электронная
72
печатная A5
460
16+
Судьбы Земли

Бесплатный фрагмент - Судьбы Земли

Сборник рассказов


4.5
Объем:
200 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-2141-0
электронная
от 72
печатная A5
от 460

Корова в облаках

Весна своим теплом нежно окутала шумную столицу. В городских парках, в воздухе витал аромат полевых цветов, смешанный со свежескошенной травой, оставляя за собой нечто весеннее и волшебное.

В воскресный солнечный день в центральном парке, на потертой скамейке, напротив работающего фонтана сидел худощавый юноша. Он был одет в темно-синие джинсы и недавно вошедшую в моду вязаную безрукавку. Под ней была рубашка небесного цвета. Его звали Михаил. Светловолосый, с карими глазами он мало чем отличался от одинаковых сверстников, заканчивающих одинаковые университеты, чтобы потом жить, как и все, одинаково…

Михаил ждал друга — Виталия. Утром по скайпу они договорились о встрече после обеда, чтобы пройтись по магазинам компьютерной техники, Михаил с недавних пор присматривался к ноутбукам с параметрами последнего слова техники XXI века.

Куранты в здании, напротив парка, гулко пробили два раза. Михаил бросил взгляд на дорогие наручные часы — друг запаздывал. В привычке Виталия — никогда не приходить вовремя. Удивляло то, как он всегда находил причину своего опоздания. Будь-то сосед, попросивший помощи, или старушка, которую надо было перевести через дорогу. Каждый раз, когда Виталий называл причину очередного своего опоздания, Михаил слушал внимательно, а потом махал рукой, приговаривая: «Ну опоздал, ну и ладно, главное — пришел».

Через парк проходили студенты из находящегося поблизости престижного университета. Михаил наблюдал за юными первокурсницами — веселыми и задорными, вечно щебечущими о своем, о девичьем. Однако мимо проходили и девушки совершенно из другого теста. Всегда серьезные, в наушниках, они куда-то торопились, а музыка была для них, своего рода, барьером от надоевшего социума. Михаилу нравился такой тип девушек. Он считал, что в них хранится некая тайна, разгадать которую дано не каждому мужчине.

По парку быстро шла стройная девушка в туфлях на танкетке и черном приталенном платье. Михаил, провожая ее взглядом, столкнулся глазами с мужчиной, который незаметно присел на скамейку рядом и пристально смотрел на него. Михаил смутился и, отвернувшись, стал смотреть на брызги фонтана. А сам при этом думал: что этому мужчине надо и почему он так смотрит.

Первое, на что Михаил сразу обратил внимание, — у незнакомца темно-коричневый костюм и фетровая шляпа, которые носили когда-то в середине XX века. Сейчас же, в наши дни, встреча человека в таком наряде, вызовет, скорее, улыбку и предположение, что он навсегда застрял в советском периоде или же он путешественник во времени.

— Чудесный сегодня день, вы не находите? — раздался басовитый голос мужчины.

Михаил понял, что обращаются непосредственно к нему. Он обернулся, кивнул, для вежливости слегка улыбнулся и сказал:

— Да, вы правы! — и опять посмотрел в сторону уходящей девушки.

Возникла неопределенная пауза, которая длилась некоторое время.

— Я вижу, вам понравилась Мария.

Михаил не сразу понял, о ком идет речь, тогда мужчина повел взглядом в конец парка. Вдали маячил силуэт девушки в черном.

— Вы ее знаете? — у Михаила в груди что-то шевельнулось. Новая надежда на знакомство дала о себе знать.

— Как знать, как знать, — мужчина прищурился, — лично не знаком, но могу сказать о ней пару слов.

— Расскажите о ней, — заинтересованно, попросил Михаил, понимая, что воскресшая надежда угасает.

— А что ты заметил в ней, когда она проходила мимо? — задал встречный вопрос мужчина, резко перейдя на «ты».

Михаил поднял глаза наверх и задумчиво произнес:

— Девушка как девушка… Красивая! Фигура хорошая… Наверно, учится в университете, а может и нет… Не знаю… Вроде все! — он умолчал о том, что ему нравятся такие девушки, как она.

— Да, негусто. У тебя было минут пять, пока она проходила мимо тебя, и ты за это время дал ей самую поверхностную характеристику.

— Ну да, а вы, я так полагаю, заметили больше?

