электронная
108
печатная A5
487
18+
Страж смерти

Бесплатный фрагмент - Страж смерти


5
Объем:
412 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-7969-1
электронная
от 108
печатная A5
от 487

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Моему самому преданному читателю

Моей маме, которая несмотря на свою нелюбовь к жанру фэнтези
Все же нашла в себе силы прочитать мои труды
И теперь с нетерпением ожидает их продолжения

Хочу выразить отдельную благодарность всем моим читателям, надеюсь, что мои произведения приносят вам то самое истинное удовольствие, которое заставляет с головой погрузиться в изложенный мною на этих страницах мир.

Наемник смерти (2016)

Страж смерти (2017)

Наместник смерти (2019)


Действующие лица

Айрон — член Семьи Гильдии воров Пазры.

Алинн — брат Дома Равнодушия.

Ардос (Ворон) — главный герой.

Ароф — один из тринадцати личных стражников Ласса Капур.

Белита — сестра дома Равнодушия.

Бэкет — знакомый Ардоса предавший его в детстве.

Виарт Кофир — член Семьи Гильдии воров Пазры. Оценщик.

Вилль — один из тринадцати личных стражников Ласса Капур.

Гарт — привратник в Гильдии воров Пазры.

Дагар Абиа — великий претор

Кайд — охранник Абсвеля Лам.

Кайтоу — торговец.

Калем — член Семьи Гильдии воров Пазры.

Каприан — член Семьи Гильдии воров Пазры.

Кармак — участник некой заварушки в претории Улена.

Карадас — резчик по дереву в Пазре.

Карам Акрия — посредник, выдающий контракты на убийство в Пазре.

Карим — ученик ордена Саерре. Друг Ардоса.

Квин — брат Дома Равнодушия.

Кемрик — бывший член личной стражи Ласса Капур.

Кимбол — один из тринадцати личных стражников Ласса Капур.

Кливер — кузнец в Кузнечной общине в Стальном квартале.

Клиф — вышибала в таверне «Серебряный рог».

Клод Травис — ученик ордена Саерре. Друг Ардоса.

Клэйборн (Грей) — мастер ордена Саерре. Искатель.

Койтер — один из тринадцати личных стражников Ласса Капур.

Курмук — участник некой заварушки в претории Улена.

Ласир — мастер ордена Саерре.

Ласс Капур — сын капитана личной стражи претора Садона Капур.

Латит — хозяин таверны «Изобилии Мандоры».

Лейдо Сам-Мар — ученик ордена Саерре. Враг Ардоса.

Лейки — член Семьи Гильдии воров Пазры. Любовница Ардоса.

Леонел Потемер — мелкий торговец тканями.

Лизман Фиодел — представитель древнего семейства претории Сайдеро.

Лив — мастер ордена Кварре.

Лиис — хозяин таверны «Золотой гусь».

Лийн — один из тринадцати личных стражников Ласса Капур.

Лия — артистка бродячего цирка. Заменила ГГ на время мать.

Лэйд — мастер ордена Саерре. Учитель кодекса и истории в Убежище.

Маг — организатор нападения на Убежище.

Малена — хозяйка борделя «Сладкая роза».

Манфред — охранник Абсвеля Лам.

Мелкий Падин — один из тринадцати личных стражников Ласса Капур.

Мильтон — аптекарь на Общинной улице.

Мэй- мастер ордена отступников Тиразан.

Ортейн — претор Ладозы.

Пад — мастер ордена Саерре. Учитель боевого искусства в Убежище.

Паланир Казвел — Член Багровой руки. Глава западного отделения «Багровой руки».

Паланир Куинн — Член Багровой руки. Легендарный чемпион имперской арены в Палле.

Паланир Сомерез — наемник Багровой руки.

Паланир Такаир, «Задарский зверь» Член Багровой руки.

Панни — девушка легкого поведения из борделя «Сладкая роза».

Пароф — хозяин таверны «Серебряный рог».

Позет Урл — один из тринадцати личных стражников Ласса Капур.

Полвер Казвел — член Совета управителей Багровой руки.

Попрошайка — маленькая девочка, просящая милостыню на Кожевенной улицы Пазры.

Прил — бандит, наняты Стагоном.

Прот — служка в таверне «Серебряный рог».

Пуль — один из тринадцати личных стражников Ласса Капур.

Пульпо Кривой — участник некой заварушки в претории Улена.

