электронная
108
печатная A5
310
12+
Стихотворения

Бесплатный фрагмент - Стихотворения

Объем:
94 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4474-9139-0
электронная
от 108
печатная A5
от 310

Новая любовь

О южной весне вспоминаю…

Здесь север, здесь холодно мне,

Здесь даже в апреле бывает,

Что выпадет снег на дворе.

Не внове повеяло грустью,

Мне видятся вишни весной,

И зелень, взошедшая густо…

И запах цветенья густой.

Но чувством рождается новым,

Улыбкою тронет уста,

Что в этой природе суровой

Мне тоже видна красота.

И снег постепенно растает,

И полнясь весенним теплом,

Увижу я, как расцветает

Черёмуха вновь под окном.

Вдохну её запах пьянящий,

И, выйдя пройтись не спеша,

Пойму, что наполнена счастьем,

И новой любовью душа.

Ручей

Я замираю у ручья,

Я слышу тихое журчанье.

Беги ручей, тревожь меня,

Буди в моей душе желанья.


К тебе спешил, к тебе летел,

С тобой желал я встречи скорой.

Как я устал от будних дел,

И от ненужных разговоров.


Как мне желанно быть с тобой,

Как светел бег твой торопливый!

Ты неизменный спутник мой,

Мой собеседник терпеливый.

Так обманчив мир…

Сильный ветер свалил дерево.

Недавно я находил под ним приют,

И мечтал в его тени…

Но так обманчив мир:

Сегодня он шлёт надежду,

А завтра всё отбирает.

***

Тихо падает снежок

На пустынный бережок.

Сердце так и просится

В ту, за речкой, рощицу.

Чуть пониже есть мосток

На соседний бережок.

Только что ж туда идти?

Прошлых дней там не найти.

***

Если нет продолженья,

То какая цена,

Этой доли движенья.

Этой боли без дна?

Бьёт волною забвенья

Тьма за кромкою дня,

Если нет продолженья,

Значит, нет и меня.

Он умирал…

Он умирал. Я знал об этом.

Он каждый раз твердил в упрёк,

Что он не доживёт до лета,

А мне ещё отпущен срок.

Я говорил, что и не много,

(Обиду комкая при том),

Что выйдем на одну дорогу,

Что все умрём.

«Ну, то, когда ещё», — шептал он, —

«А я-то скоро». И смолкал.

И тень на лик его сбегала:

Он жить алкал.

И усыхающему телу,

Его терзавшему вдогон,

Не менее душа болела,

И, ею искушался он.

А что я знал, чтоб в утешенье,

Мне слово мудрое нести,

Чтоб подтолкнуть его к смиренью,

И к доброте, в конце пути.

И как унять в душе тревоги?

Ведь перед вечности лицом,

И жизни подводя итоги,

Всяк чувствует себя юнцом.

Как ни длинны, а мчатся годы,

И от тревог спасенья нет.

На тайны главные природы,

Как и всегда не дан ответ.

Дело не в осени…

А дело то не в осени, друзья.

Что до меня природе беспристрастной?

Мгновенье каждое напитываю я

Своею болью и своею страстью.


Мне каждый запах осени — упрёк,

А звук и блик — душе предупрежденье.

Природа всё оставила в свой срок.

А я боюсь отречься на мгновенье,


От жажды жить, не дремлющей во мне,

От неприятья жизни увяданья.

Душа как прежде плещется в огне,

Как прежде ищет смысл в мирозданьи.


И знаю я откуда не покой,

Печаль и грусть, и боли и терзанья:

Я не насытил душу красотой,

Я не насытил сердце обожаньем.

Успеть бы…

Достоин кто каких наград,

Судить и знать дано лишь Богу,

Кто ж собирается в дорогу,

Тот и восходу солнца рад.


А кто живёт для суеты,

Тому и объяснять напрасно,

Что надо б жить настоль прекрасно,

Чтоб были помыслы чисты.


Для славы жить, искать наград,

Судить других — душе забвенье…

Успеть бы вымолить прощенье,

Пока не наступил Закат.

Гимн весне

Ноют зубы на погоду,

Снова осень на дворе,

И ворчу я на природу,

В этом мокром сентябре.

Молодёжь почти раздета,

Я же кутаюсь сейчас,

Мимолётным было лето,

Ныне долог каждый час.

Было время, был я молод,

И традиции блюдя,

Воспевал я зябкий холод,

Шум осеннего дождя,

Говорил, что жду морозов,

Вдохновением горю.

Только если быть серьёзным,

Я ведь осень не люблю.

Осень, осень… Нет покоя,

Всё нутро во мне нудит,

И душа, и тело ноют,

В эти сумрачные дни.


