электронная
300
печатная A5
489
18+
Страх и агрессия

Бесплатный фрагмент - Страх и агрессия

Эгозащитный механизм

Объем:
202 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-6690-5
электронная
от 300
печатная A5
от 489

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Страх и агрессия
Эго-защитный механизм

Автор: Шакин Алексей Сергеевич

Аннотация к работе «Страх и агрессия» от Киселева Михаила Александровича. Страх, будь он реальным или воображаемым, в равной степени мешает жить. В крайних проявлениях он превращает жизнь в настоящий ад, становится не просто помехой, а болезнью, которую нельзя оставлять без лечения. Больные страхом люди не просто агрессивны, большинство из них по-настоящему опасны для общества. В этой работе будут показаны примеры болезней и их лечения такими, какими они являются на самом деле, а в заключении будет раскрыта тема патологии агрессивности нашего общества.

Введение. О чем эта работа? О том, к чему может привести чрезмерная направленность на инстинкт самосохранения, который, собственно, вызывает страх и агрессию. Именно они в своей необоснованной или преувеличенной форме мешают человеку жить и развиваться как социально, так и индивидуально. Очень часто страхи бывают воображаемые и не имеющие в себе потенциальной объективной угрозы. Однако их достаточно, чтобы не дать человеку развиваться, достигать целей, строить отношения с людьми, заводить семью, иметь друзей. Зачастую именно страхи являются причиной различных психологических отклонений. Кроме этого, страх является преобразованной формой агрессии. Это говорит о том, что агрессивен тот, кто часто испытывает страх. Человек, который боится открыть в себе что-то новое, очень непримирим со своими обидчиками. Это же можно сказать и о трусах.

Как и в моей книге «Компенсаторика», здесь будут приведены практические примеры невротических расстройств, где снова рассмотрим все так, как оно есть на самом деле. А в последней (4-ой) главе поднимется вопрос о психологической патологии агрессивности современного общества.

1. Теоретико-методологическая основа

В первую очередь хотелось бы сказать, что эта книга будет строиться на компенсаторической теории, которая ранее была описана в моей работе «Компенсаторика. Функциональность человека». Так что же такое компенсаторика? Компенсаторика — это такая психологическая теория, которая рассматривает любое действие человека как взаимокомпенсацию психологических стремлений, функций, направленностей и установок.

Сама компенсация рассматривается с точки зрения энергетического подхода Юнга, а также имеет дуалистический смысл, который широко раскрыт в его работе «Психологические типы», где с помощью энергии объединяются две противоположные установки: экстраверсия — направленность на внешний мир, и интроверсия — направленность на внутренний мир. Энергетическая направленность же бывает на объект (экстраверсия) или на субъект (интроверсия). Есть два основных стремления: сексуальность, преобладающая в теории З. Фрейда, которая исходит от инстинкта сохранения вида, и лидерство, движущая сила в теории А. Адлер, исходящая из инстинкта самосохранения. У К. Г. Юнга они рассматриваются как дуальные и взаимосвязанные. Нам в первую очередь нужно будет понятие лидерства и эго-защиты в данной работе, однако мы еще узнаем, как агрессия может зависеть, например, от сексуальной сферы человека.

Когда мы говорим о психологических функциях, то можете иметься в виду два понятия, чаще речь идет о 4 функциях, которые выделил Юнг и сейчас используются в различных типологиях личности: логическая (мыслительная), чувственная (этическая), сенсорная (ощущающая) и интуитивная.

Основные закономерности в компенсаторической теории.

Чем дальше и дольше будет отклонение в сторону одной из функций или направленностей, тем больше будет компенсироваться противоположной функцией или направленностью. Сами аффекты (резкая односторонность) создают не только внутренние психологические конфликты, но и усложняют внешние отношения человека. В компенсации есть определенные переменные и шкалы. Страх компенсируется бесстрашием, формализм — случайностью, ответственность — безответственностью, добро — злом. Вытесненное стремление всегда каким-то косвенным и сублимационным (перенесенным в творчество) способом компенсируется. Чтобы было более понятно, о чем идет речь, приведем несколько примеров из исследовательского наблюдения. Парень А. очень боялся простыть от сквозняка или ветра, но тут же он был, мягко говоря, не придирчив в своем питании. Например, во время езды на машине летом он просил всех закрывать окна, от чего было жарко и все потели и мучались, но тут же пил воду, в которой плавали головастики. Парень Б. хотел всем доказать, что добро и зло можно соединить, например, он был за общее общественное благополучие, но тут же курил (в том числе травку), пил, записывал видео про то, как он полуголый бегал по общежитию. И он всегда повторял про этот смысл объединения, хотя по сути своей был эгоистичен, что компенсаторично, как диалектика души. Следующий пример — это преподаватель С. — здесь переменной является формализм, где шкала идет от полной неформальности до иррационального педантизма. Например, никто не должен был разговаривать во время чтения лекций, нельзя было есть на паре, нужно было писать лекции по определенной строгой форме, вне зависимости от содержания; однако в это же время можно было слушать музыку в наушниках, сидеть за ноутбуком, спать, тихо заходить и выходить, к тому же был перерыв для разговоров. Парень Д. был очень чистоплотным в реальной жизни, но рабочий стол на компьютере был заполнен чем попало. Психика человека построена на законах диалектики. Это всегда борьба противоречий и образование третьих элементов в процессе этой борьбы. Причем, порой это не прямые внутренние конфликты, они могут человеку даже не казаться конфликтными. Компенсация направленности психологической энергии может быть как в близких, так и в разных сферах жизни, но обычно недостаток чего-либо связан с близкой по смыслу компенсацией. Например, вытесненная сексуальность будет компенсироваться той или иной близостью с противоположным полом в бессознательном, случайном виде. Или если есть какой-то комплекс, какая-то проблема, то она в случае сублимации будет проявляться в той деятельность, которую он выбрал для компенсации, например, агрессивный рисунок при вытесненной агрессии, цепи при чувстве рабства в чем-либо, танец как сексуальное привлечение противоположного пола, спорт как компенсация лидерства или агрессии и так далее.

На примере неврозов компенсация работает еще более явно и прямолинейно. Поэтому давайте посмотрим один из ярких тому примеров. Это компенсация вытесненной агрессии. Рассмотрим некую девушку интроверта меланхолического темперамента. Она была очень добра при взаимодействии с людьми, она практически не могла отказывать людям в просьбах, тут же у неё не было проявления лидерства. Над ней часто шутили и «подкалывали», что обижало ее, а она этого не показывала и всё вытесняла в подсознание. По закону сохранения энергии стремление к лидерству должно было куда-то направиться. И вот, что получилось после проведения психоанализа: ей нравятся фильмы ужасы и триллеры, она учится на врача и ей не противна смерть (мортидо). Но и этого было недостаточно психики, чтобы компенсировать вытесненный материал, и тогда подсознание пошло на проявление лунатизма. Ночью она могла издавать непонятные бредовые звуки, говорить грубым и злым голосом, а также обзывать всех рядом находящихся, мешали они ей или нет не имело значения. Проявление лунатизма можно также назвать проекцией, то есть передача во вне тех переживаний, которые человек принял на себя и держит их внутри психики.

