электронная
96
печатная A5
731
16+
Сумасшедшая хронология

Бесплатный фрагмент - Сумасшедшая хронология

Объем:
670 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-1427-6
электронная
от 96
печатная A5
от 731

Введение

Трудно сказать, о чём эта книга. Я конечно могу, но ведь не интересно же смотреть футбольный матч, зная итоговый результат, и скучно читать детектив, зная, кто убийца. Трудная ситуация. Поэтому, если вы хотите прочесть книгу, то пропустите это коротенькое введение, не читайте его дальше, а начните с предисловия для умных… Понятно? Дальше это введение не читать!..

Всё. Умные читатели эти слова уже не читают, а тем, кто остался, кто всё-равно не будет читать всю книжку, я скажу ещё несколько слов. Эта книга о том, что никогда не надо отчаиваться и унывать. Ну или только в самом крайнем случае. Это во второй части. В качестве горькой пилюли (хотя, надеюсь, для кого-то это окажется шоколадной конфетой) выступит первая часть книги, в которой автор поделится своим взглядом на причины старения. Если вы уже постарели или стареть не собираетесь, и поэтому такие вопросы вас не интересуют, вы можете пропустить первую часть — я это разрешаю — и начать сразу с самого неинтересного, со второй части… Понятно, что темы мною выбраны скучнее некуда, но и вы меня поймите: самые весёлые темы и так уже изучены вдоль и поперёк. Сегодня все куда-то торопятся, бегут. Если и ты, мой читатель, куда-то бежишь, то брось эту книжку, беги быстрее, а то не дай бог опоздаешь… На секундочку опоздать — смерти подобно. По себе знаю.

Предисловие для очень умных

Почему-то умные очень любят цифры. А не слишком ли у вас завышенная самооценка, чтобы читать это предисловие? Следующие два вам наверняка подойдут. Ну каждый буквально норовит не в свои тапки залезть!.. На чём я остановился? Да… Любят цифры. Любите? Любите. А я не очень. Поэтому не очень-то много цифр вы найдёте в этой истории. Ну чего опять разнылись? Не будет вам цифр! Без цифр обойдётесь. Ведь что главное? Главное: что считать. Главное: куда приложить линейку. Вот например была тут страна одна: танков и комбайнов… как комаров в болоте, а жрать нечего и носки дырявые…

Цифры, цифры. Термины, термины. «Определяется, характеризуется…» Каким языком вы говорите? Публика зевает. Иркутские милиционеры очень недовольны вашим творчеством — ничего не понятно! Это иркутским милиционерам непонятно! Людям, чей интеллект известен даже в глухих африканских селениях! Стыдитесь, ещё больше стыдитесь! Только из-за вашего зазнайства и высокомерия головы пяти миллиардов землян забиты мусором. Чем интересуются эти пятеро? Что читают, слушают, смотрят? Вот первейший вопрос современности: кто за кого первый выйдет замуж? Луис за Анжелику или Анжелика за Луиса?

Если бы Ньютон не один сидел под яблоней, мы бы тогда… тогда бы мы… эээ… тогда бы мы просто себя не узнали! Всем бы яблоками по башке!.. А так что? Ничего. Компот, варенье, ничего особенного… Простота и занимательность — вот что сделает из вас полезных членов общества. Конечно, моего уровня народы не достигнут никак. Но этого я от вас и не требую. Хотя бы уровня Ньютона; он в школе-то кое-как учился.

Всё это умные люди сами должны понимать, но почему-то не понимают. Не уверен я, что вообще существуют очень умные люди, но уверен, что если существуют, то эта история будет для них очень полезна и поучительна.

Предисловие для умных

Главный мой недостаток — скромность; вы наверняка это заметили. Ничего не могу с этим поделать. Надо смотреть правде в глаза. Селёдку надо называть селёдкой, а гения — гением. Ну вот к примеру, возьмём хотя бы меня и Иисуса Христа. Иисус Христос обещал жизнь вечную, но призрачную. А я предлагаю лет пять, но настоящие. Ну кто из нас крутой? Что вы, умники, выберете? Ну пусть не пять, а десять. Вы не на базаре. Вот и получается, что настоящее лучше призрачного, десять лучше пяти, а Иисус хоть и миссия, а по сравнению со мной — мальчик, причём из неблагополучной семьи. Есть сотни теорий старения и все они неправильные. Потому что сочиняли эти теории кто попало: какие-то учёные, архивные крысы, ботаники близорукие. Одного взгляда на этих жалких людей достаточно для того, чтобы понять, что ничего путного такие головы не родят, даже если вы их завалите, даже если завалите долларами. Спиться сопьются, а родить не родят. Если бы за дело дружно взялись иркутские милиционеры, они бы придумали тысячи теорий, причём абсолютно правильных. Даже один из них, середнячок, с моей помощью посадит в лужу, а потом заткнёт за пояс… нет, наоборот, сначала за пояс, потом в лужу, чтобы не запачкаться… посадит всех нобелевских лауреатов. Держись, наука, вот-вот тебя посрамит мой ученик.

