электронная
6
печатная A5
409
18+
Судьба и Любовь

Бесплатный фрагмент - Судьба и Любовь


5
Объем:
270 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4498-4664-8
электронная
от 6
печатная A5
от 409

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Вступление

Молния вспорола ночное небо, и ливень обрушился, как водопад, на маленькую семейную машину, одиноко двигающуюся по пустынной городской улице.

«Ну и ночка!» подумал водитель, волнуясь. «Темно, как у Дьявола в ж…»

Он глянул на жену, сидящую рядом, затем — в зеркальце заднего обзора — на дочку, малышку лет трёх, пристёгнутую в детском седенье.

— Мам, я устава.

Девочка зевнула, пытаясь не заснуть. Она склонила головку, заглядывая в окно. Она обожала грозы и не хотела пропустить это эффектное явление природы.

— А, Мэри, малышка, понравилось тебе, как мы справили твой день рождения? — развернувшись к дочери, спросила мать. Девочка кивнула и задремала. Улыбнувшись, женщина взглянула на мужа и заметила его тревогу и напряжённое состояние.

Дождь лил как из ведра; «дворники» не справлялись.

«Под водой и то легче было бы вести машину,» думал водитель, вглядываясь во тьму.

— Не волнуйся, милый. — Женщина дотронулась до его руки. — Всё в порядке.

***

Рoскошный автомобиль, чёрный, как полночь, двигался им навстречу.

Шикарно разодетый парень, брюнет, лет двадцатипяти, стройный, скорее даже — худощавый, вёл её так бесшабашно, как будто правила дорожного движения вообще не существуют.

— Мистер Чёрнсын, сэр, — предупредил его компаньён, сидящий рядом. Очень красивый, импозантный, он выглядел гораздо старше своего подопечного. — Даже люди знают правило — «выпил — не садись за руль!»

— Так то — люди! — Молодой водитель рассмеялся. — Роджер, но я-то — не человек!

— Мама мия. — Роджер закатил глаза на секунду. — У вас же человеческое тело! И алкоголь на него действует соответствующе… О Дьявол! Мы же чуть в автобус не врезались! Пустите меня за руль!

— Не употребляй имя Отца Моего всуе! — Водитель снова расхохотался. — Позволь мне напомнить «Заповеди…»

— «Всуе» — значит — «напрасно», вы имеете в виду, а? — произнося это, прекрасные губы Роджера изогнулись в странную, леденящую кровь ухмылку. — А позвольте мне напомнить вам, что ваш Отец поручил именно мне присматривать за вами, и в такой ситуации, как сейчас, вы должны меня слушаться!

— Да ладно, Роджер, я — в порядке!

— Не обращай на него вниманья, Роберт, миленький! — чирикнула симпатичная девица, сидящая на заднем сидении. Она подалась вперёд и начала массировать худощавые плечи водителя, и тот закинул голову, наслаждаясь. Он представил, когда они приедут, как эти же ручки в этих же шёлковых перчатках…

Свет от фар сближающихся автомобилей скрестился, как дуэльные шпаги.

В обоих салонах женщины взвизгнули одновременно, и водители нажали тормоза.

Слишком поздно.

Скользя по мокрой поверхности, машины не смогли даже уменьшить скорость движения.

Сила инерции швырнула девицу с заднего сидения вперёд, в ветровое стекло.

Пуленепробиваемое снаружи, стекло было сделано так, чтобы изнутри оно выбивалось легко, и девица вывалилась на капот в фонтане осколок.

Она скатилась прямо под колёса, и машина слегка подпрыгнула, переехав её тело.

Подобно кашалоту, пожирающему дельфина, чёрный автомобиль буквально вгрызся в злополучную семейную машину, смяв её почти вдвое.

Её крыша была ниже и въёхала в салон, и распятие, висящее на зеркальце заднего обзора, болталось теперь между молодым водителем и его компаньёном.

Автомобили наконец остановились, и, ругаясь, Роберт и Роджер выскочили наружу, словно кипятком облитые.

Они взглянули друг на друга, и Роберт изобразил виноватую улыбку.

Дождь кончился, и полная луна, выглянувшая из облаков, равнодушно взирала на происходящее. Роджер бросил несколько быстрых взглядов вокруг, выясняя обстановку.

— По крайней мере — ни свидетелей, ни полиции, — произнёс он холодно. Затем указал на мёртвую девицу. — «Вперёд и с песней!»

