электронная
317
печатная A5
398
12+
Сторителлинг. Девять шагов к вашей лучшей истории

Бесплатный фрагмент - Сторителлинг. Девять шагов к вашей лучшей истории

Объем:
90 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-3954-5
электронная
от 317
печатная A5
от 398

ПРЕДИСЛОВИЕ

«Испокон веков…»

Все мы рассказываем друг другу истории с завидным постоянством. Это могут быть истории из нашей жизни, из жизни каких-либо знаменитых людей, выдуманных персонажей или различные сочетания всего этого, порой, самые невероятные.

Более того, каждая рассказанная нами история служит некой цели — будь то желание развлечь собеседника, стремление вызвать сопереживание или восхищение, попытка иносказательно донести важную идею. Порой мы делаем это неосознанно, порой — вполне даже специально.

Собственно, современный мир знает уже не один способ создания и рассказывания историй «с умом». Это сторителлинг (о котором, в основном, пойдёт речь в этой книге) в маркетинге, обучении, презентациях, переговорах и много где ещё; сказкотерапия и нарративная терапия в психологии; всевозможные мотивирующие притчи в публицистике.

А если копнуть в глубь веков, то мы увидим, что хорошие сказители (то есть, люди, профессионально создающие истории) издревле высоко ценились в обществе, независимо от культуры, религии и политического устройства. Фактически, всем своим развитием человечество обязано именно тем своим представителям, которые из уст в уста передавали самую важную и ценную информацию. Даже наука о становлении и развитии нашей цивилизации (в широком смысле этого слова) так и называется — История!

Знакомство

И, наконец, здравствуйте! Меня зовут Александр Агамальянц. Уже порядка 15 лет я занимаюсь работой с людьми самых в разных её видах — как психолог-консультант, коуч, тренер, переговорщик, преподаватель. И как бы меня ни называли в профессиональном смысле, одно остаётся неизменным! Я активно рассказываю истории.

Довольно долгое время истории появлялись в моей практике, что называется, сами собой, без какой-то системы, принципов и правил. Потом случилось страшное — я взялся за исполнение своей давней мечты, начал писать книгу. Начал тоже «сам собой», поддавшись вдохновению и года три думал, а как же теперь закончить?!

Писательскому мастерству я не учился, самостоятельно осиливать умные толстые книги тоже не случилось (с одной стороны — простая человеческая лень, а с другой — тогдашний ритм жизни не способствовал). Но быстро понял, что чисто на вдохновении далеко не уедешь. Вот тут и пригодилось увлечение кинематографом, в частности, понимание и очень базовые знания сериальной драматургии.

Книгу я, в итоге, закончил и на данный момент она доступна всем и каждому как интернет-издание. Возможно, однажды сделаю доработанную и улучшенную версию, с которой пойду на штурм «бумажных» издательств. Важнее другое — этот опыт стал для меня отправной точкой в изучении методов, способов инструментов создания историй.

Примерно в начале 2016 года мне на глаза попался странный и непонятный термин — «сторителлинг». Что-то там было про «волшебную силу историй» и как она помогает в бизнесе. Заинтересовавшись таким громким заявлением, я устремился в интернет, чтобы посмотреть подробнее и — вот оно! Практически то, что я так долго искал! Предельно прикладной инструмент для создания историй! Казалось бы, бери и делай, но…

Почему и зачем появилась эта книга?!

Оказалось, что какой-либо внятной «методички» или инструкции по сторителлингу попросту нет. Те книги, которые попадались мне на глаза, содержали в себе много действительно ценной и важной информации на тему «что делать», но ответ на вопрос «как делать?» предлагали найти самостоятельно. И подозреваю, что подобная ситуация сохранилась до сих пор.

Памятуя старое доброе «хочешь сделать хорошо — сделай сам», я сам взялся за написание столь желанной в своё время «методички». Есть, конечно же, вероятность, что я изобрету велосипед, но это тот случай, когда лишним он точно не станет. Всё-таки, это результат трёхлетней работы по сбору материала, его систематизации, анализу, применению на практике. Обязательно найдутся люди, которым эта книга окажется полезной. И я надеюсь, что вы — из их числа!

Если, прочитав эту книгу, вы лучше поймёте, зачем нужны истории и как их создавать; чем важны те или иные элементы; что может, а что обязано стать темой для истории; как преодолевать творческие кризисы; на каком языке лучше разговаривать со своим слушателем или читателем, значит, мой труд был не напрасен.

