электронная
212
печатная A5
569
16+
СУДЬБА ЕРОСА ИЗ КЛАНА ПЕЧОРА

Бесплатный фрагмент - СУДЬБА ЕРОСА ИЗ КЛАНА ПЕЧОРА

Книга первая

Объем:
322 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-9959-5
электронная
от 212
печатная A5
от 569

Книга написана под редакцией моего друга и коллеги по цеху Алексея Лаврова.

Спасибо тебе дружище за труды.

Изображения, использованные в создании обложки,

взяты из свободного доступа на сайтах:

https://www.deviantart.com

http://allday2.com

Создатель обложки я — Евгений Синтезов,

иллюстрации изменены мной вторично.

СУДЬБА ЕРОСЫ ИЗ «КЛАНА ПЕЧОРА»

Имя Ерос символизирует склонность человека к непрерывному движению. Егоза и непоседа в детстве, он практически не меняется с возрастом: любовь к перемене мест, неумение и нежелание ценить стабильность в любой форме часто становятся причиной одиночества.

Но одиночество не тяготит. Наоборот, воспринимается зачастую как обязательный атрибут свободы, которая является для такого человека единственным способом существования, основой мотивации, «фетишем».

Пролог

Всё началось двести лет назад на планете Земля на берегах Великой реки Печора. Там, где в Печору впадает река Унья, есть небольшое озеро Узкое, рядом с которым в тайге обосновались староверы. Поселок насчитывал полтора десятка добротных домов и сотню душ населения. Жили староверы тихо и чинно, Бога почитали, охотились, рыбу ловили, землю пахали да хлебушек выращивали. К цивилизации не стремились и к себе её старались не допускать.

Как-то раз глава одной семьи по имени Ювенарий пошел в тайгу по грибы да по ягоды. Бродил в окрестностях озера Узкое и, взобравшись на небольшой с виду нерукотворный холм, провалился в глубокую расщелину. Лежит мужик на дне пещеры ни жив ни мертв, ног рук не чувствует, пошевелиться не может, а в голове мысли вертятся:

— Ну вот и отбегался ты, Ювенарий, Господь Бог наказал тебя за грехи твои.

— Не иначе хребтина сломана, раз пошевелиться не могу.

— Как же умирать не хочется, да еще смертушкой такой мучительной и страшной от жажды, холода и голода!

— Господи, помоги рабу твоему Ювенарию принять судьбу свою бесстрастно с покаянием и молитвою во свету, а не в темени кромешной.

В этот момент, словно услышав мольбы мужика, сначала раздалось еле слышное потрескивание, а потом словно раздуваемые уголья в печи начали медленно светиться камни, похожие на стелы. И чем сильнее Ювенарий молился, чем больше открывал свою душу Богу, тем ярче разгорались расставленные по периметру стелы. Доведя себя сначала до состояния исступления, а затем погрузившись в благолепие, отец семейства почувствовал мягкое касание к своей душе чего-то мощного, но в то же время ласкового и тёплого. И чем больше разливалось в нём это тепло, тем быстрее его тело обретало чувствительность и наливалось силой. Наполнив душу и тело Ювенария до краёв, сила плавно отступила, а затем в его голове взорвалась яркая вспышка и сознание мужика померкло.

Очнулся Ювенарий через несколько часов всё в той же пещере бодрый и здоровый. Кое-как выбравшись на свет Божий, помчался мужик сломя голову в поселение, собрал народ и рассказал о случившемся. Созвали селяне Вече и признали случившееся промыслом Божьим, а пещеру ту Святым местом, построили на вершине холма Дом Молельный и ходили туда отправлять Богослужения. Все убогие и хворые, посетив священную пещеру и предавшись молитве вместе с Ювенарием, обретали здоровье и силы.