Я скучаю. Я страдаю.

Где ты, поздняя весна?

О тебе одной мечтаю,

Гимн тебе одной слагаю,

У осеннего окна.

Лауре

Прячусь, но бесполезно,

Не защищён чертог,

Ломится быт болезный,

В стены и в потолок.

Мечется тенью бурой

Унынье, лишая сна,

Плачет моя Лаура,

Вечером у окна.

А за окном пороша,

Жёлтый фонарный свет,

Что я спою хорошей,

Нежности в сердце нет.

Будут ещё метели,

Долго теплу не срок,

Мне бы в немую келью,

Хоть на один денёк.

Чтобы земные бури,

Оставили мой порог,

Я б написал Лауре,

Нежные восемь строк.

Слово

Кружится, кружится, падает снег.

В свете ночном снежинки блестят.

Кружится, кружится, падает снег.

Вместе со мною снежинки грустят.


Ветер неспешный, негромко шумит,

Медленно песню поёт,

То ли играет, то ли грустит,

То ли кого-то зовёт.


Что же такой я смешной человек,

Только минуту назад,

Мне же казалось, прекрасен мой век,

Жизнь — как бушующий сад.


Быстро меняется жизни река,

Сжавшись от боли стою,

Слово, пришедшее издалека,

Ранило душу мою.

Танцую я

Я был глупец, я жил мечтой,

Не замечал красы земной.

Но видно, пожалев меня,

Бог мне открыл сиянье дня.

И вот, блажен с минуты той,

Живу, пленённый красотой.

У речки, в поле, у ручья,

Танцую я, танцую я.

***

Боюсь, что не успею…

Катая день за днём,

Волшебным скарабеем,

Крадётся смерть в мой дом.

А я не замечаю,

Никчемности такой,

Я планы намечаю,

Для вечности самой.

Бездна

Заглядываю в бездну,

А ей и края нет,

И думать бесполезно,

Что в ней найдёшь ответ.

Но всё неодолимо,

Она к себе манИт,

Пока непоправимо

Всего не поглотит.

***

И век другой,

И жизнь иная,

Но тот же чертит догорая,

Звезда путь бледный свой.


И также смертная душа,

В чертогах тленных погибая,

Иных путей земных не зная,

Всё к счастью мечется, спеша.

***

Что имеет свой предел

В этом мира беге вечном?

Превращенья бесконечные —

Вот материи удел.


Все меняется. Затем

Воплощается в другое.

В что-то может быть такое —

Неизвестное совсем.


Порождение миров

Я такой же необъятный,

В суете невероятной

Мыслей, чувств, влечений, снов.


И в движении своем

Умираю, воскресаю,

И свой облик продолжаю

В измерении другом.

***

Это безрассудно верить в чудо,

Утопать в плену галлюцинаций,

Исторгать восторги пустоте.

Жизнь восходит выпуклой реальностью

И на главном чувств пересечении

Высекает буквами заглавными:

Незачем тревожиться о прожитом.

Потускнели коридоры памяти

И в изгибах путанных растаяли

Отголоски прошлых побуждений.

Всё умолкло, всё утихло надолго

И уплыло одиноким облаком.

Но вернулось чудом очищения:

Незачем тревожиться о прожитом.

Годы…

Годы — стремительный ветер

Молнии отблеск в окне.

Боже, я жил ли на свете?

Или причудилось мне?

Заветный щелчок

Вот птица залетела в дом.

И что ей здесь?

Её свобода за окном,

И жизнь и песнь.


Биясь о стены, потолок,

Она спешит,

Затихнет на короткий срок

И вновь летит.


Но вот присядет у окна,

Чтоб отдохнуть,

И крикну, и взлетит она

В свободный путь.


Порой свобода так близка,

Ну, чтоб вспорхнуть?

Но нет заветного щелчка,

Чтоб подтолкнуть.

искры

Я искра. Что ж.

Ведь мне уже не страшно.

Уже не беспокойно.

Как огоньку мне суждено погаснуть.

И хорошо.

И всё давно понятно.

И так всегда:

Костёр роняет искры,

Они летят,

И вскоре догорают.

твоя красота

Нет дела мне до красоты твоей.

Она пуста. Как камень, безответна.

Что красота, когда не видно в ней

Движения и устремленья к свету?


Двумерный, яркий, неживой цветок

Раскрашенный густою акварелью.

Прекраснее израненный росток,

Когда кипит в нем сказочное зелье.


Когда над ним неизъяснимый свет

Когда к нему едва припав душою,

Находишь вдруг единственный ответ

На то, чем мучился с немыслимой тоскою.


Гармония бывает так редка

Что красота? Душа бы упивалась,

Когда бы не подобием цветка,

Самим цветком она ко мне являлась.

