки предназначены для того, чтобы вызвать дождь, а в особых случаях и сантехника.

* У грузин танец — это продолжение тоста, а китайцы танцуют для того, чтобы как-то отвлечься от основного занятия.


Нормальный процесс творчества был нарушен приходом куратора отдела Николая Николаевича. Это был румяный мужичок лет сорока пяти по кличке «Колобок»! Солидный, с небольшим животиком, всегда строгий, в костюмчике и с красной папкой в руках. Как Колобок попал в сценаристы, было для всех загадкой. Во-первых, до этого он работал где-то в ЖЭКе, а во-вторых, сам ничего не писал. Ходили слухи, что Николай Николаевич дальний родственник двоюродной сестры супруги Шефа. Любимая фраза Колобка: «Я, может, в юморе не сильно понимаю, но если мне не смешно, значит, никому не смешно».

Начальство Колобка ценило, ведь у него была слава блестящего импровизатора. Николай Николаевич являлся еще и «редактором на площадке». То есть, общался с капризными звездами и ведущими непосредственно перед эфиром и во время оного. И если кому-то написанная юмористами фраза вдруг не нравилась, Николай Николаевич на пару секунд задумывался и говорил: «а если так…», и предлагал другую. Отдел ведь писал репризы с большим запасом. Вот Колобок из этого запаса и вытаскивал. А шутка, типа, придуманная только что, воспринималась гораздо лучше, чем предыдущая.

Сегодня Николай Николаевич пришел непривычно взволнованным.

— Друзья! — начал он, раскрыв и закрыв свою пустую красную папку. — Последний рейтинг у нас неплохой, на четверть выше, чем у конкурентов. Но не надо расслабляться! Ведь когда-то мы их опережали на 50 и больше процентов. Надо крепко задуматься. Наверняка что-то было сделано не так, где-то мы недоработали, что-то явно упустили. Вот чувствую, что упустили. И главное: не надо верить паническим слухам и тем, кто их распускает…

Колобок зачем-то своими словами пересказал речь Шефа.

— Снова я слышу про какие-то слухи, — подчеркнуто тревожным тоном сказал Славик. — Что случилось, Николай Николаевич? На вас просто лица нет! Что произошло?

— Вы прекрасно понимаете, о чем я! — отрезал Колобок. — И кстати, от вас, Вячеслав, снова пахнет женскими духами. Ох, не с того вы рабочий день начинаете! А вам, Вадим, пора уже перестать драться — снова губа разбита. Ну не мальчик уже!

— Значит, так! — угрюмо сказал Вадик. — С кем и как я дерусь — это мое личное дело. По работе замечания есть?

— Конечно, есть! — взвился Николай Николаевич. — И не надо хамить. В последнее время вашим отделом ничего оригинального не придумано. Берите пример с сексят. Идея о возникновении любовных отношений между Машей Тюриной и Василисой Бутко заметно усилила интерес к шоу со стороны молодежной аудитории.

«Сексятами» называли Отдел романов между звездами. Основной проблемой «сексят» было то, что все возможные комбинации звездного блуда уже были использованы. Поэтому шли повторы, на которые начальство закрывало глаза: «Ольга уже спала с Олегом семь лет назад? Ну и что? Кто там помнит?!»

— Так про Тюрину и Бутко — моя идея! — возмутился Вадик.

— Да?.. — на секунду растерялся Колобок. — И хорошо, что ваша! Только не надо этим бравировать. Мы все тут делаем общее дело. А вам, Александр Сергеевич, пора серьезно задуматься о дисциплине во вверенном вам коллективе. С вами все, теперь надо к скандалистам зайти. А вы давайте, работайте. Помните, что на вас смотрит…

Кто на них смотрит, юмористы так и не узнали, потому как Николай Николаевич неопределенно махнул рукой и вышел. «Скандалистами» именовался Отдел скандалов. Его сотрудники придумывали и запускали в СМИ «утки» про драки, ссоры между звездами, намерениями навсегда оставить шоу и т. д. Таким образом, Колобок отвечал за «юмористов», «сексят» и «скандалистов». Хотел он еще наложить лапу на Отдел травм и несчастных случаев. Но эти жесткие парни от постороннего вмешательства категорически отказались, заявив: «Перелом ноги мы сами можем придумать и снять».