Однако бывает и позитивная компенсация, что, собственно и называется сублимацией. Мы выделяем два типа компенсации или переноса либидо: естественная (позитивная) и искусственная (негативная). Первый тип представляет собой естественное психологическое движение, или сублимацию. Второй тип — это, кажущееся вынужденным, направление энергии на ту или иную форму компенсации, приводящее к психическим отклонениям и фактическому усложнению жизни человека, который зачастую считает это упрощением или единственным вариантом жизни.

В нашей теории психического мы будем зачастую использовать дуальный (диалектический) подход, выведенный из учения К. Г. Юнга, основывающийся на двух инстинктах: инстинкт самосохранения и инстинкт сохранения вида. Первый защищает человека и его эго, а второй способствует существованию общества и взаимопомощи между людьми. Инстинкт самосохранения подробно рассмотрел Адлер. Он считал, что инстинкт самосохранения проявляется внутри психики человека, как защита своего «Я» от изменений и разрушения. Внешне это выглядит как стремление к лидерству, которое позволяет наилучшим образом защитить свое Эго («Я»). Эти размышления были взяты А. Адлером за основу теории индивидуальной психологии. З. Фрейд выделил энергию либидо, как стремление к наслаждению и апогей этого наслаждения человек находит в сексе. В естественной форме либидо в большей степени направлено на других людей. Если же либидо направлено на себя, то, по Фрейду, это психологическое расстройство, называющееся нарциссизмом. Поэтому фрейдистскую теорию, чисто номинально, можно было бы причислить к инстинкту сохранения вида. К. Г. Юнг в своей книге «Психологические типы» отнес А. Адлера к интровертному типу, а Фрейда к экстравертному.

Функционализм подразумевает равенство этих стремлений, а при отсутствии одной из них или недостаточной удовлетворенности, происходит неисполнение человеческих функций. Функциональность мы видим, как стремление каждого человека к жизни и выполнению определенных полезных психических и социальных функций.

Далее рассмотрим дуализм в таблице.

Разделение энергии на социальную и психологическую создано только для теоретико-исследовательского удобства и несет скорее номинальный характер, так как всё перечисленное относится к либидо, направленное на объект или на субъект. Подсознание же имеет скорее объединяющий характер, то есть функциональный для человека. Объединение сознания и подсознания по Юнгу называется самостью. Обрести самость для человека означает найти себя, свое призвание, своё предназначение. То, что производится при взаимодействии людей в материальном мире, мы называем социальной энергией, что по мнению французского классика социологии Э. Дюркгейма является социальным фактом или социальным духом. А внутреннюю энергию человека мы называем психологической энергией.

Мы рассматриваем подсознание как способ компенсации и подсказок для человека. По К. Г. Юнгу подсознание имеет не только животную сторону человека (в отличие от теории Фрейда), оно является уникальной частью личности, дающей одновременно и коллективные символы, и индивидуальную память, и открывающее в человеке творческие способности. Дуалистический подход к подсознанию состоит в том, что подсознание может вести как к компенсации лидерства, так и к компенсации сексуальности. Это можно заметить во сне или в случайных действиях человека, что было открыто изначально З. Фрейдом.

Кроме юнгианского дуализма, мы будем достаточно часто прибегать к мнениям Адлера и Фрейда. У первого сама психология строится на рассмотрении эго и его лидерских стремлений, объясняющих агрессии и страхи человека, а второй говорит об энергии жизни (либидо) и энергии смерти (мортидо), которые являются природой человека. Наш же функциональный подход рассматривает все человеческие функции как полезное для жизни и существования, поэтому, например, унижение другого человека или его убийство мы рассматриваем как перверсию (извращение) лидерского стремления, о причинах чего еще будет сказано в этой работе.

Из вышеприведенной таблицы дуализма мы будем рассматривать более подробно инстинкт самосохранения, который, собственно, приводит к появлению страха и агрессии. Инстинкт самосохранения на психологическом уровне вызывает различные механизмы защиты Эго у человека. Поэтому наше основное утверждение состоит не в физической защите себя, а в психологической защите эго, доказательство чему мы найдем при изучении неврозов.

Известное изречение гласит: лучшая защита — это нападение; поэтому и агрессия также играет роль инстинкта самосохранения. Мы знаем немало случаев, когда с ее помощью не только нарушается инстинкт сохранения вида, но и самосохранения, поэтому за борт мы не выкидываем понятие, введенное Сабиной Шпильрейн и развитое З. Фрейдом — мортидо (энергия смерти). Намного удобнее будет рассматривать страх как боязнь разрушения эго, а мортидо как стимул к возможности разрушения или изменения эго, что также очень важно в человеческой жизни. Поэтому энергия мортидо, в своем естественном и полезном проявлении, несет стимул к развитию человека.

Один из законов компенсаторики, касающийся данной работы, выглядит так: если человек не будет исполнять лидерское стремление во всех его сублимационных формах (найти себя, быть признанным), то оно обязательно всплывёт с большей энергетической заряженностью, причем зачастую внезапно и искаженно. И такие примеры более ярко выражены в неврозах, о которых мы будет говорить в следующих главах.

2. Страх и агрессия в различных возрастных периодах человека

Прежде чем перейдем к возрастной психологии, давайте прочитаем ассоциативное сравнение К. Г. Юнга о жизненном цикле человека: «…солнце, одушевленное человеческим чувством и наделенное сиюминутным человеческим сознанием. Утром оно появляется из ночного моря бессознательного, освещая широкий, пестрый мир, и чем выше оно поднимается на небосводе, тем дальше распространяет свои лучи. В этом расширении сферы своего влияния, связанном с восходом, солнце будет видеть свое предназначение и усматривать свою высшую цель в том, чтобы подняться как можно выше и тем самым как можно больше распространить свою благодать. С этим убеждением солнце достигает непредвиденной полуденной высоты — непредвиденной, потому что из-за своего однократного индивидуального существования оно не могло знать заранее собственного кульминационного пункта. В двенадцать часов дня начинается закат. Он представляет собой инверсию всех ценностей и идеалов утра. Солнце становится непоследовательным. Оно как бы убирает свои лучи. Свет и тепло убывают вплоть до полного угасания»

2.1 Детство

Ребенок рождается как целый мир и не имеет образованного и определенного эго. По сравнению со взрослым человеком, его эго не только реконструируется, но также откалывается и разрушается. Этот процесс придает ребенку чувство страха. При разрушении эго нередко снятся ужасы. Ребенок зачастую имеет какие-то страхи. Многие из них образуются как постепенно приобретаемый опыт. И уже с детства страхи могут быть полезными, как, например, не трогать горячее, и бесполезными (перверсивными) на подобии иллюзий или сильный страх темноты, что может закрепиться и перейти в привычки взрослой жизни.