Оставив только предельно необходимый минимум рассуждений о «волшебной силе историй» (об этом предостаточно книг), мы сконцентрируемся на практической и прикладной стороне вопроса. Мы рассмотрим основные вопросы, на которые отвечает история; разберём, какие функции она может выполнять и какими возможностями обладает.

Затем, вы узнаете, следование каким принципам сделает вашу историю интересной, и какие элементы обязательно нужно включать в своё повествование. После этого, мы рассмотрим структуру истории, разберём, как сделать её более «живой» и чем ещё можно наполнить её содержание, а также составим портрет своего слушателя. И в завершение, коснёмся таких важных вещей, как импровизация и вдохновение.

Приготовьтесь, наше путешествие начинается!

I. ОБЩИЕ МОМЕНТЫ

Термины

Прежде, чем мы полностью погрузимся в процесс постижения нюансов создания историй, давайте определимся с ключевыми для этой книги терминами. Это нужно, чтобы мы говорили «на одном языке» и однозначно понимали о чём речь в том или ином разделе. Термины расположены в порядке своей значимости, с точки зрения автора. Итак:

История — завершённое произведение, имеющее цель и структуру, которое повествует о каких-либо значимых изменениях главного героя. Прежде всего, здесь подразумеваются истории в малой форме, для «рассказывания ртом» или для публикации в блогах и соцсетях (примерно 3—5 минут по длительности или 2000—4000 печатных знаков по объёму). Именно в силу этой краткости, для наших историй подходят далеко не все правила и законы писательского мастерства, а внимание к значимости каждого элемента (а то и каждого слова!) возрастает на порядок. Целью такой истории обычно является стремление вызвать изменение состояния слушателя через рассказ об изменениях героя. Самый яркий, на мой взгляд, пример — анекдот: предельно краткое повествование с обязательным изменением центрального персонажа, которое рассказывается с конкретной целью, развеселить слушателя. Полагаю, вы и сами прекрасно знаете, какой эффект может оказать вовремя рассказанная шутка.

Рассказчик и слушатель — поскольку, мы здесь говорим преимущественно про истории, которые рассказывают или которые можно рассказать, то и участников этого процесса обозначаем соответственно. Просто, чтобы не плодить сущности и иметь какую-то свою уникальность. И с пониманием того, что правила сторителлинга вполне соответствуют основным правилам драматургии. Теоретически, материала этой книги хватит и для написания полновесного романа, но у большой формы есть ряд собственных правил и законов, которые здесь не применимы даже по чисто техническим причинам. Ну и, с чисто эстетической точки зрения, подобное обозначение участников кажется мне максимально отражающим формат взаимодействия, его суть и степень близости. На мой взгляд (это уже сугубо субъективная оценка) идеальный вариант — когда получается, что-то типа «истории у костра», которая происходит как бы одновременно и в прошлом и «здесь и сейчас», а слушатель чувствует себя практически одним целым с главным героем.

Сторителлинг — дословно «рассказывание историй», однако, исходя из опыта, скажу, что точнее определить именно как «создание историй». Даже когда мы рассказываем историю чужого авторства (те же анекдоты или притчи), мы всё равно пропускаем её через собственное восприятие и расставляем акценты, исходя из него и тех целей, для которых рассказываем историю. Иными словами, даже если мы не создаем историю с нуля, то всегда её редактируем, порой глобально. Ещё одна значимая особенность сторителлинга в том, что мы получаем обратную связь практически «здесь и сейчас». Это или отзывы слушателей или комментарии в Интернете. Успех и поражение здесь молниеносны, неизбежны и очень вариативны. Одна и та же история может вызвать очень разную реакцию у разных слушателей/читателей, о чём они с радостью сразу же и сообщат. Но, поскольку формат этой обратной связи обычно далёк от академической критики и литературного разбора, ценность её для рассказчика может быть далеко не сразу очевидна.