— Если я это сделаю, у меня энергии ни на что уже не останется! — Роберт попытался возразить, но, подчиняясь тяжёлому взгляду своего компаньёна, вздохнул, тихо выругался и приблизился к девице.

Он дотронулся до неё, и та сразу села, словно проснувшись.

— Что случилось? — пробормотала она, с ужасом оглядываясь по сторонам.

— Делай молча, что я скажу, — Роберт буркнул ей, помогая встать.

Он подвёл её к машинам и указал на распятие.

— Убери эту штуку, — приказал он.

Девица послушалась. Она держала крестик в руке, но Роберт так глянул на неё, что она зашвырнула распятие в сторону, подальше, так далеко, как смогла.

Роджер ухмыльнулся опять.

— Очень правильное решеие, — произнёс он с издёвкой.

Не отвечая, Роберт вернулся в машину и попытался отъехать назад.

Намертво сцепленные, автомобили были неразделимы.

— Чёрт, Роджер! — крикнул Роберт. — Придержи эту ё++ную машину!

— Не могу, — тот ответил спокойно. — Внутри ёщё два распятия и один крест.

Роберт плюнул и вылез опять. Немного подумал, потом вздохнул.

— Жалко. Мне эта машина очень нравилась. Ну что ж, сожги её и пошли домой.

— Тут ребёнок внутри. — Роджер указал на семейную машину.

— Живой? — удивился Роберт. — Роджер, я-то — не человек, я не могу убить невинную душу!

— А я — тем более, — получил он холодный ответ.

Роберт приблизился и заглянул внутрь.

Девочка по-прежнему сидела в своём сиденьеце. Головы её родителей были теперь рядом с ней, по обе стороны, но дитя не могло осознать, что это значило.

Она подёргала кудряшки матери, потом погладила светлые волосы своего отца.

Роберт и его компаньён смотрели с изумлением, как она вдруг сняла нательный крест отца и надела на себя.

— Мам, — произнесла она радостно. — Мотли а меня!

— Очень впечатляет, — холодно обронил Роберт и повернулся к своей девице.

— Достань её оттуда! — приказал он.

— Иди сюда, малышка, — проворковала девица, пытаясь исполнить приказ.

Она отстегнула девочку, но, когда вытянула её наружу, дитя устроило крик, царапаясь и даже кусаясь.

«Просто монстр какой-то!» Девица подумала, борясь с ребёнком.

Ей казалось — она пытается удержать взбесившегося дикообраза.

Роберт глянул по сторонам с досадой и тревогой; на ночной пустынной улице пронзительный детский крик звучал громче любой сирены.

— Сделай же что-нибудь! — Воскликнул он, топнув ногой в нетерпенье.

— Я знаю! — Роджер быстро вынул детское сиденье из машины, и девица пристегнула Мэри, вздохнув с облегченьем.

Напрасно дитя извивалось и дёргалось, пытаясь освободиться — ремни держали крепко. Держа сиденье в руках, девица побежала следом за Робертом прочь от машины, оставив Роджера «заметать следы.»

— Мама! Пап! — кричала девочка, вся устремлённая назад, на удаляющуюся навсегда машину.

Взрыв осветил улицу на секунду.

— Концы в воду. — Ухмыльнулся Роджер, догнавший своего хозяина.

— Смотрите, в церкви кто-то проснулся! — С трудом переводя дыхание, девица указала на близстоящее здание. — Свет зажгли… Она такая тяжёлая! Давайте её здесь оставим.

— Лучше бы в полицию, или госпиталь… — Роберт состроил недовольную физиономию от такого предложения.

— Да нет, — возразил его компаньён. — Тут до всего далеко.

— Ну и ладно, — Роберт согласился. — Быстрее, быстрее, а то нас увидят!

Девица поставила сиденье на ступеньки, и все трое скрылись в тёмном проходе между зданиями.

* * * *

Роберт завтракал, когда его компаньён бросил газету на стол и указал на статью.

— Ребёнок живМария Яблонская… — Роберт прочёл вслух, пробежав глазами заметку. — Видишь — ни слова о нас!

— Мама мия, — Роджер ответил, закатив глаза на секунду. — Помните; ``Нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся!``

— Ага… — Роберт ответил, не слушая; другая колонка новостей привлекла его вниманье.