Молва пошла среди староверов о месте Святом и чудотворном, и потянулись паломники со всего света в поселение, чтобы прикоснутся к Божественному и Священному. Вокруг «Святого поселения», как его стали называть паломники, с каждым годом все больше и больше появлялось новых сёл и заимок староверов. Богослужения в пещере проходили часто и при большом скоплении верующих. Вёл богослужения и проповедовал Ювенарий, только в его присутствии пещера оживала и являла чудо.

Великий исход, как его в последствии назвали участники этого знаменательного события, произошел ранней осенью во время утренней службы. В пещере собралось чуть меньше тысячи прихожан, предстояло вознести молитву Господу Богу за хороший урожай, который позволил сделать большие запасы зерна. Ювенарий читал проповедь вдохновенно и отдавался молитве всем сердцем. Когда проповедь достигла своего апогея, а прихожане ощутили благолепие и прикосновение длани Божьей, появился гул, стелы окрасились красным, грянул оглушительный гром и яркая вспышка погрузила молящихся в беспамятство.

Очнулись староверы в пещере, но не той, что была в их поселении. Здесь стены были украшены фресками и письменами на незнакомом языке, стелы частично разрушены, а через отверстие в грандиозном куполе падали крупные хлопья снега, которые таяли, не долетая до пола пещеры. Несмотря на не герметичность помещения, температура и влажность всегда оставались комфортными, это и позволило староверам выжить на первом этапе исхода. За пределами пещеры царствовал холод, днем температура воздуха не поднималась выше минус сорока градусов, а ночью опускалась до минус шестидесяти. Снег вынужденные переселенцы использовали в качестве питья, а пищей служили мелкие грызуны, облюбовавшие трещины в стенах пещеры и натаскавшие туда пропитания. Крупных хищников, как ни странно, в пещере не нашлось.

После недели такого бытия, на помощь колонистам пришли ученые, изучающие развалины Древних. Благодаря выбросу энергии в аномальной зоне, которой являлась пещера и еще около сотни рукотворных объектов в ее окрестностях, сработали датчики, установленные участниками прошлой экспедиции. Сводная команда исследователей из Содружества, получив сигнал, тут же организовала новую экспедицию и поспешила в Систему «Сард» на планетоид ГМ-347/25678, где и располагались развалины Древних, среди которых и находилась та самая пещера.

Сначала ученые испытали культурный шок, застав на месте событий не представителей, так называемых, Древних, а почти тысячу странно одетых дикарей без нейросетей и прочего высокотехнологического оборудования, которые что-то лопотали на незнакомом языке и постоянно делали непонятные жесты руками. После того как шок прошел, исследователи поняли, что эти самые дикари в своем мире сумели активировать портал древней цивилизации и перенестись в Систему «Сард». С трудом поверив в такой подарок, яйцеголовые пришли в невероятный восторг и окружили староверов вниманием и заботой.

Ученые переселенцы в другой мир передали о Содружестве исчерпывающую информацию и все необходимые высокотехнологические инструменты для нормального в нём существования. Система «Сард» имела большое число следов пребывания Древних и в связи с этим находилась под коллективным протекторатом самых крупных государственных образований Содружества. Благодаря этому колонистам предоставили право самостоятельно выбирать гражданство. Староверы во главе с Ювенарием организовали Вече и решили соблюсти нейтралитет, создав свое собственное государственное образование под названием «Печора». Сильные мира сего отнеслись к такому решению с пониманием, и в реестре Миров Содружества планетоид ГМ-347/25678 стал именоваться «Печора».

С момента исхода прошло чуть больше двухсот лет. Благодаря трудолюбию, Вере, стремлению к идентичности и прагматизму, печорцы достигли в своем мире «Печора» процветания и благополучия, не оставив при этом без внимания и другие планетоиды Системы «Сард». Сама планета «Печора» считалась среди аборигенов заповедным и священным местом, другие же миры Системы активно осваивались в разных областях. Планета «Галла», сателлитом которой являлся планетоид «Печора», была аграрным миром, на планетах «Охан» и «Мис» шла активная добыча полезных ископаемых, планета «Об» не имела материков и была на девяносто процентов покрыта водой, на ней в подводных городах-куполах жили люди и занимались рыбным промыслом и добычей редких кристаллов. Все эти миры соединялись между собой порталами, ими могли пользоваться только печорцы.