По Фрейду Эго образуется из приятных впечатлений, а неприятные выходят за его пределы, однако в эго зачастую остаются и неприятные, если они не могут отсоединиться от приятного. Для более ясного понимания развития Эго, рассмотрим сон одного человека И. Он нес в себе символику уменьшения эго от детского неопределенного и всеобъемлющего до взрослого, имеющего границы: «Я вспомнил самый страшный сон, который преследовал меня всю юность. Знаешь, я очень люблю плавать, ощущение глубины под тобой даёт очень приятное чувство. Водоемы люблю очень. Так вот, во сне я плыву по огромному морю. В меру прохладная вода, безбрежность, и самое главное — глубина. Закат, солнце окрашивает небо в багровый цвет, вода сияет и блестит на солнце. И вдруг, в несколько секунд, море стремительно мелеет, превращаясь в лужу застоявшейся воды. И накатывает страшная, невыносимая тоска, от которой сразу же просыпаешься. Никакие сны не могли сравниться с ним по ужасности. И он часто мне снился». В ответ я сказал: «Это образование эго, которое происходит болезненно. Мы рождаемся всем миром, а потом этот мир уменьшается до нашей отдельной личности». Кроме прочего можно заметить, что смерть старого эго сопровождается закатом, поэтому символ заката это не только настоящая смерть, но и по большей части смерть старого эго, которое может быть как физической смертью, так и закатом старого «Я», а далее мы должны будем увидеть возрождение, как у феникса, который также символизирует потухшее и загоревшее заново солнце. Вода же, особенно если она приятна человеку, обычно означает Эго. Тем более в этом сне явно показывается изначальная безграничность, объединение вместе с подсознанием, которое человек получает от рождения, но потом при взрослении Эго прорисовывает свои границы, отталкивая подсознание.

Также здесь будет уместно упомянуть об анти-эго, или тени. Ужасы, монстры и неприятные ощущения во сне имеют символ анти-эго, то есть неприятия того, что наше «Я» отвергает и считает чуждым. Тень — это все то, что человек и его Сверх-Я (совесть) считает неправильным и не связанным с ним. Зачастую в тень отправляются те инстинкты и стремления, которые в естественном состоянии должны были находиться в сознании, что является типичным вытеснением. Как мы знаем из психоанализа, вытесненный материал приводит к неврозам. Удобнее всю эту противоположность человека, ходящую все время за ним, назвать анти-эго. В него входит всё то, что в детстве и в процессе взросления еще принадлежало Эго, а во взрослой жизни открепилось. Переход частей эго в теневую часть происходит либо через естественные факторы, либо через воспитание. Для большего понимания процитирую отрывок из книги Юнга «Человек и символ»: «Д-р Юнг показал, что Тень, отбрасываемая сознающим разумом индивидуума, содержит спрятанные, подавленные и неприятные (низменные) стороны его личности. Но эта Тень представляет собой не просто противоположную сторону сознательного эго. Подобно тому, как оно содержит неприятные и деструктивные установки, так и Тень имеет хорошие качества — нормальные инстинкты и созидательные импульсы. В действительности эго и Тень, хотя и разделены, неразрывно связаны друг с другом, во многом аналогично переплетению мысли и чувства». Здесь идет сравнение мысли и чувства, так как, по Юнгу, у мыслящего (логического) типа чувства (этика) уходят в подсознание, а у чувственного мыслящая функция вытесняется. Но есть и обратная сторона: та функция, что вытеснена, больше доставляет приятных ощущений для человека, чем сознательная. В подсознании все более преувеличенное, в том числе из-за наполнения либидо. Потребность эта ощущается бессознательно. Также и тень — человек ее не воспринимает и даже ненавидит, но при проявлении некоторых ее элементов, человеку они будут приятны. Только осознать этого он не сможет, это скорее будет на уровне приятных ощущений. Например, логик не любит эмоциональность, крики, пафос, болтливость, но именно эмоциональные люди будут давать ему радость и хорошие дружеские отношения. И это тоже диалектика нашей психики — при объединении двух противоречий, мы получаем синтез в виде целостности у обоих личностей, происходит выравнивание крайностей до общего продукта. Например, логик начинает понимать, что человек должен быть не только умным, но и общительным, налаживать связи с другими людьми. Для этого и многих других позитивных итогов Эго должно разрушиться (редактироваться).

Эго защищается различными способами ради самосохранения. Любая атака на него вызывает у человека агрессию как защитную реакцию, а если она не помогает, то появляется либо обида, либо страх — в зависимости от эффективности того или иного способа защиты.

Как выглядит эго-защитный механизм, и что с ним делать?

Эго-защитный механизм, или защитный механизм психики — это такая функция психики, которая состоит в том, чтобы защищать эго от разрушения, атаки и изменения. Разрушение эго, ее трансформацию и изменение мы называем эго-разрушением.

Эго-разрушение — это психологический процесс, который внешне обычно выражается в двух основных эмоциях: страх и агрессия. Все, что вызывает у человека эти эмоции ведет к эго-разрушению или к ожиданию эго-разрушения.

Эго-разрушение может быть позитивным и негативным. Позитивным называется такое, при котором человек совершенствует себя, развивается, получает новые знания и навыки, что можно было бы на уровне эго назвать изменением эго. Негативное разрушение — это причинение физического вреда себе, смерть близких или расставания, деградация и уменьшение своего эго, постоянное приспособление к другим эго с отсутствием своего «Я».

Так получается, что большая часть психологических расстройств происходит из-за эго-защитного механизма. Большая часть проблем в общении с людьми и понимании других также имеет исток от эго-защиты.

Так как же УПРАВЛЯТЬ эго-защитой? По сути, это инстинкт самосохранения, а значит, имеет бессознательный характер. Но в самом термине есть слово «Эго», что говорит о связи не только с бессознательной частью психики, но и с сознательной. Человек обычно сознательно делает все то, что мы называем внешним проявлением эго-защитного механизма в виде психологических действий, связанных со страхом и агрессией. Однако саму причину защитного рефлекса люди осознают редко. Причиной называется сознательно то, что не является истиной причиной. Здесь нам и помогает психоанализ для осознания источника психологических проблем.

ПРИМЕРЫ. Например, мужчина говорит: «Я не хочу иметь отношений с женщинами». Его сознательная причина состоит в том, что они плохие, злые, не удовлетворяют его в чем-то и многое другое. Истинная причина состоит в том, чтобы сохранить свое эго, свое «достоинство», что может исходить от определенного прошлого и других причин, о которых подробнее мы еще поговорим в данной книге. Например, парень боится каких-то недостатков своего тела, он в таком случае начинает избегать отношений. То, каким образом будет избегать, это целое поле вариаций. Варианты: стать аскетом (святым), все время обрывать отношения, обвинять девушек в чем-либо, превозносить все то, что позволяет защитить эго, создавать «маски» личности. Так же поступают и девушки.

Почему люди отказываются осознавать настоящую причину? Потому что осознание дает путь к разрушению эго. Придется признать определенные части себя, своего поведения или речи неправильными и начать совершенствоваться. Как мы знаем, совершенствование — это эго-разрушение. Бывает нередко такое, что человек осознаёт свою настоящую причину, но не собирается решать проблему, так как защищенному эго удобнее как-то, даже если приходится жертвовать удовлетворением своих потребностей.