И встретились снова…

Это было очередное благотворительное мероприятие, и Роберт Чёрнсын умирал от скуки. Сорокадвухлетний, респектабельный бизнесмен, не в первый раз принимал он участие, как спонсор, в подобных событиях и знал всё наперёд; слова, выступления, он выпишет чек, репортёры всё это зафиксируют…

Просто, банально, и кошмарно скучно. Роберт с трудом удержал зевоту.

Он совершенно забыл об аварии, произошедшей почти восемьнадцать лет назад и смотрел на выступление гимнасток с равнодушием, не зная, что капитан команды — та же самая девочка, которую они оставили совершенно одну на пустынной ночной улице.

Но эта крохотная гимнастка привлекла его внимание.

Ему нравилась её суровая самоуверенность. Она не была девушкой «его мечты», но её гибкое, фигуристое, очень женственное тело впечетляло. Но больше всего Роберта привлекла огромная копна её волос, золотисто-платиновых, ловко уложенных в замысловатую компактную причёску.

Роберт почувствовал возрастающий интерес и небрежно обратился к сидящему рядом с ним священнику, отцу Франку.

— А это что за девушка в ярко-зелёном костюме?

— Мария Яблонская, — тот ответил, улыбаясь. — Наша гордость. Она могла бы быть профессиональной спортсменкой, но бедняжка совсем не честолюбива!

— Ну это вряд ли, — пробормотал Роберт, вглядываясь в неё.

«Да нет, она просто понимает, что с такими „буферами“ ей профессионалкой не быть,» подумал он, любуясь её фигуркой, обтянутой спортивным купальником. «Чёрт, почему мне её имя кажется знакомым?»

Внезапно он вспомнил.

«О мой Отец!» он вскрикнул в мыслях.«Это же ОНА! Точно она… Ой, как нехорошо получилось… Надо бы позаботиться о ней. А то ухлопал по пьянке её родителей — и в кусты? Ну кто же мог предположить, что они были её единственными родственниками

— Представьте меня ей, пожалуйста, — обратился он к пастору снова.

— Разумеется, мистер Чёрнсын, — ответила настоятельница Мать Августина. — Мэри — хорошая, послушная девочка.

— И сколь послушна эта послушница? — Роберт прищурился на Мать Августину, и та вспыхнула, пробормотав; — Нормально… для послушницы…

Отец Франк нервно хихикнул. Он слишком хорошо знал крутой характер этой волевой девушки.

— Я всё улажу, — Мать Августина произнесла уверенно, но в душе не имея ни йоты этого чувства.

***

Мэри отработала свою часть программы и посмотрела в сторону своих воспитателей. Судя по взглядам, они говорили о ней. И разговаривали с каким-то щёгалем, лет сорока, явно — спонсором. Подперев кулаком подбородок. он уставился на неё, как змей на птичку.

«Снова-здорово,» Мэри подумала с досадой. «Очередной богатый кобель. Почему люди думают — если у них есть деньги, то моральные законы — не для них?»

Отец Франк махнул ей рукой, подзывая, но девушка притворилась, что не видит и ушла в раздевалку. Позади она услышала: «Мэри!» но не оглянулась.

***

Интенсивно вытирая свои длиннющие волосы, Мэри вышла из душа и подпрыгнула от неожиданности, увидя в раздевалке Мать Августину.

— Мэри, — заговорила настоятельница с упрёком.

— Даже и не начинайте, — прервала её девушка, одеваясь.

— Не валяй дурака, Мэри, — Мать Августина продолжила. — Пока ты была ребёнком, сколько раз тебя пытались удочерить! Как с такой ангельской внешностью можно быть таким злобным существом?

— Потому что я не изменю своего пути! — крикнула Мэри. — Бог — мой Отец, и Святая Мария — мне мать!

— Это бред какой-то! — Настоятельница всплестнула руками.

— Да, но вы-то — монахинья! — возразила Мэри.

— Это совсем другое дело!

— Слушайте, я по закону не имею право «постричься» в монахини, пока мне нет двадцати пяти. Но как только я достигну этого возраста… А сейчас… Я — менеджер и капитан команды. Я участвую во всех мероприятиях. Я даю уроки…

— А мы даём тебе квартиру и возможность зарабатывать деньги…

— Но не проституцией! Даже и не расчитывайте!

Мать Августина фыркнула с презреньем. — Не в этом дело!