За годы исследований ученым Содружества удалось сделать ряд интересных открытий: во-первых, генетический код предков печорцев, староверов с Земли, каким-то образом прописался в главном портале, расположенном на «Печоре», той самой пещеры, в которую они попали изначально, и теперь перемещаться через порталы в Системе «Сард» могли только обладатели этого генетического кода; во-вторых, главный портал, по мнению исследователей, работал в аварийном режиме и имел только одностороннюю связь с Землей; в третьих, у староверов после перехода через портал пробудился дар, все они стали одаренными в той или иной области, с разной степенью силы, этот дар передавался из поколение в поколение, и его наличие имело ключевое значение для использование портала; в четвертых, кроме этих порталов, да и то только тех, что располагались в Системе «Сард», никакие другие механизмы и сооружения Древних печорцы активировать и использовать не могли.

Благодаря настойчивости и умению договариваться Ювенарий при поддержке предводителя псионов Илгуса из мира «Лаур» добился для своих единоверцев особого статуса в Системе «Сард». Все планетоиды, на которых располагались порталы, переходили в собственность клана «Печора» со всеми вытекающими из этого последствиями. Остальные планеты и часть астероидного пояса находились под управлением различных корпораций Содружества. Сам Ювенарий стал очень сильным псионом, духовным лидером и фактически возглавлял клан «Печора». Сильные псионы жили очень долго, и Ювенарий не был исключением, все эти годы он следил за тем, чтобы генофонд староверов приумножался и не терял силу. Вследствие этого клан «Печора» оставался закрытым образованием с жесткими порядками в области демографии и жизненного уклада.

Глава 1

Система «Сард».

Астероидный пояс.

Добывающая платформа «Колео»

— Гахир, дай общую сводку по добычи. — Распорядился Ерос, заводя «Жмалан» в стыковочные захваты секции переработки первичной руды. — И не забудь заказать комплект кристаллов для буровой установки.

Захваты стыковочной системы крепко ухватили свою жертву, малый корабль тряхнуло, а нейросеть молодого шахтера получила от управляющего искина «Жмалана» два инфо-пакета.

— Так, что у нас тут?

Ерос активировал нейросеть и углубился в изучение полученных данных по добычи.

— Если так и дальше пойдут дела, то придется выставить «Жмаланы» на продажу и идти в наём.

Мужчина закрыл отчет по добыче и перешел к другому инфо-пакету.

Во втором сообщении находился счет на оплату кристаллов для буровой установки.

— Пятнадцать тысяч кредитов за комплект кристаллов? — Воскликнул Ерос и аж подскочил в кресле от возмущения. — Ну это уже ни в какие ворота не лезет.

— Гахир, запроси связь с диспетчерской.

Через пару мгновений в рубке «Жмалана» ожил голо-проектор и на развернувшемся голо-экране Ерос увидел до боли знакомую физиономию.

— Какого хрена тебе от меня надо? — Хриплым похмельным голосом проорал толстомордый мужик с личным идентификатором старшего диспетчера. — Лимит моего терпения ты истратил еще пару дней назад.

— Имей советь, Гумаль, пятнадцать тысяч китов за кристаллы, ты это серьезно?

— Не хочешь, не бери. — Сказал, как отрезал мучимый похмельем Старший диспетчер. — А если хочешь подешевле, так подними свой зад и отправляйся на торговый терминал «Печора-2», там тебе твои соплеменники скидочку сделают.

После этих слов Гумаль заржал, весьма довольный собой.