— А знаете, кого он мне напоминает? — спросил Александр, когда за куратором закрылись двери. И сам же ответил. — Огурцова из «Карнавальной ночи».

— Кого? — не понял Славик.

— Откуда? — переспросил Вадик.

— Из «Карнавальной ночи»! — еще раз повторил Александр. — Вижу в глазах молодого поколения недоумение. Это старая советская комедия, которую вам было бы полезно посмотреть. Хотя бы в плане улучшения профессиональных навыков. А Огурцов — это образ типичного советского чиновника от культуры. До знакомства с Колобком я думал, что такие давно вымерли. Но нет, живут и процветают.

— А можно мы свои профессиональные навыки будем улучшать с помощью лучших американских шоу и стендапов? — язвительно поинтересовался Вадим.

— Можно, — ответил начальник отдела. — Насчет «Карнавальной ночи» была рекомендация, а не приказ. И поменьше агрессии, Вадим Петрович. Вы не на ринге.

Сказав это, Александр отправился в курилку в надежде застать там свою подружку Дашу, общение с которой всегда подымало ему настроение. Нет, не так: в надежде застать там Дашеньку, Дашуню, Дашулю…

Глава 3

После того, как Саша Кравченко развелся с женой, его отношения с женщинами как-то не складывались. Почему развелся? Могу озвучить чисто мужскую, в данном случае Сашину версию: его прелестная, очаровательная, страстная, добрая Рита после свадьбы стала «не такой». До свадьбы всё было в порядке — и общение, и секс. А после — всё куда-то ушло. Резко. Сразу! Даже первая брачная ночь в середине знойного лета была какой-то холодной. Ну, а потом, конечно, взаимонепонимание, нервы, скандалы на ровном месте… Правда, если послушать Риту, «не таким» стал Александр.

И Саша с головой ушел в работу. «Супершоу» как раз и было тем проектом, который отвлекает от любых переживаний. А на женщин Александр почти два года вообще смотреть не мог! Точнее, на красивых не мог. Если попадалась страшненькая, то всё было в порядке — Александр с удовольствием поддерживал беседу, был добродушен, шутлив и галантен. И страшненькие Сашу обожали — им нравился этот тип мужчины — высокий худой интеллигент. А при виде красивой, ухоженной дамы в голове Александра тут же возникала мысль: «Сука пошла!». Естественно, с суками Саша не общался.

Но вот в его жизни появилась Даша — красивая, ухоженная, миниатюрная, с круглым личиком, пухлыми губками, вздернутым носиком. Прикольная, в меру циничная, жаль замужем за каким-то полубандитом. Одногодка Саши, она выглядела гораздо моложе, ведь была девушкой из серии «маленькая кошечка всегда котенок».

Чем же она взяла Александра? Как ей удалось сбросить сучью кожу и превратиться в Дашуню? Да всё очень просто: покорила она Сашу умением слушать. Этому «котенку» Александр рассказывал обо всех своих проблемах, делился тайными мыслями и желаниями. Естественно, кроме тайных мыслей и желаний, которые касались самого котенка.

Откровения Александра не могли продолжаться бесконечно долго, но минут пятнадцать Дарья реагировала на его словоизлияния эмоционально и с интересом. За это время она успевала выкурить не менее трех сигарет. Александр не курил и с трудом выносил табачный дым, но чего только не выдержишь ради радости человеческого общения.