— А в чём тогда?

— А в том, что мистер Чёрнсын — богат достаточно, чтобы купить весь наш приют, и он достаточно влиятелен, чтобы закрыть его навсегда! Ты же не эгоистка? Я возьму этот грех на себя. Чувство долга и забота о будущем других деток, о которых мы заботимся, должны руководить тобой… Если мистер Чёрнсын так захочет… Нельзя его злить или разочаровывать!

Дрожь охватила Мэри, и зубы её застучали. Напрасно искала она слова, чтобы ответить. Закрутив свои волосы наверх, как обычно, девушка выскочила из раздевалки и врезалась в отца Франка. Тот нервно улыбнулся.

— Мэри, мистер Чёрнсын будет оплачивать твоё проживание в корпусе №7. Там и охрана, и обслуживание, даже горничная будет приходить убирать квартиру…

Девушка попятилась, глядя на него так, словно он предложил ей пойти в камеру пыток. Развернувшись на месте, она бросилась в панике по лестнице вниз, в подвал.

«Прочь, прочь, прочь!» билось в её голове. «Что же мне делать?» Она знала секретный лаз в подвале и часто использовала его для побега. Приблизившись к каменной стене, она привычно напудрила тальком ладони и влезла вверх почти без усилий. Протиснувшись сквозь лаз, выходящий на уровне тротуара, она отползла от здания и поднялась на ноги. Прохладная темнота летней ночи помогла ей немного успокоиться. Она взглянула на небо.

Почти в центре города, зажатая между угрюмыми каменнами зданиями, девушка чувствовала себя, словно стоящей на дне колодца.

Две-три звёздочки поддерживающе мигнули ей с небес, и, не в первый раз за свою одинокую жизнь, Мэри заплакала, выкрикнув вверх; — Господи, дай мне силы! Поддержи меня!

— Ух ты! Вот это страсть! — прозвучал глубокий мужской голос.

Мэри подпрыгнула от неожиданности, глянула по сторонам, и волосы у неё встали дыбом от страха. Обычно это улица была пуста, но не сегодня! Она увидела несколько машин припаркованных вокруг, и незнакомые ей люди окружали её, блокируя все пути к побегу или отступлению. «О Боже,» подумала она, леденея.

— Такая хорошенькая и такая темпераментная, — продолжил тот же странный голос — вроде бы вежливый, почти ласковый, но звучащий с явной угрозой.

Мэри облизнула внезапно пересохшие губы и небрежно сунула руки в карманы.

Она никогда не выходила наружу без кастета, и сейчас нащупала его, приготовясь драться до конца. Она изучала самооборону и подумала;«Вы меня так просто не заполучите, не надейтесь

— Слушайте, — она произнесла миролюбиво. — Я здесь живу, в соседнем здании. Я вас не видела… Я вас не знаю, пожалуйста, просто пропустите меня домой…

— А ты что же, молиться сюда пришла? — настаивал мужчина, невидимый в тени здания. — Почему ж ты не пошла в часовню, а вылезла из какой-то дыры?

Он здесь — хозяин — это ясно…

— Послушайте, — Мэри обратилась уже лично к нему. — Никому не нужны неприятности и проблемы. Похоже вы меня знаете, и я просто умоляю вас, отпустите меня.

— Посмотрим… Если только ты честно ответишь, почему ты покинула здание таким путём?

— Я хотела сохранить свою чистоту, — Мэри ответила тихо, но чётко. — Но теперь я вижу, что вляпалась в гораздо худшее дерьмо и завязла по самые уши!

Все засмеялись, даже сама Мэри. Она потеряла всякую надежду, но и страх её улетучился тоже.

— Ну ты даёшь! — Мужчина покачал головой. — Неужели монашки такие слова употребляют?

— Монашка? — угрожающий шёпот пробежал по толпе, и Мэри задрожала опять, не понимая, что вызвало такую злобу.

— Что ж, думаешь Бог тебя защитит, если я позволю моим людям делать с тобой что им вздумается?

— Нет, — она ответила сразу и спокойно.

— Это почему же?

— Не Бог управляет этим миром.

— Да? А кто же тогда?

— Дьявол. Могу процитировать пассажи из Библии в качестве доказательств.

— Да нет, довольно на сегодня, и так время извели. Послушай меня теперь, Мэри. Я — очень занят, но я хочу поговорить с тобой действительно о многом. Могла бы ты мне выделить два-три часа в день? Я обещаю, мы будем встречаться только в общественных местах, на людях?

