электронная
126
печатная A5
744
16+
Судьба изгоя: Путь Хиридаи

Бесплатный фрагмент - Судьба изгоя: Путь Хиридаи

Объем:
106 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-5792-3
электронная
от 126
печатная A5
от 744

Посвящается

Насте, Лене, Яне, Наташе, Даше и Юле…


Валюта западного континента

1 золотая — 1000 серебряных.

1 серебряная — 100 медных.

Персонажи

Юкисуна — эльфийка, которая была изгнана из племени за разгульный образ жизни и убийство невиновного.

Хири — девушка из знатной семьи, которой в наследство достался замок и прилегающие к нему земли.

Ямана — дочь тёмного короля, из-за которого разразилась первая война.

Каада — одарённый, которому была дарована сила духа земли, а также лучший воин королевства.

Мируи — внебрачная дочь королевы, которой пришлось ещё ребенком покинуть королевство вместе с ближайшим другом королевы Яманото.


Мицу и Тони — ученики коллегии магов.

Люций — смотритель эльфов.

Эпилог

Действие данного романа будет происходить на западном континенте, двадцать лет назад на нём разразилась война. Эльфы, люди, орки, гоблины, полулюди и древние — все бились друг против друга, но после многих смертей короли всех фракций собрались вместе и решили заключить друг c другом союз. Союз этот в итоге состоялся, но никто не знал, долго ли продлится мир: каждая из рас не доверяла друг другу. Шли годы, эльфы ушли далеко в лес и стали кочевниками, вся их жизнь превратилась в перемещение от одного участка к другому. Древние обосновались в своей крепости, иногда они выходили из неё по ночам и похищали жителей из близлежащих деревень. Орки объединились с гоблинами и стали родственными племенами. Полулюди стали жить среди людей и делиться с ними своими знаниями. И все расы знали, что союзу между ними когда-нибудь настанет конец, и оставался лишь один вопрос: когда и из-за кого?

Глава 1. Начало

На западном континенте расположилась деревня Матабей, в ней жили два брата, похожие друг на друга внешне, но совершенно разные по характеру, да и отношение людей к ним диаметрально различалось: если младшего все любили, то старшего ненавидели. Когда старший доставал из колодца воду, она превращалась в грязь, тогда как стоило подойти младшему, тот брался за верёвку, и грязь преобразовывалась в чистую воду. Старший брат ненавидел младшего, и однажды ранним утром он его убил. Когда жители деревни узнали об этом деянии, они изгнали преступника, говоря при этом: «Будь проклят, изгнанник». Выходя за стены деревни, братоубийца обернулся, чтобы в последний раз посмотреть на место, где он вырос, и увидел своего младшего брата. Тот смотрел на него пустыми чёрными глазами и что-то шептал. Юноша быстро отвернулся в надежде, что это ему показалось, и пошёл по вымощенной дороге через лес. Когда он опустив голову брёл сквозь чащу, его плащ развевался на ветру, длинные белые волосы скрывали половину лица. И вдруг у себя за спиной он услышал пение:

Ничего на свете лучше нету,

Чем бродить друзьям по белу свету.

Тем, кто дружен, не страшны тревоги.

Нам любые дороги дороги.

Нам любые дороги дороги.

Мы свое призванье не забудем:

Смех и радость мы приносим людям!

Нам дворцов заманчивые своды

Не заменят никогда свободы.

Наш ковер — цветочная поляна,

Наши стены — сосны-великаны,

Наша крыша — небо голубое,

Наше счастье — жить такой судьбою.

Мимо него проехала карета, запряженная ослом, на которой пели песню петух, кот, собака и молодой парень.

Хиридая протёр глаза, но видение все равно никуда не исчезло. Спустя минут двадцать мимо быстро пробежали воины, они остановились подле юноши, чтобы узнать, не видел ли он в округе говорящих животных. Тот рассказал солдатам, что звери проезжали здесь совсем недавно, и указал, куда они направились.