— Естественно, но мало просто заметить, важно еще знать, что означает каждая деталь в одежде. Черты лица тоже могут очень многое рассказать о человеке, физиогномика — интересная наука. Человек — это открытая книга, но не каждый владеет умением прочитать ее страницы.

— Расскажите, на что вы обратили внимание, — дружелюбно попросил Михаил. Ему начинал нравиться этот странный человек в шляпе.

— Хорошо. Например, одежда. В ее возрасте черное одевают, чтобы показать свое нежелание контактировать с людьми. Как правило, наушники и иногда большие черные очки дополняют это. Могу предположить, что она творческая личность. Пишет стихи или рисует. По характеру интроверт, в свободное время читает и много времени проводит в интернете. Лицо овальное, широкий лоб, густые брови, вздернутый носик и тонкие губы говорят о том, что человек скрытный, недоверчивый, таких не проведешь. Умеет хорошо анализировать обстановку. Но достаточно умна, чтобы не показывать это окружающим…

Мужчина еще не закончил говорить, как Михаил его перебил:

— Все это вы заметили в течение пары минут? А откуда вы узнали, что ее зовут Мария?

— Да, я люблю наблюдать за всем происходящим вокруг. Это было совсем несложно: на сумочке висел именной брелок с именем.

Михаил был поражен услышанным, он никогда не задумывался о том, что можно вот так, на ходу, узнать о человеке его основные качества. В голову пришла мысль спросить о себе.

— А обо мне что-нибудь можете сказать?

— Легко! — мужчина опять пристально посмотрел на Михаила и сказал. — Ты добрый, честный и порядочный.

— И все?

— А разве этого мало?

Михаил вновь смутился и замолчал, а мужчина достал пачку сигарет, вытащил папиросу и красивую зажигалку, она блеснула золотистым боком — закурил. Прошло несколько минут, и он опять завел беседу.

— Сейчас мало честных, люди будто соревнуются в мастерстве обмана и предательства. Потеряли веру в Бога и считают, что живут правильно. Большинство из них даже не догадываются, что живут в соответствии с директивой Алана Далласа!

— А что это такое?

— Крайне нехорошая вещь. Коварный план по разрушению славянского самосознания на всей территории постсоветского пространства.

— А разве люди не понимают, что происходит?

— А зачем им это? Им сейчас не до этого. Они запуганы, очень сильно запуганы. Ты спросишь, чем? Да чем угодно, хотя бы из страха лишиться своей должности на своей нелюбимой работе и быть уволенным. А это влечет за собой растущие долги в банках за никчемные кредиты, и в итоге они рискуют остаться на улице, без квартиры и средств к существованию, затем последует какаянибудь болезнь и смерть. Страх нарушить закон или правило и быть оштрафованным. Страх повстречать ночью бандитов, которые в лучшем случае изобьют и ограбят, в худшем — изнасилуют, покалечат или убьют и при этом останутся безнаказанными…

— Но это такой же страх, как если на голову упадет метеорит. Это может произойти, но составляет ничтожную долю процентов, я так думаю, — сказал Михаил, которого задели эти слова, и он пытался хоть как-то опровергнуть услышанное.

— Возможно, так и есть, но никто не дает гарантий, что это произойдет, ровным счетом, как и то, что это не произойдет. К слову, за год на Землю падает около восьмисот тридцати объектов весом более десяти килограмм. А несчастные случаи и убийства случаются гораздо чаще.

— Согласен, гарантий нет, но люди ведь разумны, они понимают, что нарушать закон нельзя и ночью гулять в неблагополучном районе тоже не следует.

— Человек разумен, а люди… — мужчина сделал затяжку и выпустил дым, — а люди в своем большинстве — неуправляемая, бесформенная серая масса, у которых, в момент паники проявляется инстинкт самосохранения. В состоянии же аффекта они способны задушить и мужчину, и женщину, и даже ребенка… — Но… — хотел возразить Михаил.

— Ты заметил, что самые великие изобретения были созданы не группой людей, а какимнибудь одним ученым? Самые гениальные идеи, планы приходят в голову одному человеку, а он уже этой информацией делится с другими.

— Зачем вы мне все это рассказываете? — Михаил не понял, почему с темы о людях мужчина резко переключился на тему об ученых.