— Да чтоб тебе «камнееды» башку отгрызли, сволочь толстомордая. — Вспылил Ерос и разорвал канал связи.

Любые воспоминания о родной планете и соплеменниках причиняли ему невыносимые душевные муки. Его размеренная жизнь пошла под откос в тот момент, когда старейшины клана на Вече постановили отлучить Ероса Никитина от дел клана и выказать ему вотум недоверия.

Вся сознательная жизнь нашего героя была связана с кланом «Печора». Родившись на одноименной планете, Ерос, как и большинство его соплеменников получил Божью благодать. В его случае она выражалась способностью влиять на сознание живых существ с низким уровнем интеллекта, чувствовать их на расстоянии и при должном умении приручать.

В десять лет отец в первый раз взял Ероса на охоту. Малец весь светился от гордости и счастья. На своей первой охоте Ерос не только в полной мере проявил таланты охотника, но и спас жизнь отцу, вовремя почувствовав «камнееда», притаившегося среди камней. Фауна на «Печоре» не отличалась дружелюбием и в основном была представлена агрессивными хищниками. Особую опасность представляли «камнееды», эти создания вели себя абсолютно непредсказуемо. Причина их агрессии по отношению к человеку оставалась невыясненной до сих пор. По мнению некоторых ученых Содружества, этих загадочных животных создали искусственно представители высокоразвитой цивилизации, заселявшей планеты Системы «Сард» много веков назад.

«Камнееды» могли принимать форму простейших предметов, повторять их окрас размер, а в некоторых случаях и свойства. Убив живое существо, «камнеед» не ел его плоть, а, по мнению ученых, подпитывался энергией своей жертвы. Основной пищей для этого создания являлась любая горная порода. Существо обволакивало собой нужное количество камней и за считанные секунды растворяло их в себе. Попадая в неволю, «камнеед» сначала впадал в состояние анабиоза, плотно свернувшись в шар, а затем через несколько часов погибал, превращаясь в потрескавшийся кусок камня. В связи с этим известно об этом загадочном существе очень мало. Уничтожить «камнееда» можно было только путем длительного воздействия на него плазмы. При механическом воздействии «камнеед» просто распадался на куски, а затем через мгновение вновь собирался в единое целое. Представители этого вида встречались на всех планетах Системы «Сард», даже на тех из них, где отсутствовала атмосфера или очень агрессивная среда.

В клане «Печора» совершеннолетие наступало в пятнадцать лет. В этом возрасте Еросу установили нейросеть «Инженер-4М». Клану на тот момент требовались технические специалисты и большинство его ровесников стали техниками и инженерами. После годовалой практики на одной из добывающих платформ хакданской корпорации «Субман» Ерос получил статус инженера клана «Печора» и по распределению попал на Планету «Охан». На этом знойном планетоиде, где днем жара достигала семидесяти градусов, а ночью опускалась до нуля, Ерос провел четыре года. Ремонтировал добывающие комбайны, челноки, дроидов погрузчиков и еще много чего, связанного с добычей природных ресурсов. За время работы молодой специалист заработал приличную сумму, которую его отец, добавив из своего кармана столько же, удачно вложил в разработку нового рудника на Планете «Мис».

С тех пор семья не бедствовала, трое сестер и четверо братьев Ероса так же вносили посильную лепту в благосостояние семьи, трудясь на разных объектах клана. В двадцать лет наш герой, как и все юноши клана, призвался на срочную службу в ряды местной самообороны. Отслужив три года срочной и еще столько же по контракту, Ерос вернулся на гражданку и влился в семейный бизнес. Отец к тому времени получил статус старейшины клана и готовился войти в его Совет.

Рудник на Планете «Мис» процветал, залежи марита были очень богатые, и Ерос решил расширить добычу, выкупив еще два соседних рудника. В планах у предприимчивого печорца было дальнейшее расширение бизнеса путем закупки добывающих малых кораблей «Жмалан», с их помощью он рассчитывал организовать добычу марита в астероидном поясе. Семья была против таких инвестиций, однако Ероса сделал по-своему, и пятёрка шахтерских малых кораблей с наёмными пилотами активно добывала марит в свободной экономической зоне астероидного пояса Системы «Сард».