Страх, агрессия и обида имеют общие биологические характеристики: учащенное сердцебиение и дыхание, выделение адреналина, увеличение количества глюкозы в крови — все это создано для подготовки организма либо к борьбе, либо к быстрому бегству. Учащенное сердцебиение ускоряет кровеносные потоки. Дыхание наполняет кровь кислородом. Адреналин выделяется из надпочечников и расщепляет гликоген, из которого появляется больше глюкозы в крови, которая, в свою очередь, является основным энергетическим носителем в организме. Собственно, адреналин и повышает частоту сердцебиения. Кроме бега и нападения у человека может проявляться ступор — это также базовая, генетическая реакция на опасность, так как в природе это могло бы спасти от нападения некоторых животных, которые реагируют на движение. Конечно, не все природой данные характеристики, сейчас применимы в социальной среде, однако психология помогает настраивать человека наиболее приемлемым образом реагировать на ту или иную ситуацию, иметь силу волы и рационально мыслить.

Как мы видим, реакция организма на психологические ощущения страха, агрессии и пик обиды одинаковы, что говорит об одном и том же психологическом корне — инстинкте самосохранения или эго-защите. Само понимание сущности Эго говорит о том, что не всякий страх является действительно нужным для защиты, так же как агрессия или обида. Последнее потенциально держит в себе заряд агрессии.

Теперь вернемся к детям. Мы часто замечаем, казалось бы, необоснованную агрессию детей, и начинаем обвинять их в ужасном поведении и непослушании. Некоторые родители думают, что их ребенок маленький «злодей», за что наказывают его с каждым разом все сильнее. На время это может и помогает, но в будущем, и в детском саде, и в школе, как и в дальнейшей жизни, агрессию родителей, направленную на него, ребенок перенесет на других людей. Лучше всего вопрос агрессии как стремления к лидерству рассмотрел А. Адлер, который имел большой опыт психотерапии и работы с детьми. Для рассмотрения проблемы мы также добавим энергетический подход К. Г. Юнга.

Адлер считал, что каждый ребенок изначально имеет комплекс неполноценности. Дети ниже и меньше, чем взрослые, они не такие умные, нет такой физической силы, им многое запрещается делать, они находятся в постоянном подчинении родителям и другим взрослым. Все это — естественный возрастной комплекс, данный от рождения, который усиливается при физической патологии или при отличии от других детей. Чтобы все это компенсировать, ребенок вынужден проявлять лидерские стремления. Из-за этого он потенциально агрессивнее, чем человек другого возраста или человек без дополнительных комплексов. Ребенок постоянно стремится к свободе и независимости, однако у него есть и иные инстинкты, заставляющие прикрепляться к семье. Если все будет проходить естественно, без усилений комплекса неполноценности, то это лидерство будет направлено на познание мира, саморазвитие и приспособления к социальной среде. Представьте, что душа ребенка и взрослого имеет почти одинаковые закономерности, и попробуйте себя поставить на место ребенка — вы явно выйдете из себя. Вам запрещают трогать многое из окружающего мира, вы подчинены высшей силе «богов» — родителей, у вас нет никакой возможности бороться с ними. Тогда вы будете вынуждены перенести лидерство на возможные объекты компенсации: разбивать и ломать игрушки, подчинять и мучать животных. Но тут есть вторая форма проявления лидерства, которая присуща детям — это управление другими, в особенности родителями, обычно давя им на жалость через слезы, болезни и другие способы.

И тут мы можем рассмотреть множество примеров, которые приводили психоаналитики, как присущие также невротикам, то есть невроз, по существо, и есть детское поведение, и есть возвращение в детство, поэтому при психоанализе важнее всего изучить детскую жизнь пациента. Невротики имеют инфантильное (детское) поведение из-за регрессии либидо, которая происходит обычно из-за сложностей, с которыми взрослый человек сталкивается в повседневной жизни и отказывается признавать или решать их. Самый простой тому пример — плач ребенка, который является внешним признаком реакции защиты на ту или иную атаку. Дети замечают, что рыдание привлекает внимание других людей, о них сразу начинают заботиться и делать то, что им нужно. Иногда это доходит до такой наглядности, что ребенок перестает плакать, как только видит неэффективность плача для достижения цели. Тем же методом управления обладают такие детские действия, как: недержание мочи или кала, отказ от похода в туалет, бессонница, желание лежать рядом с родителями (у невротиков страх спать одному или остаться одному), отказ от принятия пищи, тошнота и рвота, а порой даже поднятие температуры. О последнем случае я приведу два примера. Первый мы находим у Юнга: 11-летняя девочка, болевшая на самом деле неврозом, чтобы не ходить в школу, поднимала температуру своего тела, а в школе ее тошнило, у нее болела голова, однако после нескольких сеансов психоанализа всё прошло. Второй случай — это рассказ моего друга о происшествии из его детства. Он очень не хотел идти в школу на следующий день, так как боялся писать контрольную и не любил учителя. Ради достижения этой эго-защитной цели он смог заболеть. Мать вызвала скорую, так как температура поднялась до 39 градусов по Цельсию. А пока приезжала скорая помощь, мальчику позвонил друг и спросил, почему его нет в школе «нам же сегодня идти на концерт нашей любимой группы». Тогда ребенку ради достижения желаемой цели пришлось выздороветь в течение того времени, пока ехала скорая помощь. Врачи, конечно, не понимали, зачем их нужно было вызывать. Мама смогла только сказать, что утром ему было очень плохо.

Как мы видим, психика не различает физической атаки от психологической и принимает одинаковые меры по устранению проблемы, болезни, заразы. Написание контрольной можно сравнить с вредным микробом, с которым борется иммунитет.

У детей есть различные способы компенсации агрессии, которые способствуют расслаблению их большого напряжения. Например, игрушки для детей — это удовлетворение лидерского стремления, которое у них подавлено родительским «деспотизмом». Поэтому не удивляйтесь, если ваши дети ломают игрушки — им же нужно как-то компенсировать свою несвободу. А разрушение — это высшая стадия власти. Однако, если для детей игрушки — это нормально, то для взрослого человека это инфантильное поведение, подразумевающее в себе задержку (фиксацию) человека на каком-либо участке детства. И, если для ребенка игрушка служит реализацией лидерства, то для инфанта это еще и удовлетворение сексуальности, которая должна была перейти на реального человека противоположного пола. Обычно такое происходит при вытеснении естественных сексуальных стремлений с добавлением подсознательного желания защитить свое эго, которое будет меняться, разрушаться при соединении с другим человеком, а неживой и подчиненный объект не разрушает эго.