А у Александра Сергеевича Пушкина в повести «Выстрел» есть очень хороший пример «сторителлинговой» истории (на то он и классик, всё-таки):

Это было на рассвете. Я стоял на назначенном месте с моими тремя секундантами. С неизъяснимым нетерпением ожидал я моего приятеля. Я увидел его издали. Он шёл пешком, с мундиром на сабле, сопровождаемый одним секундантом. Мы пошли к нему навстречу. Он приближался, держа фуражку, наполненную черешнями. Секунданты отмерили нам двенадцать шагов. Мне должно было стрелять первому: но волнение злобы во мне было столь сильно, что я не понадеялся на верность руки и, чтобы дать себе время остыть, уступал ему первый выстрел; противник мой не соглашался. Положили бросить жребий: первый нумер достался ему, вечному любимцу счастия. Он прицелился и прострелил мне фуражку. Очередь была за мною. Жизнь его наконец была в моих руках; я глядел на него жадно, стараясь уловить хотя одну тень беспокойства… Он стоял под пистолетом, выбирая из фуражки спелые черешни и выплёвывая косточки, которые долетали до меня. Его равнодушие взбесило меня. Что пользы мне, подумал я, лишить его жизни, когда он ею вовсе не дорожит? Злобная мысль мелькнула в уме моём. Я опустил пистолет. «Вам, кажется, теперь не до смерти, — сказал я ему, — вы изволите завтракать; мне не хочется вам помешать…». — «Вы ничуть не мешаете мне, — возразил он, — извольте себе стрелять, а впрочем как вам угодно: выстрел ваш остаётся за вами; я всегда готов к вашим услугам». Я обратился к секундантам, объявив, что нынче стрелять не намерен, и поединок тем и кончился.

История как метафора

Вот и пришло время сказать обязательную «пару слов» о той самой «волшебной силе историй». Поскольку о ней не рассказал ещё, разве что, самый ленивый, ограничусь только самым главным и важным.

Итак, сейчас уже, наверное, ни для кого не секрет, что человек очень по-разному воспринимает поступающую информацию. Один и тот же смысл, переданный через сухие «рациональные» выкладки и в виде увлекательной истории, в первом случае потребует серьёзного и, возможно, долгого осмысления, а во втором — зайдёт, что называется, как к себе домой. Этому есть вполне простое объяснение.

Наша психика состоит из трёх основных отделов: сознательная часть (назовём её, для краткости, сознание), подсознание и бессознательное. Сознание это наша рациональная составляющая. Здесь находится вся логика, всё наше «здесь и сейчас». Подсознание это, по сути, система фильтров, которую должна преодолеть поступающая информация прежде чем будет принята нами окончательно или, наоборот, выдана в мир. Фильтры очень разные и состоят из наших убеждений, страхов, ценностей и т. д. А бессознательное это наша хаотично-эмоциональная часть, в которой происходит самая бурная мыслительная деятельность, хранится личный опыт и, по ряду теорий, даже опыт общечеловеческий в том или ином виде.

Фишка в том, что бессознательное, являясь могучей силой, оперирует сугубо простыми причинно-следственными связями и простыми же образами. Отсюда, например, тезис, что человек не воспринимает частицу «не» — он-то её воспринимает, но только на сознательном уровне. А потом нужно эту информацию (с частицей «не») перевести на язык образов. Ну-ка, представьте себе образ с частицей «не»! Вот то-то же! Как минимум, задача трудная, а в ряде случаев попросту невыполнимая. Если же речь идёт о более сложных речевых конструкциях и смыслах, то степень погрешности и потери информации увеличивается в разы. Как же быть?!

А вот как — говорить с бессознательным на его языке! Он мыслит сугубо образами и эмоциями, так и давайте ему образы и эмоции. Собственно, любая история, хоть анекдот на три минуты, хоть роман на десять томов, является тем самым набором образов и эмоций. В идеале, ещё и предельно простыми для понимания причинно-следственными связями (та самая мотивация персонажей, как вариант). Главное не путайте «простые» и «примитивные».

Если представить нашу психику в виде дома (или хижины в лесу из классических ужастиков, тут уж кому что ближе), то жилые помещения это сознание, подвал и прочие бункеры это бессознательное это бессознательное, а узкая лестница, ведущая в подземелья это подсознание. Вот и думайте, насколько удобно по этой лестнице спускаться в подвал за разными нужными вещами и возвращаться обратно.

Но у каждого уважающего себя дома (особенно, если это хижина в лесу!) есть угольная шахта. Как правило, она располагается на улице и нужна, как ни странно, для быстрой загрузки угля в подпол. Поскольку уголь это такая штука, которая завозится грузовиками, размеры у шахты весьма обширные. Правда, вылезти через неё довольно проблематично, но так она и не для этого.