Даже если всё это окажется ошибкой и окажется, что мы стареем совсем по другой причине, то и тогда это будет полезнейшая ошибка, которая осветит путь… Бред. Никакой ошибки быть не может. Всё ясно, как день, и проверять не нужно.

Предисловие для очень неумных

Не очень-то вы высокого о себе мнения. У вас слишком заниженная самооценка. Это надо исправлять. Любой хороший психолог (как я) скажет, что заниженная самооценка (как у меня; да, я себя недооцениваю) портит людям жизнь. Вспомните моё золотое правило: «возлюби ближнего, как самого себя». Если человек себя не любит, то ближнего он будет любить, как пережаренную яичницу, то есть любить не будет. Возлюбите сначала самого себя. Согласен, дурака трудно полюбить; его и терпеть-то невозможно. Тогда так. Научитесь хотя бы играть на балалайке. По глазам вижу, что у вас дома есть балалайка. Какой-никакой талант, а талантливого себя уже гораздо легче полюбить. И только после этого вспоминайте моё золотое правило.

А сейчас самое время обратиться к членам нобелевского комитета. Говорят, вы премии бесплатно раздаёте. Это мне нравится. Я люблю премии. Вы это запомните и не тяните резину. Человеку сто лет, к нему приходят: «Мистер, танцуйте, пляшите, — вам присудили нобелевскую премию! Подтвердилась ваша теория магнитного скольжения клопиков! Поздравляем! Ликуем! Ваще круто, коллапс какой-то!.. Уф, уф…». Он, неожиданно проснувшись, тряся головой, отвечает примерно так: «чего?».

Сейчас самое время дать премию мне. И не одну, а штук пять. Во-первых, за абсолютно точное объяснение гравитации. Профессор Макеев неопровержимо доказал, что никакой гравитации не существует. Шлите премию мне, а я ему передам. Во-вторых, за разгадку тайны исчезновения динозавров. Об эту тайну разбита не одна голова и вот — свершилось! В-третьих, кто знал, почему бабы живут дольше мужиков? Везде: в городе, в джунглях, в горах, в Тунисе! Теперь об этом узнают все! За это тройную премию и бесплатную экскурсию летом по тундре давать надо! В-четвёртых, за стройную теорию старения. Мои соавторы сержант Комаров и полковник Шприц чуть шею себе не свернули в поиске улик. Да никакая премия не излечит их пострадавшую психику! Знаете, как они рыдают лунными ночами?.. Не знаете. В-пятых, за самую короткую и точную хронологию в мире; Комаров такие мозоли на руках натёр, доказывая её правильность! И в-шестых, за бессмертный образ иркутского милиционера, описание его нежных чувств, за проникновение в его трепетную душу — не дать литературную премию будет просто преступлением перед искусством. И в-шестых, и в-седьмых, и в-тридцать девятых: что ни сцена, то откровение; что ни слово, то жемчужина… Имеющий уши, увидит… Вперёд!

Запоздалая инициатива

Давно пора было за вас, бессмысленные писатели, взяться, да руки как-то не доходили. Все, кому не лень, лезут, куда ни попадя. С грязными руками да в кастрюлю с супом! Но теперь всё — хватит! Теперь птицы расцветут дивными красками, как вы обычно пишете, а цветы запоют дивными голосами… или наоборот, не важно. Литература полетит вперёд, как японский экспресс; в археологии выроют самую большую яму и даже музыка засияет всеми красками, которыми раньше не сияла. Я не верю в это — я это точно знаю. Моя инициатива хотя и запоздалая, но грандиозная! Инициатива такая:

Всякий гражданин, считающий себя творческой личностью, обязан прежде всего ознакомить публику со своими скверными привычками.