— И вы устроили весь этот кошмар только для этого? Миленько.

— Что ж, может я немного и перегнул палку, но, как, ты согласна встретиься со мной для чисто дружеской беседы, и не будешь наровить выбить мне зубы?

Мэри изумилась, поняв его намёк на кастет, который она по прежнему сжимала в кармане. «Как он догадался?»

— Ну ладно, — она пробормотала, смутившись.

— Отлично! Завтра жди меня в кафе «Зелёная улица», это как раз через дорогу, между книжным магазином и McDonalds.

— Я поняла.

— Жди меня до часу дня. Я надеюсь, что смогу выбраться… Кстати, я собираюсь использовать твоё время, так что и оплачивать его буду. Тридцать долларов в час тебя устроит?

— Это — шестьдесят в день, даже если вы не приедете? — изумилась Мэри. Она никогда ещё столько не зарабатывала.

— Ну, иногда может и больше получаться… А, ты хочешь больше? Только за разговоры? Ох ты, какая жадина! Я же тебе ещё и квартиру оплачиваю…

— Вы?! — Мэри вскрикнула злобно. Она метнулась к нему, но мужчина тоже шагнул на свет, ей навстречу, и она узнала Роберта Чёрнсына.

Он самодовольно улыбался, но когда их глаза встретились, выражение её лица смыло его ухмылку.

— Что с тобой? — спросил он удивлённо. Мэри вздохнула.

— Ничего, — пробормотала она, безвольно уронив руки. — Я просто поняла — от судьбы не убежишь… Я искренне пыталась…

— Мэри, дорогая, пожалуйста, не думай обо мне так! Секундочку, что тебе твои воспитатели сказали обо мне?

— Ничего такого. Просто, что вы будете оплачивать моё проживание в самом рoскошном корпусе общежития, так что мне надо слушаться вас во всём. Понятно ЧТО это значит.

Мэри пожалела, что она сказала это. Глаза Роберта сверкнули жёлтым огнём, и такой гнев исказил его прекрасное лицо, что девушка невольно шагнула назад.

Но он мгновенно взял себя в руки и произнёс ей спокойно:

— Мне очень жаль, что так получилось.

Он повернулся к своим людям, приказал что-то тихо и снова обратился к Мэри:

— Пойдём.

Он проводил девушку до её старой квартиры.

— Переезжай, дорогая, я ещё загляну к тебе сегодня.

***

Не так уж много вещей было у Мэри. Весь переезд занял меньше часа.

Она распаковывала последнюю сумку, когда услышала звонок в дверь.

Мэри открыла. Это был Роберт.

Он выглядел усталым, расстроенным и угрюмым, и Мэри почувствовала волну нежной жалости к этому, практически незнакомому для неё человеку.

Она даже невольно подняла руку, чтобы погладить его щёку, но не решилась.

«Господи, что это со мной?» подумала она потрясённо. «Я никогда ни к кому не испытывала такого сильного чувства…»

— Что случилось? — пробормотала она.

— Я поговорил с твоими воспитателями, — он ответил, тяжело вздохнув. — Не волнуйся, они не будут тебя беспокоить. Могу я тебя обнять или подумаешь — они были правы и я только хочу затащить тебя в постель?

— Нет… — Она подалась к нему. — Спасибо, что заступились.

Он обнял её совершенно по-отцовски. Мэри замерла, наслаждаясь чувством спокойной защищённости, и, когда он разжал руки, она почувствовала потерю, ей хотелось, чтобы это объятие никогда не кончалось.

— Мэри, я должен предупредить тебя и признаться — я — не обычный человек.

— Да, — Она даже хихикнула. — Вы — мой ангел-хранитель.

— Что ж, — Роберт замялся. — Ты частично права. Слушай, Мэри, это будет очень длинный разговор, а мне надо уходить. Увидимся завтра, я надеюсь.

— До завтра! — прошептала она, запирая дверь.

Не закончив разборку, Мэри прыгнула на кровать, обхватив себя, словно пытаясь восстановить то немыслеммое чувство, какое она испытала в его руках.

Она заснула мгновенно, едва её голова коснулась подушки, и во сне Роберт обнял её снова, но совсем не так, как в реальности, а так, как она даже не решалась мечтать наяву.