Садио — мастер ордена Саерре. Учитель алхимии в Убежище.

Садон Капур — капитан личной стражи претора Валенты Салея Авиера.

Саира — девушка легкого поведения из дома удовольствий в квартале Грез.

Салей Авиер — претор Валенты.

Санфорд — участник некой заварушки в претории Улена.

Сволин — бывший глава Гильдии воров Пазры.

Слим — один из тринадцати личных стражников Ласса Капур.

Сония — хозяйка игорного притона.

Сплит — участник некой заварушки в претории Улена.

Стагон — наемник. Напарник Ардоса в страже Ласса Капур.

Стоун — один из тринадцати личных стражников Ласса Капур.

Сульк — служка в таверне «Серебряный рог».

Суон — бывший член личной стражи Ласса Капур.

Тавиш Паледо — ученик ордена Саерре. Друг Ардоса.

Таеро — магистр ордена Саерре.

Таннэй Кульф — человек поднявший небольшое восстание в Ладозе.

Тирам — глава Гильдии воров.

Тоорваль — убийца ордена отступников Тиразан.

Фиммер — сестра дома Ранодушия.

Хазвель — убийца из Моорфан.

Шейла Мальф — ученица ордена Саерре. Девушка Ардоса.

Элвейн Потемер — младшая сестра Леонела Потемер.

Эрвин — один из тринадцати личных стражников Ласса Капур. Негласный капитан.

Пролог

Тьма. Тьма питает меня, давая мне осознание того, как властна она надо мной в этом месте. Она лишает меня зрения. Хотя я уже свыкся и, кажется, даже что-то различаю в ней. Тени. Черные и мрачные. Молчаливые. Не такие, как в моих снах. Впрочем, я давно уже не вижу снов. В этой сырой камере я словно в могиле. Впрочем, скорее всего так и есть. Может я уже умер? Но тогда почему я чувствую запахи, различаю звуки? В конце концов, боль от ударов, которыми меня награждает этот кретин. Как его зовут? Род или Клод? Нет, я знал одного Клода. Этот на него не похож. Тот Клод был мне другом. Ха, друг. Какое смешное слово. Сколько же раз я обжигался им? Сейчас это уже неважно.

Я делаю вздох. Сырой влажный воздух наполняет мои легкие. Я вдыхаю и выдыхаю. Слышу, как вырываются хрипы из моей груди. Затем встаю. Пищит. Кто-то пищит. Опять эта тварь. Она постоянно охотится за теми крохами, что приносят мне в качестве пищи. Но я не оставляю ей ничего. О нет, совсем ничего. Я бы сожрал и ее, если бы нашел в себе силы поймать. Вон она, скребет лапами об пол. Пищит. Заткнись тварь, заткнись. И ты тоже, тот, кто сидит в соседней камере. Хватит орать, плакать и звать на помощь. Никто не поможет. Никто не придет. Лишь этот ублюдок принесет свои помои и выльет на пол, так чтобы мы слизывали их, отгоняя от себя назойливых пищащих тварей. Пусть издеваются, а я подожду. О, и когда придет время, я нанесу свой удар. Во мне еще остались…

Прихожу в себя. Лежу на холодном полу. Крыса смотрит на меня из своего угла, уставившись бусинками красных глаз. Опять терял сознание. Встаю. Падаю. Лежу, тяжело дыша. Шаги, тихие и шаркающие. Кто это? Останавливается за моей дверью. Слышу ровное дыхание. Снова она. Стоит за дверью. Ждет. Чего-то хочет. Издевается. Пусть. Я привык.

Мысли путаются. Приходиться взять себя в руки, чтобы собрать их воедино. Мне кажется, что я о чем-то вспоминал. Не так давно. А может и целую вечность назад. Люди. О да, когда-то меня окружали люди. Город. Да. Да. Я помню город и людей. Что же было там? Я же помню. Должен помнить. Ведь такие как я, ничего не забывают.