Спустя какое-то время Хиридая добрался до маленькой деревушки. Выйдя на площадь, он заметил, что все жители поселения смотрят на него неодобрительно. Денег у него не было, поэтому он пошёл искать себе подработку. Зайдя в одно из торговых зданий, он спросил у купца, не нужен ли ему помощник, на что тот ответил:

— Есть у меня дело, которое было бы тебе по плечу: одна девушка украла мой амулет, верни его мне, и тогда я тебе за это заплачу.

— Хорошо, а кто она?

— Она живёт через три дома отсюда в двухэтажном особняке, построенном из красного дерева, на стене слева висит щит прямоугольной формы.

Хиридая направился к этому дому, дождался наступления темноты и украдкой проник в жилище, внутри находилось множество витрин, в некоторых из них лежали драгоценные кинжалы, в других — всевозможные бриллианты, кристаллы и самоцветы. Также в особняке обнаружился камин, возле которого стояло кресло красного цвета, и тут же располагалась лестница того же оттенка, ведущая на второй этаж. Хиридая медленно пошёл по ней наверх, там на кровати спала женщина, и на шее у неё висел амулет. Хиридая подошёл к ложу и потянулся к оберегу. Стоило ему только прикоснуться к камню, как женщина быстро схватила юношу за запястье и больно сжала ему руку.

— Не думала, что он отправит за амулетом такого никчемного вора.

— Я не вор, просто мне нужны деньги.

— Раз тебе нужны деньги, то не хотел бы ты поработать на нас? Во всяком случае, мы заплатим, больше…

— Кто это «мы»?

— Гильдия воров.

— Согласен. И где же вы обитаете?

— Иди за мной.

Девушка встала с кровати, взяла Хиридаю за руку и потащила вниз, они спустились на первый этаж, девица подошла к камину, нажала на выступающий сбоку камень, и очаг начал медленно отъезжать в сторону. За ним показалась каменная лестница, ведущая вниз, они спустились по ней, и попали в средних размеров зал, по стенам которого висели факелы, посередине стоял стол, а на нём лежала карта деревни. Некоторые дома были обведены красным кругом.

Она указала пальцем на один из домишек и сказала: «Иди в него, там будет золотой скипетр. Принеси его мне».

Хиридая отправился к тому дому, но стоило ему только зайти внутрь, как юношу обступили жители деревни, и тогда он понял, что это была ловушка. Он понёсся к воротам, ведущим вон из поселения, и только оказавшись снаружи и пробежав еще немного, он ощутил боль и заметил торчащую стрелу. Хиридая дополз до леса, прижался к дереву и, перед тем как потерять сознание, увидел среди кустов своего младшего брата. В это время по дороге проходил мужчина со своей дочерью. Девочка, увидев юношу, подбежала к нему, её отец бросился следом. Мужчина вытащил из Хиридаи стрелу, прижал рану, закинул юношу на спину, и все вместе они пошли домой.

К вечеру затянувшие небо тучи неожиданно разошлись. Алое солнце, точно на перину, легло у горизонта на лёгкие белоснежные облака, на багровом небосклоне обрисовались острые вершины гор. Наступил короткий час, когда день сменяется сумерками, очертания предметов приобретают таинственную расплывчатость и даже вечернее пение кривокрылов становится мягче и благозвучнее.

Он несколько суток провел в беспамятстве, девочка приходила каждый день и сидела на стуле, пристально на него глядя. И вот однажды зайдя в комнату, она увидела, что Хиридая сидит на кровати и пустыми глазами смотрит в одну точку. Девочка бросилась за подмогой.

— Он проснулся! — крикнула она отцу, работавшему в это время на собственном поле.

Лишь только услышав слова дочери, тот вытер пот с лица и не спеша пошёл в комнату, отведенную под спальню Хиридая. Зайдя в помещение, отец девочки подошёл к юноше, чтобы узнать, как тот себя чувствует, и, спросив, что же с ним приключилось, обернулся к дочери и попросил её принести еды. Девочка опрометью помчалась на кухню.