— Будем считать, что я тоже делюсь информацией. Не забывай — самая наиважнейшая цель любой информации — это быть опубликованной. Человек хочет узнать правду, а правда стремится к тому, чтобы о ней узнали! Но не будем уходить в философию, а то… — Правда? А как же информация?

— Да не это важно. Правда, информация, выбирай любое слово, какое нравится, дело не в этом?

— А в чем?

— В том, что есть истина!

— Что-то я совсем запутался, а истина тут при чем?

— Правду могут скрыть, информацию запретить, но истина всегда остается истиной, о ней узнают из других источников.

— Из каких?

— Самый главный источник — это информационное поле Планеты.

— Вы в это верите?

— Конечно, а как ты можешь объяснить, что в голову к ученому приходит мысль об изобретении?

— Ученый много работает над чем-то, изучает это, может, ночами не спит…

— А вот тут ты подошел к самому главному. Когда ученый много думает об изобретении — он тем самым и подключается к этому информационному полю. Ты же знаешь эту историю о таблице Менделеева?

— Да, слышал, говорят, она ему приснилась.

— Ну вот, тебе бы она никогда не приснилась да и мне тоже. Мысли имеют способность реализовываться, если очень сильно захотеть чего-то.

— Да, вы правы…

— У тебя есть какая-то мечта?

— Безусловно, мечты есть у всех.

— Но не у всех они сбываются. Потому что, как это ни парадоксально, люди боятся, чтобы они сбылись.

— Как это?

— Ты не забыл? Люди запуганы… Скажи, какая у тебя мечта?

— Я хочу достичь благополучия. Я бы хотел найти хорошую работу, купить дом, машину. И…

— Все понятно, так сказать, вкусить все блага, доступные обывателю. А что ты делаешь для достижения своей мечты?

— Пока ничего, но… — Похоже, это входит в привычку перебивать меня и не давать высказать свою точку зрения, — только подумал Михаил, как вдруг услышал:

— Это и есть твоя главная проблема. У мечты есть одно нехорошее качество — если не предпринимать никаких действий, она не исполнится! Однако постараюсь больше тебя не перебивать, я слушаю твою точку зрения.

— Ну я пока не знаю, каким-образом смогу купить себе дом и все остальное. Я пока не думал об этом. Я бы хотел сначала устроиться на какую-нибудь работу, чтобы начать зарабатывать. Но не знаю, смогу ли я устроиться по специальности. Сейчас нигде нет свободных мест. Вся проблема в этом. Пускай будет так, как будет.

— Слушаю тебя и понимаю, что твои мысли ничем не отличаются от сотни других таких же девушек и парней, как ты сам. Ты не забыл? Мысли материализуются. Никогда и ничего не пускай на самотек. А если ты сам не знаешь, чего именно хочешь, то не обессудь… — А что же мне делать?

— Просто понять одну простую истину. Знаешь еврейскую пословицу? Если твоя корова только в облаках, то молока ты не увидишь. Природа на нашей планете так устроена, что у всего есть цель. По дороге жизни к своей мечте каждый человек управляет автомобилем. Вдруг он решает отпустить руль, потому что дорога ровная и прямая — так сказать, пустить все на самотек. Но в итоге автомобиль постепенно съедет к обочине и остановится. Так и люди, пуская свою жизнь по наклонной, неизменно скатываются к обочине. Они успокаиваются и попадают в так называемую зону комфорта, потому что остановка несет за собой стабильность и постоянство. В глубине души они понимают что-то надо менять. Некоторые же пытаются предпринять какие-то мизерные действия, но бьются? как рыба об лед, что обычно вызывает раздражение и вымещение злости на окружающих. Так они и заканчивают свою жизнь, не осуществив своей заветной мечты.

У Михаила испортилось настроение. Он молчал и не знал, что сказать. Казалось, на любое возражение у мужчины имелись веские аргументы и достоверные факты. Михаил думал о себе, о том, что за все годы, проведенные в университете, он не задумывался о том, как сложится его жизнь после окончания учебы. Как он всего добьется? Разве, что продолжить обучение в магистратуре, но особого смысла в этом он не видел.

— Но как же достичь того, чего я желаю? — обреченно спросил Михаил.

— Есть разные пути достижения одних и тех же целей. Кому-то просто везет, кто-то впадает в крайности и переходит черту закона. Но все гораздо проще — достаточно чаще думать о своей мечте и не бояться преодолеть самого себя.