Первое свидание

Мэри проснулась. «Моё первое утро в новой квартире,» подумала она, открывая глаза.

Она так и замерла, потрясённая, затем вскочила, дико глянув по сторонам. Вся её спальня была украшена цветами. Девушка вскочила, побежала из комнаты-в-комнату…

Цветы… Везде цветы… Даже в ванной.

Покусывая губы, Мэри набрала телефон охраны здания.

— Это 7—26, — представилась она. — Кем и когда были доставлены цветы в мою квартиру?

— Прошу прощения? — голос охранника прозвучал с удивлением. — Не в мою смену, это точно.

— А когда началась ваша смена?

— Вчера, с девяти вечера.

Мэри швырнула трубку.

— Всё равно узнаю, — прошептала она раздражённо.

***

Мэри села перед зеркалом, тщательно накрасилась, затем занялась волосами.

Это была не лёгкая задача, но девушка уже привыкла к этому. Когда она закончила, её волосы, закрученные на макушке крутыми кольцами, напоминали волшебную золотую змею, греющуюся в лучах солнца.

Подобрать одежду оказалось сложнее.

Долго девушка перебирала свой более чем скромный гардероб.

— Как глупо, — пробормотала она, покусывая губу с досады. — Первое свидание в моей жизни, а одеть нечего!

В конце-концов она выбрала скромные чёрные брюки и свою любимую, изумрудно-зелёную блузку. Она опять взглянула в зеркало и в первый раз заметила, что ткань очень выгодно подчёркивает её перегибчатую фигуру. Её щёки вспыхнули.

Изумляясь сама себе, Мэри смотрела, как её рука, поднялась к горлу и расстегнула две верхние пуговки. Она отдёрнула блузку и опять уставилась на своё отражение.

— «Не вводи брата своего в искушение», — прошептала она, пытаясь заставить себя застегнуться наглухо, как обычно. Она не могла!

— Да ладно, дура я какая! — отругала она себя. — Эдакий-то мужчина… Что, развращу я его что ли? Он — не монах, да уж, могу поспорить — не девственник.

Однако она сняла нательный крестик — он уж слишком указывал на складку между её грудей.

— Не надо перегибать палку, — сказала она себе, снова проверяя свой внешний вид.

Её взгляд остановился на цветах рядом с зеркалом, и девушка обозлилась опять.

«Миленько,» подумала она. «Пока я спала, какой-то мужчина… А может даже мужчинЫ! расхаживали здесь, расставляя цветы! Хорошо хоть я не улеглась голой…»

***

В обговорённое время Мэри вошла в кафе. Столик был заказан, и официант проводил её. Мэри взяла меню, но когда увидела цены, то чуть не упала со стула. Она никогда не ходила в столь рoскошные рестораны и даже не представляла, что такие цены бывают.

«Господи,» подумала она, «Надеюсь, раз он пригласил меня сюда, то он и оплатит. А вдруг он не сможет выбраться? Неужели прийдётся извести всю наличку только за один обед? Миленько

Она заказала сок и салат и приготовилась ждать. Она по-прежнему злилась, думая о цветах в своей квартире и приготовила несколько ядовитых фраз по этому поводу.

Но Роберт запаздывал, и она пересидела своё чувство и остыла, наблюдая бесконечный поток пешеходов и машин, снующих за окном, Бог знает по каким делам.

***

Уже был час дня, Мэри надоело ждать, но она заставила себя посидеть ещё несколько минут. Она уже собралась уходить, когда увидела лимузин остановился перед входом.

Крепкий, высокий мужчина откыл дверь, и Чёрнсын быстро выбрался наружу.

Глаза Мэри сверкнули от радости. Первый раз в её одинокой жизни кто-то заступился за неё, и она чувствовала к Роберту больше, чем просто благодарность.

Мэри наблюдала, как он говорил по мобильнику. Невысокий, худощавый брюнет, он выглядел очень элегантно и по-мужски грациозно. Когда он поворачивался, его изящное тело извивалось, как у змеи, и его рoскошный, иссиня-чёрный деловой костюм усиливал это сходство. «Ох ты, Змей-Искуситель,» Мэри подумала невольно. «Ну что ж, поборемся

Роберт проверил время и вошёл в кафе. Мэри махнула ему рукой, и он приблизился с улыбкой на его тонких, змееподобных губах. Двое высоких, плечистых мужчин последовали за ним и сели за соседний столик. Мэри покосилась на них с любопытством.