Молчать, хлюпики! Чего разнылись, спрашиваю? Как миленькие всю подноготную о себе расскажете, а не расскажете, так мы и анализы сделаем, вас не спросим, вам же хуже будет. Предложение — лучше некуда.

Как я это себе представляю? Прекрасно представляю. Вот как начнёт какой-нибудь проповедник какую-нибудь там себе проповедь каким-нибудь прихожанам: «Возблагодарим Господа братья, за этот светлый, ниспосланный нам воскресный день, за радость встречи, за благодать и уверенность в спасении в наших душах и всё такое… Кстати, забыл сказать, сегодня утречком я хлопнул стакан водки для повышения премудрости только — не для чревоугодия конечно. И вам советую. Ведь и патриархи не брезговали, и, когда Исаак родил Иакова…».

Сразу всё понятно с таким проповедником — наш человек. Ну или не проповедник, а писатель, музыкант, художник, кто-угодно… Полезная инициатива. Потомкам пригодится. У меня много таких инициатив.

А сейчас предупреждаю: в ошибках, галлюцинациях и намеренных искажениях, которые далее встретятся, виноват я сам. Табачную, алкогольную промышленность, а также честных тружеников широких афганских полей в данном случае прошу не обвинять. Я не хочу сказать, что я гений, потому что трезвый. Наоборот — я трезвый, потому что гений. В общем, это смешно даже обсуждать. Это очевидно.

Максим Муравьёв


«Покажите вы, — он пишет, — русскому школьнику карту звездного неба, о которой он до тех пор не имел никакого понятия, и он завтра же возвратит вам эту карту исправленною». Никаких знаний и беззаветное самомнение — вот что хотел сказать немец про русского школьника.

Ф. М. Достоевский

Часть 1

Приход

Весна. То день, то ночь. То тепло, то холодно. Достаточно тепло, для того чтобы появились сосульки, но достаточно холодно, для того чтобы они не растаяли. Одна из этих проклятых сосулек упала на голову сержанта Комарова. Сосулька была большая, совершеннолетняя, с явно преступными наклонностями, хотя вряд ли была рецидивисткой. Комаров был грозой преступного мира и вот очередная попытка тёмных сил убрать его со своего пути. Он сразу это понял, но попытка провалилась. Хотя сосулька была огромной и могла убить слона, упала она плашмя, лишь немного оглушив сержанта. Он немного постоял, выпучив глаза, — минут двадцать — а потом медленно открыл дверь и вошёл в здание.

Сосулька упала с крыши местного университета, выпускники которого разъезжались по миру, чтобы сделать его прекраснее. Лучшие преподаватели работали здесь. Учёные со всего мира стремились сюда. Не все соглашались приехать, но стремились все без исключения.

Сержант Комаров, покачиваясь, немного прошёл по коридору, повернул в первую попавшуюся аудиторию и сел на ближайшее место. Надо сказать, Комаров был в каске, поэтому падение сосульки не сильно расстроило умственные способности сержанта. Но я уверен, что даже если бы он забыл каску в отделении, комаровская голова была бы в полном порядке. Кто не знает сержанта Комарова? Ах да! Вы же ещё не знаете сержанта Комарова. Так знайте. Комаров головой разбивает доски, бутылки. Однажды, попав в аварию, он разбил головой, лучше сказать лбом, лобовое стекло автомобиля, пролетел несколько метров и погнул фонарный столб. Что могла сделать какая-то сосулька такому человеку? Даже жалко, что Комаров не снял каску, тогда бы не пришлось мне доказывать очевидного. Что ещё можно сказать о его характере? Всё самое важное уже было сказано — пробивной характер.

Пока наш герой пытался мучительно вспомнить, зачем он сюда шёл, аудитория наполнялась студентами. Последним вошёл высокий человек с большой сумкой. Это был лектор.

Профессор Макеев сообщает о вселенском открытии

Комаров смотрел, как лектор из сумки вытаскивал тарелку, нож, арбуз, и задавался вопросом: почему у него такая большая голова? «Каску он не носит» — догадался Комаров после минутного раздумья.