листок

И в стопку вложенный листок —

Он отделим.

Не потому я одинок,

Что я один.


Но в том, что выше суеты

Я гол, как перст.

Мне одному всегда нести

Свой крест.

***

Мы все и вольно и не вольно

Хоть краем прожитых годов

Как ни печально, как ни больно,

Познали таинство грехов.


И эта Дама с увлеченьем

Скандировавшая стихи,

С таким великим осужденьем

Всех бичевала за грехи.


С такою необыкновенной

Читала страстию она,

Как будто бы во всей вселенной

Она одна лишь не грешна.


Но в этом голосе высоком

Пробилось, словно луч во мгле,

Что этой Даме одиноко

И очень грустно на земле.

Мое право

Не приемлю упреки,

Что неверно живу,

Что и в зрелые сроки

Все не мудрым слыву.


Только мудрость иная

Хуже чьей-то вины.

Кто заранее знает,

Что мы сделать должны?


И зачем в эти дали

Нас призвала Судьба?

Что ж, кому-то печали,

А кому-то борьба.


А кому-то и слава,

И удачи рекой.

Ну, а мне, мое право:

Оставаться собой.

***

Я не скрывал своих пороков,

И заблуждений не скрывал,

И на земле я жил не Богом,

А человеком проживал.


И в этом нет моей заслуги,

Моей беды, моей вины.

Я просто знал: земные вьюги

Когда-то миновать должны.


И жизнь, отмеренная скупо,

Истает в бренности земной.

Я просто знал, что очень глупо

Лгать перед Вечностью самой.

Душа

Хрипя на вдохе,

Мечтой сакральной

Душа дышала

Трансцедентально.


Вовсю расхристанна,

И виновата,

Она дышала

Почти без мата.


Когда б ей веры

С зерно горчичное,

Она б дышала

Ещё приличнее.

***

Твою любовь искал я много лет,

И как-то так моя сошла на нет.


И вот когда в любви и смысла нет,

Твоей любви меня настиг ответ.


И что мне делать с этою тоской?

заложник

Тела алчного заложник,

Я и плотник, и сапожник,

И сантехник, и портной.

Я во всем мастеровой.

Спросу жизни потакая,

День в заботе провождаю.

Коли надо я шофер,

Сварщик, столяр и монтер,

Штукатур, маляр и прочее,

И вообще разнорабочий.

И, когда приходит ночь

Я про все забыть не прочь.

Оттого светло и сладко

В ночь впадаю без оглядки,

И ее боготворю,

Припадаю как к ручью,

Как к любимой припадаю,

Мыслю, чувствую, мечтаю.

И над пропастью парю,

Чувства новые творю,

И каким умею слогом

Ночью я общаюсь с Богом,

И тогда — сомненья нет-

Я и Мистик, и Поэт.

Безмолвие

Безмолвие сознания —

Ты океан без дна,

В пространстве подсознания

До страха глубина.


Но, грань переступая,

Когда и страха нет,

Неспешно открываю

Свой первозданный свет.

будет жизнь прекрасна

Всяк думает, что он велик.

И что там столп Адмиралтейский?!

Всяк мнит себе, что он достиг,

Пределов башни той: библейской.


Да не упасть бы, господа!

А мне всё мнится: прах всё это.

И жизнь отхлынет, как всегда,

И кончится судьба поэта.


И много новых набежит,

Чтобы писать о чём попало,

А у меня душа болит,

Что был я добрым очень мало.


И заскорузлая душа,

Шипит на жизнь, как змий поганый.

Порою всё вокруг круша,

Опять наносит ближним раны.


Но только мой внучок, спеша,

Кричит, едва завидев: «Деда!»,

И раскрывается душа,

Цветком бушующего лета.


И, взявшись за руки, спешим,

Нам некогда болтать пустое,

Мы сказки сочиняем с ним,

Мы строим счастие земное…


Бульдозеры гремят с утра,

Машины грузы доставляют,

Траншеи роют трактора,

А краны плиты поднимают.


И вот уже стоят дома,

Сады повсюду зеленеют,

И славит землю жизнь сама,

И небо, славя жизнь, светлеет.


Мы строим город для людей,

И замыслы просты и ясны:

В нём будет множество друзей,

И будет добрый свет огней,

И будет жизнь всегда прекрасна.

Взыскую ответа

Я годами испрашивал Бога…

Только вот и поныне молчок.

Так и крутится жизни волчок,

Безответно до крайнего срока.


Но надеждою сердце согрето,

И готово без устали ждать,

Только вот не готово молчать,

И сыновне взыскует ответа.


Противленье гоню за версту,

Но не жажду взывать в пустоту.