Так вот, информация, которую мы получаем в «рациональном» виде это те вещи, которые мы заносим в подвал нашего дома через узкую неудобную лестницу. А истории и прочие метафоры это что-то типа самосвала с углём, который подъезжает к угольной шахте и сразу доставляет груз к месту назначения. Здесь, правда, стоит задуматься о качестве топлива — кто-то может загрузить в ваш подвал отборный уголь, а кто-то — непойми какой, вперемешку с шишками и дохлыми енотами.

«Золотое правило» сторителлинга

Продолжая разговор о качестве топлива, начатый в прошлом разделе, важно сказать, что основным критерием этого самого качества, в случае с историей, является её правдоподобность. Даже, если наша история содержит целый ряд фантастических допущений, у неё, всё равно, сохраняется некая внутренняя логика, устанавливаемая внешней средой, миром, в котором происходит действие. Если история про офисного работника из России 2019 года, то и живёт наш герой по соответствующим правилам, даже, если через минуту окажется, что всё вокруг — компьютерная иллюзия, сам он — избранный и срочно надо выбрать, какую пилюлю проглотить — синюю или красную.

Особенно важно уделять внимание внутреннему состоянию героя, тем изменениям, которые с ним происходят в течение повествования, и особенно, в финале. По сути, об этом каждая наша история. Через трансформацию центрального персонажа, мы показываем слушателю ценность нашей идеи. И если нам не поверят, то чуда не произойдёт, сколько ни дуй!

Именно поэтому очень важен личный опыт понимания тех или иных ощущений и состояний. И поэтому так популярны всевозможные истории успеха, особенно, рассказываемые непосредственно их участниками. Человек, который сам прожил то, о чём рассказывает, как правило, более убедителен и правдоподобен, чем тот, кто имеет лишь общее, поверхностное представление о вопросе. Даже, если проживший не обладает мастерством сочинителя и рассказчика. Иногда некая неумелость даже добавляет определённого шарма истории, однако, только в случае незаурядности сюжета! Плохо сочинённая и рассказанная история с банальным сюжетом имеет крайне мало шансов быть принятой аудиторией, сколь бы достоверной она ни была.

Во время очередного осмысления тезиса о важности правдоподобия истории родилось то, что я назвал «Золотым правилом сторителлинга». Звучит оно так: «Сначала изменяем себя, затем — окружающих, затем — весь мир». Похоже на красивый лозунг, не так ли? А на самом деле — не только он. Прежде всего здесь говорится о наиболее логичном способе привнести что-то своё в окружающую реальность.

Слышали, вероятно, что передавать другим можно только те знания, которые сделал собственным опытом? Вот здесь именно про это. Перво наперво получили какой-либо опыт сами — читай, изменились — и только потом несём светлую мысль о ценности данных изменений окружающим. А в какой-то момент накопится критическая масса людей, согласившихся с вашей идеей и начнёт меняться уже мир в целом. Не факт, что сразу и кардинально, но начнёт. Тут уже много факторов влияют — глобальность и уникальность идеи, ваша настойчивость, технические возможности и прочая, и прочая.

В общем-то, теме важности личного опыта тоже посвящено большое количество трудов, поэтому, с надеждой на то, что донёс мысль в полной мере, заканчиваю с общими моментами и перехожу к разделам, которые касаются непосредственно создания историй.

Начнём же производить по-настоящему качественное топливо! Миру очень его не хватает!

II. ВОПРОСЫ ИСТОРИИ

Каждая история, хотим мы этого или нет, отвечает на ряд вопросов, которые продиктованы самой её сутью. Самых главных всего четыре и на чем большее количество ответит рассказчик на этапе создания, тем полнее окажется его замысел и привлекательнее идея. Вопросы эти следующие:

— О чём моя история?

— О ком моя история?

— Зачем моя история?

— Сможет ли герой истории достичь своей цели?

Рассмотрим их по порядку.

О чём моя история?

Ответ на этот вопрос лежит в двух плоскостях — в форме и содержании. По форме моя история о тех событиях, в которые оказывается вовлечён главный герой. Он может стать их невольным участником или инициатором — не суть. В любом случае, наш сюжет состоит из определённой череды событий и действий.