Профессор Макеев начал своё выступление так:

— Знает ли кто-нибудь, почему этот арбуз такой тяжёлый? Почему он стремится вниз? Это детские вопросы, но удивительно… сегодня, когда каждый школьник уверен, что всё уже известно и изучено, что всё изобретено и лежит в магазине, — на такие простые вопросы никто не может ответить. Почему Земля болтается вокруг Солнца, а Луна вокруг Земли? Какая невидимая верёвка связывает их друг с другом? Представим, что сейчас этот арбуз взлетит и начнётся кружиться вокруг меня, меня — светила физической науки. Невероятный фокус! Но такой фокус как летание Земли вокруг Солнца происходит постоянно и никто ему не удивляется. Просто говорят, что чудесная сила притяжения притягивает все тела друг к другу. Но это же никакое не объяснение! Если нас удовлетворяют подобные отговорки, то во всех учебниках физики мы должны записать, что арбуз твёрдый оттого, что на него действует сила отвердевания; что арбуз зелёный оттого, что на него действует сила озеленения; что арбуз сладок, потому что сила ослащения сделала его таким… Хорошенькие учебники получатся! Весёлые, по крайней мере… Так что же притягивает все тела друг к другу?

Макеев взял нож двумя руками и занёс его над арбузом,

— Нет никакой гравитации! — сказал профессор и разрезал его пополам.

— Вот я слегка раздвигаю половинки арбуза, нож кладу между ними, получается небольшая щель, около сантиметра. Теперь представим, что прилетели высокоразвитые инопланетяне и из зависти к нам разрезали также и нашу Землю суперлазером. И улетели, мерзавцы. Что будет с нашей планетой? Только учтите, гравитацию я отменил! Всё, закон всемирного тяготения не работает. Что будет происходить с двумя полупланетами? Они разлетятся в разные стороны? Или прижмутся друг к другу? Или маленькая щель между ними так и останется?.. Если бы действовали силы притяжения, Земля бы схлопнулась и восстановила бы свою прежнюю форму, это очевидно и понятно. Но я повторяю и буду повторять: сил притяжения уже нет…

Пока вы думаете, я арбуз попробую… О! Сладкий. Мощные силы ослащения.

Профессор попытался расщёлкивать арбузные семечки, но они скользили и сопротивлялись.

— Я думаю, что без гравитации разрезанная планета останется в прежнем состоянии, — сказал студент в очках, — если ничего её толкать не будет.

— Будет толкать. Я же только гравитацию запретил, а всё остальное в космосе осталось. Чего там только нет!..

Макеев замолчал, а семечки, которые держал в руке, стал пулять в арбуз. Попадал не всегда, но некоторые стукались в зелёную корку.

— Много промахов, надо тренироваться. В космосе много чего есть. Всякие частицы, лучи, газы, пыль, метеориты обстреливают нашу Землю. Даже сейчас сквозь нас летят нейтрино… Заметили, что я ни разу не попал в красную мякоть арбуза? Также и космические частицы почти бы не попадали в разрез между половинками Земли. Давайте я вам на доске нарисую.

Рисунок Макеева.


Вот, со всех сторон частицы бьют Землю. Очевидно, что разрезанная Земля в такой ситуации схлопнется. И без всякой гравитации, заметьте! Космические частицы врезались бы в кору Земли и толкали бы половинки навстречу друг другу. Это происходило бы плавно, половинки бы медленно разгонялись бы и врезались бы уже на самой большой скорости, в полном согласии с законом всемирного тяготения. Думаю, что надо переименовать этот закон в закон всемирного приталкивания. Если бы во времена Ньютона было известно больше о микрочастицах и космических излучениях, великий физик сам бы легко объяснил, почему все тела притягиваются и как именно это происходит.

Ну подумайте сами: если между двумя телами вакуум, нет абсолютно ничего, ни верёвки, ни цепочки — как они могут взаимодействовать? Никак. Сами — никак. Их толкают другие.

Теперь можно объяснить притяжение любых других тел. Почему этот арбуз падает к Земле? Если бы не было Земли, на арбуз бы почти равномерно сыпались космические частицы и значит он оставался бы неподвижным. Если же рядом вдруг появляется Земля, она закрывает собою арбуз от части космических частиц. Значит теперь со стороны Земли поток частиц уменьшился, а со стороны космоса остался прежним. И арбуз падает…

Я профессор, но я всегда не понимал, как у частицы может быть нулевая масса? Это же нелепо. Если нет массы, значит нет частицы! Однако физики упрямо твердят: «Частицу видим, а массу, уж извините, никак найти не могём!» Этот парадокс теперь легко можно объяснить с помощью моего закона приталкивания. Поставим рядом с Землёй вместо арбуза одну самую маленькую частицу в мире. Одна частица не полетит к Земле! А кто её будет толкать? Она же одна! Значит, может существовать частица без массы!..