— Как это преодолеть?

— Знаешь, если бы Колумб испытывал страх, опасался неудач и прислушивался к общественному мнению, то у первооткрывателя Америки была бы другая фамилия. Если не ты, то всегда будет кто-то другой, у кого хватит смелости довести дело до конца! — Т.е., вы хотите сказать, что моя мечта может достаться кому-то другому?

— А вот это правильный вопрос, но я не буду на него отвечать, ты и сам уже знаешь ответ. Главное, не буксовать. По-моему, твой друг идет сюда, — мужчина показал взглядом на парня, торопливо приближающегося к ним.

— Да, это Виталик, а как вы узнали, что он мой друг?

— Я заметил его в начале парка, он шел легкой развязной походкой, а увидев тебя, сразу же заспешил. Ну что ж, приятно было побеседовать, надеюсь, наш разговор был небезрезультатным, и ты сделаешь из него нужные выводы, — быстро сказал мужчина и встал со скамейки.

— Да, да, конечно, до свидания, — Михаил растерялся и не знал, что еще сказать или спросить. Он смотрел, как мужчина уходил в противоположную сторону от его друга. Наконец, Виталий подошел к нему. Они обменялись крепким рукопожатием.

— Здорово, Миха, как делишки? Ты не поверишь, представь, захожу я в лифт, а там огромный рояль стоит и пара Равшанов и Джамшутов и надо же, на первом этаже лифт застрял, и я не смог выйти из лифта, поэтому и опоздал.

— Да все в порядке, ничего страшного, с кем не бывает… — задумчиво ответил Михаил, у которого все мысли сейчас были об этом мужчине.

— Слышь, чувак, что с тобой? А ну, колись! Кстати, кто это рядом с тобой был? Он как увидел меня, сразу ушел. О чем вы говорили?

— Да так, о жизни. Он во многом был прав.

— Вот оно чё, Михалыч. Похоже, тебя завербовали? Говори толком, о чем говорили? Как его зовут?

Только сейчас Михаил подумал, что за все время беседы он даже не спросил имени и кем был этот мужчина.

— Да нет, ты что? Какая вербовка? Хорош прикалываться. Просто он будто открыл глаза на все происходящее вокруг.

— Все понятно, стоило тебя оставить на полчаса, как тебе уже мозги промыли. Значит так, сейчас мы пойдем в паб, и ты мне все расскажешь с самого начала, не нравишься ты мне, — высокомерно сказал Виталий, покачав головой.

Михаил был не против пары кружек холодного пива, и вскоре они уже сидели в пабе. Он рассказал Виталию, о чем они говорили, с незнакомцем и Виталий отреагировал точно так же, как отреагировал бы любой человек его возраста.

— Да ладно тебе, не знаю, о чем именно бухтел тот хрыч, но он не сказал тебе главного.

— Чего не сказал… — громко икнув, спросил Михаил. Три кружки пива уже ударили в голову, и он слушал Виталия не так ясно. Зато Виталию требовалось гораздо больше хмеля, чтобы опьянеть.

— Да того, что все на этой Планете уже схвачено и поделено. Хочешь чего-то добиться, надо пахать, как проклятый.

— Знаешь, я не собираюсь копить всю жизнь деньги на тачку и хату, — раздраженно сказал Михаил.

— Ага, а кто тебе сказал, что так и надо делать?

— А что надо?

— Нужны свежие идеи и новые открытия, за них любой спонсор отстегнет сотку косых или больше.

— Легко сказать. Но я-то не гений, чтобы что-то придумать. Вот что придумать?

Виталий медленно допил пиво и поставил пустую кружку на стол. Немного помолчал, будто раздумывая, говорить или нет. Наконец, выдал:

— Есть тут пара мыслишек. Во-первых, ты не задавался вопросом — почему, имея возможности управлять спутниками и всякой хренью удаленно, эту систему не вводят в автомобильную промышленность? Представь, что твою тачку угнали, ты берешь свой ноут, подключаешься к машине и пригоняешь ее обратно?

— Это безумная идея, как она тебе в голову пришла? — улыбаясь, спросил Михаил.

— Может и безумная, но реализуемая.

— А вторая, что за идея? Управляемая сковородка?