Дашенька, Дашуня, Дашуля и в этот раз оказалась на месте. Создавалось впечатление, что она эту курилку не покидает. И когда Даша еще успевала трудиться на благо «Супершоу»? Ведь на ней висел довольно большой объем работы. Дашуня отвечала за «дневники» из жизни участников, то есть репортажи, как они тренируются, отдыхают, любятся, мучаются и страдают в свободное от прямого эфира время.

— Так ты еще ничего не знаешь? — удивленно спросила Дашуня, когда Саша рассказал ей о приходе Колобка. — Да, до вас юмористов почему-то позже всех доходит… Я имею в виду информацию.

— Не тяни, скажи, что уже случилось.

— Пока что ничего. Но наш основной конкурент, канал ТСТ, запускает точно такое же шоу, как и у нас. Уже и название придумали — «Звезды умеют всё». А сам телеканал будет позиционироваться, как «Любимый Канал Страны». Сечешь? Даже аббревиатура такая же.

— Но это же глупо, — сказал Александр. — От такого повтора они ничего не выиграют.

— А ты не торопись с выводами. Звезд они наберут новых, не таких надоевших, как наши. Ошибок, что мы делали, повторять не станут. Скопируют самое лучшее. Не знаю, опередят они нас или нет, но рейтинг точно подпортят. В общем, через месяц-другой начнется у нас капец.

— Почему сразу капец? Почему что-то вообще должно начаться?

— Обязательно начнется! Поверь мне, опытной телевизионной женщине. Когда начнут падать рейтинги, а это обязательно произойдет, то естественно, начнутся начальственные истерики, наказания невиновных и поощрения бездарей. Будут и увольнения, а некоторые сбегут на этот самый ТСТ! Думаешь, чего твой Колобок говорил о предательстве. Многим уже предлагали туда перейти.

— А тебе предлагали?

— Мне — нет. Журналистов у них своих навалом. А вот сценаристов, да и вообще людей с нестандартным мышлением явно не хватает. Но я надеюсь, ты сохранишь верность нашему шоу.

И тут Александр решил начать серьезный разговор, на который раньше не решался.

— Давно хотел тебя спросить: ты никогда не задумывалась, зачем это все нужно?

— Что именно?

— Ну, погоня за рейтингами. Зачем вкладывать в это всю душу и силы, растрачивая лучшие годы жизни? Тем более, не шедевры ведь создаем. Просто заполняем эфир. Разве это нормально, когда работа становится главным, когда кроме нее ничего не видишь и ни о чем больше не думаешь?

Затянувшись еще раз, Даша загасила сигарету и сказала:

— Совершенно нормально! Бери пример с японцев. Они находят удовольствие в самозабвенном труде и верности своей фирме. Они счастливы этим и не рассуждают, на тему — шедевр не шедевр. Надо так надо! И результат всем известен: несмотря на мизерную территорию и отсутствие ресурсов, третья экономика в мире. А по продолжительности жизни японцы вообще первые.

— Да, но я читал, что по индексу счастья страна занимает аж 58-е место, — возразил Александр.

— Я тоже читала. Но тот, кто составлял этот список стран, ничего не понимает в японцах! — безапелляционно заявила Даша. — При его составлении зачем-то учитывались такие критерии, как «щедрость», «свобода выбора», «уровень коррупции». Какое отношение это имеет к счастью, тем более японскому?! Тебе знакомо такое слово, как икигай?

— Нет, не знакомо.

— Так вот, если упростить, то икигай — это счастье, которое состоит в служении обществу. А служат обществу японцы каждый день на своем рабочем месте. И сам понимаешь, несчастный человек не сможет жить долго.

— Слушай, — сказал Александр, — если ты такой специалист по Японии, могу я тебя называть Даша-сан?

— Можешь. Но я рассчитывала на что-то более нежное. Ну все, мне пора идти, следовать своему икигаю. Пока, Саша-Сан.

Глава 4

На следующее утро Отдел юмора был занят написанием диалогов со звездами в стиле:

Ведущий. Дмитрий, ты когда-то занимался самбо. Наверное, тебе теперь легко танцевать латиноамериканский танец «самба»?