Получается, и массы самой по себе не существует? Хм… Получается, продавщица мне врала, когда говорила, что арбуз три кило весит! Хорошенькое дело! Я за него сто рублей выложил! За что, спрашивается?..

— А куда же по-вашему девается веся этот космический дождь? — Спросил тот же голос из зала. — Что-то его незаметно.

— Да вы сидите на нём. За пять миллиардов лет Земля из пылинки выросла в такую вещь! Или за десять, не важно. А он не замечает! Всё это время лучи, пыль оседали на Земле и вот. А Солнце? Не в магазине же его купили. Само сделалось из космоса. Долго-долго в кучу собирались газы, частицы… И Солнце готово, загорай — не хочу. И они продолжают собираться, летят к нашей звезде. Это они приталкивают Землю к Солнцу, а не сама Земля притягивается. Почему Земля не отталкивается солнечным излучением? А не может Солнце выделять частиц больше, чем получает. Космический поток к Солнцу больше, чем от него. Иначе бы оно никогда не выросло, так бы и осталось карманным фонариком на батарейках…

Напоследок отметим главное. Если б не было Солнца, арбузы бы не вызревали… Сто рублей… Это грабёж. Какие три килограмма?.. Если масса не скорость, тогда что она? Не объём же? Конечно нет. И запомните дату — 2009 год, а лучше запишите. В этом году я разгадал загадку гравитации. Теперь не нужно играть на суперструнах, искривлять пространство и загибать время. Всё. Ой, мы же забыли сформулировать закон приталкивания. Например так: «Все тела приталкиваются». Коротко и ясно. А если какое-то тело не желает приталкиваться, тогда… что тогда? Тогда о новой шубе пусть даже и не мечтает. Законы нарушать никому не позволено. Всем удачи!

На этом речь Макеева окончилась. К нему подошёл Комаров.

— Сержант Комаров. Разрешение на ношение холодного оружия имеется?

— Изобретатель Александр Константинович Макеев. Есть разрешение. Жена разрешила.

— Всё равно забираю. Разрешение на ношение нарезного оружия имеется?

— Нету.

— Значит, его я тоже забираю.

Комаров уложил в сумку разрезанный арбуз и ушёл по своим делам.

Исход

А дела его были такие.

Он поехал в аптеку. Там он спросил:

— Таблетки для улучшения памяти… И воды дай запить.

Выпив пять таблеток, Комаров вспомнил, зачем он приезжал в университет.

— Теперь давай таблетки для омоложения организма.

— Вот таблетки, вот бальзам, микстура, омолаживающий спрей…

Комаров тут же применил предложенные препараты, запив их бальзамом. Он немного постоял — минут двадцать — и потребовал:

— Памперсы давай. Кажется, я слишком сильно помолодел.

Комаров возвращался в отделение. Он всегда много думал. Обычно мысли приходили сами собой и думались о том, что им было интересно. Сейчас они думались вот о чём. ЦРУ — Центральное Разведывательное Управление. Если есть центральное, значит где-то должны быть региональные управления — РРУ. Где? Иркутск же тоже регион. Здесь тоже есть РРУ?.. Вообще-то есть тут одно управление… Неужто они? Чудовищно! Как они могли?! Предатели!!!

Любимый начальник

Комаров вернулся в отделение с двумя большими сумками, в одной арбуз, в другой лекарства. Он сразу направился в кабинет начальника. Гаврила Гаврилович Шприц занимался физкультурой: прижимания, отжимания, подтягивания, оттягивания. Коротенькая, когда-то белая маечка не скрывала кругленький потный животик.

— Принёс?

— А как же. Вот, полная сумка, самые лучшие средства омоложения. В университете порекомендовали, — соврал Комаров.

— Дай-ка попробую… — Шприц попробовал пилюли из первой попавшейся баночки. — Невкусные почему?

— Потому что полезные очень. Надо арбузом закусывать, он сладкий.

Друзья устроились перед телевизором. Арбуз порезали, порошки, пилюли насыпали в две глубокие чашки и изрядно подсластили их мороженым, вытащенным Шприцем из холодильника.