— Зря смеешься, кстати, ты недалек от истины, поживем-увидим, вторая идея такая. Вот 3d-принтеры уже почти во всем мире используют. Пока что додумались печатать в домашних условиях всякую фигню и корпуса для мобилок, а теперь представь себе такую ситуацию. Ты приезжаешь домой на своей крутой зеленой тачке, ставишь ее в гараж и идешь к своему ноуту. Выбираешь там дизайн кузова, цвет, короче, полностью тюнингуешь и запускаешь эту систему на двенадцать часов. А утром заходишь в гараж, а там уже стоит твоя новая тачка.

— А это круто! — восхищенно засмеялся Михаил — Слушай, да ты гений.

— Еще бы! Зря что ли я четыре года на инженера учился, так что идей куча, а самое главное, что?

— Что?

— Главное, чтобы костюмчик сидел! — лукаво прищурился Виталий.

— Какой костюмчик? — не понял Михаил.

— Да, ладно, проехали. Короче, надо искать спонсоров и заниматься полезным делом. Тогда будет у тебя крутая тачка, шикарная хата и хорошая баба вот с такими буферами! — Виталий изобразил на груди окружности размером с футбольные мячи.

Михаил в это время пил пиво и от шутки подавился. Он закашлял и другу пришлось пару раз сильно постучать по спине. Когда Михаил пришел в себя, он посмотрел на часы и сказал:

— Да, конечно, так и будет! Ладно, пойдем в магазин ноуты смотреть, я вчера в инете читал обзоры, хочу цену точно узнать.

— Лады, идем, — согласился Виталий.

Оставив счет и чаевые на столе, они вышли на улицу. На свежем воздухе хмель из головы быстро выветрилась

Вечером Михаил лежал в своей постели и мысленно прокручивал весь прошедший день. Он снова задумался о своей жизни. Разговор с мужчиной что-то изменил в нем, но он не мог понять, что именно. В голове засела повторяющаяся мысль — «не пускать все на самотек». Он подумал о тех делах, которые давно планировал, но все время откладывал, а сейчас Михаил не мог понять, зачем он их откладывал? Он вспомнил о корове в облаках и улыбнулся…

Апрель — Май 2016

Кусок хлеба

«Бывает время, когда нельзя иначе устремить общество или даже все поколение к прекрасному,

пока не покажешь всю глубину его настоящей мерзости».

(Н.В.Гоголь. «Выбранные места из переписки с друзьями»)

Это история о человеке, который в погоне за мечтой потерял бдительность

и случайно столкнулся с ужасающим злом,

с безжалостной системой, ломающей чужие судьбы. Жил на белом свете молодой, начинающий писатель. Он мечтал написать остросюжетный ужастик и прославиться, а может быть, если крупно повезёт, конечно, заслужить какую-нибудь литературную премию. Так вот, очень много времени он уделял подобным думам, но никаких дельных мыслей в голове не возникало. Большинство идей уже кто-то когда-то использовал. А повторяться ему не хотелось.

Однажды летним вечером, в час, когда большая часть жителей города после трудного рабочего дня, вернувшись домой, ужинает, он шёл по тихой, безлюдной улице. Неожиданно, изза угла выскочила молодая, босая цыганка в грязной, выцветшей, местами порванной, пёстрой юбке и засаленной, неразличимого цвета кофте, застёгнутой на пару разных пуговиц — остальные просто отсутствовали. Писатель брезгливо посмотрел на неё, и тут на него снизошло озарение. Как ему показалось, возникла отличная идея. Она состояла в том, чтобы написать «романкирпич» о жизненном быте и укладе цыганского табора на таком высшем уровне, как, например, «Тихий дон» М.А.Шолохова. Заметив одинокого человека, она быстро направилась в его сторону. Цыганка уже собиралась что-то произнести, но писатель опередил её, начав рассказывать о себе и о том, что давно горит желанием узнать получше их таборную жизнь, а по возможности, если, конечно, разрешит барон, пожить у них какое-то время.

Цыганка молча выслушала сбивчивый рассказ писателя о себе и его неистребимых желаниях. Затем, поманив его пальцем, спокойно пошла дальше по слабо освещённой улице. Они пересекли три мостовые, завернули в узкий переулок к одноэтажным серым домикам, затем ещё пару раз куда-то свернули и вышли, наконец, на остановку. Вскоре подошёл автобус, следовавший по строго определённому маршруту, то есть за город. Минут двадцать они ехали в полной тишине, цыганка не обращала никакого внимания на своего попутчика. С левой стороны за окном мелькали одноэтажные домики с огородами. Выйдя на остановке, сохранявшей дух советского времени, они не спеша направились к стоящей на пустыре, группе бревенчатых строений.