Вот, что еще важного писал А. Адлер об инфантилизме: «когда мы говорим о боязливой манере в случае принятия решения, об ограничении малым кругом, о нежелании быть партнером, о стремлении оставаться маленьким, чтобы отстраниться от требований жизни, и об идеях величия, мы, по существу, изображаем детские отношения и детскую душу. И вместе и порознь эти явления было бы неверно считать признаками инфантилизма. Просто мы видим, что тот, кто чувствует себя слабым, будь то ребенок или взрослый, вынужден прибегать к одним и тем же уловкам. Его же знания и навыки проистекают из индивидуального детства, где победу скорее обещают не прямолинейная атака, не активное действие, а послушание, повиновение или такие формы детского упрямства, как уклонение от сна, отказ от еды, безразличие, неопрятность и самые разные виды явно демонстрируемой слабости» — «Практика и теория индивидуальной психологии».

Даже если мы рассмотрим все с точки зрения дуализма и энергетического подхода Юнга, то увидим, что сексуальность и лидерство — это вершины энергетических стремлений. У детей примерно до 3—4 лет сексуальность отсутствует в своем буквальном понимании, в дальнейшем же идет лишь ее постепенное развитие. Поэтому по логике энергетического подхода К. Г. Юнга большая часть психологической энергии (либидо) переходит на стремлении к лидерству, так как ей нужно куда-то направляться. На сексуальности же остается либо малая доля, либо же совсем отсутствует. Это и объясняет завышенный потенциал проявления агрессии у детей. Чтобы было понятнее, речь идет о теоретическом предположении К. Г. Юнга, что любое действие и мотив человека можно было бы, так или иначе, распределить между двумя основными направленностями: сексуальность и лидерство.

Важно также рассмотреть понятие Фрейда «Сверх-Я», так как оно формируется именно в детстве. Когда ребенок был первый раз наказан за нарушение определенных норм, у него фиксируется в психологической памяти страх перед повторением наказания. Этот внутренний страх наказания и есть «Сверх-Я». Сверху, над «Я» оно потому, что оказывает давление на него, как родитель, закрепленный навсегда в психике. Это бессознательная реакция психики на плохие поступки. А плохие проступки это те, за которыми следовало наказание. Независимо, было ли оно физическим или психологическим. Это своего рода саморегулятор поведения и мышления. С возрастом сила Сверх-Я ослабевает, а мораль человека становится более осознанной и переходит в эго как его часть. В детстве же мораль ближе к пониманию того, что это опасно и вызывает страх, чем чувству ценности того или иного поведения и мышления. Именно данный регулятор играет свою роль в чувстве страха перед выступлениями на публику и при проявлении инициативы. Так как наказания ребенок косвенно ассоциирует с тем, что он что-то сделал и полез куда-то не туда, сказал что-то не то. Сверх-Я обрабатывается так же, как и комплексы — через осознание первичных причин, которые и приводят ее к ослаблению. При взрослении и психологическом развитии важно убрать сильное влияние «Сверх-Я».

«Сверх-Я» так или иначе находится в сознании — это страх перед наказанием, индивидуальный опыт наказания за нарушение тех или иных норм окружения. Поэтому само Сверх-Я выполняет роль жандарма. Эти жандармы находятся в эго, а то, от чего они произошли и, что их мотивирует, находятся в индивидуальном подсознании. Сверх-Я создает память наказаний и опыт негативных столкновений с внешним миром в большей степени, и внутренним миром, в частности. Поэтому причины появления находятся в индивидуальном бессознательном, в сознании остается только итог того, как себя правильно вести. Сверх Я как таковая не является моралью, у «ребенка Маугли» тоже есть свой опыт, но он всего лишь на всего не социальный. Получается, что мораль образуется от социальных норм поведения, однако для психики человека она ни значит ничего, кроме эго-защиты. Но из-за того, что эти нормы прикрепляются к эго, то человек начинает считать их частью себя, а кто нарушает его мораль, идет против его «Я». Здесь мы не ведем речь о стремлении к общественному благу или о создателях морали или идеологии, хотя и это тоже во благо создателям «лучших» норм для всех. Например, Сверх-Я может конечно сочетаться с альтруизмом и переживанием за других, однако именно это можно было бы отнести к психологической морали, эмпатии. Фрейд не зря сравнивал Сверх-Я с жандармом, так как это по сути своей закон, который не требует критического мышления о своих общепринятых нормах поведения. И так вот диалектически получается, что человек с низкой культурой может быть нравственнее того, кто соблюдает социальные нормы. И в этом случае роль, которую будет играть человек, не будет относиться к социальной маске. Поэтому, так или иначе, можно говорить только о том, что есть сознательная и бессознательная часть психики, всё остальное различные вариации этих двух.

Зная структуру психики и процесс социализации определенной личности, можно предвидеть возможное развитие человека. В первую очередь здесь срабатывает закон психологической компенсации. Наверняка каждый видел такие семьи, где родители строгие и нравственные, а их дети начинают идти другим путем. Здесь как раз свою роль играет Сверх-Я, а точнее борьба против нее. Так как это может повлиять на вредные привычки? Строгое воспитание, избиение, запреты, ограничение времени, в общем, полное управление своим ребенком, в конечном счёте, приведет к его стремлению уйти от зависимости, что может проявиться разными путями. Если к переходному возрасту ребенок не получил больше свободы, чем раньше, то тут нужно призадуматься. Это звучит как остановка психического развития. Безусловно, внешне оно так не выглядит, а внутренние процессы продолжают накалять состояние человека. Следующий официальный этап — это совершеннолетие, и, если и здесь запреты останутся на месте, то психика сорвется. Произойдет инициация ускоренным путем. Причем, взросление будет идти всеми возможными путями: алкоголь, сигареты, маты, беспорядочная сексуальная жизнь. То есть произойдет компенсация утерянной свободы в виде протеста и весь вытесненный материал начнет всплывать, в том числе и в мазохистской или садистской форме. Так как это явное изменение эго, которое не дает как такового психологического развития (изменения), то есть это пример негативного разрушения эго или перверсия (извращение) мортидо. Мы знаем, что происходит, если и таким образом человек не находит свободы, то исходом становится невротическое расстройство. То есть, еще более натянув «катапульту компенсации», получим более сильный обратный удар.

Получается, что когда уходят «Сверх-Я» основы в виде родительского деспотизма, то и мораль уходит, так как она не смогла сформироваться самостоятельно из-за авторитарного воспитания. Мораль находилась не в эго человека, а во внешних запретах, которые вызывают у ребенка неприятные ассоциации. Если позволить ребенку самостоятельно осознавать свои действия и оценивать их, то вопросы запретов и разрешений будут совсем на ином уровне, и более логично воспримутся, будучи во взрослой жизни. Сама мораль ребенка выстроится на его личном опыте.

Подсознание детей.

Дети также сильно отличаются от взрослого человека близостью сознания к подсознанию, собственно, как и у невротиков. Зачастую страх и агрессию дети переносят в свои фантазии, особенно это происходит, если проблемы не решаются в реальности. В итоге в своем воображении дети могут быть, например, самыми сильными, быть правителями государств, получать дружбу, любовь и многое другое. Соответственно, всё это они находят в своём подсознании. Однако подсознание является не только полностью подчиненным эго объектом, а имеет и свою некую субъектность. Причем, те субъекты, которые там образовываются нередко связаны с теми же, что и в реальной жизни. Как, например, в сказке «Маленький принц» каждый тип людей жил на своей планете и со своими особенностями, хотя все они были в подсознании ребенка, как и сам маленький принц всё же принц, а не рядовой гражданин. Дети любят, если их называют принцами и принцессами, главными и важными, основная причина тому в их врожденных комплексах, которые компенсируются лидерством в различных формах.