***

О жизни прошлой не тоскую,

Смиренно к новому иду,

И что умру — не протестую,

Но пониманья жду.


Не в философских измышленьях

Ищу ответ.

Ищу я Божьих откровений,

И вечный свет.

наедине со стихией

Живу в не суетности дней

Наедине с большой стихией.

И сочиняю ей стихи я,

И говорю, и спорю с ней.


От дел не мыслю убегать

И обещаний не нарушу.

Стихия увлекает душу

И с ней не устаю бывать.


Ищу согласия во всём

Что вне гармонии осталось,

И покоряю вечный хаос

И суету в себе самом.

***

Кукушка врёт-

Весь день кукует.

Кому поёт?

О ком тоскует?

Кого зовёт издалека?

Тоска, тоска…

Во мне тоска…

безделица

Не жалею о былом,

Но куда тут денешься,

Будто по сердцу ножом

Малая безделица.


Отыскалась невзначай,

Выпала неловкая,

Для того, чтоб уличать,

Изводить упрёками.

Есть что-то впереди

Не будь такой серьезной,

Ты не сумеешь все ж

Стать тою, что безбожно

Меня ввергала в дрожь.


Не будь такой наивной,

Я не смогу опять

Тебя светло и дивно,

Как прежде, обнимать.


Но все ж хоть изначального

Нет трепета в груди,

Не будь такой печальною,

Есть что-то впереди.

Прозрение

Как облик твой поблек…

Зачем мне знать изъяны,

И думать, что ты блеф,

Что ты была обманом,


Оплакивать свои

Короткие мгновенья

Восторженной любви,

Слепого поклоненья,


И с болью признавать:

Ты больше не Богиня…

Так горько прозревать

Что даже сердце стынет.

***

В жизни нередко

Все расфасовано

И отшлифовано.

По полкам разложено,

Как в комнате старой.

И невозможно

Ничто перестроить —

Все утрамбовано.

Знакома дорога,

Избита,

Привычна.

Но затоскуется

О необычном,

И разрываю

Движенье по кругу,

И убегаю

К далекому лугу.

И бестелесный,

И бессловесный

Вдруг оживаю

Дальнею песней,

Птицей,

Цветами,

И облаками.

твой образ

Когда в душе твой образ воскрешаю

И радостно и горько мне всегда,

Но из души тех чувств не изгоняю:

Бессмысленно и глупо гнать года,

Которые в душе как груз осели.

Все вечно в ней: и дни, что я без цели

Влачил порою, жизни не внимая,

И дни, когда я жить умел сгорая,

Восторгов полн, желаний, счастья, бед.

Гори любви, ушедшей нежный свет,

Гори, гори, не гасни свет блаженный,

Прекрасный свет, свет жизни вдохновенной.

ожесточение

Тот друг, которого ценил,

И отошел, и предал,

И дух смутил

Той женщине,

Которую не он любил.


Та женщина, которую любил

Возненавидела. И отторгает

Все то, что есть во мне.


Ненужной грудой

В ящике стола

Лежат стихи.


Прости мне, Господи,

Моё ожесточенье…

О вдохновении

А что оно — вдохновенье?

Мгновение и ушло.

Как легкое дуновение

На вымытое стекло.


И пусть одарён природой,

Но глупости торжество,

Когда ожидает всхода

Не сеявший ничего.


Ищи его, чтоб звучало.

Зови его, чтоб пришло.

Увидишь — его начало

В грядущем произросло.


Лишь внешне легко прозренье.

От истины не уйти,

Является вдохновенье

К тому, кто всегда в пути.

О белом

Смотрел в окно

И пил вино.

Ждал: не спеша

Споет душа.


Увы, не пела.

Душа скорбела

Об изначальном.

О белом.

обманная любовь

Обворожительный актер,

И эта роль тебе подвластна,

Ведь так игриво и прекрасно

Все выражает томный взор.


И удивительно язык

Произносить умеет слово,

Что сердце замирает снова,

Ему поверив в этот миг.


Вот замирает шум шагов,

Еще живет очарованье,

Но проступает пониманье

Сокрытой сути лживых слов.


Но за тобой иду я вновь

И вновь от лжи изнемогаю.

О, красота, опять прощаю

Тебе обманную любовь.

судить не смею

Я никого судить не смею,

В грехах бесчисленных виня,

Не потому, что не имею

О праведном понятий я.


Но как других судить пытаться,

Хотя пороки так видны,

Когда мне и поныне снятся,

Увы, неправедные сны.

Поэзия работы

Поэзия мытья полов,

Гармония смывания грязи —

Раскрепощение фантазий

Послеполуночных часов.


И как-то: пение без слов,

Однообразный шум приборов,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 310