Глава 1

Ночная вылазка

Я помню их взгляды. Осуждающие, лживые. Глаза глупцов и идиотов. Вот кто всегда окружал меня. Находился рядом. Раздавал свои никчемные советы. Какое право они имели судить меня. Меня, своего претора и господина. Разве они что-то сделали сами, прежде чем начать осуждать человека, чья рука кормила и защищала их? Разве это они превозносили имя Императора и приумножали величие его Империи? Нет, не они. Это я брал эти города, давил мятежников и заговорщиков. Это я убивал врагов Империи, карал их за непокорность и наглость. А что делали они в это время. Шептали мне на ухо свои глупые, лживые, никому не нужные советы и обещания. Травили мою душу. О да, это мои руки запачканы кровью, а их же остались чисты. И эти презренные твари судили меня за это. Шептались за моей спиной. Смеялись, когда я отворачивался. Я же рассмеялся им прямо в лица. В тот самый момент, когда петля стянула их шеи. В их взглядах я больше не видел не осуждения, ни презрения. Лишь слезы и мольбы на искривленных посиневших губах.

Претор Миарт Безумный.


— Спасибо господин!

Маленькая девочка в грязном рваном платье низко склонила голову и потупила глаза, принимая от меня пару медных монет. Впервые я увидел ее около недели тому назад. В сером потрепанном платье и стоптанных до дыр сандалиях. Она была маленького роста, и очень худа. Соломенного цвета волосы грязными клоками свисали до самого ее пояса. Ее бы отмыть и накормить, и тогда она выглядела бы довольно неплохо. Живя в хорошей семье, она вполне могла вырасти симпатичной девушкой. Вот только этому, скорее всего, не суждено было сбыться. Вряд ли она дожила бы до взрослых лет, а если даже и так, то оставаться ей попрошайкой. Или же бы она стала шлюхой. Вариант тоже не завидный. Ко всему прочему, в этом ей мог помешать ее левый глаз, а точнее его отсутствие. Покрытая грязью бурая повязка скрывала под собой ее недостаток. Конечно, шлюхи тоже бывают разные и среди них частенько попадались женщины с какими-либо увечьями. Наверное, есть среди них и одноглазые. Правда, стоит признать, я таких еще ни разу не встречал.

Девчушка уже отошла и тоненьким голоском просила милостыню у следующего прохожего. Пожилой мужчина лишь недовольно пробурчал что-то себе под нос и, отвернувшись, прошел мимо. Хорошо, что так, подумал я, а ведь мог еще и ударить. Я понимал этих людей. Я тоже терпеть не мог нищих и бродяг, хотя и сам, будучи ребенком, не гнушался попрошайничества. Но этого ребенка я почему-то жалел. Может быть от того, что в какой-то степени она напоминала мне себя самого. Не знаю, но при первой нашей встречи я дал ей пару монет, а затем, и во все последующие, включая сегодняшнюю. Она всегда стояла здесь, на Кожевенной улице. И я даже поймал себя на мысли, что намеренно возвращаюсь в таверну этой дорогой.

Девочка с интересом посмотрела на меня своим единственным глазом. Еще бы, ведь я словно столб стоял на месте и глазел на нее с задумчивым выражением на лице. Я хотел было спросить, кто она такая и откуда взялась, но вместо этого отвернулся и пошел прочь. Вряд ли ее история чем-то отличалась от моей собственной. Еще один грязный ребенок. Еще один имперский ублюдок.

Раздумывая, я даже не заметил, как оказался на пороге «Серебряного рога». Вечно улыбающийся Пароф, заметив мое озабоченное выражение лица, спросил все ли у меня в порядке. Я вежливо заверил его, что у меня все хорошо. Вездесущий Сульк осведомился, буду ли я обедать, и, получив отказ, скрылся на кухне, на ходу словив подзатыльник от Парофа. Есть я не хотел, а вот прилечь был бы не против. Правда по возвращению в мою комнату меня ждало небольшое разочарование в лице Айрона, который вальяжно развалился на стуле закинув ногу на ногу. Локоть его правой руки покоился на столе, а голову он опер о кулак.

— Ну как погодка? — осведомился он, как только я закрыл за собой дверь.

— Нормальная, — угрюмо ответил я. — С каких это пор тебя интересует погода? При том, что ты и сам знаешь ответ.

— Ну ты и зануда, — губы Айрона растянулись в добродушной ухмылке. — Это просто вежливый риторический вопрос, который требует такого же ответа. Ну да ладно. Видимо здесь уже ничего не поделаешь. Горбатого лопата исправит, как любил говаривать мой покойный папаша.

— Мне неинтересно, что говаривал твой папаша, к тому же покойный, — я с угрюмым лицом уселся на кровать. — Говори, зачем пришел, а если сказать нечего, то проваливай, я собирался немного вздремнуть.