— Надо бизнес диверсифицировать! — Внушал членам семьи Ероса. — Нельзя складывать кредиты в одну кубышку.

На что отец, дав возможность сыну поумничать, авторитетно отвечал:

— Вот станешь главой семьи, тогда и делай что хочешь, а за самоуправство и не послушание ответишь по всей строгости нашего уклада.

Молодой новатор после этих слов спал с лица и, сняв «Увекс», вышел во двор родительского дома. Печорцы чтили законы предков и ослушание главы семьи считалось серьезным проступком. В первый раз виновник мог отделаться полусотней плетей, во второй раз его проклинали и изгоняли из семьи.

На дворе было начало короткого печорского лета, поэтому температура не превышала пятнадцати градусов мороза. Ероса молча подошел к вкопанному в грунт столбу позора и обхватив его покрепче руками приготовился к экзекуции. Весть о предстоящем представлении с легкой руки кого-то из братьев или сестер провинившегося быстро облетела округу, и понаблюдать за наказанием собралось человек двести.

Отходил отпрыска глава семьи знатно, вся спина и ягодицы были изрублены в мясо. Ероса пролежал в своей комнате, мучаясь от боли и периодически теряя сознание, почти четыре дня. Использовать в таких случаях медкапсулы категорически запрещалось. На пятый день жар спал, раны подсохли, боль поутихла. Посчитав, что сын искупил вину сполна, отец семейства разрешил матери поставить ему на измученное тело индивидуальный медицинский модуль, которые обычно использовали военные, охотники и спасатели.

— Надеюсь, ты усвоил урок. — Строго смотря на стоящего перед ним сына, произнес глава семейства. — Во второй раз на снисхождение можешь не рассчитывать.

Ероса в ответ молчал, с вызовом глядя на родителя. Несмотря на весь этот архаичный цирк, он не изменил своего мнения и планировал продолжать развитие пустотной добычи.

Поняв, что сын все равно будет делать по-своему, отец махнул рукой и беззлобно рявкнул:

— Изыди с глаз моих, неслух!

Споры с Главой семейства на предмет, как вести дела, это было не самое неприятное, что могло случиться в жизни Еросы. Настоящие неприятности у него начались в тот момент, когда один из старейшин клана предложил ему свою дочь в жёны. Молодой мужчина сгоряча отказался, да еще прилюдно, тем самым нанеся оскорбление семье невесты. Нравы в клане «Печора» царили строгие, «отказная» девушка обречена была оставаться до конца своих дней старой девой. Влиятельный старейшина приложил все силы, чтобы скомпрометировать Ероса и его семью. К тому же несостоявшийся тесть был вхож к самому Ювенарию и в совете клана имел существенный вес, поэтому неприятности не заставили себя долго ждать.

На складе одного из рудников, принадлежащих семейству Еросы, вдруг чудесным образом обнаружилась крупная партия наркотиков из так называемого Треугольника. Употребление веществ, туманящих разум, а тем более их распространение в клане «Печора», считалось серьезным преступлением и каралось смертной казнью или изгнанием из клана. Для печорцев первое было предпочтительней, так как для них жизнь вне клана была хуже смерти. Изгои обычно со временем или кончали с собой, не пережив разлуки с близкими и привычным жизненным укладом, или озлобившись, пытались вредить клану, что рано или поздно заканчивалось их уничтожением. Только единицы находили себя во внешнем мире и встраивались в сложный механизм под названием Содружество.