— Что с тобой случилось? — спокойно спросил мужчина у Хиридаи.

Тот лишь посмотрел на него и опустил глаза в пол, сказав только:

— Я совершил поступок, в котором мне нет оправдания, и за него я буду расплачиваться до конца своей жизни.

— Как я понимаю, смысла спрашивать, что за поступок ты совершил, нету. Ты и сам не хочешь о нём рассказывать.

— Да, — ответил Хиридая и потупился. В это время приоткрылась дверь, и в комнату зашла девочка, держа в одной руке глиняную тарелку с похлёбкой, а в другой — отломанный кусок хлеба… Она медленно подошла к Хиридаи и протянула ему кушанья. Он же их принял и тряхнул головой, выражая этим свою благодарность, после чего девочка быстро выскочила из комнаты на улицу.

— Она смотрела за тобой несколько дней, с тех самых пор, как мы принесли тебя сюда, — сказал с улыбкой отец девочки.

— Как долго я уже здесь?

— Четыре дня.

— Ясно…

— Как ваше имя? — спросил Хиридая у мужчины.

— Яманото.

Пролежав ещё некоторое время в комнате, Хиридая затем вышел из дома, чтоб подышать свежим воздухом и посмотреть, где же он сейчас очутился. Выйдя на улицу, первым делом он обнаружил, что все это время находился в небольшом доме, полностью построенном из дерева, а дом, в свою очередь, стоял посреди леса. Увидев отца девочки, тренировавшегося с мечом, он подошёл к нему с просьбой:

— Простите, но не можете ли вы научить меня обращаться с мечом так же, как вы?

— Я-то могу, но осилишь ли ты мои тренировки?

— Осилю, — Хиридая взглянул на мужчину с уверенностью.

— Тогда ладно, начнём с завтрашнего дня, но, если станешь жаловаться, что устал, и захочешь бросить, я больше не возьмусь тебя тренировать, а сейчас иди к моей дочери и вместе с ней отправляйтесь в лес, она поймёт зачем.

Яманото продолжил тренироваться с мечом, Хиридая тем временем пошёл к девочке. Она сидела на траве возле дома, и пела песню:

People

Demons are crying

We can be better

Are there any more tears to cry

Why you feel so alone all against the world

Хиридая тихо подошёл к дочери Яманото, и оставаясь незамеченным стал слушать песню девочки:

When you used to sing alone

Song of faith you can change

It’s not too late

People stop fighting!

Demons are crying

Тут она повернула голову и увидела Хиридаю, который стоял и смотрел на неё. Она тут же подскочила, и покраснела до корней волос.

— Красиво ты поешь.

— Спасибо, — ответила она дрожащим голосом.

— Твой отец сказал нам с тобой идти в лес и, что ты поймёшь зачем.

— Хорошо, сейчас вернусь, — ответила она и побежала в дом.

Хиридая остался её дожидаться; его белые длинные волосы развевались на ветру. Спустя несколько минут он увидел, как девочка возвращается к нему с луком, который был, считай, почти с неё размером, она держала его в левой руке.

— Мы пойдём на охоту, — сказала она тихим голосом, не поднимая глаз.

Хиридая посмотрел на неё, она была в тёмных, порванных от старости штанах, поверх — зелёная курточка, кожаная обувь, подошвы которой уже отваливались. У девочки были длинные чёрные волосы, ярко-голубые глаза, худышка с мальчишеской грудью, на вид где-то лет 14.

— Перед тем как мы зайдём в лес, можешь назвать мне своё имя?

— Меня зовут Мируи.

— Меня Хиридая.

Не говоря больше ни слова, они вошли в лес, вокруг стояла сплошная стена из высоких деревьев, закрывающих собой солнце. Шли они тихо, чтобы не спугнуть животных. Неожиданно Мируи подняла руку вверх, знаком показывая остановиться. Девушка натянула тетиву и пустила стрелу, которая пролетела между деревьев, а затем они услышали звериный вой. Мируи вместе с Хиридаей прошли вперёд, тут-то они и увидели большого зверя. Тот лежал.