Есть и негативная сторона чрезмерной дружбы с подсознанием, которая проявляются только в том случае, если внешний, реальный мир становится полностью отчужденным. В таком случае всё делится на мир реальный и нереальный, однако для ребенка нереальный (бессознательный) становится реальным, главным и важным. Также это можно назвать переносом либидо на подсознание. В чем же негатив? Если ребенок всё делает это с творческим подходом и как способ восприятия мира или решения реальных проблем, как в «Маленьком принце», тогда это позитивная тенденция. Но негативная будет, если тот мир, иной, становится важнее, если там для него удовольствия являются истинными, в отличии от объективных, там он задерживается. Это может привезти к шизофрении у взрослого человека, если он не попытался воспринять реальный мир и получить удовольствие от него. Обычно такое бывает при негативной жизни во вне или не возможности (не желание) решения реальных проблем. Поэтому один из признаков регрессии и инфантилизма состоит в погружении в подсознание. Однако нужно не забывать, что полностью закрытое подсознание также приводит к психологическим расстройствам, например, к экзистенциальному кризису, то есть кризису смысла жизни. Однако, когда человек живет подсознанием, то он может попытаться полностью отключиться от реального мира, который ему мешает, то есть убить себя физически. Об этом подробнее вы еще сможете прочитать в данной книге, а пока давайте рассмотрим следующую проблему детства, связанную со страхом и эго-защитой.

Укачивание детей

Давайте для начала рассмотрим то, что пишет по этому поводу З. Фрейд: «Необходимость связывать поездку по железной дороге с сексуальностью исходит, очевидно, из сосательного характера двигательных ощущений. Если к этому прибавляется вытеснение, которое превращает в противоположное так много из того, чему дети оказывают предпочтение, то те же лица в юношеском возрасте или взрослые реагируют на качание тошнотой, сильно устают от поездки по железной дороге или проявляют склонность к припадкам страха во время путешествия и защищаются от повторения мучительного переживания посредством страха на железной дороге». Фрейд считает, что поездка у ребенка может ассоциироваться с сексуальностью в связи с двигательными ощущениями, причем при поездки также может быть физическое трение или периодическое прикосновение сидения и одежды к половым органам, что вызывает приятные ощущения. Однако если у ребенка было строгое воспитание по отношению к его половым органам или сексуальным желаниям, тогда тут проявляется так называемое вытеснение, которое может быть не только от воспитания, а еще от пресловутой эго-защиты, для которой эти ощущения что-то новое и пугающее. Как мы знаем по Фрейду оральная стадия сексуального развития, которая является первой во взрослении человека, связана не только с приемом пищи, но и с покачиванием. Потом это покачивание переносится к катанию на качелях и каруселях, далее на желание девушек, чтобы их носили парни на руках. В последнем, кстати, и признак лидерства, которым часто пользуются дети, прося покатать их, особенно на плечах, чтобы быть выше остальных. Однако как в любой форме сексуальности есть и вытеснение, соответственно, если у ребенка было вытеснение на покачивание, запрет на такую сексуальность, тогда у него начинает проявляться страх к этому. То есть боязнь получать удовольствие от качелей, каруселей, езде на машине или лошади и так далее.

Данная теория имеет места быть и вполне обоснована, однако на практике с такой теорией мы столкнемся с двумя проблемами: 1) у ребенка нет вытеснения либидо на покачивание и он может быть даже получает сексуальное удовольствие вместе с тошнотой, что конечно редкий случай, но его мы тоже допускаем; 2) ребенку будет сложно объяснить, что ему нужно не бояться получать удовольствие от катания на машине, качели или карусели, особенно если у него это еще связано на прямую с половыми органами, а не с сублимированным либидо, последнее бывает чаще. Если второй вариант как-то можно решить, объяснив ему, что всё нормально с его ощущениями, однако всё равно встает моральный вопрос, то первый случай разбивает сексуальную теорию. Поэтому я предлагаю более интересный подход, который можно назвать эго-подходом. Мы ранее писали о том ребенок может рассмотреть тот или иной объект, событие, человека и так далее, как инородное тело, то есть то, что его организм рассматривает как чуждое или не желаемое, не управляемое. В прошлом примере ребенок поднял себе температуру, чтобы манипулировать людьми, чтобы побороть чуждый ему экзамен и получить желаемое. Вот так и машина — это объект, который не принадлежит его эго, но движет им. Соответственно объекты, чуждые для эго, вызывают страх. Было бы не удивительно, если бы при поездке поднималась и температура, однако здесь логичнее тошнота, так как по существу ребенка захватило инородное тело, его организм принадлежит чему-то другому, соответственно психика это воспринимает как отравление. Однако сама тошнота фактически не избавляет от проблемы и может длиться до бесконечной рвоты.

Приведем логический пример. Когда ребенок двигается, бегает, прыгает, а может даже дерётся, то его от этого не тошнит, хотя его внутренние органы на тот момент гораздо сильнее качаются, чем при поездке. А разница здесь в том, что своим телом он обладает и оно принадлежит его Эго, в отличии от машины, качели или карусели. И тут задача в том, чтобы ребенок смог воспользоваться своей фантазией и представил, что машина — это часть его же тела, что он с ней единое целое, что она ему не враждебна. Легче всего это осознать на качели, которой ребенок может и сам управлять, чтобы ощутить целостность. Если бы ребенок рулил машиной, то его бы не тошнило, поэтому также можно дать ребенку на низкой скорость попробовать порулить, тогда у него появятся совсем другие отношения с машиной. Соответственно, если взрослого человека укачивает, то ему нужно покопаться в своём детстве, так как это означает регрессию.

Удовольствие от страха

Получение удовольствия от страха с психологической точки зрения очень хорошо описал З. Фрейд: «Непосредственным наблюдением и более поздним исследованием легко установить, что все интенсивные аффективные процессы, даже возбуждения от испуга, передаются на сексуальность, что, впрочем, может способствовать пониманию патогенного влияния таких душевных движений. У школьника страх перед экзаменом, напряжение перед трудноразрешимой задачей может приобрести большое значение, влияя на вспышку сексуальных проявлений и на отношение к школе, так как при подобных условиях часто появляется раздражающее чувство, заставляющее прикасаться к гениталиям, или процесс, похожий на поллюцию со всеми ее вызывающими смущение следствиями» — по Фрейду страх может перейти в сексуальное возбуждение. На сегодня мы знаем, что от страха выделяется адреналин, который за собой вырабатывает эндорфин — гормон удовольствия. Поэтому и взрослые люди и дети могут даже специально создавать пугающие истории или совершать рискованные действия. У детей — это будет проявляться, например, в рассказывании друг другу страшных историй перед сном, а у взрослого человека это создание тех или иных рискованных событий. Человек может настолько сильно сконцентрировать либидо на страхе, что станет зависимым. Самый безобидный вариант — это просмотр фильмов в стиле ужасов, что часто комбинируется с другими расстройствами. Также это может быть любовь к сидению на окраине скал или высокой многоэтажки, прыгание с парашютом и другие более рискованные варианты. Если с детства ребенок научился получать удовольствие от страха, тогда это перейдёт и на взрослую жизнь, соответственно у невротиков это будет проявлением инфантилизма, а также такие предпочтения повлияют на будущие сексуальные предпочтения, например, эксгибиционизм, секс в общественных местах, секс на окраине скалы и так далее. Соответственно, таким людям это будет казаться романтичным.