В случае с Еросой до «стандартной процедуры» дело не дошло, все понимали, откуда в этой мутной истории растут ноги, но и перечить влиятельному Старейшине никто в Совете клана не хотел. Проштрафившегося молодого выскочку, посмевшего оскорбить уважаемое семейство отлучили от дел клана и вынесли ему вотум недоверия. Такой приговор не подразумевал изгнание, однако делал жизнь Еросы невыносимой. Вести бизнес в секторе влияния клана «Печора» ему категорически запрещалось, чтобы избежать конфискации семейных активов, Глава семейства отрекся от своего сына и публично проклял его. Ероса на отца и семью обиды не держал, он осознавал свою вину в полной мере и воспринял отлучение от семьи как должное.

Единственным активом, на который не претендовала семья и клан, были те самые «Жмаланы», добывающие марит в астероидном поясе. Отца этот бизнес не интересовал, а клан не мог на них претендовать, так как малые корабли работали в свободной экономической зоне, на которую власть клана не распространялась. В конечном итоге благодаря всем вышеперечисленным обстоятельствам жизненный путь нашего героя исполнил хитроумный кульбит и забросил его на добывающую платформу «Калео», которой владела хакданская добывающая корпорация. Хакданцы благосклонно относились к разного рода сектам и прочим представителям религиозных культов, а печорцев в Содружестве считали именно сектантами, поэтому хакданская добывающая платформа — это единственное место в Системе «Сард», куда удалось пристроиться Еросу.


***


Разбудил нашего героя рёв сирены и тревожное сообщение от Администрации добывающей платформы. Быстро облачившись в «Увекс» и приладив на бедре старый добрый импульсник «Каси-5», Ерос выскочил из своего жилого модуля в центральный коридор и помчался в главную диспетчерскую. Ещё не достигнув пункта назначения, он почувствовал все нарастающее чувство тревоги, смешанное с уже забытым ощущением присутствия серьезного и коварного хищника.

— Ну, здравствуй, давно забытый друг. — Подумал, Ероса мысленно обращаясь к невидимому виновнику переполоха. — Надеюсь, ты достаточно насытился и не захочешь продолжения банкета.

Мысленное обращение нашего героя осталось без ответа, и он благополучно достиг пункта назначения.

То, что увидел Ероса, переступив порог главной диспетчерской, особых эмоций у него не вызвало. Он в свое время достаточно насмотрелся на жертв «камнеедов». В рабочих креслах в неестественных позах находились тела работников диспетчерской службы. Искаженные страхом и болью лица не вызывали сомнений, что смерть была страшной и мучительной. У кого-то из них была проломлена грудная клетка, кому-то свернули шею, а кто-то и вовсе лишился головы.

В безголовом покойнике Ерос к немалому своему удивлению узнал ненавистного Главного диспетчера Гумаля.

— Я же тебя предупреждал, ненасытная твоя морда. — Не удержавшись, чуть слышно с нотками злорадства пробормотал Ерос. — Не доведет тебя до добра неуемная жадность.

На счастье, молодого шахтера его бормотание никто не услышал, этому нимало способствовал все больше и больше нарастающий гул голосов сотрудников, столпившихся у входа в диспетчерскую.

— Никому не покидать платформу без моего разрешения. — Зычным голосом предупредил собравшихся начальник службы безопасности. — Любая попытка ослушаться будет считаться признанием вины в этом ужасном преступлении.

— Предупреждаю особо строптивых и непонятливых. –Безопасник нахмурил брови и окинул суровым взглядом всех присутствующих. — Недалеко от платформы находится тяжелый крейсер «Кутиш» Республики Хакдан. Его капитан предупрежден о случившемся и уничтожит любое судно, попытавшееся покинуть платформу без особого на то разрешения.

Люди притихли, осознав всю серьезность сложившейся ситуации.

— Администрация платформы официально объявляет о введении на территории ее собственности военного положения. — Продолжал вещать начальник службы безопасности. — Всем разойтись по своим жилым модулям и не покидать их до моего распоряжения.

— Можете быть свободны.