Хиридая никогда раньше не видел такого животного, но и на охоту он никогда не ходил (они с братом в основном сидели дома, разговаривали лишь наедине, находясь либо в своей комнате, либо в одиночестве сидя на поле возле собственного дома, так, чтобы этого никто не увидел). Тогда я ещё не понимал, почему мы не могли говорить, находясь среди других людей; мне тогда было 13 лет, а ему 11). Подойдя к незнакомому существу, Хиридая осмотрел его: оно походило на волка оранжевого цвета, у него было шесть глаз, отличающихся размером — одни больше других, из пасти текла кровь, стрела попала прямо в горло монстра. Мируи подошла к нему, присела и, проведя рукой, закрыла все его глаза, сказав при этом:

— Покойся с миром, — достала клинок и начала разделывать зверя.

Хиридая смотрел на это и вспоминал кровь брата на своих руках, у него быстро заколотилось сердце, в глазах начало темнеть, и тут он услышал голос Мируи:

— С тобой всё в порядке? Плохо себя чувствуешь?

Хиридая протёр глаза, начиная приходить в себя.

— Всё в порядке.

— Ты просто на несколько минут выпал из реальности, я подумала, что тебе стало плохо, но я уже закончила разделывать кину, и мы можем возвращаться домой.

— Так вот как называется это животное.

— Да, а ты раньше их никогда не видел? — удивлённо спросила Мируи.

— Нет, не доводилось выбираться за стены моей деревни, у нас не промышляли охотой, только земледелием, так что и мяса я никогда не ел, особенно кины. А много их в этом лесу?

— Да, очень, и нам лучше побыстрей уходить, в основном они ходят стаями.

— Хорошо, пойдём, я понесу нашу добычу, — произнёс он и взял вырезанные ножом куски, с которых ещё стекала кровь, перепачкавшая ему обе руки.

И они направились в сторону дома Мируи

— Можешь спеть какую-нибудь любимую песню.

— Хорошо, — сказала она и начала петь восхитительным голосом:

Только словам дарю я жизнь,

Но их уже не стало.

Только в сердце живут они, время во льду уже не страшно.

Так иди уже, будь сильней, чем был, ты ведь больше не один.

Поверь, пожалуйста, в слова снова.

И рождаются, исчезая во тьму, но тревожат твоё сердце.


Время во льду уже не страшно, иди же, мои слова с тобой.

По-о-оверь!

Перестав петь, Минаями смущённо посмотрела на Хиридаю:

— Ну как?

— Отлично.

Она тут же покраснела от смущения и опустила голову.

Когда они вышли из леса, был уже вечер, чему Хиридая сильно удивился.

— Как долго мы находились в лесу? — спросил он у Мируи.

— Несколько часов. В лесу время течёт быстро.

У дома их уже ждал Яманото, Мируи стремительно подбежала к нему и что-то прошептала, отец же кивнул ей головой. Хиридая подошёл к Яманоте и спросил, куда положить тушу животного.

— Иди на кухню, Мируи тебе покажет, — сказал тот и медленным шагом пошёл в лес.

Хиридая же понёс тушу убитого зверя на кухню.

Зайдя туда, Мируи села за стол и посмотрела на огонь в печи, а потом перевела взгляд на Хиридаю.

— Куда положить мясо?

— На стол.

Хиридая подошёл к ней, положил мясо на столешницу и посмотрел на Мируи:

— Что делать дальше?

— Сейчас я приготовлю ужин, подожди немного.