Завернув за угол одного из сараев, перед глазами писателя раскрылся удивительный, яркий и весёлый мир цыганского табора. Мужчин видно не было. Основную часть посёлка составляли женщины разных возрастов и смелая кучка детей мал-мала меньше. Они с любопытством окружили незнакомца, крича в один голос: «Дядя, дай копеечку-у-у-у!..» Женщина зрелого возраста прикрикнула на них, продолжая стирать разноцветное белье в большом круглом пластмассовом синем тазу. Одна из молодых цыганок, наблюдая всю эту картину, звонко рассмеявшись, позвала к себе всю эту крикливую свору. А потом, усевшись прямо на землю и уютно подобрав под себя ноги, принялась бренчать что-то своё, цыганское, на видавшей виды гитаре, у которой отсутствовало несколько струн. Дети неожиданно потеряли интерес к чужаку, сплотившись вокруг задорно поющей девушки. Другие цыгане обособленно сидели в уголке за скособоченным обеденным столом. Рядом стоял и вовсю дымил медный самовар. После скромного ужина, они мирно пили крепкий чай, весело смеясь и покуривая трубки, с интересом рассматривая писателя.

В дальнем углу двора писатель заметил огромного чёрного пса, который,, также сверлил его взглядом. Писатель и цыганка пересекли двор, зайдя в один из деревянных домиков, фасадом ничем не отличавшихся от других.

В маленькой комнате писатель увидел упитанного бородатого мужчину, лет сорока. Он полулежал на потёртом, просевшем бежевом диване. Рядом с ним стоял дымящийся кальян. На мужчине были новые, чёрные до блеска вычищенные сапоги и вельветовые брюки, опоясанные бардовым, широким шёлковым поясом. Облачённый в короткую, тыквенного цвета жилетку и салатовую рубаху, вышитую алыми узорами, цыганский барон всем своим обликом вызывал чувство собственного величия и достатка. Увесистая золотая цепь, браслет и два перстня с драгоценными камнями подтверждали все это. Вошедшая в комнату цыганка, что-то сказала ему на своём языке. Мужчина пристально посмотрел на незваного гостя. Помолчав, он спросил на русском языке, чего хочет гость. Писателю пришлось повторить своё желание — жить вместе с табором, дабы узнать их внутренний мир, а впоследствии написать об этом роман.

Несколько минут барон упорно молчал, внимательно рассматривая гостя, затем сказал чтото девушке с нескрываемо-саркастической улыбкой на лице. Ее зелёные глаза выдали заметное удивление, но потом она многозначительно кивнула и быстро вышла из комнаты. Цыган повернул голову к окну, долго глядя в одну точку. Казалось, он серьёзно обдумывал предложение чужака. Вскоре цыганка вернулась, в руках она держала круглый металлический поднос, на котором стояла початая бутылка дешёвого красного вина «Вермут» и на четверть наполненных бардовой жидкостью, два гранённых стакана. Жестом, предложив выпить вина, барон поменял позу, принял сидячее положение и, взяв стакан, одним махом опрокинул его, после, налив себе ещё вина. Писатель подивился такой прыти, слегка пригубив стакан, хотел было положить его на поднос, однако барон, улыбнувшись, жестом показал, чтобы тот пил до дна. Пришлось повиноваться. Крепче сжав стакан, писатель сделал несколько глубоких глотков, но не выдержал, откровенно сморщившись от вкуса этой кислятины. Ему вдруг сильно захотелось чем-нибудь закусить или запить сладкой водой, но на подносе кроме бутылки дешёвого вина ничего не было. Поборов себя и допив остаток, он положил пустой стакан на поднос, вновь задав свой вопрос, так что же решил барон? Однако барон ответил, что ему надо сделать пару важных звонков. Он достал из нагрудного кармана сотовый. Говорил довольно продолжительно, минут пятнадцать, мельком наблюдая за незнакомцем. К этому времени писатель почувствовал, что голова его становилась тяжелее и тяжелее, начало сильно клонить ко сну. Он подумал, что вино было очень хорошее и оттого так быстро ударило, но внезапно его поразила мысль, что от трёх глотков вина так не пьянеют и не тянет спать. Мысль, поразившая его, трансформировалась в другую, более безумную — снотворное?! Подсыпали снотворное? Но зачем? Паника, пробудившаяся в нем, постепенно охватывала все его существо. Страх за свою жизнь сковал невидимыми цепями, но он не успел ничего предпринять, глаза невозможно слипались, а затем мозг отключился и писатель провалился в глубокий сон…