Звезда. Знаешь, латиноамериканские танцы легко танцевать всем, кто когда-то занимался сексом…

Ранее участники «Супершоу» пытались отвечать на вопросы самостоятельно. Однако большинство из них не могли связать слова в осмысленные предложения, а о том, чтобы эти предложения были интересными, речь вообще не шла. Поэтому обычно диалог выглядел так:

Ведущий. Скажите, ведь в нашем шоу вы впервые встали на коньки. Наверное, было очень трудно?

Звезда. Я очень благодарен «Супершоу», что впервые встал на коньки. И мне, конечно, было очень трудно.

Но тут взялись за работу профессионалы! И стало гораздо лучше!

Ведущий. Скажите, ведь в нашем шоу вы впервые встали на коньки. Наверное, было очень трудно?

Звезда. Я благодарю свою партнершу Татьяну, что не отбросил коньки прямо во время эфира (смех, аплодисменты зрителей).

К юмору, что писал отдел, отношение его авторов было различным. Александр считал, что это просто работа, которую надо выполнять добросовестно. Вадик его поддерживал, сравнивая свой труд с работой токаря на заводе: «токарь должен за смену выточить 20 втулок, а я придумать 20 шуток — принципиальной разницы нет».

Славик с этим не соглашался и доказывал: «Мы — элита гильдии сценаристов! Мы все делаем очень круто! А круто, потому что в похожих проектах все гораздо хуже — ведущие и участники там мэкают и бэкают».

Коллеги, слушая Вячеслава, одобрительно кивали, поскольку также критически относились к чужому творчеству. И все трое примитивность собственных творений оправдывали тезисом: «телевизионный юмор должен быть легкими и общедоступным».

Но даже этот общедоступный юмор сегодня писался со скрипом. Напрасно Александр рассказал коллегам о шоу на конкурирующем канале. Ведь каждые 10 минут они возвращались к теме: кто же уйдет на ТСТ первым?

Славик не сомневался, что первым укатится Колобок. Вадик говорил, что не осмелится, ибо понимает, что сам ничего не умеет. Саша с ослиным упрямством продолжал утверждать, что слухи не подтвердятся, потому что «это идиотизм создавать копию чужой программы». Вадик и Славик возражали: «идиотизм — это фишка нашего телевидения». За примером далеко ходить не надо, взять хотя бы «Супершоу».

Эту увлекательную дискуссию прервал телефонный звонок из приемной Шефа. Нежный голосок секретарши сообщил Александру: «Вас вызывает Шеф. Лично!». Слово «лично» было выделено интонацией, мол, случилось чудо.

К высшему руководству Саша попал в третий раз за 5 лет. Первый — когда брали на работу, второй — когда давали должность.

В кабинете Шефа уже сидел Колобок, счастливый и довольный, как слон.

Шеф начал издалека:

— С Николаем Николаевичем я уже поговорил, теперь, Александр Сергеевич, хотелось бы услышать эту информацию и от вас. Какой объем работы в настоящий момент выполняет ваш маленький отдел?

— Огромный объем! — тут же выпалил Саша. — Мы пишем большинство фраз ведущих.

— Да, мы! — подчеркнул и свое участие Колобок

— А еще репризы звездам, — продолжил Александр.

— Это точно! — подтвердил Колобок.

— А если говорить об осмысленной части текстов, то до 80 процентов и тем, и другим.

Последнее заявление Николай Николаевич поддержать не рискнул.

— А еще мы практически безвозмездно помогаем другим отделам, таким, как отдел…

— Спасибо, я вас понял, — Шеф не дал Саше закончить. — Руководство ценит ваш вклад в общее дело и решило поощрить. Конкретно ваша зарплата будет повышена на 20 процентов, а ваших сотрудников — на 10. Это очень непросто в период мирового финансового кризиса, но мы решили пойти на такой шаг.