Никто, наверное, не задумывался, что одна из причин зависимости от игровых автоматов не столько в желании выиграть деньги, сколько в риске и получении более сильной степени удовольствия от страха. Поэтому, даже, если человек выигрывает определенную немаленькую сумму, то по какой-то причине его это не останавливает от того, чтобы делать новые ставки. А причина здесь в том, что, если он не будет делать ставки, то перестанет получать удовольствие от страха, поэтому и появляется зависимость, фиксация либидо. «Возбуждающее сексуальность действие многих неприятных самих по себе аффектов: боязливости, ужаса, жути — сохраняется у многих людей и в зрелом возрасте и является объяснением того, что так много людей гонятся за всяким удобным случаем, чтобы испытать подобные ощущения» — З. Фрейд.

Удовольствие от агрессии

По традиции начнем с З. Фрейда: «многие рассказывают, как несомненный факт, что первые признаки возбужденности в гениталиях они пережили во время драки или борьбы с товарищами; при этом положении, однако, помимо общего мускульного напряжения, оказывает действие также прикосновение кожей к коже противника. Склонность к мускульной борьбе с каким-нибудь лицом, как к словесной борьбе в более позднем возрасте („Кто кого любит, тот того дразнит“), принадлежит к хорошим признакам направленного на это лицо выбора объекта. В том, что мускульная деятельность способствует сексуальному возбуждению, можно видеть один из корней садистского влечения. Для многих индивидов инфантильная связь между дракой и сексуальным возбуждением является предопределяющим моментом для избранного направления полового влечения». Почти все дети так или иначе любят драться или бороться, даже если не по-настоящему, то в виде игры, собственно, серьезность действия не меняет ее психо-сексуальной сути. Это конечно объясняет причину того, почему мальчики дергают девочек за волосы или пытаются причинить им боль. Однако со стороны девочек такое тоже не редкость. «Ведь идентификация изначально амбивалентна, она может стать выражением нежности так же легко, как и желанием устранения. Она подобна отпрыску первой оральной фазы либидинозной организации, когда соединение с желанным и ценимым объектом осуществлялось его съеданием и когда при этом этот объект, как таковой, уничтожался. Людоед, как известно, сохранил эту точку зрения: своих врагов он любит так, что „съесть хочется“, и он не съедает тех, кого, по какой-либо причине, не может полюбить» — З. Фрейд. И здесь всё же нужно не забывать, что причина тому может быть не только сексуальной, а по большей части, связанной с лидерством или вытесненной агрессией. Например, ребенка дома часто наказывают, соответственно, придя в садик или в школу он будет также бить своих сверстников. Или, учитель сильно подавляет ученика, и он потом направляет свою обиду в виде агрессии на других детей. Дети значительно легко дублируют поведение родителей и вообще всего, что их окружает, в том числе собак, кошек и так далее. Соответственно, чем больше ребенок получит агрессии на себя, тем больше он ее передаст на окружающий мир.

Примечание

Детям природой дано желание познавать мир, они всё очень быстро и легко поглощают. Однако в этом же возрасте можно всё их желание учиться разрушить. Поэтому, товарищи взрослые, всегда поддерживайте детей в их познавательных начинаниях, а лучше просто не мешать им развиваться, если не получается поддержать. И это будет одна из лучших профилактик психологических расстройств, в том числе создание благоприятных условий для проявления себя, правильной самооценки, предотвратит чрезмерную и извращенную агрессию, уменьшит страх перед неизвестностью.

Далее мы рассмотрим остальные стадии жизни человека и какова особенность психики в каждой ступени развития, однако отправная точка всему психическому поведению человека находится в детстве. Соответственно, мы еще не раз будем прибегать к детству при рассмотрении причин того или иного поведения человека, в особенности, если это поведение не кажется рациональным с первого взгляда.

2.2 переходный возраст

Даже добрый ребенок способен резко измениться и удивить как родителей, так и окружающих, агрессивным поведением при вступлении в переходный возраст. Чаще всего такое случается при чрезмерном внимании к подростку, когда к нему относятся как к ребенку. Это влияет на его самооценку, заставляет признавать себя все таким же беспомощным. А значит, вызывает комплекс неполноценности, который приводит к проявлению различных форм агрессии или страхов. Кроме прочего, нельзя не учесть, что здесь работают уже другие механизмы, идет следующая стадия жизни, всплывают новые архетипы, новые биологические процессы, а значит новые психические процессы.

В основе агрессий и страхов переходного возраста, если не считать детство, лежат две причины: 1) Эдипов комплекс и комплекс Электры, которые побеждаются анти-инцестуозными стремлениями, которые также сильны и бессознательны. 2) психологические реакции на биологические изменения.

2.2.1 Эдипов комплекс — это любовь сына к своей матери, которая также легко переходит в агрессию, и ненависть к отцу. Комплекс Электры — это любовь дочери к своему отцу и ненависть к матери. По мнению Фрейда, ребенок во время полового развития в первую очередь обращает внимание на образец противоположного пола, коим является родитель. Многое из своих ощущений ребенок не может осознать, а к взрослой жизни чаще всего забывает. Особенно тех ощущений, которые касаются сексуального влечения к родителю противоположного пола. Поэтому у ребенка это может выразиться просто в слове любовь, хотя, если он имеет определенные познания в сексуальной сфере, то это могут быть и более прямые и сознательные мысли. Они подавляются и постепенно переходят на представителя противоположного пола вне семьи, что является естественным процессом. Обычно внешне это проявляется не только в любви к противоположному полу, но и в определенном соревновании или борьбе с родителем своего пола, так как он мешает полной реализации желаний (либидо). Таким образом проявляется Эдипов комплекс и комплекс Электры, которые обычно полностью не осознаются подростком.

Эти комплексы чаще проявляются и всегда зарождаются до переходного возраста. Именно в детстве может зародиться сексуальное влечение к противоположному полу, а в переходном возрасте это только бессознательный остаток детства. Дети берут пример мужа или жены с родителя противоположного пола. Отношения в семье оказывают сильное влияние на представление ребенка об отношениях. Например, отсутствие семьи или даже одного из родителей приводит к трудностям в построении своей собственной семьи. Стиль семейных отношений родителей по статистике сильнее всего перенимают девушки, так как их природная задача сохранить очаг, быт, культуру, однако такие же примеры нередко встречаются и среди парней. Если отец много пил, курил или бил свою жену, то дочь часто выбирает себе парня с такими же привычками, особенно в первых отношениях, пока она не осознала, почему ей такие попадаются (на самом деле нравятся).