Писатель написал роман и теперь находился на презентации своей книги. В огромном теплом зале с белыми мраморными колоннами слышались гулкие голоса скандальных критиков, известных литераторов и таких же молодых писателей, как он сам. На столе рядом с роскошным букетом алых цветов и красивой, чёрной шариковой ручкой для автографов, стопкой лежали книги, подготовленные к раздаче, от которых разило типографской краской. Рядом стояла в элегантном вечернем, тёмно-синем платье с белыми блёстками, студентка из родного университета, в которую автор был безумно влюблён с самого первого курса. Она улыбалась со всеми остальными, держа в руках пенящийся бокал шампанского.

Массивные, дубовые двери со скрипом приоткрылись, в зал вошёл цыганский барон, держа в руках тяжёлый серый мешок. Он ехидно улыбнулся, блеснул верхний ряд золотых зубов, и бросил к ногам писателя свою ношу. Из мешка звонко выкатились медные кругляшки. Автор романа нагнулся и подобрал горсть монет. При ближайшем рассмотрении они оказалась проржавевшими фальшивками. По залу прокатился тихий скромный ропот, превращаясь в одиночные смешки, перераставший в громкий смех. Окружающие, перешёптываясь, показывали на него указательными пальцами. Студентка неожиданно уронила свой бокал, и он разлетелся на мельчайшие осколки. Постепенно отдаляясь от писателя, она присоединилась ко всем остальным в зале и, не удержавшись, рассмеялась, глядя ему прямо в глаза. По стенам замелькали тени и одна из них приняла очертания огромной собаки. Ему захотелось покинуть это место, он подбежал к двери и потянул за ручку, но она не поддавалась. От отчаяния он начал бить по ней руками и ногами, как вдруг увидел, что его левая рука и нога покрылись льдом, онемели, и он перестал их чувствовать…

Когда писатель проснулся, он понял, что лежит в грязной, маленькой комнате. Одинокая тусклая лампочка под низким полотком, мерцая, едва освещала помещение. Откуда-то издалека, пробирая аж до самих костей, доносился пронзительный собачий вой. В воздухе висел тяжёлый больничный запах, представляющий собой сгусток спирта, йода и ещё каких-то лекарств. Что-то мешало открыть правый глаз. Он нащупал тугую повязку на голове, все тело невыносимо ныло и болело. Писатель попытался встать, но не почувствовал своей левой руки и ноги. С жуткой болью он повернул голову и чуть не потерял рассудок — ему ампутировали левую руку до локтя, а левую ногу — до колена. Он попытался позвать на помощь, но сумел издать лишь нечленораздельные звуки. Осознавая, что ему отрезали язык, он лишился чувств.

Когда писатель вновь пришёл в себя, рядом уже сидел барон. Он с ухмылкой сказал:

— Ты хотел узнать, как мы живём? Теперь ты будешь всегда с нами, никто тебя не будет искать, да и не найдёт!.. После этих слов он резко достал зеркало. В отражении на писателя смотрел одноглазый, обезображенный страшным ожогом, человек с болезненно-бледным лицом. Барон продолжил:

— Теперь тебя каждый день будут вывозить на железнодорожный вокзал и показывать людям, чтобы разжалобить их и вытрясти из них пару монет. Не волнуйся, ты будешь не один, за тобой всегда будут присматривать, чтобы ты не натворил чего-нибудь лишнего. У тебя будет впереди долгая жизнь, чтобы написать свой роман о нас и…, — многозначительно помолчав, добавил, — мы об этом позаботимся. Из тебя сделали кусок мяса, а ты будешь зарабатывать для нас кусок хлеба. Прости, ничего личного, это всего лишь бизнес!.. Цинично сказал он и, громко рассмеявшись, вышел из комнаты.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 460