— Днем!? — Айрон вскинул брови в наигранном удивление. — А, впрочем, может это и правильно, потому что ночью этого сделать тебе не удастся.

— Почему это? — я подозрительно посмотрел на вора.

— Потому что вечером мы идем на дело, — Айрон поменяв положение ног, деловито вздохнул.

— Мы?

— Да ты и я, и еще кое-кто.

— Если ты запамятовал Айрон, то я тебе напомню. Я не вор и в ваших делишках нечего не понимаю.

— А тебе и не надо, друг мой. От тебя требуется лишь присутствие и охрана. Ты так сказать нас подстрахуешь.

— Что за дело и в чем заключается моя подстраховка? — поинтересовался я.

— Обо всем вечером!

— Это поручение от Тирама? — я так больше и не видел его после той нашей единственной встречи.

— Возможно, — хмыкнул Айрон. — Будь готов. Встречаемся в крайнем переулке Красной улицы, что в квартале Кожевенников, как стемнеет. И захвати с собой оружие.

— Оно всегда при мне, — ответил я, скидывая сапоги и заваливаясь на кровать.

— Вот и ладненько. Тогда до встречи!

Айрон ехидно ухмыльнулся и вышел из комнаты, плотно затворив за собой дверь. Я же решил отдаться сну. Но мысли о предстоящем не давали уснуть. Что же задумал Тирам, а что за этим стоял именно он, я нисколько не сомневался. В тот вечер он пообещал мне золотые горы и информацию в обмен на мои способности. Но пока ничем этого не подтвердил. Вот уже в течение месяца я выполнял мелкие поручения, которые раздавал мне Айрон. И с каждым днем я все больше чувствовал себя уязвимым. Вряд ли тот старый маг и нанятое им Змеиное братство прекратило свои поиски. По крайней мере, Мэй так уж точно не забудет своей неудачи. То, что им было нужно, находилось у меня, если, конечно, я не ошибался и они не искали что-то другое, о чем не догадывался магистр. Но в таком случае они вряд ли бы озаботились нашими поисками. В любом случае они не знали, у кого именно из спасшихся нужная им вещь и где мы находимся. По крайней мере, мне очень хотелось в это верить. Тирам, судя, по его словам, догадывался кто я такой и вполне мог сдать меня Мэй и ее подручным. Я не верил не единому его слову. Разумно было бы покинуть город и скрыться в более надежном месте. Но я с непонятным для себя упорством, оставался на месте, выполняя поручения воров. Я так и не нашел следов Карама Акрия, а Айрон, вопреки своим заверениям, так и не смог сообщить мне ничего путного. Да и Тирам со своими великими замыслами просто исчез, оставив меня на попечительство Айрона. И вот сегодня намечалось какое-то таинственное дело. Неужели это то, о чем говорил мне Тирам. Или может это просто засада, и он хочет продать меня моим врагам. Но почему именно сейчас, ведь он мог сделать это много раньше? В любом случае надо было быть настороже. Доверять нельзя никому, даже себе. И если в ближайшее время ничего не изменится, я все брошу и отправлюсь на поиски Шейлы. При воспоминании о ней меня пробрала легкая дрожь. Так было всегда, как только я начинал думать о девушке, а это случалось довольно часто. Где она сейчас? Надеюсь, с ней все хорошо. Я вспомнил ночи, проводимые с ней на озере. Вспомнил, как она смеялась, как гладила меня по волосам. Я уснул, ощущая вкус ее губ.

Завеса бледно-серого тумана была столь плотной, что я не мог видеть даже своей вытянутой руки. Туман был липким и мерзким, и на удивление теплым. Я шел вперед и под моими ногами шуршали прелые листья. Запахов я не чувствовал совсем. Не пахло даже сыростью, которую должен был нести окутывавший меня туман. Я не понимал, куда и зачем иду, впрочем, как и всегда в моих снах. В какой-то момент я остановился, почувствовав чье-то присутствие впереди. И хотя я ничего не видел, это ощущение так испугало меня, что я резко стал пятиться назад. И пятился до тех пор, пока не уперся спиной во что-то твердое. Холодная ладонь легла на мое плечо. У меня перехватило дыхание. Я не смел, повернуть головы. Позади послышался шипящий холодный смех. Белесые сотканные из тумана руки схватили меня за шею, сомкнув бесплотные пальцы на моем горле.