Переходный возраст также очень важен тем, что это время психологической борьбы с инцестом, а значит и с комплексами, с ним связанными. При нормальном развитии психики Эдипов комплекс уже в переходном возрасте значительно ослабляет свое влияние. Но на практике его отголоски могут срабатывать еще и в 18 лет, а то и старше. Чаще всего это проявляется в «борьбе за свободу». Борьба против инцеста не произойдет, если не будет агрессии, которая на самом деле выполняет позитивную функцию. Приводит она, в конечном счете, к освобождению, к отделению от семьи. Как юнгианцы, мы не рассматриваем любое психологическое проявление человека как негативное. Все, что есть в нашей психике — позитивно, и выполняет определенные важные роли. Однако, есть перверсии (извращения) естественных процессов, которые мы и называем отклонением от нормального функционирования психики и негативным проявлением психических процессов. Любое отклонение рассматриваем скорее как способ выздоровления, как температура поднимается при биологических заболеваниях и активируется организм, так и невроз мотивирует психику к решению проблем.

В мифологии древних греков царь Эдип сначала убил своего отца, чтобы переспать с матерью. Соответственно он этого не осознавал. Он представлял, что отец был врагом, а мать женой. В итоге он по случайности убивает своего отца. И только со временем осознает, что жена на самом деле является его матерью. Это всё — прообраз сексуального развития ребенка. В большинстве случаев дети до переходного возраста отдают предпочтение родителю противоположного пола, а ссорятся с родителем своего пола. А к переходному возрасту ситуация может поменяться или направится агрессия против обоих родителей. Бессознательно сын завидует своему отцу, который спит с матерью. Это также одна из причин, по которым дети мешают родителям спать и среди ночи просят уложить их рядом. Ночной страх может выступать как средство для развивающейся сексуальности, то есть как способ удовлетворения своих желаний, хотя не всегда именно с такой целью, конечно нельзя забывать про цели лидерства, так как вторая цель — это защитный механизм. То есть защитить свое Эго, например, от разрушения (изменения), которое активно проявляется как раз-таки до переходного возраста. Потом, когда наступает переходный возраст, нужно «бороться» не только против отца, но и против матери, а значит против инцеста, что проявляется и у девушек с «бывшим» любимым отцом. Сама цель в этом случае — отдаление от семьи, выход на новый уровень психологического развития. К совершеннолетию желательно дать ребенку как можно больше ответственности за себя, к чему он должен готовиться в переходном возрасте, постепенно получая некоторые свободы.

Зачастую девочки очень неуважительно относятся к своим матерям. Особенно конфликт виден в религиозных семьях, славящихся аскетизмом, а также в семьях, где не дают достаточной свободы для подростка. Если бы не было агрессии на родителей в период переходного возраста, то подростки, а в будущем и взрослые люди, тяжело бы отвоевывали свою свободу в своем же Эго. Всё это происходит потому, что родителям тяжело признать своего ребенка взрослым. Однако это нужно для сохранения человеческого вида, чтобы была возможность соединиться с другим человеком вне семьи.

В подростковом возрасте нередко появляются вредные привычки, похожие по своей сути на мазохизм: прием алкоголя, наркотиков, курение сигарет, татуировки и пирсинг — всё это причиняет физический вред человеку. Это своеобразный символ свободы воли и выбора. Это символ взросления. Даже у многих древних племенных народов это было символом инициации. Все эти символы можно обобщить к тому, что происходит эго-разрушение. Например, это обрезание или курение наркотических трав, после которых совершались походы на охоту на опасных животных. Украшение своего тела или изменение форм разных его частей, что сейчас проявляется в виде пирсинга, разрезание языка, расширение мочки уха. В современных цивилизованных обществах это как субкультура, а во многих племенах, которые существуют и сегодня, это официальная культурная церемония.

Это в большей степени и более явно происходит в переходном возрасте, как анти-родительский символ, символ свободы от семьи. Поэтому и выражается также в желании освободиться от других запретов, которые ассоциируются с родителями. Это как бы перверсия свободы от семьи, так как причиняет вред человеку. Разрушение Эго происходит именно в сторону семьи, открепляя те части Эго, что связаны с полной зависимостью от родителей. Семья — символ правил. Так как происходит эго-разрушение, то в переходном возрасте оно часто вытекает во внешнюю форму, то есть телесное разрушение, особенно если психологический прогресс тяжело достигнуть, то идет компенсация физическим изменением, а не психологическим, хотя последнее является здоровым и нужным. Для Эго же это одно и то же. Кроме прочего, в этом возрасте распространена мода к суициду. Эго-разрушение производит энергия мортидо. Мортидо всегда наполнено либидо, дабы быть удобоваримой. Можно спокойно назвать такие формы инициации, как принятие алкоголя, курение сигарет, вставление пирсинга и так далее, перверсией мортидо, которая должна в естественном виде отвечать за развитие психики человека. Поэтому сначала сигареты и алкоголь имеют значение свободы выбора и взросления на психологическом уровне, а только потом это переходит в биологическую зависимость. То есть сам мотив первичный скорее в свободе от правил, а правила — это, в первую очередь, семья. Переходный возраст — это период борьбы за свободу от родительской зависимости. Например, отец, как символ божества по Фрейду, а сигареты — как символ протеста и борьбы. Или как вкушение плода познания добра и зла, в виде нарушение указаний Бога. Однако в этом случае, если присмотреться, напротив человек познал, что хорошо и что плохо, то есть появилась такая часть психики, как «Сверх-Я» или самообвинение, являющееся виновником многих психологических расстройств.

Семья, в первую очередь, выражается в психики, как Сверх-Я. То есть, если в детстве формируется крепкая структура этой части психики, то в переходном возрасте становится задача в ее ослаблении. Освобождение от Сверх-Я, от давления Сверх-Я, которое проявляется в психике как страх перед эго-разрушением, то есть у человека это проявляется в страхе совершать те или иные действия и они не обязательно относятся к общепринятой морали, но обязательно его так воспитали. Неосознанный образ наказания за плохие проступки. Однако и эту часть психики (Сверх-Я) может убирать, разрушать, ослаблять и так далее. И эта борьба с внутренней Сверх-Я в образе родителей, как ее создателей, направляться может как на протест против родителей, так и на саморазрушение. Вот и получается, что алкоголь, сигареты — это фиктивное разрушение Эго, а по факту его защита. Убрать давление Сверх-Я, дабы для Эго не было урона. Сверх-Я — это страх, страх наказания. Одна из психологических целей переходного возраста — это ослабление страха наказания, возможность не на страхе, а на собственном опыте, делать выбор. Мораль человека должна перейти на Эго, то есть стать частью сознательного Я.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 300
печатная A5
от 489