Здесь, как в музыке — есть свой темп, ритм, своя мелодия. Она может быть как общая для всей истории, так и разная для разных её частей. Сложно дать однозначную рекомендацию, какую мелодию создавать — пробуйте и смотрите, что у вас лучше получается. А для облегчения процесса следуйте структуре истории, о которой мы поговорим дальше по ходу книги.

По содержанию же история всегда об изменениях, которые происходят внутри главного героя. Иначе это уже не сторителлинг, а сказка (простая история о победе добра над злом), эпопея (повествование о судьбе целого народа) или что угодно ещё. Конечно, все эти форматы имеют право на существование и несут определённую ценность, но цели и задачи у них совершенно разные. Сказка, всё же, больше для воспитания через развлечение (причём, воспитание именно детей!), а эпопея — про сохранение памяти о славном прошлом и полученном тогда жизненном опыте.

Сторителлинг же в содержательном плане ближе к классической литературе. У нас есть некий центральный персонаж, который к концу произведения становится другим, нежели был в начале. Кстати, один из самых ярких примеров такой трансформации находится на стыке со сказкой. Речь о «Хоббите», который начинается и завершается у двери хоббичьей норы, но Бильбо Бэггинс до путешествия с гномами и после него — это во многом два разных Бильбо Бэггинса. При этом, мир истории полностью вымышленный, но является вполне правдоподобным, т.е., веришь, что в таких условиях могли произойти такие события и быть приняты такие решения.

И вы совершенно верно поняли, что количество текста здесь не играет значительной роли. Когда понимаешь принцип, то можешь донести одну и ту же мысль и за три минуты и на трехста страницах.

О ком моя история?

А это слегка вопрос с подвохом. Вроде как, всё очевидно — о главном герое моя история, только что выяснили же! Да… и нет.

У каждой истории всегда есть свой слушатель. Если мы создаём историю «для себя», то мы её слушатель (скорее всего, единственный). Если для кого-то — то, соответственно, другие люди. И чем больше слушатель узнаёт в герое истории себя самого, тем сильнее эффект истории. Поэтому, по-хорошему, история о слушателе и для слушателя!

И сейчас — самое лучшее время для вопроса: «А как же я пойму, каким сделать своего героя, чтобы слушатель сроднился с ним?». Для начала определитесь с предыдущим вопросом — о чём история? О каких изменениях? Скорее всего, ваша история «зайдёт» тем, кто сам хочет пройти похожий путь. А для этого у них должны присутствовать определённые личностные качества, они должны жить в определённых условиях и так далее, и тому подобное.

Вот и делайте своего героя таким, каким является относительное большинство ваших слушателей. Конечно, к изменениям придут далеко не все из них, но отправная точка у многих плюс-минус одна и та же. Если же вы хотите рассказать историю из своей жизни, то сконцентрируйтесь на демонстрации тех черт вашей личности, которые ближе аудитории.

Один из основных плюсов нахождения ответа на вопрос «О ком моя история?» — одну и ту же историю можно адаптировать под разные ситуации и разных слушателей, меняя акценты повествования. Это, конечно, требует определённого мастерства, но и позволяет освободить время, особенно, когда истори нужна, что называется, «здесь и сейчас».

Зачем моя история?

Или другими словами — «для чего я создаю эту историю?». На мой взгляд, это самый важный вопрос. Если «о чём?» и «о ком?» как-то сами собой разумеются, без них не придумается даже простейшая сказка, то необходимость «зачем?» требует отдельного понимания. Без этого история вполне себе может быть создана и вполне себе может получиться очень интересной. Но, увы, не особо нужной.

«Зачем?» это те самые изменения, которые мы стремимся вызвать в слушателе с помощью истории. Что, собственно, ему нужно понять или совершить после того, как она подойдёт к концу? Следует ли слушателю развеселиться или наоборот, взгрустнуть, задумавшись над глобальными вопросами мироздания? Даже, казалось бы, банальные и понятные действия, такие как купить ваш товар, записаться к вам на консультацию или просто поставить «лайк» в социальной сети, тоже должны быть заложены в идею истории на этапе создания.

Если идея изменения слушателя не заложена, он через какое-то время забудет вашу историю. Если изменение задумано, но подаётся как отдельный блок (знаменитое «Покупайте наших слонов!»), слабо связанный с основным повествованием, это, скорее всего, воспримется как навязывание и вызовет ровно противоположный эффект.