— Ты умрешь Ардос, — прошипело создание, все сильнее сжимая мне горло. — А может, и нет. Выбирать тебе, парень.

Оно зашлось в злобном хохоте. Я услышал, как хрустнули позвонки в моей шее. Я захлебнулся собственной теплой кровью. Ноги мои подкосились, и мир в бешеном танце завертелся вокруг меня.

Я вскочил с кровати. Сердце мое бешено колотилось, и готово было вот-вот выпрыгнуть из груди. Я потрогал шею, но с ней все было в порядке. В комнате было очень душно. Я подошел к окну и отворил ставни. В комнату ворвался свежий воздух с ароматом свежеиспеченного хлеба. Солнце уже скрылось за крышами домов, но было еще довольно светло. Внизу с кем-то ругался один из посетителей таверны. Он был не в меру пьян. Правда спор длился не долго. Я услышал хрип, а затем увидел, как щуплый мужичок отлетел на несколько ярдов от входа откинутый чьими-то сильными руками. Вышибала Парофа, Клиф, лысый здоровенный детина с лицом идиота, постарался, сразу же понял я. После того как пьяньчуга поднявшись уковылял, наступила относительная тишина. Вообще, последние несколько дней, было довольно тихо, после того как кто-то свернул шею бедолаге Карадасу. По всей видимости, кому-то очень надоели его вопли по вечерам. Но кто это сделал, так и не узнали. Просто нашли однажды утром его бездыханное тело на пороге его же лавки. Он лежал там с перекошенным от боли лицом, его шея была неестественно вывернута. Айрон шуткой как-то спросил, не я ли это сделал, но встретив мой холодный взгляд, сразу же сменил тему.

В дверь постучали. Это, как я и подозревал, оказался Сульк. Он принес мне ужин. Поставив на стол поднос с горячей похлебкой и кружкой терпкого эля, он многозначительно посмотрел на меня.

— Чего еще? — недовольно буркнул я в ответ на его взгляд. — Ждешь монеты. Если я каждый раз буду давать тебе медный слэн, то разорюсь быстрее, чем что-либо заработаю.

— Да уж, — хмыкнул мальчишка. — Плохая же у вас работенка, если потеря трех медяков в день может вас разорить. Почему вы не едите внизу в общей зале? Там намного веселее, чем сидеть здесь одному в комнате. У нас частенько играют музыканты. Можно посмотреть на драки или самому в них поучаствовать. И, при желании, можно снять девушку, хотя хозяин не перестает утверждать, что у нас благопристойное заведение, а не какая-то там забегаловка у Северных ворот, более смахивающая на бордель. Но вы же упорно не высовываете носа из своей комнаты, если того не требуют ваши дела. Почему вы не спускаетесь в общую залу, ведь там много веселее?

— Поэтому и не спускаюсь. Не люблю веселиться. А тебе-то, какое до этого дело? — я подозрительно покосился на Сулька.

— Да никакого, — пожал плечами служка. — Просто так интересно.

— Слишком длинный нос и язык сослужат тебе плохую службу. Иди отсюда. Я все же хотел дать тебе медяк, но теперь передумал.

Сульк состроил невозмутимую гримасу и скрылся за дверью. Я вздохнул и, усевшись на стул, принялся за еду. Горячая говяжья похлебка придавала сил, но глотать было все равно неприятно. Я чувствовал себя так, будто меня и вправду кто-то душил. Доев, я махом осушил кружку с элем и тяжело встал. Сняв с крючка потрепанный плащ, так любезно предоставленный мне Парофом, я покинул комнату и спустился вниз в общую залу. Здесь, как всегда в это время, царили шум и суета. Сегодня их усиливали выступающие музыканты. Светловолосая девушка играла на лютне, высокий парень, с волосами до плеч и крючковатым носом, стучал по маленькому барабану, а мужчина постарше пытался петь, подыгрывая иногда себе на свирели. Получалось, на мой взгляд, у них из рук вон плохо, но присутствующим выпивохам нравилось, а Парофу только этого было и надо. Поэтому он частенько приглашал их к себе для привлечения клиентов. Меня это не особо радовало, так как их треньканье и завывания мешали мне спать. Но сегодня мне это не грозило. Я понимал, что поспать мне не удастся.