Настроение было прекрасное… На этом месте я, автор, хочу поделиться с вами интересным наблюдением. У одного хорошо известного курящего писателя, а точнее сказать, у одного известного хорошо курящего писателя я прочитал такую фразу: «у такого-то БЕЗ ПРИЧИНЫ было ХОРОШЕЕ настроение». Из данной фразы можно понять, что для этого писателя естественное настроение — плохое, а для появления хорошего настроения нужна какая-то причина. Например, покурить. Будь я хорошо известным писателем, я бы писал так: у такого-то БЕЗ ПРИЧИНЫ было ПЛОХОЕ настроение. Или так: у Шприца и Комарова настроение было прекрасное.

Фильм отключил сознание. Счастье приходит к дуракам, только когда отключается сознание. А кто не дурак?.. Кто, кто — немцы не дураки. Они же не зря учатся а Йенах, Фрайбургах и Карлсруэах. И вот собрались учёные немцы со всей страны в Берлине на симпозиум. Тут встаёт один ботаник в белом халате и токую речь говорит на весь этот бундесрат:

«Уважаемые фрау и, как вас там… мужики! Слушайте сюда, что я вам сейчас скажу. Скажу, что горько смотрю я на наше житьё-бытьё! До чего мы докатились! Грустно… Что мы всё айн-цвай-драй да айн-цвай-драй? Неужто ничего другого придумать не можем? Что мы всё жрём сосиски и жрём? Да ещё и с капустой. Как самим не надоело?! И чего мы, как заведённые, всё мерседесы да мерседесы, всё пылесосы да пылесосы собираем? Как только руки не отвалятся. И ещё аспирин, который, если в стакан, пшшш делает с пузырьками… Эдак же над нами скоро все смеяться будут. Пальцами показывать будут: — Смотрите, — скажут — вот эти идут, ха-ха, которые… пшшш которые… ой умора! не могу, ой от смеха лопну … с пузырьками которые! с сосисками! — Вот что может случиться! Превратимся в посмешище на весь мир! Понимаете!?»

Тут все заволновались, за головы лысые схватились, спрашивают друг друга: как же быть, что же делать? А этот самый ботаник в халате и говорит: «Я знаю, что делать. Нужно машину времени придумать! Уже все давным-давно машину времени придумали — одни мы, как дураки, не можем!»

Тут все опять заволновались, за блокноты, ноутбуки схватились, давай схемы чертить, цифры-формулы считать. Придумали машину времени, по сто евро с рыла собрали и айда всей толпой на главный берлинский завод по выпуску мерседесов. За ихние евры на ентом заводе точно по чертежам деталей наштамповали, а на следующий день из деталей этих собрали учёные машину времени на главной площади. Собрали и, недолго думая, залезли в этот аквариум, чуть не передрались. И в ту же минуту ЧПОК — и машина времени, похожая на аквариум, испарилась. А сконцентрировалась она в меловом периоде, семьдесят миллионов лет тому назад… Учёный — всегда учёный. Вылезли, воздух понюхали и давай бабочек-сусликов ловить да анализы в микроскопе рассматривать. Но очень скоро правила игры поменялись и двуногие ящеры, похожие на ощипанных куриц, стали ловить самих учёных. Небольшие двухметровые динозаврики очень скоро скушали почти всех изнеженных немцев.

Когда чашки с мороженым и таблетками были уже съедены, случилось что-то странное. Неожиданно порыв тёплого воздуха прямо из экрана телевизора забросил в кабинет большой зелёный лист, наверное лопуха.

— Это как это? — дружно подумали Комаров и Шприц и уставились на древний семидесятимиллионный лист. Когда они подняли потерянные лица на экран, с него на них в упор глядел нахальный динозавр.

Настал час расплаты

Нахал махнул лапой и две зелёные твари впрыгнули в комнату, схватили двух честных милиционеров и понеслись назад в древний лес. Динозавр с нахальной мордой и деловым видом прошёлся по кабинету, проглотил арбузные корки, набрал полную охапку бумаг, наверное секретных, и прыгнул обратно в телевизор.

Пока ящеры тащили свою добычу в древний лес, бедные жертвы грубого насилия попытались привести свои мысли в порядок.

— Шеф, шеф! Это же чеченские террористы! Нас взяли в заложники! — осенило светлую голову Комарова.

— Что за чушь! Какие чеченцы? Это же грузины! — спорил с ним Шприц, хотя это было не просто. Цепкие грузинские лапы так крепко держали полковника, что трудно было даже дышать.

— Шеф, а можно я им сейчас накостыляю?

— Накостыляй, Лёва, накостыляй!