Сможет ли герой справиться?

А это вопрос, в каком-то смысле, дополнительный. Он нужен для формирования и лучшего понимания вами как автором основной задачи главного героя. Возможно, вы слышали мысль о том, что нужно уметь описать сюжет произведения в одном предложении. Вот это примерно оно и есть. Также, здесь заложена некий вызов нашему герою, через что у слушателя создаётся интерес к истории.

В идеальном варианте, слушатель сам задаст себе этот вопрос в тот момент, когда мы обозначим конфликт истории. Примеры тоже вполне нам знакомы. Это что-то типа:

— «Смогут ли хоббиты донести кольцо до Роковой горы?»

— «Сумеют ли повстанцы победить Империю Зла?»

— «Получится ли у Эркюля Пуаро раскрыть убийство в Восточном экспрессе?»

Как видите, всё это достаточно простые вопросы, ответом на которые является или «Да» или «Нет». Если вы хорошо поработали над главным героем, то слушателю очень захочется, чтобы «Да», чтобы герой смог. Здесь и начнётся их общая история!

Другой важный момент — это вопросы непосредственно по сюжету истории. Все наши месседжи, идеи и размышления подаются в контексте, что называется, между строк. Только когда слушателю интересно следить за сюжетом, он согласится принять ваш замысел! Никакими другими способами вы его, скорее всего, не заставите.

И третье важное — данный вопрос очень хорошо подходит для проверки истории на увлекательность. Если ответ на него даже у вас получается из серии «А чего там мочь?!», значит, вы где-то не дотянули и надо увеличивать уровень сложности. Как ни крути, а в мире очень мало увлекательных историй о походе утром в магазин за хлебом.

Конечно, это не значит, что все истории должны быть только о супергероях и подвигах. Речь скорее о том, что подвигу есть место в практически любой жизненной ситуации. Главное, чтобы ситуация была для героя необычной и, как следствие, потребовала необычных решений.

Если вы сделали всё правильно, ответом на вопрос «Сможет ли герой справиться?» будет почти ватсоновское: «Да. Но как?!». Случилось? Отлично! Теперь слушатель готов впитывать ваши идеи! Чуть выше я говорил, что они подаются через контекст. Так вот, именно в описании этого самого «как» нужный нам контекст и живёт. Это сложно применять в больших формах, но для «сторителлинга ртом» — самое то.

Если вернуться к инструментальной части и терминам, то можно сказать, что через описание того, как герой разрешает сложившуюся ситуацию, выполняются функции истории. Им и посвящена следующая глава!

III. ФУНКЦИИ ИСТОРИИ

В данном случае «функции» стоит понимать, как «обязанности». То, для чего вообще нужна любая (а не только наша!) история. Я остановлюсь на двух, наиболее глобальных и очевидных — развлечение и развитие. Как мне видится на данный момент, они взаимосвязаны и лучше работают, если расположены именно в таком порядке. Сначала мы развлекаем слушателя (создаём эмоции), а потом развиваем (закладываем идеи и смыслы).

Опять же, при таком подходе «рентабельность» истории увеличивается. Если с развитием не удалось, то хотя бы развлекли. А вот останавливаться на какой-то одной функции я бы не советовал. Сугубо развлекательная история забывается довольно быстро, а история только для развития это уже не совсем история и попросту нудно. Дело, повторюсь, не в качестве идеи, а в особенностях восприятия.

Развлекательная функция

По сути, развлекательная функция истории это то самое — «создать хорошее настроение». Чаще всего, в чистом виде такие истории встречаются в кинематографе и жанровой художественной литературе. Там минимальное развитие главного героя, предельно простые идеи и сюжет, который скорее описывает последовательность действий, нежели раскрывает мысль автора.

И это совершенно нормально! Исключительно развлекательные произведения нужны! Как ни странно, именно для развлечения. Вот, нужно человеку иногда отрешиться от забот, «отключить мозг» и просто радоваться, наблюдая за героями любимых жанров.

Второй важный момент — даже одним и тем же людям, в разные моменты жизни нравится развлекать себя разными историями. Это зависит от, так сказать, личных эстетических предпочтений и от того, каких эмоций в данный момент человеку не хватает.