Прошло уже несколько часов, за это время они съели жареную кинину, Мируи ушла спать, а Хиридая остался на кухне — дожидаться Яманоту и задаваться вопросом, что же сказала ему Мируи, и зачем он пошёл в лес. Хиридая вышел на улицу и увидел, как Яманату медленно выходит из чащи, тот подошёл к Хиридаю и сказал:

— Иди спать, завтра начнётся обучение, — и вошёл в дом. Хиридая так и не смог спросить, что Яманото делал в лесу. Посмотрев на лесные заросли, среди деревьев он снова увидел своего младшего брата, тот смотрел на него. Хиридая закричал:

— Чего ты от меня хочешь? Зачем преследуешь меня? Тебя нет, я тебя убил.

Тот лишь улыбнулся и остался стоять среди деревьев, Хиридая забежал в дом и быстро направился в спальню, где лёг на кровать и попытался уснуть. Он услышал стук в окно, но боялся посмотреть, кто там стучится, всё же, любопытство взяло верх, взглянув на окно, он снова увидел своего брата, тот тихо говорил:

— Впусти меня.

Хиридая отвернулся от окошка и попытался заснуть; стук продолжался ещё около получаса. Когда он стих, юноша успокоился и спустя некоторое время забылся сном.

На следующее утро Хиридая проснулся от ощущения, что на него кто-то смотрит, это был Яманото.

— Готов к тренировкам?

— Готов.

— Тогда вставай и выходи на улицу, я буду ждать тебя там.

Хиридая подскочил с кровати как ужаленный, оделся и выбежал на двор, бросился к Яманото и впился в него взглядом.

— Прежде чем я начну обучать тебя владению мечом, ты должен пойти в лес и поговорить с лесными духами, туда, куда ходил вчера я, но путь к ним ты должен отыскать сам, лишь немногие смогли найти их, тут всё зависит от того, захотят ли они тебе показаться. Ты должен быть очень внимательным, стать с лесом единым целым. И если сможешь отыскать духов, тогда я и буду тебя обучать.

— Хорошо, тогда я прямо сейчас отправлюсь в лес на их поиски, — Хиридая развернулся и пошёл в чащу, тут за спиной он услышал крик девочки:

— Подожди, — она подбежала к Хиридаю и дала ему оберег, на котором был изображён Уроборос. — Это мой амулет на счастье, и я хотела бы передать его тебе, — протянула она ладонь, на которой лежал дар.

Хиридая взял амулет и надел его на шею.

— Спасибо, буду беречь его как зеницу ока, — пообещал он.

Мируи покраснела до корней волос, в её глазах стояли слёзы радости.

— Береги его, этот оберег Мируи подарила её мама, я удивлён, что она решила передать его тебе, особенно если учесть как давно она его хранила.

Хиридая кивнул, взглянул на Яманото, и улыбнулся девочке.

— Я скоро вернусь.

— Уж постарайся, — сказал Яманото, и серьёзно посмотрел на Хиридаю.

Тот развернулся и пошёл в лес…

Глава 2. Король духов

Хиридая шёл по дороге, оглядываясь по сторонам в надежде углядеть духов, но он их так и не увидел. Везде стояли высокие деревья, закрывавшие солнце, было слышно пение птиц, рядом протекала шумная река. Хиридая подошёл к ней и вспомнил слова Яманото:

— Стань с лесом единым целым.

Юноша приблизился к дереву, сел на колени, закрыл глаза и стал прислушиваться к тому, что происходит вокруг. Он слышал пение птиц, шум ветра. Ещё несколько минут помедитировав, он почувствовал, что его кто-то тянет за штанину. Обернувшись, он увидел толпу маленьких существ, они были зелёного цвета, так что, считай, полностью сливались с травой, в их глазах отсутствовали зрачки, имелись только белки глазных яблок. Посмотрев на него, они все повернулись боком, показали вправо и пошли в том направлении. Хиридая встал и направился вслед за ними, шли они медленно и подпрыгивая, и разговаривали между собой на незнакомом для Хиридая языке. Все они остановились около большого озера, расположившегося в окружении деревьев. Посередине озера был островок, на котором сидел Оками и пристально смотрел на Хиридая.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 126
печатная A5
от 744