— Не могу, Гаврила Гаврилыч. Держит крепко, зараза!.. А можно я его тогда замочу? Столько арбуза съел…

— Держись, Комаров, не ссы, ты же русский офицер!

— Поздно держаться, шеф, почки работают, как часы.

Комаров не знал, как называются водные часы, иначе бы он сравнил почки с водными часами. Конечно, если бы он ещё знал о существовании когда-то таких часов.

Всю ночь наших бедных арестованных били по почкам, по часам. Час бьют, час не бьют. И так до утра. А утром, на рассвете их потащили на полянку. На брёвнышках и пеньках расположились участники судебного заседания. Судья в мантии сидел на самом высоком пеньке.

— Встать, суд идёт, — начал он процесс. — Прокурор, в чём вы обвиняете подсудимых? Что они натворили?

К подсудимым только начинало возвращаться сознание. Они лежали под скамьёй подсудимых и вяло пытались шевелить пальчиками. «Всё же до чего же утомительными порой бывают допросные мероприятия», — думалось Комарову.

— Они натворили очень много, — прокурор набрал в лёгкие побольше воздуха. — Вымогательства, грабежи, фальсификация уголовных дел, покрывательство преступлений, коррупция, контрабанда, торговля оружием и наркотиками, переход улицы в неположенном месте, нанесение тя…

— Неправда! Неправда! — трагически воскликнул Комаров, приподнимаясь из последних сил. — Там была зебра! — и упал измождённый.

— … нанесение тяжких телесных повреждений, пытки, покушения на убийства и сами убийства. Но самое главное в том, что эти злодеяния нанесли репутационный ущерб Российской Федерации в глазах мирового сообщества и тем испортили инвестиционный климат; за это как прокурор предлагаю откусить им головы, заодно и позавтракаем.

— А есть ли у Вас какие-нибудь доказательства? — усомнился судья.

— У меня целая куча доказательств, — прокурор показал на гору бумаг, на вершине которой лежал календарь за 2009 год. — А потом они сами во всём сознались!

— Под пыткой! Мы оговорили себя под пыткой! Нас били по почкам, чтобы не оставить синяков, но эти тупые твари не знают, где у человека находятся почки!.. поэтому били везде, наугад, как в казино, всю ночь!

— Но ведь в Иркутске так принято, начал мямлить прокурор. — Вы же из Иркутска? Ну вот! Мы старались, хотели соблюсти традиции, чтобы вы чувствовали себя, как дома… обычай…

— Как вам такое могло прийти в голову?! — опять кричал Гаврила Гаврилыч. — Иркутск — город добра и самолётов, город христианской морали и всепрощения! Зимой в проруби купаются! В следственных изоляторах тайский массаж и ананасы в шоколаде!

Присутствующие живо представили себе ананасы и тайский массаж в следственном изоляторе без стёкол при температуре замерзания воробьёв. Всем сразу сильно захотелось в Иркутск. А судья вдруг сказал:

— А я думаю: чего это они какие-то помятые, под травмай (Правильно: трамвай. Прим. Автора) попали, что ли? А тут вот оно что… по почкам… А-я-я-й, господин прокурор, нехорошо получается. Где ваши аристократические манеры? Голову откусывать он собрался! Вы бы сначала себе штаны купили, господин прокурор. Нельзя так с иркутчанами (Правильно: с иркутянами. Но для ощипанной курицы «иркутчане» — неплохой уровень. Прим. Автора) обращаться, а то ведь вымрут, как наши пращуры-ящеры. Беречь надо иркутчан… А что скажет господин адвокат? Всё-таки выдвинуты серьёзные обвинения.

Влез зелёный адвокат в очках и в… Э-э-э… Просто в очках.

— Я скажу, я сейчас скажу, — сказал он. Да, обвинения, да, куча доказательств, осудим, откусим, это мы умеем… Миллион лет уже этим занимаемся, а преступники никуда не деваются. А потому что не в судах надо бороться с преступностью. Не в суде рождаются преступники, а в семье, в школе. Ребёнка надо научить быть счастливым. Другие науки должны помогать этой. Экономика нам скажет, как построить тёплый дом и собрать в нём сытный стол, а история расскажет, как искали счастья раньше, много ли добились и как в бане мылись, анатомия укажет, как на сердце радость ляжет — то ль в крови гормоны, то ли в мозге электроны. Сколько нам для счастья нужно грамм, калорий, ватт и лет, математик посчитает, даст уверенный ответ.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 96
печатная A5
от 731