После этих слов Главный безопасник добывающей платформы в сопровождении двух до зубов вооруженных охранников покинул помещение диспетчерской. Сотрудники, немного пообщавшись между собой и в полголоса проклиная виновника произошедшего, начали расходиться по своим берлогам, не стал исключением и наш герой.

«Камнееда» Ерос почувствовал, как только свернул из центрального коридора в сторону своей жилой секции. Легкое свербение в черепной коробке и постепенно усиливающееся давление на грудь напомнили нашему герою те самые ощущения, что он испытал, впервые выйдя с отцом на охоту.

Осознав в полной мере грозившую ему опасность, Ерос непроизвольно схватился за рукоять импульсника. Однако поняв, что не успеет даже вскинуть оружие отказался от этой идиотской затеи. Замерев на месте наш герой судорожно соображал, что же делать дальше:

— Бежать бесполезно.

— Поднимать тревогу неразумно, как только «камнеед» почувствует приближение подмоги, тут же атакует. Может, охране и удастся его прикончить, вот только мне уже будет точно всё равно.

В тот момент, когда вроде бы все варианты спасения были отброшены, Ерос вспомнил проповеди и наставления Ювенария, которые учителя духовной семинарии, расположенной на «Печоре», вдалбливали ему в голову с самого детства.

— Откройте свою душу и сердце Господу нашему. — Исступленно призывал лидер клана «Печора», когда удостаивал своим присутствием духовную альма-матер. — Наполни себя его силой и любовью. Ибо только любовь и сила Господа нашего позволит одолеть любого врага рода человеческого.

Понимая, что обречен, Ерос решил воспользоваться последней возможностью и быстро прочитав про себя короткую молитву, обратился к своему слабенькому дару. Сначала у него ничего не получалось, отвлекало грохочущее от страха сердце и чувство тревоги. Затем усилием воли он заставил себя сосредоточиться и потихоньку начал достигать того самого состояния благолепия.

«Камнеед» на действия нашего героя отреагировал необычно, он сбросил маскировку и отлепившись от свода коридора мягко приземлился на пол в метрах пяти от своей предполагаемой жертвы. Ерос вздрогнул от неожиданности и, дабы не потерять настрой, заставил себя закрыть глаза и потянуться сознанием к беспощадному хищнику.

Всё произошло как-то просто, можно даже сказать, буднично. У нашего героя сложилось такое впечатление, что «камнеед» сам открыл свое сознание, шагнув ему на встречу. Яркая вспышка, легкая головная боль, и весь мир вокруг вмиг преобразился. Ерос не видел, он ощущал окружающий мир всем своим существом. Ощущения были новые, чужие, они завораживали и одновременно с этим давали понимание, что существо, в сознании которого он сейчас находился, разумно и более совершенно, чем человек.

Из состояния эйфории нашего героя вывело чувство постороннего присутствия. Не делая резких движений, он сосредоточился на своих ощущениях. Ерос не просто видел и слышал в одном направлении, он воспринимал окружающую обстановку в целом. У него сложилось впечатление, что каждая клеточка его тела обрела органы зрения, обоняния, осязания и слуха. Мозг от обилия такой информации находился на грани перегрузки и потери сознания. Действовать следовало осторожно и максимально последовательно.

Первым делом Ерос выключил общий вид и начал делить пространство на сектора произвольного размера. Все делалось интуитивно, но его не покидало ощущение, что кто-то мягко направляет в нужную сторону, будто подсказывает, что делать. Как только поток информации стал дозированный, исчезла паника, вернулось способность анализировать и принимать решения.

Пару мгновений на отдых и снова кто-то мягко направляет в нужную сторону, Ерос начинает смотреть одновременно в трех наиболее опасных направлениях, сзади, сверху и спереди. Справа и слева угрозу минимизирует наличие близко расположенных боковых стен коридора, поэтому наш герой оставил эти направления без внимания. Незнакомец обнаружился сзади, он распластался по поверхности потолка коридора слившись с окружающей обстановкой.