Речь, конечно же, не о том «эмоциональном голоде», которым занимаются психологи и, в более трудных случаях, психотерапевты. Здесь о вполне понятных и знакомых желаниях по типу «сейчас бы посмотреть какую-нибудь лёгкую комедию», «почитать бы чего-нибудь про любовь», «пощекотать нервы на ночь». Кто во что горазд, в общем.

Причём, «что-нибудь про любовь» вполне может оказаться и французской сентиментальной комедией, и зубодробительным боевиком, и мистической историей про каких-нибудь там вампиров. Это уже та самая личная эстетика включается. И это тоже нормально! Нет плохих жанров, есть плохие истории! Разделяйте эти понятия, пожалуйста.

И напомню, что мы здесь не только про кинематограф, хоть и используем киношные термины.

Обратной стороной медали является то, о чём я писал в начале главы. Истории, созданные для одного лишь развлечения, забываются довольно быстро. Они могут получиться очень хорошими, но «на один раз». Как банка газировки (ну, или что вам там больше нравится из баночных напитков?): купил, открыл, выпил и всё. Потом можешь выбросить, поставить на полку, сфотографировать и выложить в социальной сети, сдать на переработку, да что угодно, кроме одного — выпить ту же газировку ещё раз.

Поэтому, учимся слушателя развлекать, но помним, что это только половина дела!

Развивающая функция

Вторая же половина дела — вызвать те или иные системные изменения в слушателе. Оно же — развивающая функция истории. Конечно же, можно сказать, что вызвать хорошее настроение это уже изменение. И это чистая правда! Но, в силу причин рассмотренных в прошлом разделе, нам нужные изменения более глубинные.

Собственно, повлиять мы можем, разве что, на мышление слушателя. Всё остальное развитие — это его личная заслуга и труд. Причём, именно в таком порядке. Помимо лёгкой мотивационной манипуляции, он (порядок) описывает ещё и то, как работает хорошая история на уровне восприятия. Человек слушает её, сопереживает герою, проникается его идеями, вместе с ним преодолевает препятствия и, самое главное, вместе с ним получает награду за свершения!

То есть, у человека появляется лёгкое ощущение, что он уже что-то получил и чего-то добился. Потом ему хочется получить этого же, только в реальной жизни. Включается простое, знакомое с детства: «Я хочу так же!». Искать здесь какие-то хитрые логические связи не стоит. Помните же, что история работает прежде всего в сфере эмоций?!

Вот то-то и оно! Если подавать идею об изменениях с позиции логики, человек в большинстве случаев скажет: «Спасибо, не надо. Мне и так хорошо. Идите-ка вы подальше, пожалуйста». Другое дело — разбуженная «хотелка»!

Остальное — дело техники. Интересная, захватывающая история уже сама по себе может хорошо замотивировать человека на изменения. А если вы, как говорят современные маркетологи, попали «в боль», то успех почти обеспечен. Вот так просто? И да и нет. Конечно, есть несколько моментов, которые нужно учитывать.

Во-первых, даже самая крутая история не будет изменять человека сама по себе. Изменяется человек только сам и только по доброй воле. Многие ваши слушатели будут следить за повествованием с открытым ртом, восторженно рассказывать, как им всё понравилось и как они «хотят так же», но останутся сидеть на месте ровно. Это никто не виноват, это человеческое мышление так работает. Есть много теорий и исследований на тему, почему хотят почти все, а достигают единицы, при желании, вы вполне можете ознакомиться с ними самостоятельно и выбрать наиболее близкую вашему сердцу. Сейчас просто примите к сведению. Самая лучшая ваша история «зажжёт» сто человек, а «продолжат гореть» от силы десять.

Во-вторых, те десять, которые «продолжат гореть» тоже нуждаются в дополнительной «раскачке». Это примерно, как с продажами — считается, что клиент покупает у нас что-либо где-то в районе седьмого «касания», т.е., появления нашей рекламы и прочих напоминаний в его зоне внимания. Ну и чисто логически, в реальность достижения какой-либо цели легче поверить, когда слышишь больше, чем одну историю об этом. Хотя бы, три. Помним старое доброе «один раз — случайность, два раза — совпадение, три раза — закономерность». Поэтому, запасайтесь историями в изобилии! Кстати, примерно это в бизнес-продвижении называют кейсами, с поправкой на то, что кейс — это сначала история про цифры, а уже потом про эмоции. Но возможны разные варианты, если подойти с умом.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 317
печатная A5
от 398