— Это один из них мне принёс цветы, а? Подмазали охрану в моём здании, не так ли? Признайтесь!

— Нет, птичка, я объясню. — Роберт заказал свой обед и повернулся к Мэри опять.

— Я хотел, чтобы твоё первое утро в новой квартире было необычным. Запомнилось чтобы. Поэтому я сделал вот так! — Он щёлкнул пальцами, и девушка ахнула, видя прелестный букетик ландышей, что возник на её тарелки из ниоткуда.

— Ух ты! Миленький трюк, — пробормотала она и пошутила;

— Не устали вы пальцами щёлкать, пока всю мою квартиру наполнили?

Она полюбовалась цветами, но невольно покосилась опять на мужчин за соседним столиком. — И вы всегда — с телохранителями?

— Приходится, — Роберт ответил серьёзно. — У меня слишком много врагов.

— Они оба такие красивые, — Мэри высказала своё удивление. — Я-то думала — все охранники похожи на горил.

— Не обязательно, котёнок… — Роберт не закончил. Он хотел сказать: «Я пользуюсь вещами только высшего качества», но побоялся, что она не правильно истолкует это.

— Особенно тот, слева, — Мэри продолжила. — У него такое умное, интелегентное, даже, пожалуй, одухотворённое лицо. Он выглядит, скорее, как какой-нибудь сенатор, или даже профессор.

— Его зовут Роджер Сатанни, и он больше, чем просто мой телохранитель. Он — мой камердинер, помощник и компаньён. Иногда это просто жизненная необходимость иметь его рядом.

— А-а-а-га, — Мэри кивнула. Тревожное чувство охватило её сердце.

«Только бы ничего с ним не случилось,» подумала она. «Только бы он не исчез из моей жизни так же внезапно, как появился

— Ну, так как тебе новая квартира? — спросил Роберт.

— Шикарно. — Мэри вздохнула. — Я и не мечтала о таком комфорте. Особенно — кондиционер. А то ночью, когда так душно и жарко…

Она невольно покраснела, видя, как вспыхнули его глаза, и он весь подался вперёд.

— «Пылают грудь ее и плечи», — процитировал он глубоким вкрадчивым голосом. — «Нет сил дышать, туман в очах, Объятья жадно ищут встречи, Лобзанья тают на устах»?

— Ничего подобного. — Мэри горько улыбнулась. — Вы имеете в виду: «Святым захочет ли молиться — А сердце молится ему?» Нет, Я молилась безо всяких проблем.

Она заметила, как он нахмурился, откинувшись назад, на спинку стула, и теперь уже её глаза прищурились, изучая его. — А у вас я вижу проблема с этим, мистер Чёрнсын?

— Меня зовут Роберт.

— Прошу прощения, мист… Роберт, — произнесла Мэри медленно; ей понравилось рокочущее звучание его имени.

— Но вы же знаете, что я — послушница, почему же вас удивляет, что я молилась?

— Не удивляет. Просто обидно, когда хорошенькая девушка мечтает быть заживо похоронeнной вместо того, например, как она встретит свою настоящую любовь.

— Как вы знаете о чём я мечтала? — удивилась она.

— Ну уж не обо мне во всяком случае, это точно, — произнёс он с грустной улыбкой, но так нежно, что Мэри почувствовала горячую волну, всколыхнувшую её сердце.

— Я никогда не думала о моём решении быть монахиней, как о конце моей жизни.

— Тогда зачем тебе это?

— Ну, знаете, в моей ситуации, когда нет никого, кто бы помогал и поддерживал…

— Я буду это делать.

Мэри замерла, вглядываясь в его лицо. — Да? — спросила она с сарказмом. — Как прошлой ночью, когда вы перепугали меня до полусмерти?

— Прости, милая, что так получилось. Просто мне необходимо было поговорить с тобой, и я знал, что прийди я с меньшим количеством людей, ты полезешь в драку и не будешь слушать. Так ведь уже случалось, если Отец Франк не соврал мне.

Мэри почувствовала, что снова краснеет.

— Послушайте, — пробормотала она смущённо. — Я никак не просто драчунья. Но я стараюсь себя защитить… Никто никогда не заступался за меня. Я уже привыкла к гадким предложениям от мужчин…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 6
печатная A5
от 409