Я прошел через всю залу, протискиваясь меж столов и нескольких еще стоявших на ногах человек. Игравший в этот момент на свирели мужчина отнял инструмент от губ и взвыл, так что меня передернуло. И это называется пение, подумал я. Собаки и те лаяли лучше. Люди вокруг заулюлюкали, несколько человек подвывало в такт. Я невольно ухмыльнулся. Идиоты поют для идиотов. Нет, все-таки этот мир не изменить. А может это и к лучшему. Пробегавший в этот момент мимо Пароф улыбнулся мне и на ходу похлопал меня по плечу. Я лишь молча кивнул в ответ, а затем вышел из душного помещения на улицу. Клиф, стоявший сейчас в дверях, проводил меня долгим неприветливым взглядом.

Квартал Кожевенников находился в западной части города и славился лавками с различными товарами тканей, мехов и изделий из кожи. Вообще, как я уже понял, за то недолгое время, проведенное мной в Пазре, здесь практически не было мест, в которых кто-нибудь что-нибудь не продавал. Огромная торговая площадь и многочисленные кварталы, заполненные мануфактурами, лавками, забегаловками, тавернами, борделями и прочими заведениями, все время пытались что-нибудь тебе втюхать. Этот город был раем для ремесленников и торгашей. А также воров, шлюх и прочего сброда, не гнушающегося нагреть на всем этом руку. И люди спешили сюда, чтобы расстаться со своими деньгами. И если Пазра и не являлась главным центром торговли Империи, она все же занимала значимое место в ее ремесленном и торговом развитии.

Когда я добрался до места, начало смеркаться. К тому же небо заволокло тучами, что давало ощущения, что было уже за полночь. Легкий ветерок трепал подол моего плаща. В воздухе пахло грозой. Этого еще не хватало, подумал я. Мимо прогромыхала повозка. Возница хлестал кнутом лошадей, поторапливая их. Видимо он тоже чувствовал надвигающуюся непогоду. Я остановился в маленькой улочке между лавкой торговца мехами и лавкой шляпочника. И стал ждать. Два подозрительных типа, проковыляли мимо меня. Видимо сочтя меня еще более подозрительным, чем сами, они ускорили шаг и скрылись за углом. Я нащупал на своем поясе змеиный кинжал. Надо бы было избавиться от него, и приобрести новый. Но я, почему то, до сих пор не сделал этого. Все-таки нужно сходить к кузнецу и заказать себе парочку новых кинжалов.

— Вот ты где, — услышал я насмешливый голос Айрона. — А я-то уж думал, что ты проспал.

Он стоял на другой стороне улочки, прислонившись плечом к стене дома.

— Я никогда и ничего не просыпаю, — ответил я, направляясь к вору.

— Да ну!? — хмыкнул он себе под нос.

Я уже было хотел сказать ему пару ласковых, когда увидел появившийся из темноты силуэт второго человека, кутавшегося в плащ.

— Думаю, что стоит оставить твои шуточки на потом, Айрон, — звонкий девичий голос не дал мне вставить свое слово. — Мы не за этим здесь собрались. У нас есть дело и надо его выполнить.

Второй вор оказался женщиной. Мне показалось, что я где-то уже слышал этот голос. От незнакомки исходил сладковатый запах лаванды.

— Как скажешь, — все так же насмешливо произнес Айрон. — Ворон познакомься, это Лейки. Лейки — это Ворон. Ты уже наслышана о нем.

— А как же, — девушка коротко хихикнула. — Тирам все уши нам прожужжал о тебе. Да и ты Айрон не устаешь упоминать о нашем новом друге. Думаю, что мы уже встречались, Ворон.

Девушка изящно откинула капюшон. Ее ярко-рыжие волосы были видны даже в темноте. Заплетенные в длинную косу они были закинуты за спину. Я вспомнил ее. Та самая высокая девушка, что встретилась мне у ступеней преториата.

— Неужели, — хмыкнул я. — Действительно мы встречались. Быстро же в вашей Гильдии распространяются слухи. Стоило мне только появиться в городе, как один из ее членов уже следит за мной. Или ты хочешь сказать, что случайно в тот день подошла ко мне?

— Нет, не случайно, — Лейки изящно сложила на груди руки. — Но я и не следила за тобой.

— Тогда что же?

— Просто хотела поближе посмотреть на человека, спасшего задницу Айрона.

— Никто меня не спасал, — тут же огрызнулся в ответ вор.

— Да ну!? — в один голос воскликнули мы с Лейки и тут же рассмеялись.