— Спасибо, Шеф, — поблагодарил Саша, хотя и не понял, как изъятая из мировой экономики штука баксов может повлиять на глобальную финансовую ситуацию.

— Не спешите благодарить. Круг ваших обязанностей расширяется. Другим отделам вы теперь будете помогать официально. Надо усилить их юмористическую составляющую и помочь с креативом. Кроме того, под ваше с Николаем Николаевичем крыло переходят Травмы и Несчастные Случаи.

— А что может быть смешного в травмах? — удивился Саша.

— А вы фильмы с участием Пьера Ришара видели? — спросил Шеф.

— Конечно.

— Вот и не спрашивайте, что смешного может быть в травмах! Придумаете! А то хватит уже этих соплей! Аналитики утверждают, что зрителям надоело жалеть звезд, пусть теперь над ними смеются. А еще, давно пора писать шутки членам жюри.

— Шутки?

— Может и не шутки, а просто меткие фразы, чтобы текст был… как вы только что сказали?

— «Осмысленным», — подсказал Колобок.

— Да, осмысленным. Знаете, уже достало одно и то же: «я просто потрясен вашем выступлением»; «сегодня вы превзошли самих себя»; «я получил искреннее наслаждение». Что за сладкая водичка?! Хватит! Должно быть интересно, весело, а иногда и жестко. Да, народ любит, когда издеваются над звездами! Если вам нужны еще сотрудники — набирайте. Вот и всё, что я хотел вам сказать. Если будут вопросы, подробнее разъяснит Николай Николаевич.

Шеф встал, демонстрируя, что разговор окончен. Александр с Колобком тут же вскочили.

— Ну, давай, Коля! — сказал Шеф Колобку, хлопнув того по плечу, потом повернулся к Саше. — А вас, Александр Сергеевич, я попрошу остаться.

Удивленный Колобок вышел, а Шеф задал Саше вопрос:

— А скажите-ка мне, уважаемый Александр. Контракт, который вы подписывали, вы внимательно читали?

— Конечно.

— А пункт о том, что все, придуманное во время работы на «Супершоу», принадлежит «Супершоу», помните?

— Ну, помню, — напрягся Саша. — Но это вроде касалось только рабочего времени.

— А вот и нет! Не только. Поэтому все ваши рассказики, все сценарии, которые вы пишете поздними вечерами и ночами, грубо говоря, принадлежат мне, — радостно заявил Шеф и, видя расстроенное лицо юмориста, добавил. — Да шучу я, шучу. Я только хотел сообщить, что и этот вид вашего творчества нам пригодится. Всё рано или поздно пойдет в дело, и вы сможете себя реализовать в другом качестве. Только сначала нам надо победить всех соперников! — закончил Шеф, обнял шокированного Александра за плечи и вывел из кабинета.

Глава 5

— Да-а-а, Сашка, проболтались твои пацаны, — сказала Даша.

— Это исключено, — возразил Александр. — Они не такие.

— Да ладно. Наверняка Славик какой-то из своих девиц рассказал про твои сценарии, так до Шефа и дошло.

— Ну, дошло, и фиг с ним! Меня другое интересует: почему Шеф не запретил, а как бы наоборот?

— У меня аж две версии. Первая: наш мудрый начальник повесил морковку перед тобой, как перед осликом. Чтобы ты отдавал все силы нашей программе в надежде, что когда-то сможешь заняться чем-то своим. И вторая: наш дальновидный руководитель планирует заняться кино. И обе они верные, потому что за городом Шеф уже начал строить свой личный Голливуд.

— Откуда знаешь?

— Знаю! И не только это! — похвасталась Дашуня-сан.

— А что еще?

— Секрет.

— Я никому не скажу, — пообещал Александр.

— Ну ладно, завтра и так все будут знать. Мадамский на ТСТ уходит. Будет теперь вести «Звезды умеют всё».

— Как Мадамский? У него же контракт…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 328