— Кто он?

— Что мне с ним делать?

— Друг или враг?

Эти вопросы мгновенно пронеслись в сознании Ероса. Ответ пришел от самого незнакомца. Существо, поняв, что обнаружено и, видимо, смутившись присутствием еще одного своего собрата, попыталось отправить что-то наподобие сигнала «свой-чужой», приоткрыв для этой цели на некоторое время свое сознание. Ерос воспользовался оплошностью незнакомца и буквально вломился в разум хищника. Снова короткая вспышка и теперь уже ощущение двойного единения, повторное чувство эйфории и безграничного восторга.

Идиллию разрушило неожиданно возникшее ощущение угрозы. Сознание Ероса судорожно пыталось определить направление надвигающейся опасности, но все усилия оставались безрезультатными. На помощь пришел тот самый незнакомец. Он в мгновение ока сформировал в сознании нашего героя мысли-образ крадущихся со спины сотрудников охраны, сжимающих в руках тяжелые плазменные штурмовые винтовки. Ерос сразу понял, что происходит, видимо, оптические сенсоры охранной системы добывающей платформы зафиксировали угрозу и направили к месту обнаружения штурмовой отряд.

— Всё, это точно конец. — Успел подумать наш герой, прежде чем что-то холодное и твердое охватило его со спины. В следующий миг послышалось короткое шипение вырвавшегося плазменного заряда, затем резкий удар в спину, и сознание померкло.

Глава 2

Система «Сард».

Астероидный пояс.

Добывающая платформа «Колео»

Ранение само по себе штука неприятная, а ранение, полученное посредством метания в тебя плазменного заряда, неприятно вдвойне. Плоть восстанавливается быстро, медкапсулы хорошо делают свое дело, а вот рубцы на психике затягиваются долго, а порой и вообще не заживают.

Ерос очнулся в замкнутом пространстве медкапсулы еще полчаса назад. Судя по показаниям нейросети, процесс восстановления занял чуть меньше суток. Ставший привычным за время срочной службы вид нависающего сверху матового пластика медицинского модуля почти мгновенно заставил вспомнить недавние события. Ощущение холода, удар, нестерпимый жар и погружение на какие-то доли секунды в океан боли. Чем больше ты осознаешь и растворяешь в себе отголоски тех ощущений, тем меньше впоследствии будут мучить фантомные боли. Эту истину нашему герою в буквальном смысле вбили в голову и другие части тела инструкторы во время службы в частях самообороны клана «Печора».

— Ну, хватить прохлаждаться, вылазь давай уже.

Этот слегка приглушенный колпаком медкапсулы голос Еросе хорошо знаком, он принадлежал старшему медику добывающей платформы «Колео». Этого во всех отношениях приятного разумного из независимого мира «Такама» звали Хирам.

Наш герой внял просьбе медика и, сдвинув крышку медкапсулы в сторону, выбрался наружу.

— Не будь занудой, Хирам. — Ерос потянулся до хруста в суставах, а затем не спеша натянул комбинезон «Увекс». — Теперь по твоей вине я буду снова и снова ощущать, как сгорает моя плоть и плавится позвоночник.

— Да перестань ты! — Хирам усмехнулся и пренебрежительно махнул рукой. — Пару сеансов нейрокоррекции, и посттравматический синдром исчезнет без следа.

— Ну уж нет! Насмотрелся я в свое время на любителей нейрокоррекции. Стать слюнявым идиотом меня совсем не прельщает.

Медик в ответ заржал и вставил новый картридж в приемный модуль медицинской капсулы.

— Кстати, Ерос, тебе чертовски повезло. Судя по всему, сгусток плазмы прошел по касательной. В противном случае ты получил бы сквозное ранение и скончался от болевого шока.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 212
печатная A5
от 569