Насупившийся Айрон накинул капюшон и, развернувшись, пошел прочь, что-то бурча себе под нос. Лейки, хищно улыбнувшись, поманила меня за собой. Мы пошли следом за Айроном.

— Ты хорошо справляешься Ворон. Тирам возлагает на тебя большие надежды. Надо сказать, у него на тебя планы.

— И что же это за планы? — поинтересовался я у рыжеволосой воровки.

— А мне почем знать, — хихикнула девушка. — Он меня в них не посвящает, да мне и не особо интересно. Тирам напыщенный павлин с множеством безнадежных идей. Поэтому не слишком верь тому, что он тебе говорит.

— Если ему не стоит доверять, почему он руководит вами?

— Потому что он отличный вор. Лучший среди нас, — Лейки остановилась и окинула меня долгим взглядом. — И я не говорила, что ему не стоит доверять. Я сказала, не верить в то, что он тебе говорит, потому что он порой сам не понимает, как сильно заблуждается.

— Так почему же вы не скажете ему о том, что все его идеи бредовые?

— Ну, во-первых, не все, — ответила Лейки, набрасывая капюшон. — А, во-вторых, говорили. И не раз.

— И он вас слушает?

— Конечно, — фыркнула девушка. — Если бы не слушал, Гильдия давно бы пришла в упадок. Хотя он считает, что именно ему принадлежит заслуга нынешнего состояния дел Гильдии.

И она громко рассмеялась, несмотря на грозное шиканье Айрона. Вор тут же вернулся, и вклинился между нами, сказав, чтобы вела Лейки. Та не возражала. Дальше шли в относительной тишине. Как оказалось, дела у Гильдии были ни в квартале Кожевенников и даже ни в соседствующих с ним Железном и Красильщиков. Лейки вела такими закоулками и закутками, что казалось, что об их существование давно уже позабыли. Иногда мы протискивались между стен близко стоящих друг к другу домов, перелезали через ограждения и шли, прижавшись к стенам. На мой взгляд, все это выглядело довольно нелепо и глупо. Неужели нельзя было назначить встречу поближе к нужному месту. Я задал этот вопрос парочке воров, но в ответ лишь получил обоюдное молчание. Зато время пока мы шли, ветер усилился, и на небе проблеснула первая ослепительно белая молния. Погода начинала портиться. Мне это сильно не нравилось. Не очень-то хотелось мокнуть под ливнем.

Наконец мы оказались в Вишневом квартале Пазры. Его называли так из-за обилия вишен посаженых здесь вдоль главной улицы и на территории особняков. Деревья слабо приживались, и страдали от постоянных болезней, практически не давая плодов. Но за ними все равно тщательно следили и ухаживали. В простонародье это место окрестили кварталом богачей, хотя здесь жили не самые зажиточные и влиятельные семьи города. Впрочем, люди, обитавшие в Вишневом квартале, на жизнь не жаловались, судя по домам, в которых они проживали.

Перед одним из таких домов мы и остановились. Он был окружен высоким каменным забором, который весь зарос извивающейся, словно змеи, лозой. Ворота выходили на главную улицу. Двое стражей уныло скучали под светом раскачивающегося от сильного ветра фонаря. Один, прислонившись к стене и опершись на длинное древко своей алебарды, пытался задремать. Второй уныло ковырял в носу и, извлекая на свет его содержимое, внимательно рассматривал, а затем отбрасывал в сторону.

— Надо перебраться через стену, — прошипела Лейки, наклонившись в нашу с Айроном сторону. — Подсадите меня.

Я покорно присел, подставив ей сцепленные ладони. Лейки легко взобралась на стену и спрыгнула вниз. Какое-то время ничего не происходило, а потом мы услышали из-за стены ее приглушенный голос.

— Все чисто. Айрон давай.

— Помоги мне Ворон.

— А мне то что делать? — спросил я, помогаю вору забраться наверх.

— Будь здесь и жди нас, — он ловко перемахнул за стену.

— И зачем я только здесь нужен, — недовольно пробурчал я, прислоняясь спиной к стене. Ответом мне стала вспышка молнии и слабый раскат грома, последовавшей за ней.

— Эй, Ворон, — услышал я тихий голос Лейки из-за стены.

— Да, — как можно тише ответил я.

— Если что-то пойдет не так, ты нам понадобишься. Так что будь начеку.

— А что должно пойти не так? — спросил я, но ответа уже не услышал.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 487